Купание в канализации — это к счастью (часть 5)

-Слушай, а кто, по-твоему, эти типы по национальности, так, просто, по внешним данным?

-Черт их разберет! Один похож на европейца, но южанина. Ну, как вот итальянцы, испанцы. А второй, тот больше тянет на араба. Хотя… трудно сказать. Ладно. Потерпи пару дней. Скоро ты все узнаешь.

-Если меня за это время не успеют кокнуть.

-Ты что! Теперь, когда мы знаем, с кем имеем дело, кто ж им позволит! — возмутился Грузин.

-Ну, если бы не Валерка, меня бы еще вчера размазали по асфальту, — напомнил Сережка.

-Наш прокол. Знаю. Но мы только после этого покушения поняли всю серьезность дела. Сначала думали, тебя просто пу­гают. А вот после этого и начали раскручивать в скоростном темпе. Получили пинок под жопу, и сразу же дело пошло как по маслу! Славянская натура, ничего не попишешь.

————————————————————

Натали со Светкой застали Валентину за интересным занятием. Она усиленно сводила синяк под глазом. То прикладывала носо­вой платок со льдом, то мазала «Спасателем». Короче, была страшно занята.

-Это еще, откуда? — поинтересовалась Натали.

-С соседом алкоголиком вчера ночью подралась, — сообщила будничным голосом Валентина.

-На черта ты с ним связываешься? — возмутилась Светка.

-Ну, как ты не будешь связываться? Тонька, — соседка моя, заболела и попросила выгулять ее собачонку. Я возвращаюсь с собакой, а на лестничной клетке стоит жена этого Быкова. У нее одной ноги нет. Тоже алкашка конченая. Но он гад над ней издевается, нет сил смотреть! Выгонит из дома на ночь, и она всю ночь стоит на лестничной клетке, на своем протезе. В квартиру к себе ее никто из соседей, естественно, не пускает. Воняет от нее, нестерпимо. Вот и торчит там до утра. Летом, это еще ничего. Он ее и среди зимы в мороз, в одном легком халате выгоняет. Ему уже соседи столько раз морду били, что и не счесть. Но его гада, разве что убить. Все бесполезно.

Ну, она и просит, помочь ей дверь открыть. Он изнутри заперся. А дверь там, хорошо ногой тресни и вылетит. Но у этой курицы сил совсем нет.

Выбила я дверь. Он проснулся и стал варнякать. Я ему сказа­ла, что, в конце концов, мы его гада или на дурку отправим, или в тюрьму посадим. Он как попер на меня матом. Ну, я, не долго думая, залепила ему в рожу. Он тоже начал своими граб­лями размахивать. Вклеил мне в скулу. Тогда я отмолотила его собачьим поводком. Забыла, что на нем металлические караби­ны. Изметелила, как хотела. Потом еще знакомый зашел в гости.

Узнал в чем дело. Спустился к нему и настучал по ребрам и по яйцам.

-Сейчас еще я спущусь и настучу по башке, — заявила Ната­ли.

-Не надо. Вовка, сосед, когда его воспитывал, свет сна­чала не включал. А когда включил, говорит, было на что пос­мотреть. У него голова в нескольких местах рассечена. «Ты чем его молотила?!» — спрашивает. Говорю: «Поводком собачьим. А на нем пряжка металлическая на ошейнике и металлические ка­рабины». Говорит: «Хватит тогда. А то еще, чего доброго, убьем и посадят из-за этой гниды. Следующий раз, стучи лучше по яй­цам. И в глаза не бросается, и они ему, все равно без надобности…, но больно!»

-Вот мразь! Таких надо бить утром, в обед, вечером и ночью. Короче, когда время есть, — проворчала Светка.

-А еще лучше, просто убить и выкинуть где-нибудь на свал­ке, — поправила ее Валентина.

-Не бери грех на душу. Сам сдохнет, — махнула рукой Ната­ли и засмеялась. — А то, вдруг, на старости лет в Бога пове­ришь. Придется грехи отмаливать.

-Надо будет, отмолю. А то, у меня и грехов толком нет. Так, мелочи всякие. Из-за них будет неудобно Всевышнего беспокоить. Получится, что и отмаливать-то нечего.

-Жизнь длинная, еще насобираешь, — успокоила ее Натали. — Ты продолжай свои процедуры, а мы пока тебе новости расскажем.

-Давайте. Чего-нибудь наковыряли интересного?

Светка изложила историю с ключом.

-Значит, ключ ему нужен срочно. А если срочно, то откры­вать он что-то будет здесь. Если бы за границей, то не спе­шил бы делать дубликат. Давайте пока будем исходить из тео­рии, что куда-то надо вставить два ключа одномоментно. Что это может быть? — начала свои рассуждения Валентина.

-Может машина? — предположила Светка. — Допустим, чтобы снять ее с сигнализации, надо один ключ вставить в замок за­жигания, а второй…

-В задницу, — подсказала Натали. — Чушь собачья. Отпадает.

-Тогда, какой-нибудь сейф, — предложила свою версию Вален­тина, нанося толстый слой мази вокруг глаза.

-В сейфах электронные замки. Там никакие ключи не нужны. Набираешь код и готово, — опять парировала Натали.

-А может код, без вставленных в пазы ключей не действует!

-Не занимайтесь ерундой, — оборвала их спор Светка. — Это вычислить невозможно. Оставим ключи в покое. И вообще, кто-нибудь звонил сегодня Сережке? Он там хоть живой?

-Я утром звонила. Ему как раз Вовка занес газовый писто­лет, и они сидели, завтракали, — успокоила всех Натали. — Я поо­бещала заскочить к нему часиков в пять вечера. Он уже с бор­щом покончил. Надо что-нибудь приготовить.

-Да, от Юльки что-нибудь было? — поинтересовалась Светка.

-У них все в порядке. Вчера Сашка с ней разговаривал. Им с Дениской там хорошо, но ноет, чтобы быстрее забрали. Сос­кучилась.

-Пусть сидит пока и не рыпается. Хоть отдохнет нормально. Позагорает, в море поплещется. И мы тут из-за нее дергать­ся не будем, — вынесла свой вердикт Светка. — Что интересно, так это то, что в принципе, ею и Дениской «индусы» абсолютно не интересуются. Конечно, это хорошо, но странно.

-В этой истории все странно. С самого начала. Ты посмот­ри, как все завязано интересно. Не заболей ты, я бы не попер­лась к тебе в этот день. Не тресни я в гараже машину, не по­ехала бы с Сережкой. Не поедь мы закоулками, не остановились бы у этой вонючей ямы. А не остановись мы у ямы — взлетели бы к чертовой матери вместе с машиной, — проанализировала события Натали.

-Конечно, в жизни все взаимосвязано. Я вот собиралась с утра ехать в налоговую. Мне надо взять идентификационный код. Ну, раз синяк под глазом, поездка сразу же отпала. И что вы думаете, оказалось, что это просто удача, что я никуда не поехала! У меня в спальне, ни с того ни с сего, начала гореть злектророзетка. Дым. Паленой проводкой воняет. Не могу по­нять откуда. Потом смотрю, вокруг розетки обои почернели. Я к ней руку поднесла, а она как шарахнет! Искры во все сторо­ны. Я в подъезде пробки отключила и вызвала электрика. Перед вашим приходом только ушел. Отремонтировал эту розетку, за­одно и в кухне, и выключатель в зале, и исправил бра в кори­доре. Целый месяц собиралась навести порядок с электричест­вом. И если бы не сегодняшнее замыкание, еще бы год собиралась. А если бы я уехала с утра, как планировала? Был бы по­жар. Так что, всё что ни происходит, всё к лучшему, — сообщила Ва­лентина.

-Получается, что ты еще этому алкашу и бутылку должна по­ставить!- засмеялась Светка.- Если бы он тебе не приварил фо­нарь под глазом, у тебя бы квартира сгорела.

-Я его все равно убью! Только подумаю хорошенько как имен­но, чтобы на самоубийство было похоже.

-Ну-ну, дерзай, — махнула рукой Светка. — Слушай, а чего ж твой муж порядок с электричеством не навел, раз у тебя уже месяц проблемы?

-Господь с тобой! — в ужасе замахала на нее руками Вален­тина. — Чтобы у нас сгорела проводка во всем доме или сам дом? Он если что-то начинает ремонтировать, это конец света! Надо тогда срочно эвакуировать всех жителей дома от греха подальше. Народный умелец! Вечный двигатель за десять секунд из строя выведет.

Светка удивленно посмотрела на Валентину. Не шутит? Он же у нее инженер по образованию. У Светки муж психиатр, но проб­лем с электричеством или водопроводом — в жизни не возникало. Он свободно делает все сам. И никаких недоразумений никогда ни с чем не было. Чтобы не сломалось, Шурик сделает — в луч­шем виде.

Натали перехватила ее взгляд и вздохнула.

-У меня, представь себе, та же самая история, что и у Ва­лентины. Это тебе с твоим Шуркой повезло. Такие как он, ред­кость во все времена. Так что, цени и лелей. А ты еще и бур­чишь на него.

-Я бурчу очень редко, — возмутилась Светка. — Только когда уже не бурчать нельзя.

-А у меня все чаще возникает желание разойтись с мужем, — вдруг призналась Натали. — Сдерживают, чисто меркантильные со­ображения. На свою зарплату я не в состоянии поставить на ноги ребенка. А от мужа, кроме денег, абсолютно никакой отда­чи.

-Но он же тебя, по-моему, любит. По крайней мере, никогда не замечала, чтобы твой муж обратил внимание хотя бы ещё на одну женщину! — удивилась Светка.

-Возможно. Но его любовь ко мне абсолютно ни в чем тоже не выражается. Никогда никаких комплиментов, ни одного слова о любви, никакого внимания. Понимаете, я тяну все на себе, абсолютно все домашние дела. В жизни не поможет ни убрать, ни посуду перемыть, вообще ни-че-го. Он считает, что его взнос в семейную жизнь ограничивается деньгами. Короче, брак очень неудачный. Самое смешное, что мы оба это понимаем, но почему­-то ничего не предпринимаем. Наверное, нам обоим так удобно, — пожала плечами Натали.

-Вот, никогда бы не подумала! — захлопала ресницами Светка и уставилась на Натали во все глаза. — Вы такая красивая пара! Когда идете вместе, на вас все обращают внимание. Никогда не думала, что ты с ним несчастлива. Может, ты очень многого хочешь?

-Я хочу, чтобы мне дарили цветы. Я хочу, чтобы мне го­ворили о любви. Понимаете, он со мной может говорить или о своей работе, или о политике. А мне от таких разговоров прос­то тошнит. Хочу, чтобы меня пожалели и немного помогли в до­машних делах. Хочу, чтобы он не бежал после работы в кафе к своим собутыльникам, а уделил внимание мне. Хочу ужин при свечах, романтики хочу хоть чуть-чуть! Да что там говорить. Все не так и все не то, — махнула рукой Натали и потянулась за сигаретой.

-Да… дела, — задумчиво протянула Светка. — А ты чего мол­чишь? — пристала она к Валентине.

-Для меня это не новость. Я, в отличие от тебя, все вокруг себя вижу. И давно уже поняла, что у Натали там происходит. Из этой ситуации есть один выход, но, увы и ах. Она его не использует. Надо просто завести себе любовника. Но у нее так высоко планка, что современные мужики туда не допрыгнут. Бесполезно и пробовать.

-Нет, если бы кто пришелся по душе, то почему бы и нет, — улыбнулась Натали. — Но что-то никто на меня пока впечатления не произвел. Ладно, давайте сменим пластинку. Установка: «Я сильная деловая женщина и мне плевать на все проблемы! У ме­ня, их просто нет!»

-Действительно, какие у нас у всех могут быть проблемы? Какие-то там покушения? Мелочи! Труп? Всего один! Стоит ли о такой малости и разговаривать? Синяк под глазом? Сойдет, ку­да ему деться! Короче, у нас у всех все прекрасно и замеча­тельно! Только, что со всем этим делать, все-таки не понят­но, — хмыкнула Валентина.

————————————————————-

Грузин уже собирался откланяться, когда зазвонил его мобильный.

-Что-что? — рявкнул он в трубку. — Мать вашу! А вы где были? Сережка пытался услышать, что говорят на том конце провода, но слышимость была отвратительной. Он мог слышать только Гру­зина, который орал в трубку так, что его прекрасно могли слы­шать и все желающие соседи.

-Как это, вошел в магазин и пропал? Что за магазин, хоть не мясной? Может, его уже на котлетный фарш крутят?

-Ах, не продуктовый? Слава Богу! За служебным ходом тоже смотреть надо было! Ищите! Весь город на уши ставьте, но най­дите в кратчайшие сроки! Башку всем откручу, понял?!

Он закончил разговор и выругался.

-Вот придурки! Как тот мент из приколов: «Преступник во­шел в лифт и скрылся в неизвестном направлении». Довели до магазина и потеряли. Он, наверное, хвост засек и удрал через служебный ход.

-Который удрал, тот, что наблюдает, или тот, что покушает­ся? — уточнил Сережка.

-То-то и оно-то, что тот, который покушается. Нет, надо найти и сразу же брать. Посидит, в крайнем случае, пару дней без переводчика, в одном из наших подвальчиков. А что? Жрать давать будем. Морду пока бить не будем без надобности. Зато, переживаний меньше. Сейчас свяжусь с ребятами, которые тут дежурят. Пусть усилят бдительность. Но, вряд ли он сам сюда сунется. Очередного киллера пришлет. Это факт! Что же такое твой двойник у них там сотворил, а? Упер что-то, или убил кого-то? Прям, не терпится самому узнать! Но, похоже, не мелочился… Так, я, наверное, у тебя пока побуду. Спешить мне некуда. И тебе скучно не будет. Ты там с машиной ковырялся? Пошли, про­должишь. Я помогу. Не хочу хвастать, но в машинах я шарю! Свою разбирал до последнего шурупчика и потом собирал. И уже не один раз. Так что, спец!

Они отправились во двор и занялись машиной.

Где-то через час явился Валерка. Машину опять бросили в разобранном виде и отправились в дом.

-Ну, что, обменяемся информацией? — хохотнул Грузин.

-А что у вас имеется? — поинтересовался Валерка.

— Фотография Сережки с красивой мулаткой, в зарослях цветущего олеандра, на берегу океана, — завернул Грузин. — А у вас?

-Да не я это, черт побери! — почему-то разозлился Сережка.

Грузин положил на стол фотографию. Валерка вытащил из кар­мана очки и стал пристально рассматривать снимок.

-Да, не ты, — согласился он и, заглянув на обратную сторо­ну, положил фото на стол. — Но, чертовски похож! Одно лицо. А вот фигура не твоя. Мышц побольше, волос на груди побольше, ноги другой формы. Благо, Сережка как разделся, так и про­должал швендять по дому в одних плавках. Жара!

-А ты чем можешь нас удивить? — полюбопытствовал Грузин.

-Тот тип, с которого составлен фоторобот, вырисовывается, как реальная фигура. Ты видишь, какой молодец тот мужик, что его составлял! Обычно, как составят фоторобот, мать родная по нему своего сына не признает. А этого, только спецам из Интерпола показали, они через полчаса нам ответик.

-А как это вы на Интерпол вышли? — удивился Грузин.

-Так ребята оттуда у нас здесь свое дело сейчас раскручи­вают. Можно сказать, вместе работаем, — засмеялся Валерка.

-А что за дело? — не удержался от вопроса Сережка.

-Оно вам триста лет не надо, — ушел от ответа Валерка. — Главное, что их наш клиент заинтересовал, и они тут же заня­лись вплотную и ним, тоже.

-А сказали что? — не унимался Сережка.

-Сказали, что он связан с торговлей алмазами.

-Значит, твой двойник у них там спер мешок алмазов и сли­нял. А тебя как-то им подставил. Но где логика? Сначала надо у тебя, по идее, алмазы отобрать, а потом уже убивать! А этот тип целенаправленно за тобой охотится только с одной целью, ­ кокнуть! Его что, судьба алмазов не волнует? Что-то тут не так, ребятки, — погрозил в воздухе пальцем Грузин. — И вы, как знаете, а я, пожалуй, даю команду своим, чтобы обоих красав­цев брали. Будем разбираться без посторонней помощи.

-Так один же исчез, — напомнил Сережка.

-Отыщем.

-Не трогай пока никого. Охраняйте Сережку и все. Там уже пошла своя игра.

-Ладно, разберемся, — неопределенно проворчал Грузин.

-Дай фотографию, займемся выяснением личности твоего двой­ника, — проговорил Валерка.

-А что тут выяснять? У Сережки два года тому назад укра­ли паспорт. Скорее всего, в нем ничего не меняли. Под этими данными его двойник и фигурирует, — пожал плечами Грузин. — Ты веришь, что у него от рождения такая же физиономия как у Се­режки? Я, нет. Скорее всего, он ее под фотографию подрихто­вал. Видать, своя здесь примелькалась. Все равно надо было внешность менять. Вот он и убил двух зайцев. И морду поме­нял, и фотографию в паспорте не переклеивал. Документы нату­ральные!

-Все не так просто. По этим документам он бы отсюда не выехал. Свидетельство о рождении, о браке, прописки — выписки и так далее. Уезжал он по своим, это факт. А там уже может использовал Сережкин паспорт. Так что, придется подымать документацию на всех выехавших за границу в течение последних двух лет и искать Сережкину физиономию. Данные будут другие, а рожа «наша».

-А может, он со своей рожей и выезжал? — поинтересовался Сережка. — А пластическую операцию делал уже за границей?

-Вряд ли. У нас это намного дешевле, безопасней и спецы наши в этом плане — получше зарубежных будут, — со знанием дела заверил Грузин. — Вот только сомневаюсь я очень, чтобы таким путем его можно было вычислить. Не думаю, что он уез­жал из нашего города. Паспорт-то пропал не здесь, а в Киеве. Значит, выехать он мог из любого другого населенного пункта. Даже вообще не с Украины. Что такое украли паспорт на вок­зале?

-Ты прав, — согласился Валерка. — Я думал, паспорт у Сергея здесь украли. Ладно, все равно подумаем над этим вопросом. Так что, фотографию пока конфискую. Кстати, где там наши де­вочки? Звонили? У них все в порядке?

-Натали утром звонила. Обещала заскочить часиков в пять, приготовить что-нибудь поесть. Боится, чтобы я тут сам с голоду не умер, и главное, пса голодом не заморил. А ты чего спрашиваешь?

-Волнуюсь, — почему-то, вдруг, смутился Валерка. — Знаете же, женщины народ любопытный. Свой нос суют куда надо и куда не надо. Чтоб не влезли в неприятности. А то еще начнут изобра­жать из себя великих сыщиков!

-Почему начнут? Они сразу же и начали, — пожал плечами Сережка.

-Чтоб им бошки не свернули! — заволновался Грузин. — Вы оба как хотите, но баб из этого дела заберите! От них вечно од­ни хлопоты, недоразумения и…, вообще, мешать будут, — не най­дя подходящего аргумента, отмахнулся Грузин.

————————————————————

Приехав от Валентины, Натали занялась уборкой. Когда что-то делаешь, лучше думается. Сейчас ее волновало несколько проб­лем одновременно. Где взять деньги, что приготовить поесть, кто такой, тот труп в кустах, и чей все-таки этот туфель из крокодиловой кожи?

Вопрос с деньгами быстро отпал. Их взять просто неоткуда. Зарплату, ту, она уже потратила, а новая не скоро. Муж, тоже получит не раньше, чем через неделю. Значит, машина пусть по­стоит еще неделю в гараже. Ремонт пока отменяется.

Господи, сколько ей надо денег, чтобы просто нормально сво­дить концы с концами? По скромным подсчетам надо получать раз в десять больше, чем она получает сейчас. И где, интерес­но, столько платят? Натали таких работ не знает. Разве что, банк ограбить? Так ведь и это не умеет. Ладно, черт с ними, с этими деньгами. Теперь о еде. Чтобы такое приготовить, чтобы хватило…, ну если и не на всю жизнь, то хотя бы на три дня? Было бы мясо, не было бы проблем. Натушила бы сей­час целую жаровню. И без мороки! Гарнир за двадцать минут какой-нибудь приготовить, мясо разогреть и все в ажуре. Ме­няешь гарниры, и получается разная еда. Но мяса нет. Колбаса размазывается по сковороде, когда ее жаришь. Яйца тоже кон­чилась. Придется опять жарить картошку. Делать оладушки, или вареники. Варить борщ на «Мивине». Вот черт! Как все это на­доело! А куда деваться? Все сейчас так. Вон Светка, тоже си­дит на мели и не ноет. Телефонный аппарат купить не может. Ну и что? Взяла Валькин старый, и не делает из этого проблему. Тоже жрать готовит, как ни котлеты из консервы, так ленивые беляши. И ведь вкусно получается! Из трехсот грамм мяса та­кой плов умудряется сделать, за уши никого не оттащишь! И, причем, целый громадный казан! Ну, Светка это Светка! Она из любого гамна повидло сделает. Так как она готовит, никто не умеет. Талант! Это не всем дано.

Валентина вообще жрать готовить не умеет и тоже ничего. Ку­пили ей родители микроволновку, и она теперь не имеет проблем с едой. У нее, правда, с деньгами чуть получше, чем у Натали со Светкой. Родители помогают. Они нутрий держат. Шкуры на продажу, мясо в еду. Крутятся и Вальку на плаву держат. Валентина научилась готовить в микроволновке горячие бутер­броды, мясо и рыбу. Главное, знать время, чтобы не передер­жать и не недодержать, и хорошо посыпать все специями. Полу­чается вполне съедобно. А первые блюда она не готовит. Кому сильно хочется бульончика, пусть куриные кубики кипятком за­ливают, или идут в гости к бабушкам и там отводят душу.

Куда бы своих послать? Бабушки далеко. В другом городе. Придется самой что-то придумывать.

Теперь о трупе в кустах. Судя по одежде и главное, по роже, это наш человек. Или его наняли следить за Сережкой. Или на­няли Сережку убить. Он каким-то образом столкнулся с другим «индусом» и тот с ним расправился. Но почему в конце сада? Следить оттуда неудобно. Обзор отвратительный. Стрелять, кстати, тоже неудобно. Деревья, кусты, виноградник. Все это мешает. Тогда, что он там делал? И почему этот другой «индус» тоже поперся именно в это же место? Медом там, что ли намаза­но? А что оттуда лучше всего просматривается? Черт побери! Оттуда лучше всего просматривается гараж! Значит, у обоих была одна и та же цель. Гараж. И что им там надо было? Неу­жели Сережкин старый «Мерс»? Может в нем что-то спрятано? Если бы в нем что-то было спрятано, его бы не пытались взор­вать. Или наоборот? Его надо взорвать во что бы то ни стало, чтобы что-то такое скрыть навечно! Сколько у Сережки эта машина? Кажется, около года. Он ее по дешевке купил у како­го-то типа, который срочно уезжал за границу. Так. Эту маши­ну надо осмотреть самым тщательным образом. Возможно, именно в ней вся причина. Ну, что можно спрятать в машине? Натали сразу же вспомнила старую французскую кинокомедию «Разиня».

Там в машине был бампер из золота, брильянты в аккумуляторе, наркотики в крыльях. Может и эта нафарширована всякими сюрп­ризами? Маловероятно. Но посмотреть, придется.

А что можно придумать с этим дурацким туфлем из крокодило­вой кожи? Откуда это сокровище взялось? Мысль о том, чтобы запустить туфлей в собаку, Натали отбросила сразу же. В со­баку можно было кинуть ком земли. Зачем кидать свой туфель? Туфель или потеряли, спасаясь бегством от пса, или он слетел с трупа, когда его тянули через двор. Причем, волокли, под­цепив за верхнюю часть туловища. Ноги, при этом, тащились по земле. Туфель слетел и остался лежать, не замеченный тем, кто тащил тело. Но тогда получается, что должен быть еще один труп. Вот только еще одного трупа и не хватает для пол­ного счастья!

Натали закончила с уборкой и отправилась на кухню. Что же все-таки готовить? Раздался звонок в дверь. Опять явилась Светка. Ей дома, явно скучно. Муж на работе. Дети разбежались по своим делам. С домашними делами Светка управляется очень быстро. Она все делает, как метеор. Вот и теперь, разделалась со своими делами и пришла узнать, не нужна ли помощь подруге. Натали по своей натуре копуха. Она все делает обстоятельно, тщательно обдумывает, десять раз все взвешивает, но все это — очень мед­ленно. И Светка давно пришла к выводу, что, если надо заполу­чить Натали в свое распоряжение, надо идти и помогать своей копуше освободиться побыстрее. Мало того что Наташку придет­ся подгонять, надо будет еще и взять половину ее работы на себя. Но, что делать? Иначе, ее не заполучишь и до двенадцати ночи!

-Чем занимаешься? — присаживаясь к столу и, потянувшись за сигаретами, пропела Светка.

-Собираюсь есть готовить. Только ума не приложу, что именно. Малой уехал на море. Я ему выгрузила все съедобное, что было а доме. Мясо пустила на котлеты. Яйца отварила все до единого. Дома остались одни овощи.

-А рис есть?

-Есть.

-А салатный перец, морковка, лук?

-Есть.

-Ну, так что тут думать? Давай сейчас сделаем перец, фар­шированный рисом и овощами. К нему подливу на «Мивине». Все это протушим. Очень вкусно получается, честное слово. И главное, много можно сделать. А мука и дрожжи есть?

-Есть.

-Так ты шикарно живешь! Напечем пирожков с картошкой и с капустой целый тазик. Два дня голову морочить с едой не бу­дешь. Сварим компот. Хватит на сегодня и на завтра. Суп есть?

-Нет, доели.

-А горох есть?

-Есть.

-Ставь сразу же вариться. Пока нафаршируем перец, сва­рится горох и подойдет тесто на пирожки. А мы, тем временем, еще и сделаем начинку для пирожков.

Потом ты будешь варить суп, а я жарить пирожки. Вдвоем мы бы­стренько с этим расправимся.

-У тебя, Светка, как всегда, куча кулинарных идей, — восхи­тилась Натали. — Я уже мозги наизнанку вывернула, ничего пут­ного придумать не могла. А ты тут выдаешь такое меню экс­промтом! Закачаешься! Ты знаешь, что тебе цены нет?

-Знаю, — скромно согласилась Светка. — Но зато, с меня ника­кого толку на работе нет. Сказали — сделала, не сказали — не сделала. В жизни ни одной инициативы от меня еще на работе не исходило. Ты там спец, а я здесь. Каждому свое.

-Толку, с этой работы. За такие зарплаты, там вообще не стоит ничего делать, — вздохнула Натали.

Они, не теряя времени, приступили к делу. Три часа и проблемы с едой были решены. Без Светки Натали бы возилась до ночи.

Она посмотрела на часы. Четыре часа дня. В пять обещала Се­режке подскочить к нему.

-Ну, что, теперь поедем Сережке жрать готовить? Тебе не надоело еще у плиты стоять? — вздохнув, спросила она Светку.

-Не надоело. Там будет все гораздо проще. Он звонил сра­зу, как я от тебя приехала. Интересовался, все ли у нас в по­рядке. Говорил, что Валерка и Грузин в два голоса орали, чтобы мы никуда не влезли. Так вот, он нас просит никуда и не лезть. Говорил, что ты обещала в пять приехать, есть сварить. Ну, я ему сказала, что приедем мы вместе. И дала задание, сразу же пос­тавить вариться мясо. Чтобы мы потом не теряли вре­мя, и не ждали, пока бульон сварится.

-А у него еще мясо есть?

-Сказал, что есть. Так что, борщ или суп сварим. Мясо покрутим на мясорубке. Поджарим лук и сделаем ему блинчики с мясом. Будет тягать их пару дней. Хорошо, когда есть из чего готовить, — вздохнула Светка. — Я уже сама устала придумывать блюда практически из ничего. Хорошо хоть дача есть, а на ней овощи и фрукты. Иначе… — она покачала головой и мрачно за­кончила, — дрова! Куда мы идем и куда придем? Кто там гово­рил, кажется, Бородин? «Жизнь, как всем известно, похожа на зебру. Полоса черная, полоса белая. Полоса черная, полоса белая. Полоса черная…, а потом задница». Вот мы сейчас у этой последней полосы и стоим перед самой задницей.

-Ошибаешься. Мы давно уже в заднице, — отмахнулась Натали. Она оставила мужу записку, что кушать и где что стоит. Проверила, все ли выключено и они со Светкой помчались к Сергею.

-Вальку брать не будем? — на всякий случай спросила Натали.

-Пусть сидит дома. У нее просто какая-то полоса травма­тизма пошла. То синяк под глазом. То, об подвесной шкафчик башкой стукнулась. Шишку набила, как рог. Потом неслась к телефону, треснулась об табуретку. Чуть ногу не отбила. Зво­нила, жаловалась на жизнь. Я ей посоветовала ничего сегодня вообще не делать, а лечь спать. То есть, быстрее дождаться, чтобы сегодняшний день кончился. А завтра все будет по-дру­гому. Эта полоса неудач пройдет, — засмеялась Светка. — У меня такое тоже иногда случается. Прям, как начнет цепляться одно за другое, просто ужас. А у тебя?

-У всех такое бывает. Сама же только что теорию тут про зебру проповедовала. Ты, кстати, псу чего-нибудь захватила? Вдруг, без «взятки» не пропустит?

-Да. Там два пирожка в пакете, на заднем сидении. Приу­чим, что ему надо обязательно что-нибудь приносить, вот тог­да точно, с пустыми руками не пропустит.

Но пес, увидев Натали и Светку, радостно взвизгнул и понес­ся им навстречу. Пирожкам он, конечно, обрадовался, но было видно, что и без них он был просто счастлив, видеть данных особ. Облизывал по очереди то одну, то другую. Прыгал вокруг, повизгивал. А потом сбегал к забору и принес косточку. Поло­жил между Светкой и Натали, и замер в ожидании.

-Слушай, Сережка, это же он нас угощает, — улыбнулась Свет­ка.- Ну, надо же! Для друзей даже такую вкусную косточку не жалко! Моя ты умничка!

Они с Натали потрепали Бальзама за шиворот. Погладили. Ос­мотрели, как заживают его раны, все ли блохи пропали, и, ос­тавшись довольны, друг другом, вернулись каждый к своим делам.

-Он тут себе уже друга завел, — кивнул Сережка на Бальзама.

-Кого? — хором спросили Светка и Натали.

-Никогда не догадаетесь! Соседского кота. Кот, когда пер­вый раз явился во двор, я чуть инфаркт не получил. Думаю, все, коту сейчас будет хана! Юлька этого кота подкармливала всегда. Соседи плохо за ним смотрят. Вечно голодный лазит. А это, Юлька уехала, и кот перестал заходить в гости. Я за него и забыл. Так вот, этот кошак подходит к крыльцу и начинает орать. Жрать просит. Вылетает Бальзам из-за угла и к нему. Я застыл, и пошевелиться не могу. Ступор нашел. А кот так спо­койно повернулся к нему, посмотрел и пошел навстречу. Пес затормозил и замер. Кот потерся об его лапу и сел рядом. Бальзам его обнюхал со всех сторон и лег. Так друг напротив друга и замерли. Изучают один одного. Я сбегал в дом. Вынес кусок колбасы. Дал тому и другому. Пес свое съел, а кошак еще жует. Думаю, сейчас отберет и кота прогонит. Нет! А по­том еще интересней. Бальзам лежит, а кот наступил ему перед­ними лапами на шею, дотянулся до уха и начал раны зализывать. Пес не возражает. Глаза закрыл от удовольствия, балдеет. В общем, этот цирк еще вчера начался. А сегодня его друг уже раза три наведывался. Вы бы видели. Идиллия! Я такого в жизни не наблюдал. Вот тебе и — «живут, как кошка с собакой»!

-Родственные души, — констатировала Натали. — У одной моей подруги в квартире живут кот, крысак и собака. Уживаются прекрасно. Я никогда не видела, чтобы они ссорились. Когда зимой батареи не топили, и в квартирах дубарина была страшная, они одной кучей спали. Грели друг друга. А у другой — собака ни одно животное не выносит. Котов разрывает. Подруга, когда выводит его на прогулку, ведет куда-нибудь в поле. Не дай Бог кота увидит, бегом натягивает на пса намордник. Причем, в повседневной жизни пес — добряк. На людей не кидается. Страшно любит гостей. А вот с животными — зверюга. Объяснить поведение наших братьев меньших сложно. Переделать их невоз­можно. Надо принимать такими какие они есть.

Болтая о собаках и котах, Светка с Натали усиленно готовили Сережке запас еды, чтобы хватило, хотя бы, на пару дней. Вдруг, в доме стало темно. Все, не сговариваясь, бросились к окну. Оказывается, налетела грозовая туча и заволокла в одно­часье все небо. Тут же сорвался ветер. Раскаты грома бабах­нули так, что уши заложило. И сразу же по стеклам забараба­нили крупные капли дождя.

Сережка вскочил, как ошпаренный и понесся во двор.

-Куда это он? — удивилась Светка.

Дождь уже лил, как из ведра. Сережка вернулся в кухню про­мокший до ниточки.

-Будку я ведь так и не сделал. Не думал, что это жара когда-нибудь кончится. Открыл Бальзаму гараж и постелил там старые куртки. Промокнет же под дождем, — объяснил он, перео­деваясь в сухую одежду. — Хотел его в дом пустить, но он уже успел намокнуть и побегать по грязи. До самого пуза измазю­кался. Комок грязи, а не собака. Пусть теперь сидит в гараже. Господи, как хорошо, что Грузин помог мне с машиной закон­чить. Я планировал ее бросить разобранную во дворе до завтра.

-А ты что, сегодня в ней ковырялся? — заинтересовалась На­тали.

-Ковырялся, это не то слово. Разбирал и собирал, как кон­структор. Конечно, если бы не Грузин, хрен бы я ее собрал. Ра­зобрать оказалось намного проще.

-А я тут сегодня анализировала, за каким участком дома или двора можно наблюдать с того места, где обнаружили труп. По­лучается, что за гаражом. Больше оттуда ничего толком не рассмотреть. И у меня появилась мысль, что у тебя в машине что-то спрятано, не иначе, — призналась Натали.

-Не знаю. Мы ничего не нашли. Правда, не срывали обшивки с сидений и не распотрошили запаску. А остальное все пере­смотрели, перещупали, перенюхали. Разве что на зуб не попро­бовали. Грузин тоже настаивал, что раз уж мы ее разобрали, надо заодно и осмотреть, как следует. Мало ли что!

-Далась вам эта машина, — пожала плечами Светка. — Если бы там что-то лежало, его бы уже сто раз вынули, пока она у тебя под поликлиникой стоит беспризорная. Правда, с таким же ус­пехом могли и подложить что-нибудь. А почему тебе взрывчатку запихнули в мобильник, а не в машину? В машину же проще!

-А я знаю? Не догадались. Ты им подскажи, как увидишь, — огрызнулся Сережка.

-Она сегодня одного из твоих «индусов» видела, — сообщила Натали, нарезая

Купание в канализации — это к счастью (часть 5): 10 комментариев

  1. Ален, зачиталась))! Здорово, весело и очень-очень интересно. Куда же, все-таки, заведет расследование?)))

    ____
    П.С. я пока в «подполье)»

  2. Ань, спасибо! Мне самой сейчас писать абсолютно некогда. Чмоки. Алена.

  3. Эх, хороши подружки, но с соседом-алкашом явно переборщили, слишком много агрессии…
    А в остальном, как обычно, энергичные, любознательные, забавные.
    И как бы без них расследование проходило? ))

  4. Светочка, спасибо! Сейчас заброшу всех своих спать и забегу в гости. С теплом. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)