СЕНЯ

Очень фантастический рассказ ужасов

*****

Рейс обещал быть плёвым. Прогулка, а не рейс. Настоящий двухнедельный отпуск, причём, оплаченный из чужого кармана. Сиди себе, в рубке, поплёвывай в потолок, да, время от времени, посматривай на приборы.
В общем, мечта, а не рейс…
И пассажиров-то, всего трое. Молодая улыбчивая пара и милый, похожий на ангелочка, ребёнок. Румяный, белокурый, в чистеньком, аккуратно отглаженном костюмчике.
Капитан окинул вновь прибывших взглядом и довольно кивнул, приветствуя. Семейство, зафрахтовавшее его старенький «Ветерок», капитану понравилось. Вежливые, не кичливые, хотя и чувствуется, что с деньгами. Большая редкость в наши, нелёгкие времена.
А впрочем, какая разница, вежливые они или нет? Через часок, вся троица уляжется в анабиозные ванны и тихо — мирно проспит до самого пункта назначения. До Кеплера-3, что в созвездии Гончих Псов.
-Интересно, какого чёрта они прутся в эдакую глушь? – Спросил, после того, как семейство, проследовало, в анабиозный отсек, штурман корабля. — Там ведь, никого, кроме шахтёров и беглых каторжников отродясь не бывало!
-Наше дело маленькое, — пожал плечами капитан. – Они, нам платят, а мы, их везём, куда прикажут.
Он был прав. Все документы у пассажиров в полном порядке, вылет, властями, официально разрешён. Значит, никаких неприятностей с законом не предвидится. А что летит семейство в один из медвежьих углов галактики, так это уже их головная боль. И пусть они, с нею, справляются сами.
-Борт 10 — 55! – Проскрипел в динамиках голос диспетчера космопорта. – К старту готовы?
-Да! – Отозвался капитан и, рухнув в своё командирское кресло, добавил. – Ну, что, братцы – кролики, полетаем?

*****

«Ветерок» уже завершал предпрыжковый манёвр и готовился уйти в гиперпространство, когда в рубку ворвался бортовой врач:
-Кэп, у нас проблемы!
-Что ещё?
-У одного из пассажиров наблюдается отторжение анабиоза.
Капитан тихо ругнулся:
-У кого именно?
-У ребёнка.
Чёрт! Этого только им и не хватало!
-И?.. — Капитан мрачно уставился на медика.
-Он не уснёт.
Мечты о двухнедельном отпуске, мгновенно рассыпались в прах.
-А родители? – Спросил капитан. – Ты им сообщил?
-Да.
-И?..
-У них ситуация обратная, — потупил глаза врач. – Полная непереносимость перегрузок и, к тому же, дикая клаустрофобия. Если их не усыпить, то к концу рейса они сойдут с ума.
-Оба?
-Угу.
Рука капитана непроизвольно потянулась к затылку. Почесаться. Да, дела! Тут, без бутылки не разберёшься!
-А ребёнок гиперсветовые перегрузки и замкнутое пространство выдержит? – Спросил он, наконец.
-Вроде бы, должен.
-А точнее?
-Выдержит. Я прогнал его через психофизический сканер. Отклонений не обнаружено.
-Ну, ну, — буркнул капитан и, оторвав руку от затылка, ткнул указательным пальцем в медика. – Смотри, Айболит, если что, спросят, в первую голову, с тебя!
-Угу, — Потупился врач. – Я знаю.
-Вот и хорошо, что знаешь, — капитан повернулся к технику — механику. – Вася, сходи на склад. Там, помнится, кибер – няня валялась когда-то.
-Так она ж… — Начал было механик, но договорить ему не дали.
-А мне наплевать, рабочая она или нет! – повысил голос капитан. – Достань её, почини и настрой программу на нашего юного пассажира.
-Кэп…
-Или сам весь рейс нянькой возле него сидеть будешь! – Рявкнул капитан. – На пару с Айболитом!

*****
Папа и мама благополучно отключились в анабиозе, а их мальцу пришлось выделять персональную каюту и ставить на довольствие.
-И чем, интересно, я его кормить буду? – Скривился, узнав о прибавлении ртов, кок. – Молока для грудничков у меня на складе не предусмотрено.
-Не умничай, — буркнул ему в ответ капитан. — Лучше иди, учись манную кашу варить. И постарайся, чтобы, хоть она у тебя не подгорала.
Кок насмешливо хмыкнул и утопал на кухню. Видимо, учиться.
А вскоре, в коридоры звездолёта «Ветерок», выдвинулся из своей каюты, их не спящий пассажир…
Белокурый ангелочек оказался той ещё занозой. Едва освоившись на борту, он тут же принялся исследовать корабль. Исследовать тщательно и неоднократно. Топот его маленьких ножек и шарканье, спешащей за ним кибер-няни, весь день раздавались то в одном, то в другом конце звездолёта.
-Шустрый парень, — покачал головой техник — механик. – За таким глаз да глаз нужен.
Капитан принюхался. От Василия явственно веяло свежаком.
-Ты что, уже тяпнуть успел?
-Да как можно, кэп? – От возмущения Вася даже покраснел слегка.
А потом, благоразумно свалил из рубки.
Объявился он только под вечер. Пьяный, злой и взъерошенный.
-Кэп, этот чертёнок мои инструменты спёр! В третьем отсеке протечка, а мне даже перекрыть её нечем.
Капитан скептически окинул механика взглядом. М-да, горбатого, как говорится, могила исправит. Руки, у Васи, золотые, а вот глотка…
-Протечка, как, серьёзная?
-Ерунда. Масло слегка подкапывает.
-Значит, до утра потерпит. Иди, проспись, а завтра починишь. И, заодно, инструмент свой, потерянный, найдёшь.
…Когда настало время ужина и вся команда, включая юного пассажира, собралась в столовой, кок торжественно внёс тарелку с белоснежной манной кашей и поставил её перед мальцом.
-Кушай на здоровье!
Лицо ребёнка враз погрустнело, а ложка, едва погрузившись в еду, вернулась обратно, обозначила прикосновение к губам едока и со звоном опустилась на столешницу.
-Не вкусно! – Выпалил малыш. – Мама лучше готовит!
Смуглые щёки кока полыхнули гневным румянцем:
-Здесь я твоя «мамка» и ты будешь есть то, что тебе дают!
Пассажир испуганно сжался и быстро схватил пальцами ложку.
-Вот так-то лучше, — окинул его победным взглядом кок. – Приятного всем аппетита!
И степенно удалился на кухню.

*****

Понятие «день-ночь» на звездолёте довольно условное. Хоть и соблюдается неукоснительно. В 22-00 по бортовому времени гаснет освещение и под потолком зажигаются редкие, мутновато-красные дежурные лампочки. Наступает период, именуемый «ночью». Все, свободные от вахты расходятся по каютам, чтобы ровно в шесть утра, продрать глаза от вновь вспыхнувших над головами светильников…
Новое утро принесло и новые заботы. Началось всё с завтрака. Вернее, с его отсутствия. Собравшиеся в столовой члены экипажа долго ждали появления кока, а когда он, так и не соизволил объявиться, голодные и злые, ворвались на кухню и увидели его лежащим на полу. Недвижимого, в белой куртке и в поварском колпаке.
Первым к нему подскочил доктор. Пощупал пальцами пульс и облегчённо выдохнул:
-Жив.
А потом, попытался привести его в чувство. Но, безрезультатно.
-Что с ним? – Спросил капитан.
-Спит.
-То есть, как это спит?
-Беспробудно.
-Док, а это что? – Штурман протянул Айболиту измятый медицинский блистер. Все таблетки из него были выщелкнуты.
Врач прекратил мучить кока и, разогнувшись, внимательно посмотрел на упаковку:
-Где взял?
-В столовой, на полу валялась.
-Понятно, — пробормотал медик. – Это снотворное. Похоже, что именно им наш уважаемый кок вчера поужинал.
-Всей упаковкой?
-Ага.
-Он что, с ума сошёл? – Напрягся капитан. – Надо срочно сделать ему промывание! Ещё, чего доброго, помрёт!
-Обойдётся, — махнул рукой врач. – Эти таблетки, для здоровья не опасны и не имеют никаких побочных эффектов. К вечеру сам очухается.
Он снова посмотрел по сторонам и поинтересовался:
-А где наш маленький пассажир? Помнится, вчера он полдня вертелся у меня в медпункте…
Беда не приходит одна. Позавтракавшие всухомятку астронавты обнаружили, что воспользовавшись беспробудным сном кока, исчез весь, заготовленный к двухнедельному перелёту, десерт. Зато, каюта маленького путешественника оказалась завалена изодранными упаковками из-под кексов, тортиков и прочей сладкой ерунды.
А сам он, с ног до головы перемазанный заварным кремом, лишь хлопал виновато, глазами, краснел и шаркал по полу сандалей.
-Я нечаянно. Оно, как-то само получилось.
Капитан посмотрел на мальца и махнул, устало, рукой. Что с него взять? Шесть лет от роду, ума ещё, ни на грош.
-Тебя как, хоть зовут? – Спросил он у пацана.
-Сеня, — малыш смущённо улыбнулся и на розовых щёчках его появились умилительные ямочки. Точь-в-точь, как у нарисованного на рождественской открытке херувимчика…
А часом позже, в рубку заявился техник-механик Вася. Хмурый и непривычно трезвый.
-Кибер-няня приказала долго жить, — выпалил он с порога. – Этот чертёнок её по винтикам разобрал!
-Как разобрал? – Не сразу въехал в ситуацию капитан. – Чем? Голыми руками?
-Моим инструментом, чем же ещё! – Хмыкнул механик. – Я же говорил вам вчера, что он сумку с ключами спёр! А вы не верили. В общем, нянька восстановлению не подлежит, кэп. Можно смело отправлять её останки в утилизатор.
Капитан молча кивнул, а сердце его сжалось от нехорошего предчувствия…

*****
Следующие дни прошли как в кошмарном сне. Ангелочек превратился в монстра и справиться с ним не мог никто.
Из-за отсутствия родителей и кибер-няни, пришлось составить график дежурств. Оставлять Сеню без присмотра было бы непростительной глупостью.
Первым, жребий выпал на кока. Едва оправившись после глубокого двадцатичетырёхчасового сна, он горел решимостью выпороть мальца. И даже снял, для этих целей, свой поясной ремень, но Сеня, с недетской серьёзностью заявил вдруг, что применение физического насилия над ребёнком противоречит букве закона и кок, по прибытии на Кеплер-3, непременно понесёт заслуженное наказание. Скорее всего, уголовное.
-Папа говорит, что на этой планете много шахт, — добавил он в заключение. – А на всех тяжёлых работах, там, применяют труд каторжан…
Выслушав этот монолог, повар заскрипел зубами, но ремень вернул на брюки.
Зато, прибывшим на обед астронавтам на законы о неприкосновенности личности было плевать. Когда штурман сломал зуб о выловленную из супа гайку, он всерьёз расстроился и запустил в бедного кока тарелкой. Следом полетела посуда и остальных членов экипажа. Повар успел благоразумно спрятаться на кухне, а по полу столовой, с дробным перестуком покатились гайки, винтики и прочая металлическая мелочь, до поры до времени скрывавшаяся на дне тарелок.
Техник-механик, обнаруженный в своей порции шплинт, бросать не стал. Внимательно осмотрев его, Вася пришёл к выводу, что кибер-няня, оказывается, была утилизирована не полностью и кое-что из её начинки, сумело сохраниться «до лучших», так сказать, времён…
От присмотра за Сеней кока пришлось освободить. Иначе, экипажу грозила бы голодная смерть. Остаток дня роль кибер-няни исполнял доктор. Правда, все таблетки, а так же, режуще-колющие предметы он благоразумно спрятал. Пристыженный предыдущей своей выходкой малец скромно сидел в углу, на кушетке и смотрел в потолок. А когда наступил долгожданный отбой и Сеню уложили спать, выяснилось, что в санчасти сломан прибор экстренного жизнеобеспечения.
-Да как же так? – Ошалело махал руками доктор. – Я же, с пацана глаз не спускал!
-Наверно, он тебя загипнотизировал, — усмехнулся командир «Ветерка». Прибора было, конечно, жаль, но это дело наживное. Интуиция подсказывала капитану, что могло бы быть и хуже…

*****
Предчувствие его не обмануло.
Следующий день прошёл на удивление легко и весело. Несмотря на то, что дежурить выпало технику-механику, за малолетним херувимчиком Сеней присматривал весь экипаж. И не только присматривал, но и веселился вместе с ним. На всю катушку. Астронавты пели детские песни, смеялись и играли со своим пассажиром в лапту. Штурман, во всю ширь улыбаясь щербатым, растянутым до самих ушей ртом, ходил по кают-компании на руках, совершенно трезвые техник- механик, с Айболитом, выплясывали на столе зажигательную лезгинку, а капитан носился с Сеней на плечах и орал во всё горло:
-Э-ге-гей, лошадка, поехали!..
Отпустило лишь под вечер. Измученные, ничего не понимающие астронавты недоумённо уставились друг на друга, а потом, дружно пошли искать Сеню…

*****

Окончательно систему воздухоподачи очистили от остатков психостимулятора лишь на следующее утро. Доктора, за ротозейство, пообещали выбросить за борт, а «виновника торжества», во избежание дальнейших эксцессов, заперли в каюте и он, полный чистосердечного раскаяния, весь день смиренно резался в компьютерные игры на своём, не по-детски навороченном, коммуникаторе.
У капитана болели голова, спина и ноги. Скакать, в его возрасте лошадкой, да ещё и с малолетним наездником на плечах, занятие утомительное. Если не сказать больше…
В дверь постучали.
-Да! – Отозвался капитан и мельком взглянул на часы. Почти девять вечера. Господи, как непривычно тихо прошёл день! Даже не верится.
-Кэп, — на лице вошедшего штурмана застыла тревога. – У нас проблемы!
-Что? – К головной и прочей боли капитана, добавилась ещё и сердечная. – Опять Сеня?
-Хуже, — вздохнул штурман. – Потеряно управление кораблём.
-Как?!. – Командир «Ветерка» мгновенно слетел с кровати и ошарашено уставился на подчинённого. Все его боли враз рассосались и только сердце, ныло всё сильнее и сильнее.
-Не знаю, — пожал плечами штурман. – Бортовой компьютер, как взбесился! Заблокировал доступ к управлению кораблём и даже изменил маршрут его следования!
-И куда мы теперь направляемся?
-Прямиком в центр ближайшей звезды…
По спине капитана заструился пот. Холодный и липкий.
-Сколько у нас времени осталось?
-Десять часов. Потом, вступит в игру притяжение звезды и нам уже не вырваться.
О том, что будет с упавшим на раскалённое светило «Ветерком», даже думать не хотелось…
Когда капитан вбежал в рубку, то первым, кого увидел, был техник-механик Вася. Он же, по совместительству, штатный оператор-программист бортовых электронно-вычислительных систем. Вася сидел в командирском кресле и курил. Лицо его было мокрым от пота, а пальцы мелко тряслись.
-Отбой, — доложил он, поднимаясь. – Управление кораблём восстановлено.
Капитан облегчённо выдохнул и, чувствуя, как становятся ватными ноги, торопливо рухнул в кресло.
-Причину сбоя выяснил?
-Да.
-И?..
-Сеня.
-Что?!.
-При помощи своего коммуникатора он вошёл в локальную сеть корабля и взломал коды доступа к бортовому компьютеру. Ну и перехватил управление «Ветерком».
-Зачем? – Только и смог произнести капитан.
-Говорит, что нечаянно. Увлёкся, мол…

*****

Коммуникатор у Сени отобрали. На столь грубое посягательство он отреагировал гневной тирадой о нарушении прав ребёнка и уголовно наказуемом отъёме частной собственности.
-Папа проснётся, я всё ему расскажу!
-Хорошо, — легко согласился капитан. – А я расскажу ему о том, как ты чуть было нас всех не поджарил. И, заодно, подам в суд за порчу чужого имущества и действия, могущие привести к возникновению аварийной ситуации на транспорте.
Капитан внимательно посмотрел Сене прямо в глаза и, подмигнув, добавил:
-Так ты говоришь, на Кеплере-3 каторжан на шахты отправляют?..
Сеня потупился и ничего не ответил.

*****
Три следующие дня прошли на удивление спокойно. Юный пассажир смирно сидел в каюте, читал, заказанные в корабельной библиотеке, книги и даже героически лопал приготовленную для него манную кашу.
А на четвёртый день исчез. Долгие и тщательнейшие поиски его, результатов не дали. Поднятый на ноги экипаж облазил все мылимые и немыслимые закоулки корабля, заглянул в каждую щель и под каждый технический лючок. Бесполезно. Сени нигде не было.
-Твою мать! – Ревел разъярённый капитан. – Завтра прибытие на Кеплер-3! Мы кого родителям сдавать будем?
По логике вещей, сбежать с летящего в подпространстве корабля, невозможно. Однако две недели общения с малолетним монстром приучили капитана к мысли, что слова «невозможно», для Сени не существует. Если он захочет сбежать, то сбежит.
-Кэп! – Влетевший в рубку техник-механик Вася снова был нереально трезв. – Я взял распечатку книг, которые наш гость заказал из библиотеки.
-И что? – Устало поинтересовался капитан. – Какая-нибудь муть про звёздные войны?
-Нет. Инструкции по управлению спасательными модулями, чертежи корабельных коммуникаций и справочники по выживанию в космосе потерпевших аварию одиночек…

*****
К утру Сеню нашли. Как и предполагал техник-механик, он прятался в отсеке со спасательными шлюпками. Попытка улететь на одной из них, успехом, для беглеца, не увенчалась. Не справился с запуском двигателя.
На ругань у капитана сил уже не оставалось. Он только спросил тихо:
-Зачем?
-Я не хочу на шахту, — так же тихо и обречённо сказал Сеня. – Простите меня, пожалуйста.
Делать было нечего. Парня простили, отмыли и покормили. Потом, усадили посреди кают-компании, а по периметру расположились все свободные от вахты члены экипажа. До Кеплера-3 оставалось восемь часов лёту и рисковать капитан не хотел.
-Если он, хоть шевельнётся без спросу, выбросьте его за борт! – Громко, прямо в присутствии проштрафившегося пассажира, приказал капитан и удалился в рубку. Пить валерьянку.
Угроза подействовала. Остаток пути прошёл без эксцессов. А когда звездолёт благополучно приземлился и настала очередь прощаться, белокурый и краснощёкий малыш пожал капитану руку и сказал, что это было самое интересное путешествие в его жизни.
-В моей тоже, — вымучено улыбнулся капитан и торопливо передал чадо его, соскучившимся родителям.

*****
-Борт 10-55, — голос диспетчера ворвался в тишину рубки. – Для вас есть фрахт.
Одним глотком отправив в водку в пищевод, капитан отставил стакан и щёлкнул тумблером связи.
-Какой?
-Требуется доставить в систему Альфа — Центавра молодую семью…
Сердце капитана тревожно ёкнуло.
-С детьми? – Спросил он дрогнувшим голосом.
-Да. Ребёнок, мужского пола, семь лет.
Капитан покосился на полупустую бутылку водки и ощутил вдруг дикое желание допить её, немедленно, прямо с горла.
-А альтернативные предложения есть? – поинтересовался он осторожно, усилием воли отводя глаза от бутылки.
-Да. Партия освободившихся заключённых. Восемь человек. У всех, сроки не менее двадцати лет, — хмыкнула диспетчер. – Лечь в анабиоз их не заставишь, так что, советую взять семейных.
Рука капитана потянулась за стаканом. Полилась, громко булькая, водка.
-Борт 10-55, вы меня слышите?
-Да, — капитан задохнулся от выпитого залпом спиртного и, слегка продышавшись, сказал. — Готовьте документы на заключённых…

СЕНЯ: 4 комментария

  1. @ Светлана Тишкова:
    Спасибо за лестный отзыв, Светлана. Рад, что Вам понравилось.

  2. Очень интересный фантастический рассказ. Да еще и с юмором. В общем мне понравилось, пишите еще.

  3. Гениальный ребенок! Вот жива еще наша фантастика. Оченьхорош рассказ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)