Купание в канализации — это к счастью (часть 3)

————————————————————

Сережка слонялся по дому. Голова болела. Как окончился вче­рашний вечер и как он попал домой, вспомнить, никак не удава­лось. На столе он нашел записку, где доводилось до сведения, что он свинья. Наверное, писала Светка. Натали бы написала в более крепких выражениях.

Разогрев собаке еду, Сережка вышел, с кастрюлей в руках, на крыльцо. Пес подбежал к нему и лизнул в физиономию. Все-таки, как здорово, что у него теперь есть своя собака! Вот только что делать с кличкой? Ну, никак ни одно имя не подходит этому псу. Может назвать его Баксом? Нет. У кого-то из друзей уже есть собака с таким именем. Зачем повторяться?

Сергей выложил псу еду и вернулся в дом. Так, надо срочно выпить чего-то спиртного, иначе башка просто расколется. Он открыл бар и стал рассматривать стоящие там бутылки. Чего бы такого глотнуть? На водку и коньяк почему-то не хотелось да­же смотреть. А это что за темная бутылка? Сережка извлек из недр бара черную бутылку и выяснил, что это какой-то бальзам.

Ну, бальзам, так бальзам. Он отвинтил крышечку и сделал при­личный глоток, прям из горлышка. Ничего. Пахнет травами. Че­рез несколько минут стало легче. Голову отпустило. Сережка лег на диван и включил телевизор. Все-таки скучно без Юльки и Дениски. Вчера Юлька звонила Саше. Сказала, что у них все прекрасно. Загорают, купаются, едят фрукты. Довольны. Может зря, он их отправил так далеко? Может, им ничего и не угрожало?

Ой, нет. Пусть лучше посидят там еще немного. Лучше лишний раз убедиться, что нет никакой угрозы. Эх! Сережка бы и сам с удовольствием махнул сейчас к морю. Но, увы и ах. Отпуск уже прошел, так что, теперь, только в следующем году можно осуществить свое желание. Мысленно, он опять вернулся к собаке. А не назвать ли пса — Бальзам? А что, звучит. Бальзам! Поч­ти Бальзак.

Сережка встал и вышел на крыльцо. Собака наелся и дремал под деревом на травке. «Бальзам!» — позвал Сережка. Собака поднял голову на звук его голоса. Сережка вернулся в кухню, достал из холодильника кусок ливерной колбасы, которую за­толкали туда вчера Светка и Натали. Вышел с колбасой опять на крыльцо и позвал: «Бальзам, на!» Пес подскочил, схватил колбасу и тут же ее проглотил. Первая проба клички удалась!

Сережка потрепал его за ухом. Пес опять лизнул его в физио­номию. Их идиллию нарушила соседка.

-Сергей Викторович, доброе утро! — прокричала она через разделяющий их дворы забор.

-Здравствуйте, — ответил Сережка.

-Ну, что там слышно за того убитого? — спросила она, нем­ного понизив голос.

-Какого убитого? — удивился Сережка.

-Ну, как, какого? Того, что у вас в саду вчера нашли!

Сережка ничего не понял, но и расспрашивать у соседки не хотелось. Он не любил эту любопытную, говорливую бабу. И кроме «здравствуйте» и «до свидания», старался не произносить больше ни одного слова. Знает он такую категорию людей. Один раз поговоришь и всю жизнь потом не отцепишься. Будет лезть в дом. Сидеть часами, и болтать безумолку. Нет уж!

-Пока ничего не слышно, — ответил Сережка и вошел в дом. О каком убитом она говорила? Господи, что вчера случилось? Мо­жет, это он сам кого-то прибил и сегодня ничего не помнит? Сережка схватил телефон и начал звонить Натали. Телефон у нее не отвечал. Он позвонил Светке. Тоже никто не берет трубку. Сережка потихоньку начал впадать в панику. Может, по­ка он вчера пьянствовал, их тут всех поубивали? Сережка поис­кал записную книжку, где записал Валеркин номер телефона. По­звонил ему домой. Телефон не ответил. Суббота не у всех вы­ходной. Наверное, у Валерки рабочий день. Надо звонить на ра­боту. Он набрал рабочий номер и с облегчением услышал в трубке Валеркин голос.

-А, проспался? — засмеялся Валерка. — Ты за руль сесть мо­жешь?

-Я только что отхлебнул какого-то бальзама, для поправки здоровья. Но, если надо, то смогу. Трезвый, как стеклышко.

-Ладно, я лучше к тебе своего человека на машине сейчас пришлю. Ты мне здесь срочно нужен.

-Я чего звоню, там с девчатами все в порядке? Я не могу им дозвониться, а соседка о каком-то трупе спрашивала, — выпа­лил Сережка одним махом.

-С ними все в порядке. А о трупе как раз и поговорим. Даже посмотреть придется. Может знакомый?

-А что за труп и где его нашли?

-Приедешь, и поговорим. А нашли у тебя в саду. Кто-то его пристрелил в кустах смородины. Все. Одевайся. Сейчас будем разбираться. Да, а Натали скорее всего взяла Светку, и они по­ехали проведывать какую-то больную подругу. Что-то такое она мне утром говорила.

Сергей опустил трубку на рычаг и на минуту задумался. На­верное, они поехали к Валентине. Надо срочно связаться с ни­ми и узнать подробности. Он позвонил Валентине. Трубку сняла ее дочь и сообщила, что у мамы гости, и они на кухне пьют чай.

-Если там есть тетя Наташа, позови ее к телефону, — потре­бовал Сережка. С Натали ему говорить проще, чем со Светкой. Меньше эмоций и информация, только по существу. Никаких тебе сю-сю – му-сю.

-Я слушаю, — донесся голос Натали.

-Это я, — сообщил Сережка.

-А, алкоголик несчастный, пришел в себя?!

-Проспался. Расскажи быстренько, что вчера произошло. Сейчас Валерка пришлет за мной машину. Хочу быть в курсе со­бытий, чтобы не выглядеть там полным идиотом, — сознался Се­режка. — Соседка о каком-то трупе меня спрашивает, а я — ни ухом, ни рылом! Что тут было вчера? Это хоть не я его убил?

Натали не стала острить по поводу полного идиота, как он опасался, а быстренько изложила ему вчерашние события.

-А ты убитого никогда не видела раньше? — поинтересовался Сережка.

-Я нет. Но это еще не значит, что и ты его не видел. На­до сходить посмотреть.

-Думаю, Валерка меня для этого и пригласил. Ну, надо же! Что за чертовщина происходит? Просто голова кругом идет. Мо­жет, я какой-нибудь наследный принц и мне оставили пол коро­левства? А конкуренты пытаются теперь сжить меня со света и заполучить все себе? Ну, ты скажи, какая в черта может быть причина, чтобы за мной началась вдруг охота?

-Не знаю. Думай хорошо! Вспоминай! Без причины ничего не бывает.

-А, еще… Натали, а ты не знаешь, как я вчера домой по­пал? Ни черта не помню, — промямлил смущенно Сережка.

-Скажи спасибо Светке. Она как чувствовала, чем там у вас это все кончится. Приехала, загрузила тебя в машину и … тело было доставлено домой. Потом, пока она отпирала дверь, ты улегся спать возле крыльца в обнимку с собакой. И предс­тавь себе, пес не дал ей тебя будить. Не подпустил. Она так и уехала, оставив тебя спать под боком у собаки. Кстати, те­бя там блохи не кусают?

-Нет. Я его сразу, как вы привезли, обработал от блох и дал лекарство от глистов. Так что, он чистый. А, и еще, я же ему имя придумал! Пса теперь зовут Бальзам.

-В принципе, неплохо. Портвейн или Херес, было бы хуже. Пусть уж будет Бальзам, — хихикнула Натали. — Ладно, хватит бол­тать. Потом позвонишь, как от Валерки приедешь. Я через час буду дома. Пока, — и она положила трубку.

У Сережки с души упал камень. Слава Богу, его девочки все живы! Труп сделал не он! Пес у него мо­лодец! Юлька с Дениской в безопасности! Все остальное-чепуха и суета. Он пошел одеваться, насвистывая себе под нос весе­лую песенку.

Телефон зазвонил как раз в ту минуту, когда к дому подъеха­ла машина. Сережка схватил трубку, рассчитывая отделаться за секунду от звонившего. Но на проводе оказалась Австрия. Лад­но, водитель в машине подождет пару минут.

-Привет! — раздался жизнерадостный Юркин голос. — Рад, что ты живой!

-Взаимно! — тоже жизнерадостно ответил Сережка.

-Значит так. Мои там немного прокачали ситуацию и доло­жили такую картину. Покушались не на меня, а на тебя. Поку­шались после взрыва еще дважды. Один раз тебя спасла собака, второй раз — человек Грузина. В чем дело, они пока понять не могут. Грузин сказал, что с тобой сегодня свяжется, и будут разбираться с этим делом. Но ты там, прежде всего, и сам, смотри в оба. Знаешь же: «спасение утопающего — дело рук самого утопающего». У тебя с Грузином хорошие отношения, как я понял. Он мне намекнул, что чем-то там тебе обязан, так что, пусть отплачивает, раз обязан. Эксплуатируй его, не стесняй­ся! — засмеялся Юрка. — Он мне тоже обязан. Так что, эксплуати­руй его за себя и за меня.

-Слушай, ну и фигня тут вокруг меня завертелась! И глав­ное, поверишь, понятия не имею из-за чего!

-Только не нервничай и не пори горячку. Ребята за тобой сейчас присматривают. Сообща как-нибудь разберетесь. Будь, конечно, все время на чеку. Ну, все, будь здоров и главное — жив. Если нужен буду — звони.

Они распрощались, и Сережка поспешил к ожидавшей его машине.

——————————————————————

Валерка сидел за столом заваленным бумагами по самое некуда. Его рабочая обстановка всегда напоминала хаос перед сотворе­нием мира. Всем, кто заходил в кабинет, казалось, что у Ва­лерки на столе просто валяются в данную минуту все имеющиеся в кабинете бумаги. Что он вывернул содержимое всех ящиков себе на стол, с целью, что-то там отыскать. Или же, свалил в кучу все бумаги, намереваясь их поджечь. А на самом деле, у него просто был такой стиль работы. Он относился к той кате­гории людей, которые всегда хотят иметь под рукой все сразу и, именно, в данное мгновение. Поэтому, у него и лежало пе­ред носом все сразу. И все это, совершенно не казалось ему хаосом. Он четко ориентировался, где какая бумажка. И тягал их одну за другой из разных куч. Но еще больше поражало, что в конце рабочего дня, Валерка буквально за пару минут, разгре­бал этот завал, раскладывал все по папкам и наводил на столе идеальный порядок.

Сережка вошел в кабинет, глянул на бумажный завал и почувс­твовал себя неудобно. У человека гора работы, а он должен все это бросать и возиться еще и с ним.

Валерка оторвался от своих бумажек. Протянул руку для при­ветствия и показал на рядом стоящий стул.

-Присаживайся. Я сейчас дам тебе человека. Съездите в морг. Ты внимательно посмотри на труп из твоего сада. Может быть, окажется, что знакомого увидишь. А я закончу тут одно дельце, и мы поговорим. Идет?

-Идет, — согласился Сергей.

Валерка позвонил и за Сергеем тут же явился молоденький сер­жантик.

————————————————————-

Как Сережка ни вглядывался в лицо лежащего перед ним мерт­веца, никого из знакомых или, хотя бы виденных им прежде лю­дей не признал. Смерть, конечно, меняет человека. Но он мог поклясться, что этого типа никогда в жизни не видел. Какие у него были претензии к Сережке, не понятно. Но раз человек Грузина его пристрелил, значит, имел к этому все основания. Не мог же он стрелять в человека только за то, что тот заб­рался в чужой сад и спрятался в кустах смородины! Надо сроч­но найти Грузина и выяснить в чем дело.

Грузин, на самом деле грузином не был. Эта кличка прилипла к нему еще в детстве. Он был высокий, смуглый, с черными густыми волосами и карими глазами. Типичная внешность для хохла южанина. А звали его Гриша. Сначала Гриша превратился в Гошу, а потом в Гоги, а потом, его стали называть Грузин.

Он учился с Сережкой и Юркой в одном классе, но не до конца. После восьмого ушел в какое-то училище. Потом в армию. А, придя из армии, подался в одну из криминальных группировок. Сел за что-то, вышел и опять сел. После отсидки вышел и со временем сам возглавил бандитскую группу.

Этой весной Грузин как-то пришел к Сережке в поликлинику и попросил, по старой дружбе, съездить посмотреть больную мать.

Сережка своим друзьям и знакомым не отказывает, да и незна­комым, тоже. Он съездил.

Мать у Грузина была совсем старенькая. Сережка даже сначала подумал, что это его бабушка. Сухонькая, сморщенная, с пок­рученными полиартритом руками. Она лежала уже неделю, не по­днимаясь, и всем объявила, что умирает. Сережка осмотрел боль­ную. Поставил диагноз двухстороннее воспаление легких и хо­тел забрать старушку в больницу. Но та отказалась наотрез.

Грузин попросил полечить ее дома.

-Понимаешь, она никогда не лежала в больнице. Умрет там, это я голову на отсечение даю. Попробуй дома, а?

-Попробую, а что остается делать? — согласился Сережка. Он лечил ее долго. Больше месяца. Она балансировала между жизнью и смертью, и никак чаша весов не хотела склоняться ни в одну сторону. Но Сережка упрямый. Он менял лечение. Искал нужный вариант. Просиживал возле своей пациентки часами, ка­пая сильнейшие антибиотики внутривенно. Да чего он ей только не переколол и не перекапал. И смерть, в конце концов, уста­ла бороться за свою добычу. Плюнула и отдала Сережке его больную. Бабуля выздоровела и жива, по сей день. Грузин совал Сережке деньги, но он не взял. Сказал: «Давай лучше сходим, дернем за победу». Ну, они тогда и дернули! Неделю отходил. И Юлька еще месяц потом пилила.

Грузин сказал, что он Сережкин должник и, что, если будет на­до, он сделает для него, что угодно. Сережке тогда было просто смешно. Ну, что ему может быть надо от Грузина? Но, как видно, жизнь распоряжается по-своему. Теперь получается, что Грузин ему очень даже нужен. Вопрос в том, говорить Ва­лерке о Грузине или лучше не надо? Если Валерка не будет знать о том, что ребята Грузина его, Сережку, охраняют, еще ненароком их перестреляют Валеркины же люди. А если будет знать, то на них тут же повесят этот труп из сада. Вот черт, как же быть? Надо сказать Валерке, что его охраняет кто-то из знакомых Юрки, но кто именно, он не знает. Так получится более честно и по отношению к Грузину и по отношению к Ва­лерке.

————————————————————

Сержантик вернул Сережку в Валеркин кабинет. К Сережкиному удивлению, на столе у Валерки уже не было ни одной бумажки. Пусто и чисто.

Валерка достал из стола бутылку коньяка и рюмки. — Давай, по маленькой, для поправки здоровья, — засмеялся он. — Мне Натали утром рассказала, что Светка вчера тебя сгру­зила во дворе, как дрова, где ты и остался спать в обнимку с собакой! Ты всерьез подумай о будке… на двоих! Судя по все­му, пес тебя никому в обиду не даст. Будешь в случае надоб­ности туда от жены прятаться.

-Да, вчера дали жару! — сознался Сережка. — Я конец торжест­ва абсолютно не помню. Уже сто лет со мной такого не было.

Они хлопнули по рюмке коньяка и заели шоколадкой.

-Теперь можно и поговорить, — крякнул от удовольствия Ва­лерка. — Итак, что мы имеем на сегодняшний день?

-Перед самым выходом к тебе, я переговорил с Юркой. Ну, тот, из Австрии, — уточнил на всякий случай Сережка. — Так вот он сказал, что ему сообщили, что покушались не на него, а на меня. Что после взрыва покушались дважды. Один раз меня спасла собака. Другой раз, кто-то из тех, кого просил разобраться в этом деле Юрка. Но кто именно сейчас меня опекает, и спасал мою шкуру, Юрка предпочитает не называть по телефону.

-Я тоже пришел к выводу, что покушались на тебя. Во-пер­вых, выяснил, зачем приезжал сюда твой Юрка. Он приезжал ре­шить вопрос о том, чтобы забрать в Австрию своего ребенка от первого брака. Умерла его первая жена и здесь осталась его дочь, десяти лет. Пока, девочка живет у бабушки, но вопрос о ее отъезде уже решен положительно. Все согласны. И девочка, и бабушка. Бабушка совсем старая. Болеет. Ей уже не до внучки. Юра решал здесь все эти бумажные дела. Выехал срочно из-за каких-то деловых неувязок на его предприятии. Но там, как мне доложили, тоже все утряслось. А занимается он экспортом бумаги. Так что, ваш Юра здесь абсолютно ничего криминально­го не делал. Нигде и ни в чем не замешан. И, во-вторых, — вокруг тебя опять начали происходить какие-то маневры.

-Слушай, а почему вы все говорите о двух покушениях? Ну, один, это который труп в кустах. А второй?

-А второй, видать собирался расправиться с тобой сонным. Но откуда было бедняге знать, что девчонки приволокут тебе с мусорки такого пса! Нет, пес у тебя, класс! Он, видать, заце­пил того типа, когда он через забор перелезал. Успел содрать с него спортивные штаны и один туфель. Соседка твоя видела, как в два часа ночи, через забор, из твоего двора вывалился мужик без штанов и понесся к углу улицы. А потом заработал двигатель, и отъехала машина.

-Черт побери, так я же выходил в два часа ночи на улицу. Пес поднял такой хай, что я вылетел в ту же секунду. Но никого не видел. Собака, правда, страшно нервничала и трусила какую-то тряпку! Я еще удивился, где он ее взял, и чего это она его так разозлила. Потом решил, что это он таким путем жрать за­рабатывает.

-Это он, наверное, и трусил те спортивные штаны, что мы потом обнаружили. Кстати, штаны фирменные, дорогие. И туфель дорогой, новый и из крокодиловой кожи!

-Ну, скажи, какого черта им нужно и кто они вообще такие? Никто со мной ни в какие переговоры не вступает. Никто не грозит и ничего не требует. Я просто кому-то вдруг стал ме­шать. И этот кто-то, поставил цель, любым путем меня прикон­чить, — вздохнул Сережка.

-Ты действительно ничего Такого не можешь вспомнить, из-за чего за тобой вдруг началась охота? Ведь все началось неожиданно и совсем недавно! Ну, прокачай события каждого дня хотя бы за последнюю неделю!

-Пробовал. Абсолютный ноль. У меня даже появилась мысль, что может, мне какое-нибудь наследство кто-нибудь оставил, и еще один претендент на наследство хочет избавиться в моем лице от конкурента? — засмеялся Сережка.

-А ты знаешь, в этой версии что-то есть! У тебя есть ка­кие-нибудь богатые родственники?

-Насколько мне известно, нет. Разве что я внебрачный сын какого-нибудь шейха или шаха, — опять засмеялся Сереж­ка. — Надо будет у матери поинтересоваться, как-нибудь.

-Вот холера! Что с тобой делать? Может отправить ку­да-нибудь на время?

-И что это даст? Как только я вернусь, опять начнется на меня охота. Только время потеряем. Лучше уж сейчас выяснять. Пока Юлька с Дениской в безопасности.

-Я дам тебе двоих своих ребят.

-Ты знаешь, лучше не надо. Я не знаю, кто меня страхует из Юркиных, и боюсь, чтобы не получилось так, что мои охранники перестреляют друг-друга. Кроме того, я сегодня собираюсь пе­реговорить с одним школьным товарищем. Он довольно известная личность в криминальном мире. Может он быстрее, чем мы разбе­рется в том, что происходит.

-Если не секрет, кто этот товарищ?

-Кличка Грузин. Мы до восьмого класса вместе учились. Потом жизнь как-то пару раз сталкивала. Отношения, не смотря ни на что, у нас остались дружеские.

-Грузина я тоже знаю, — помолчав, сообщил Валерка. – Ну, что ж. Этот церемониться ни с кем не будет. Если он на твоей сторо­не, то думаю, найдет начало и конец в этой истории. Только, как говорится, пленных здесь не будет. Ну и черт с ними! Сами напросились, — махнул рукой Валерка. — А этого, из морга, ты точно никогда раньше не видел?

-У меня хорошая память на лица. Если бы где встречался, наверняка бы запомнил. Нет. Стопроцентная гарантия, что не видел. Интересно, а что он мог такого делать в кустах, за что его стоило пристрелить?

-Трудно сказать. Рядом с трупом не найдено ни оружия, ни взрывчатки. И вообще, ничего не найдено.

-Так может, его пристрелили совсем в другом месте, а в ку­стах спрятали, допустим, до вечера? Кто знал, что моих дев­чонок черт понесет к этим кустам! Я сам туда бы до самой осе­ни не заглянул, пока не полез бы листья опавшие сгребать.

-Ты, вообще-то, человек везучий? — крутя в руках не заж­женную сигарету, неожиданно поинтересовался Валерка.

-Наверное, да, — подумав, ответил Сережка. — Но об этом луч­ше не говорить вслух. А то еще сглазим.

-Ладно, пошли отсюда. Ты иди к своему Грузину, а мне на­до в ГАИ подскочить, по одному делу. Подвезти?

-Подвези до кольца, а там мне два шага, — согласился Се­режка.

Они вышли на улицу и, не спеша, направились к стоянке автомо­билей. Валерка служебной машиной пользовался редко. Он пред­почитал передвигаться на своей. Привычней и надежней.

Стоя на краю тротуара, они оба подкуривали. Вдруг, Сережка почувствовал, что летит куда-то в неизвестном направлении. Полет был кратковременным, и впечатления на него произвести не успел. Зато приземление — произвело впечатление и на Сереж­ку и на прохожих. Он ляпнулся на тротуар, как мешок с кар­тошкой, не успев в воздухе сгруппироваться. Удар пришелся на пятую точку и Сережка, с трудом поднявшись на ноги, морщась, потер ушибленное место.

Валерка, что-то крикнув ему на ходу, уже вскочил в свою ма­шину. Газанул, и с места помчался как угорелый, бросив Сереж­ку на тротуаре, в окружении любопытных.

-А что произошло? — спросил Сережка у пожилой женщины, стоящей недалеко от него и все еще зажимающей себе рот рука­ми. Но женщина, очевидно, потеряла дар речи и только перепу­гано моргала.

-Да ты брат, в рубашке родился! — вместо нее, произнес му­жик в оранжевой куртке, дорожного рабочего. — Ты своему корешу должен литру поставить! Он тебя выдернул из-под колес. Ка­кой-то псих направил машину просто на тебя. Вот смотри, как раз на том месте, где ты только что стоял, след от колеса. Этот, тебя за шиворот схватил и мимо себя кинул. Мало того, еще и сам отскочил одним прыжком, аж вон туда, — мужик ткнул пальцем куда-то себе за спину. — Как кенгуру сигает! А реакция, я тебе скажу! Я тоже несущуюся машину успел заметить, но да­же пошевелиться за эти секунды не успел. Если бы несся на меня, размазал бы по асфальту!

Сережка посмотрел на след протектора. Сопоставил то место где стоит сейчас, с тем, где стоял минуту назад и, наконец-то, до него дошло. Его намеренно хотели переехать на глазах у Валерки. А скорее всего, вместе с Валеркой. И если бы не потрясающая реакции майора, то сейчас бы здесь уже валялись два, как сказал этот мужик, размазанных по асфальту трупа.

-А что прокричал тот, который меня спас, ты не слышал? Ну, когда в свою машину вскакивал, — спросил Сережка у мужика.

-А, крикнул: «Вернись ко мне и жди!» — сообщил мужик. — А ты что, бизнесмен или депутат? Чего покушались-то?

-Хрен его знает! — искренне признался Сережка. — Не депутат, не бизнесмен и не кандидат в президенты. Может водитель не­нормальный какой-то, или что с машиной случилось? Может, за­снул за рулем, и понесло на тротуар?

-Какой там, заснул! Я его морду видел. Знаешь, прям как сфотографировал. Губы сжаты в одну тонкую полосу. Глаза го­рят такой злостью, что стог сена без спичек подожгут. Нет, тут сто процентов, хотел задавить! А как он после виража сразу же машину выровнял и деру дал! Не, какой там, зас­нул! — еще раз повторил мужик и для убедительности сплюнул.

Возле тротуара остановился черный «Мерседес». Вышел невысо­кий светловолосый парень и, подойдя к Сережке, протянул ему записку. Сережка прочитал. Это было послание от Грузина. Тот предлагал встретиться через час в пивбаре возле рынка.

-Хорошо, — кивнул Сережка, и парень молча вернулся в свою машину.

Хорошо, что Сережка не поперся к Грузину домой. Его, видать, дома выловить, что-то из области фантастики. Интересно, кто-нибудь из его людей был здесь минуту назад и видел это покушение? Черт побери, был или не был, а если бы не Валерка, то сейчас Сережка не задавал бы себе все эти дурацкие вопро­сы. Куда он, кстати, помчался? Догонять ту машину? Зря. Не догонит. Пока он сел в свою машину, Тот, небось, проходными дворами, в дру­гую часть города уже выскочил. Сережка хорошо знает проходные дворы, надо было Валерке его с собой брать. Нет. Все равно бы упустили. Здесь ведь, двадцать секунд и через проходной двор, в буквальном смысле слова — на все четыре стороны!

Только отъехал светловолосый, как вернулся на своей машине Валерка. Припарковал ее опять на стоянке и подошел к Сережке.

-Не догнал. Пока я со стоянки вырулил, он, видать, пере­улками ушел. Даже номер не рассмотрел. Хотя, толку в номере. Скорее всего, машину у кого-то свистнули. Своей, наезд никто не делает, — огорченно махнул рукой Валерка.

-А я номер заметил, — вдруг подал голос мужик. — Я же гово­рил, что, наверное, с перепугу, но я как будто в один момент сфотографировал глазами всю картину. И машину, и рожу, и как ты летишь, а он прыгает! Боюсь, что теперь мне это кино крутить будут всю ночь. А может и не одну. У меня и так со сном проблемы, а теперь, вообще не засну.

-Так может, попробуем фоторобот составить? Ты как, дейс­твительно вспомнить морду этого гада сможешь? — спросил Валер­ка мужика.

-Давай попробуем, — пожал мужик плечами. — Если вдруг не по­лучится, не расстреляешь же?!

Валерка подхватил его под руку, и они направились уже втроем в отделение. Сережке каждый шаг давался с трудом. Болела задница, спина и ноги. Он все-таки здорово треснулся пятой точкой об асфальт. Радовало, что все-таки приземлился не на голову! Было бы на много хуже! (Не говоря уже о варианте, если бы машина все-таки на него наехала).

Валерка с мужиком еще возились над фотороботом, а Сережка, объяснив, что его ждет уже Грузин в пивбаре на рынке, поти­хоньку выскользнул из зала. Его догнал все тот же сержантик.

-Приказано вас отвезти. А то, вдруг, еще что-то произой­дет, — вздохнул он.

У крыльца их ждал милицейский «Бобик». Сережка, осмотревшись по сторонам, нырнул в машину. Но на этот раз все обошлось. Они спокойно добрались до нужного места. Сержантик вошел в пивбар следом за Сережкой, но тщательно делая вид, что он сам по себе, а Сережка сам по себе.

Убедился, что Сережка встретился с Грузином, (то есть, полу­чается, что сдал с рук на руки), и, купив пачку сигарет, по­кинул заведение.

————————————————————

Натали со Светкой сидели у Валентины уже часа три. Вальке было скучно. Она болела редко, и существовать в состоянии без­действия не умела. Ей надо было постоянно находиться в движе­нии и что-то делать. А здесь, почти неделю она пролежала как бревно. Температура держалась высокая. Горло болело. Сла­бость такая, что не было сил поднять руку. Но вчера болячка ее отпустила так же неожиданно, как и приключилась. Теперь Валентина наверстывала упущенное. Она начала все домашние дела одновременно. Затеяла уборку, стирку и готовку. От ее бурной деятельности в квартире начался полнейший переворот.

Посреди квартиры стоял пылесос. Возле двери в ванную, прямо на полу, громоздилась куча белья, ожидавшая своей очереди для загрузки в машинку. На кухне что-то шипело и булькало!

-Боже, ты как всегда. Сколько тебя учить, что нельзя объять необъятное! — возмутилась Натали. – Ну, сделай сегодня од­но, завтра другое. Зачем ты хватаешься за все сразу? К тебе что, комиссия какая-то с проверкой едет? Это же кошмар ка­кой-то! Бегать на кухню мешать зажарку, перепрыгивая через пылесос и кучу барахла!

-Ну, привычка у меня такая, что теперь делать? Я сейчас пылесос из под ног уберу, — засуетилась Валентина.

-Да ладно. Давай поможем этой семиделихе, — смилостивилась Светка. — Ты иди на кухню, я пропылесосю, а она, пусть уже с барахлом разбирается.

Через час с Валькиными делами наконец-то покончили и отпра­вились на кухню пить чай.

-Вы себе можете представить, что Игорь развелся со своей женой и женился на этой дурочке Надьке! — рассказывала возму­щенная Валентина о своем родном брате.

-А что тут представлять? — удивилась Светка. — Меня всегда удивляло, как он на своей этой мегере женился? Ни кожи, ни рожи! Зато апломбу и желчи… Кобра! Лично я, ее терпеть не могла.

-Но она же такая умная! Она кандидат математических наук! А Надька, дура дурой. В школе на одни трояки училась!

-Зато красивая! — парировала Светка, — а его жена, страшнее атомной войны и злая, как собака. И при чем здесь, кто как в школе учился? Ты еще вспомни, что в яслях, кто-нибудь из них на горшок не просился!

-Но о чем с ней может говорить мой Игорь? У них же не бу­дет никаких тем для общения! — сложив руки в замок и прижав их к груди, чуть-ли не рыдая, произнесла Валентина.

-Ты чего, совсем ненормальная? — наконец-то подала голос и Натали. — То, что объединяет мужчину и женщину, это уж никак не высшая математика! Будет говорить с ней о любви. О ее бо­жественно красивых глазах, прекрасной фигуре, шикарных воло­сах. И в постели будет заниматься сексом, а не теорией отно­сительности! Надька-это настоящая женщина, а его бывшая жена — это какой-то гибрид птеродактиля с компьютером!

-И кто тебе вообще сказал, что кому-то из мужиков нужны умные жены? Да ум для женщины, это в их глазах сплошная па­тология! По-моему, женщина должна быть красивая. Уметь себя держать с достоинством. Уметь приготовить поесть. Обеспечить уют и тепло в своем гнездышке. Растить детей. Заботиться о муже. Тщательно смотреть за своей внешностью. И основное, уметь себя вести в постели. Знать и уметь все тонкости люб­ви. Вот это ценится, больше всего! А насчет ума, так, знать всего понемногу. Немножко о музыке, немножко о живописи, не­множко о литературе. Посещать всякие выставки, концерты. Чтобы могла поддерживать интеллектуальную беседу. Все. А гово­рить о науке всерьез, можно где угодно, но только не дома. И кому угодно, но только не мужу! — высказалась по полной прог­рамме Светка. — Я бы, вообще, прибила ту психопатку, которая первой начала борьбу за женскую эмансипацию. Теперь, мужчины только работают на работе,а женщины — и на работе и дома! С них никто не снял прямых обязанностей, то есть: детей, кухню, стирку, глажку, уборку, беготню по магазинам. Но, зато добави­лась еще и работа на благо общества. Хорошо, когда интеллек­туальная. А когда шпалы таскать, бетон и асфальт укладывать­ — это вообще прекрасно. Прям, восторг вызывает!

-А что бы ты делала, если бы на работу не ходила? Сидела бы в четырех стенах и загреблась бы в домашних делах и де­лишках! Взвыла бы через месяц, — пошла в атаку Валентина. — Лич­но мне, обязательно надо находиться в обществе. Иначе, про­падает нить общения с окружающим миром. Я без своей работы не могу. Как уйду на пенсию, наверное, сразу же умру.

-А я бы посещала в свободное от домашних дел время тебя, Натали, и других подруг. Ходила бы на каждую выставку, в те­атр, в кино, на концерты. А еще, если бы выкроилось время, рисовала. Нет. Я никогда бы не переживала по поводу работы. И уж без чего бы я не умерла, так это без своей работы. Черт бы ее побрал! В гробу я ее видела.

Они бы, в конце концов, разругались окончательно на этой поч­ве, но как раз в это время позвонил Сергей и позвал к теле­фону Натали. Валентина, услышав о трупе, потеряла интерес к предыдущей теме тут же и потребовала немедленно рассказать ей, что у них произошло, пока она тут болела. Надо же, на нес­колько дней, вышла из строя и без ее участия прошли такие со­бытия!

-Господи, ну кто может нашему Сережке желать смерти?! Он же просто не способен иметь врагов! — возмущалась и удивлялась Валентина одновременно. – Ну, давайте же что-то делать!

-Конкретнее, ты бы не могла? — язвительно поинтересова­лась Светка. — Что именно ты предлагаешь делать?

-Не знаю. Но сидеть, сложа руки, и ждать пока его убьют, нельзя! Давайте его охранять по очереди, что ли?

-Уже охраняют. Ночью собака. А днем Валерка, — сообщила Натали. — Кстати, надо бы съездить собаку проведать. Посмот­реть, как там Сережка ее кормит.

-Поехали, — тут же подхватилась со своего места Валентина.

В ней настолько кипела жажда деятельности, что она согласна была сейчас же нестись на край света, лишь бы что-то делать. Причем, не что попало, а именно что-то, что пошло бы на пользу Сережке. Кормить его собаку, дежурить возле его дома, идти в открытый бой с его врагами. В общем, активно бороться за своего друга. Когда Валентина начинала кипеть и бурлить, от нее надо было держаться подальше. Натали и Светка прекрасно зна­ли, чем пахнет ее кипучая деятельность. Тут может достаться и чужим и своим. Сначала настучит по башке всем подряд. Поб­рызгает из газового баллончика во все подвернувшиеся физио­номии, а потом уже будет выяснять, к кому надо было это все применять, а кто мог бы, и обойтись без ее внимания. Из этого следовало, что Валентину надо держать от этого дела на при­личном расстоянии. Иначе достанется и Сережкиным охранникам, и соседям, и собаке, и Светке с Наташкой.

-Валентина, ты еще не совсем выздоровела, поэтому, сиди ради Бога пока дома, — попыталась отделаться от нее Светка, — да и собака тебя не знает, и Сережки сейчас дома нет. Мы с Натали съездим сегодня без тебя.

-Как это, без меня?! — возмутилась Валентина, уже натяги­вая джинсы. — С собакой я познакомлюсь, ничего страшного! Не съест. Меня собаки любят. Ангина моя прошла. А то, что сейчас Сережки нет дома, даже лучше. Я хочу, сама осмотреть место, где вы нашли труп!

-Там его уже тщательно осмотрели люди из милиции. Что ты еще там хочешь увидеть? — удивилась Натали.

-То милиция, а то — я! Я просто уверена, что там без меня чего-нибудь не заметили.

Она сбегала в свою спальню и явилась оттуда с газовым бал­лончиком. (Наверное, хранит его под подушкой).

-Так, вперед! И не надейтесь, от меня вы не отделаетесь.

-Да уж! — вздохнула Светка. — И дернул же черт Сережку поз­вонить сюда. Ну, пусть теперь пеняет на себя. Поехали.

Валентина дала кучу поручений дочери и, прихватив с собой зачем-то моток капроновой веревки, лупу, и резиновые перчат­ки, понеслась к выходу. Загрузились в Светкину машину и от­правились к Сережке.

-Натали, а как чувствует себя твоя машина? — поинтересо­валась Светка.

-Она чувствует себя хреново. Надо рихтовать и красить ле­вое крыло. Кроме того, течет масло, течет тосол, не работает спидометр. Эта рухлядь меня когда-нибудь доконает.

-Купи новую, — посоветовала Валентина.

-За какие шиши? Я эту не знаю за что ремонтировать. Где люди берут деньги? — вздохнула Натали. — Я вроде бы, по нашим меркам, неплохо зарабатываю, но мне хватает только на еду. Даже нормальные шмотки купить не могу.

-Зарабатывать надо тоже уметь, — философски изрекла Вален­тина.

-Всех денег не заработаешь. Часть придется украсть! — про­изнесла Светка.

-Сама придумала?

-Нет. Вычитала у кого-то из юмористов. Но в корне с этим выражением согласна, — призналась Светка и затормозила у ворот Сережкиного дома.

На звук подъехавшей машины из-за угла показался пес и насто­роженно замер у крыльца.

-Ух, ты! — восхитилась Валентина. — Вот это трамвай, и я по­нимаю! Худой, правда, и облезлый, но… это дело наживное. Как говорите, его зовут?

-Бальзам, — напомнила Натали. — Только, он может еще и не знать, что его так зовут. Сережка только утром ему кличку придумал. Сидите пока в машине, а я пойду, загоню его в пали­садник, и заведем машину во двор.

Она вошла в калитку. Пес, не спеша, направился ей навстречу, дружелюбно помахивая хвостом. Натали протянула ему заранее заготовленную «взятку». На ее ладошке лежала сосиска. Пес слизнул ее одним движением языка. Потом послушно проследовал в палисадник и разрешил себя там закрыть. Он, видать, уже по­нял, что этот ритуал придется соблюдать всегда, когда во двор въезжает машина.

Светка въехала во двор, и они с Валентиной вышли из машины. Пес посмотрел на Валентину и зарычал.

-Ну и чего ты? Не надо меня бояться, я не кусаюсь, — по­дойдя к палисаднику, произнесла Валентина. — Я своя.

Она достала из сумочки завернутую в салфетку котлету и, раз­вернув ее, бросила псу. Он осторожно понюхал упавшую к его лапам еду и тут же проглотил. Потом поднял глаза и изучающе посмотрел на Валентину. Рычать перестал, но и вилять хвостом не начал. По-видимому, решал, куда Вальку отнести, к своим или чужим. Так и не решив окончательно, пес вздохнул и лег на травку, положив свою огромную морду на вытянутые передние лапы. Но глаза не закрыл, а продолжал рассматривать Валентину. Натали и Светка занялись делами. Убрали собачьи кучи. Сменили ему в кастрюле воду и отправились в дом, достать из холодильника и разогреть псу еду. Когда они вышли из дому, то просто остолбенели от увиденного. Валентина сидела на корточках возле пса и гладила его по голове. Он от удоволь­ствия жмурился и разве что не мурлыкал, как кот.

-Ты мой маленький. И носик у тебя сухой, и ушки ободраны. И лапки покусаны. Заинька, мы тебя тут в обиду не дадим. Мы им всем все за тебя пооткусываем! Пусть только кто попробуют мне песика обидеть! — ворковала над собакой Валентина.

-Нет, ты только посмотри на эту идиллию! — ахнула Светка. — Я переживаю, чтобы он ее не съел, а она уже ему обещает пере­кусать всех бродячих собак на всех мусорках! И этот лопух ей верит. Смотри, как уши развесил!

-Ну и, слава Богу, что они нашли общий язык, — засмеялась Натали. — Валерка, видишь, не смотря на то, что у самого есть собака, не смог. А Валентина, имея опыт общения только со своим толстым крысаком, сразу же нашла подход к собаке. Талант!

Собаку выпустили из палисадника, и он направился к своим ми­сочкам с едой и водой.

-Ведите к тому месту, где вы обнаружили труп, — скомандо­вала Валентина.

-Пошли, Пинкертон ты наш, — предложила Натали.

Они прошли к кустам смородины. Натали ткнула пальцем в то место, где вчера лежал убитый. Светка осталась возле собаки. Она не могла заставить себя даже приблизиться к этому страш­ному месту. Уж кого-кого, а мертвецов, Светка боялась пани­чески. Причем, с детства. Прекрасно понимала, что это идио­тизм. Что бояться надо живых, а мертвые уже никаких неприят­ностей доставить не могут. Но перебороть себя была не в си­лах. Ей было очень любопытно посмотреть, не найдет ли, дейс­твительно, Валентина на том месте что-нибудь, но сделать хоть один шаг в сторону кустов, Светка не могла просто физически.

Валентина достала из кармана лупу и начала рассматривать каждый лист на кусте. Натали постояла рядом с ней минут пять, но ей это быстро надоело, и она присоединилась к Светке.

Они сели на крыльцо и стали наблюдать за Валентиной издали, переговариваясь шепотом о своих делах и проблемах. Вскоре за Валентину просто-напросто забыли. Когда Натали перевела взгляд на кусты смородины, то к своему удивлению Валентины там не обнаружила.

Купание в канализации — это к счастью (часть 3): 13 комментариев

  1. Да, интересно, и кто это точит зуб на Сергея?

    С нетерпением жду продолжения

  2. Детективы не люблю, только в поездах и самолётах читал.
    Но сейчас заинтригован, пока не понял кто «наши», кто «ихние» и в каких отношенях между собой Сергей, Света, Наташа, Юлька с Дениской (дети, вероятно). Но Юлька звонит какому-то загадочному Саше, сказала, что всё в порядке, купаются, загорают, едят фрукты. И ещё есть Валентина с братом Игорем и его новой красивой женой Надькой.
    Да вообще, всех не вспомню и не перечислю, персонажей, небось, не меньше, чем в «Войне и мире» Толстого.
    Писали, что он, чтоб не запутаться и не повторяться, заводил на каждого учётную карточку. Это потом, когда герои обрастали литературной плотью и характерами, карточки были не нужны. Возможно, что-то есть в предыдущих главах, которые не читал. Более ли менее определёнен пёс Бальзам, его ни с кем не спутаешь.

    Но раз прочёл без заминки (перечитывал только стараясь уяснить кто есть whe), заинтригован — оцениваю четвёркой.

    С уважением, Гарий

  3. Да, захватывающий сюжет. Читается легко ещё из-за обилия диалогов. Но, наверное, долю авторской речи неплохо бы увеличить немного.

  4. Алёна! Пожайлуста не тяни! Давай продолжение.
    Должна отметить твой язык изложения. Он просто неподражаем. Настолько яркий образный, что читая действительно видишь происходящее в каком-то комичном свете.
    Спасибо за творчество.
    С уважением
    Зоя

  5. Я думала вернусь из Ялты и увижу на страничке всё произведение. К стенке вас, к стенке…

  6. Аленка!
    Основные комменты оставляю на Прозе.ру. А здесь ещё скажу — молодец, ты лучшая!

  7. «Вы можете написать и почитать отзывы. Поэзия и проза непризнанных писателей. Mustang rt, купить гусеничные мини погрузчики, цена на минипогрузчики», — это написано внизу первой странички. Как говорится, совместим приятное (поэзия и проза) с полезным (прикупим погрузчик) 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)