Идеальный мужчина

— Тамир, вот ваша пара, — сказала помощница режиссера и указала на красивую женщину в бирюзовом платье, одиноко сидевшую на стуле.

— Кто она?

— Скоро узнаете, — загадочно ответила девушка.

Тамир разочарованно поморщился. Он надеялся, что вручать награду лучшей поп- группе года выйдет с молоденькой и успешной артисткой. Премии он любил: толпа народа, истеричный крики фанатов, вспышки фотокамер и интервью. Еще он надеялся победить в номинации лучший хип-хоп-проект года и лучшая песня года. Но быть номинантом, пусть даже несколько лет подряд, гораздо лучше, чем, испытав сильный взлет, погрузится в небытие.

— Я впервые на таком мероприятии и очень волнуюсь. Если вдруг начну заикаться, поможете мне? – попросила незнакомка.

При его появлении она встала. Тамир оценил стройную фигуру, длинные густые волосы. В юности он тянулся к женщинам постарше, но мальчик вырос, и его больше привлекали молодость, свежесть, наивность.

— А сейчас объявить и поздравить лучшую группу года на сцену выходят Тамир,-

по залу прошел гул и ведущий вечера вынужден был на секунду замолчать, — и загадочная Жанна Журавлева!

Кто-то сунул в его руку конверт, и под оглушительные аплодисменты пара вышла на сцену.

— Скажите вы действительно Жанна Журавлева? – обратился ведущий к спутнице Тамира.

— Нет, подделка, — произнесла она улыбаясь.

Ну конечно, это же Жанна Журавлева, известная писательница, получившая престижную европейскую премию, скрывающаяся от журналистов и фотографов так, что до сегодняшнего дня о ней практически ничего не было известно. Даже награду получал издатель, объясняя это тем, что Журавлева не успела оформить нужные документы для выезда из страны. Желтая пресса, не имея нужной информации, путала Жанну с героинями её рассказов, представляя автора, то мужеподобной лесбиянкой, то ненасытной хищницей, то женой олигарха, не нуждающейся в публичности.

Догадываясь, что все камеры сейчас направлены на Журавлеву, Тамир постарался встать как можно ближе, нежно придерживая спутницу за талию и лучезарно улыбаясь. Оказавшись рядом с известной женщиной, он любил давать журналистам поводы для домыслов и сплетен, поддерживая тем самым образ плейбоя.

— Тамир, признайтесь,- обратился к нему ведущий вечера, — то, что Жанны сейчас с нами мы обязаны вам?

— Все может быть, — ответил он.

Они без заминки произнесли заготовленный ранее текст, открыли конверт, объявили и поздравили победителя. Журавлева была мила и естественна, лишь легкая дрожь в руках выдавала её волнение. А сам Тамир за годы работы в шоу-бизнесе научился прятать ненужные эмоции так, что порой и сам не знал, есть они у него или нет.

За кулисами Жанну растерянно посмотрела по сторонам.

— Как мне попасть в зрительный зал? – прошептала она.

Тамир не первый раз был посетителем этого спорткомплекса со зрительным залом на несколько десятков тысяч человек. Он без труда провел женщину по лабиринту узких коридоров и лестниц, бережно усадил в кресло третьего ряда, на прощанье нежно пожав руку и поцеловав кончики пальцев.

Через час репер снова поднялся на сцену в качестве лауреата в номинации «лучшая песня года». В благодарственной речи он заметил, что посвящает награду недавно погибшему другу. При первых аккордах песни-победительницы Тамир подошел к краю и обвел взглядом зал. Жанна ободряюще улыбалась ему. В этот миг камеры снова были направлены только на неё.

А еще через полчала ему вручили долгожданную статуэтку в номинации лучший хип-хоп-проект. Это была настоящая победа. Он чувствовал себя на вершине. Упиваясь своим успехом, Тамир до конца мероприятия позировал фотографам и раздавал интервью, после чего в обществе большой компании друзей отправился в свой ночной клуб. Сегодня ему было что отпраздновать.

Продюсеру удалось разбудить его только в три часа дня.

— Все спишь, — произнес он, раздвигая жалюзи на окнах, а, осмотрев комнату, удивился:

— Ты, почему один?

— Алекс, не до этого было, в шесть утра еле домой пришел.

— Да, двадцать пять лет, силы уже не те, — пошутил продюсер.

— Может это, ты виноват? Каждое утро врываешься, пугаешь моих девочек.

— Уже день давно я к тебе не приходил. И у меня очень интересные новости. Полюбуйся, ты во всех газетах, — и он кинул на его кровать стопку изданий.

«Тамир вывел в свет свою новую любовь», « Интересно, кто помог ЖЖ выпустить книгу проницательный издатель или деньги Тамира?», «Тамир снова влюблен?» — кричали заголовки. Его фотографии с Жанной на сцене, где он крепко обнимает ее за талию и где целует руку, усадив в кресло, сопровождали все статьи.

— Что за ерунда. Всем известно, что я предпочитаю молоденьких шатенок.

— Люди хотят верить, что невозможное возможно. Она золушка, ты принц. Красивая сказка. Я уже звонил представителям Жанны, объяснил, что к этим публикациям мы не имеем никакого отношения. Но они не расстроены, у Журавлевой скоро выходит новая книга и лишний интерес журналистов как нельзя кстати. Нам тоже нужно поторопиться с новым альбомом.

— Ещё не весь материал готов,- заметил Тамир.

— Может, стоит купить несколько песен?

— Нет! Сколько можно это обсуждать. Я буду петь то, что сочинил сам. И ремиксы на старые песни тоже делать не буду. Это пошло. Мой новый альбом должен быть действительно НОВЫМ! Но если люди хотят красивую историю, пусть получат. Договорись о продолжении этого «романа».

Спустя двое суток Тамир и Жанна посетили выставку известного художника, точнее женщина незаметно пересела в его машину за несколько метров от главного входа. Пара появилась на публике, счастливо улыбаясь, держась за руки, и бросая друг на друга нежные взгляды.

Журналисты и фотографы окружили их плотным кольцом. На Журавлевой было скромное прикрывающее колени платье от известного дизайнера. Отсутствие драгоценностей делало её образ нежным и романтичным. Главным украшением были золотистые волосы, рассыпанные по плечам.

« А она не так уж стара», — решил Тамир. Он не отходил от своей спутницы ни на шаг, подставляя стул, если она уставала, приносил напитки, если она испытывала жажду, угощал закусками.

— Вы идеальный мужчина, — наконец сказала она.

В конце вечера Жанна также незаметно покинула его машину через несколько метров от главного входа.

В течение последующих месяцев они старательно поддерживали миф о своем романе, совместно посещая громкие мероприятия, не скрываясь, обедали в ресторанах. Модные журналы и солидные газеты предлагали гонорар за право взять интервью. Она охотно рассказывала о своем творчестве и успехе, оставляя без комментариев вопросы на личную тему. Он без стеснения говорил обо всем, даже о бывших отношениях с известными артистками, лишь расспросы о Журавлевой делали его замкнутым и осторожным: «Мы хорошие друзья», Все может быть», «Не завидуйте».

Тамир присутствовал на презентации её новой книги. За автографом писательницы выстроилась очередь читателей, а поклонницы репера ожидали своего кумира на улице. Народа собралось так много, что работникам правопорядка пришлось оцепить территорию, а Тамир и Жанна в конце вечера спасались бегством через запасной выход.

Репер и не заметил, как на него нахлынуло вдохновение. И за короткий срок были написаны тексты нескольких песен и музыка к ним. Слушая записи в студии, продюсер одобрительно кивал, потирая руки: «Это будет успех».

Жанна была первой в списке приглашенных гостей на презентацию его долгожданного альбома в ночном клубе. Как поедет себя женщина в обществе молоденьких девчонок? Скромно посидит в уголке или все-таки выйдет на танцпол? И каким будет её танец? Но её поведение было неожиданным. Она пришла одетая в обтягивающие джинсы и футболку с провокационной надписью: «Я люблю Тамира! А вы?» Большую часть времени Жанна мило беседовала с его другом и партнером, сорокалетним бизнесменом. Это почему-то очень сильно не понравилось реперу. Но сделать он ничего не мог, он был на сцене.

Еще одна неприятность произошла в середине вечера. Дождавшись зажигательной музыки, одна из ярых фанаток Тамира схватила проходящую мимо Жанну за руку и потащила в толпу танцующих. Единственным желанием первой было поставить подругу репера в неловкое положение, наверняка на её танец Жанна не сможет ответить достойными движениями. Но Журавлева ответила, и девушки закружились в двусмысленном эротичном танце. Тамир был горд за «свою девочку», хотя она была не его. Он вообще мало, что знал об этой женщине.

У всего происходящего был только один недостаток. Произошло то, чего Жанна боялась больше всего. Теперь она не могла гулять по улицам, ходить по магазинам, ездить в метро. Окружающие узнавали её, просили автографы либо фотографировали её на камеру мобильного телефона. Временами она ощущала себя экзотическим животным в клетке. Теперь, чтобы выйти из дома Жанна должна была убедиться в безупречности внешнего вида, а стоило расслабиться, как в прессе появлялась её фото с язвительными комментариями по поводу стиля одежды и недостатков фигуры. « Я не помню, чтобы претендовала на титул мисс Мира. Я обычная женщина и никогда этого не скрывала» — оправдывалась она в интервью. Но публикации все равно продолжались. «Журналистам надо что-то писать, а сейчас ты одна из интересных публичных персонажей», — успокаивал её Тамир.

Жанна купила парик и солнечные очки, закрывающие половину лица, но появились другие неприятности. Кто-то написал на стене подъезда: «Отстань от него, старуха, иначе на тебя ведро кислоты вылью». В панике она позвонила реперу. Он прислал охрану, полицейские опросили соседей, задержали подозрительную компанию девушек во дворе. Журавлева приняла решение продать двухкомнатную квартиру в спальном районе, купленную на первые гонорары, и, воспользовавшись новыми поступлениями денег купить более просторное жильё в элитном доме с охраняемой по периметру территорией.

Знакомые Тамира помогли ей в оформлении сделок, телохранители репера следовали за ней с утра и до позднего вечера. « Спасибо, ты хороший друг», — благодарила она.

А он продолжал делать из своей жизни реалити-шоу. В желтой прессе появилось фото Тамира, обнимающегося с молоденькой девушкой. Статья вышла под заголовком: «Новое увлечение Тамира.» «Субботним вечером Тамир был замечен в обществе студентки театрального училища. Пара провела несколько часов за столиком в ресторане, целуясь и поедая сладости, после чего крепко держась за руки, покинула заведение. Интересно, что думает об этом Жанна?»

На следующий день Тамир позвонил Журавлевой с предложением сфотографироваться вместе за этим же столиком для журнала «Светская жизнь».

— Сделаем вид, что ты меня простила.

— Я обещала сыну прогулку в парке, — отрезала она.

— У тебя есть сын? А сколько ему лет?

— Девять.

— Я знаю хороший загородный клуб. Каких там только нет аттракционов для мальчишек. Можно пригласить вас?

Она согласилась. Сын Егор был поклонником репера и давно просил маму познакомить их.

Тамир заехал за ними на своей яркой эксклюзивной машине. Усадив мальчика на переднее сидение, она расположилась сзади, и весь путь была немногословна, развлекая себя просмотром мелькающего за окном пейзажа. А репер и Егор между тем быстро подружились. В парке они катались на автодроме с электрическими машинками, стреляли в тире, разглядывали окрестности с колеса обозрения, плавали по озеру на катамаране и лодке. Жанна предпочитала спокойный отдых, гуляя по аллеям. Потом они по-семейному обедали в летнем кафе. Воспользовавшись тем, что ребенок ушел смотреть представление с участием клоунов, Тамир наконец задал интересующий его вопрос:

— Ты разведена?

— Нет, я вдова, — ответила она и отвернулась.

У него еще было много вопросов, но он понял, что сейчас их лучше не задавать и решил поговорить о делах:

— На какую дату договорится с журналом?

— Не надо. Моя книга хорошо продается, твой альбом тоже. Я устала и хочу уйти в тень. Почему чтобы стать популярным, недостаточно быть просто талантливым? Как ты живешь под прицелом фотокамер столько лет?

— Я очень тщеславный человек. Все публичные люди очень тщеславны. Это как наркотик. И какие у тебя планы на будущее?

— Визы оформляю. Буду ездить на встречи по поводу выхода книги за рубежом. Осенью в Париж.

— Париж это хорошо, — задумчиво произнес он. Внезапно у Тамира появилось чувство, что за ним наблюдают. Окинув взглядом ближайшие кусты, он увидел нацеленный на них объектив фотокамеры.

— Разберись, — крикнул он мускулистому мужчине за соседним столиком. Она и не догадывалась, что за ними весь день следовала охрана. Отчетливо послышались крики и звуки ударов, но фоторепортаж их загородной прогулки все равно появился в прессе.

Жанна никогда бы не стала известной писательницей, если бы не овдовела. Десять лет счастливого брака пролетели как один день. Она не знала, что такое бытовые проблемы, материальные трудности и семейные скандалы. Беда случилась в яркий солнечный день. Авария.

И сама она, казалось, застыла, замерзла, умерла. Только когда обнимала сына, глаза наполнялись слезами. Чувствуя её состояние, сестра забрала мальчика к себе.

Жанна приходила с работы, превозмогая тошноту, пыталась поесть и ложилась на диван. Ей нравилось смотреть в потолок. Идеально белый он почему-то завораживал. Когда надоедало это занятие, она включала телевизор и бессмысленно переключала каналы, а потом не могла вспомнить, что смотрела полчаса назад.

Со дня смерти мужа прошло сорок дней, когда в ванной сорвало кран. Вода, казалось, была всюду. Она смотрела на брызгающий фонтан, не зная, что предпринять, и впервые остро ощутив себя беспомощной и одинокой, заплакала.

Однажды, включив компьютер, Жанна набрал в поиске «способы самоубийства» и внимательно прочитала предложенный статьи. По крайней мере, уходить из жизни ей расхотелось. Хорошо придумано. « Вдовы. Известные вдовы» снова набрала она. Так Жанна прочитала биографию Жаклин Кеннеди, женщины достойного поведения, достойной жизни и … смерти. Она никогда не впадала в панику и не пускалась во все тяжкие.

Жанна начала писать рассказы еще в подростковом возрасте. Пусть они были наивными, слегка глупыми почти всегда незаконченными, зато, перечитывая их, она могла вспомнить и хоть на мгновение вернуть себе ту романтичную девочку, которой была когда-то. Мыслей и идей у неё всегда было много, но не хватало стимула и желания выложить их на бумагу. Даже, когда, казалось, было свободное время, всегда находились другие дела, чтобы только не садится за компьютер. Жанна вспомнила о былом увлечении, когда, разбирая в шкафу, наткнулась на стопку тетрадей. Она пробежала глазами несколько страниц рукописного текста и то, что она прочитала, ей понравилось.

За одну ночь она написала рассказ и выложила его на сайте начинающих писателей, а на следующий день уже читала первые отзывы. Все они были положительными, а мелкие замечания справедливыми. Теперь Жанна знала, чем заполнить тоскливые осенние вечера.

Она скептически относилась к современной литературе. Хорошие книги есть, но их ничтожно мало. Печатается то, что хорошо продается: любовные романы, детективы. Она не осуждала людей, предпочитающих легкое чтение. Жизнь временами скучна и однообразна, а если зачитываться произведениями Йейтса и Мопассана, то можно вообще впасть в депрессию. Поэтому люди стремятся погрузиться в мир красивой любви и ярких событий. Её рассказы слишком серьёзны, чтоб стать «жвачкой для мозгов», но все же она отправила тексты в несколько издательств. Звонок раздался спустя полгода. Сборник рассказов, выпущенный небольшим тиражом, плохо продавался. Жанна не расстраивалась, заработать денег на писательстве она не рассчитывала. У неё была высокооплачиваемая работа.

Присуждение премии стало неожиданностью. Издатель до последнего дня скрывал, что отправил книгу на литературный конкурс. Так о ней узнали в России. Её творение хвалили, о Жанне Журавлевой говорили, с ней пытались встретиться. А она, получив внушительный аванс от издательства, уволилась с работы и принялась писать роман, сюжет которого вынашивала несколько лет.

Но прятаться вечно Жанна не могла, слишком много сплетен стало ходить о её персоне, появились первые самозванки, без стеснения дающие интервью бульварным газетам. Чтобы хорошо продать новую книгу издатель настойчиво советовал ей стать публичным человеком.

И Жанна сделала то, что должна была сделать.

Со дня смерти мужа прошло более двух лет. Появилось желание завязать крепкие и надежные отношения, желание встретить человека, который бы заменил её сыну отца. Мужчины появлялись, а она, не желая торопиться, сначала предлагала дружбу. Они с готовностью соглашались и быстро исчезали.

Наблюдая, с каким удовольствием сын проводит время с Тамиром, Жанна осознала, насколько сильно мальчику не хватает мужского внимания.

Репер позвонил ей через месяц с незнакомого номера.

— Ты где сейчас?

На Урале. Выступал в местном клубе.

— И как?

— Устал. Знаешь, после того, как мы перестали встречаться, я не могу писать.

— Ты думаешь, я виновата?

— А ты пишешь сейчас?

— Нет, пока почиваю на лаврах.

Это было неправдой. Второй роман был закончен, но Жанна не была им довольна, интуитивно чувствуя, что если не изменит сюжет, это будет провал.

— Когда я вернусь, мы поужинаем? Как старые друзья, без журналистов?

— Хорошо.

— Обещаешь?

— Обещаю.

И они действительно встретились. Интерьер ресторана показался ей знакомым.

— Это столик, за которым меня застукали папарацци, якобы изменяющим тебе, — объяснил он, — Наша встреча здесь без подвоха. Это мой любимый столик в этом заведении.

— Все в порядке. Если мне не придется обниматься и целоваться.

— Что, так не хочется?

Жанна замешкалась, не зная, что ответить. Её выручила случайная встреча. Тамир встал, приветствуя друзей:

— Знакомься, Влад и Кристи. А мою спутницу вы знаете.

— Помирились?! – шепнула ей девушка, — Я рада за вас!

Как же далеко они зашли, если даже близкое окружение репера не знает правду об их отношениях.

— Куда пропал? Не видно тебя совсем? – поинтересовался Влад.

— Я гастролировал.

— Знаю я, эти причины. В новую квартиру въехал, сразу фотосессию для журналистов устроил, а друзей нельзя пригласить.

— Поехали сейчас, — не растерялся Тамир. – Поедем? – посмотрел он на Жанну.

Квартира полностью соответствовала образу и характеру хозяина. Лаконично и все самое лучшее. Репер с гордостью хвастался техническими новинками, установленными в доме. Компания долго любовалась видом из окна с высоты птичьего полета. Всего два года назад Жанна была обычной женщиной, проживающей в однокомнатной квартире провинциального города, а теперь разглядывает погружающуюся в полумрак столицу, рядом с самым известным репером страны. Жизнь переменчива.

— А мы осенью решили пожениться, — неожиданно сказал Влад, смакуя французское вино.

И Кристи с увлечением стала рассказывать о предстоящем торжестве. Казалось, в предвкушении праздника, она уже представляет себя в белом платье и в окружении гостей.

Жанна неожиданно задумалась, в двадцать пять лет хочется идеальную свадьбу и идеальное платье, в тридцать пять лет – идеального мужчину, а что хочется в сорок пять? Не испытывать одиночества? Что она захочет в сорок пять лет?

Около двенадцати ночи Влад и Кристи засобирались домой. Она тоже встала, но Тамир сделал останавливающий жест. Девушка хозяина дома не уходит с гостями. Это неестественно.

Проводив друзей, они вопросительно посмотрели друг на друга. Первый раз наедине. Без свидетелей.

— Вызови такси, пожалуйста, — попросила она.

— Я отвезу.

— Я не за углом живу, потом назад долго ехать. Не стоит.

— Ты красивая. Очень.

— Хорошая фраза. Девушки обычно тают. Не надо меня соблазнять.

— Почему?

— Не хочу быть одной из…

— Не надо путать меня с моим образом с экрана. Большинство реперов, кидающих понты с экрана и снимающие в клипах обнаженных девиц, дома примерные семьянины с кучей детишек.

— Что ты хочешь этим сказать?

Тамир наклонился к ней и поцеловал. Потом его рука, украшенная татуировками, потянулась к её лицу, но Жанна, опередив его, подставила ладонь и их пальцы сплелись в замок. Делая вид, что целует репера в щеку и опьяненная сильным возбуждением, она жадно вдыхала запах его кожи и волос.

— Я хочу быть с тобой. По настоящему,- шептал он. – Останься со мной.

— Сегодня я не могу. Через несколько часов я улетаю в Париж на две недели. Я обещаю подумать, а пока вызови такси.

Вместе они вышли на улицу. Долго, словно подростки, целовались у подъезда, не обращая внимания на подъехавшую машину. На прощанье Тамир протянул ей связку ключей с брелком в виде футбольного мяча.

— Возьми. Это ключи от моей квартиры. Я буду ждать тебя.

Можно было остаться, рано утром вернутся домой, взять багаж, и отправится в аэропорт, но Жанна боялась ошибиться. Она не хотела страдать. После близости с мужчиной женщина, как правило, еще сильнее привязывается к партнеру и как следствие тяжелее пережить разочарование и разрыв.

Но испытывать влюбленность так приятно. Влюбленность – это полет, и ты легко поднимаешься утром с постели, с улыбкой принимаешься за дела, и весь день прекрасен, особенно когда в течение суток твои чувства подпитывают звонки и смс любимого.

Во время долгих вечерних разговоров она много узнала о его детстве, родителях, начале творческого пути, потом, смеясь, они обсуждали новости шоу бизнеса. Журналистам все-таки удалось сделать их снимки и в ресторане, и у подъезда в ожидании такси.

— Мы во всех газетах. Теперь никто не сомневается, что наш роман настоящий,- рассказывал Тамир.

— Хорошо, что здесь нет твоих поклонниц, а то порвали бы меня, — шутила она.

Жанна рассказывала о Париже, о встречах с издателями и читателями. Он обычно пытался разузнать, как прошел её день в деталях.

— Ты ревнивый? – наконец спросила Жанна.

— Немножко, — скромно ответил он.

К концу двухнедельного срока она с радостью узнала, что нет необходимости проводить в городе еще один день. У неё был выбор остаться или попробовать поменять билет. Жанна выбрала второе и уже в три часа ночи открывала дверь в квартиру Тамира, представляя, как будет будить любимого жаркими поцелуями. Не включая свет, она разулась в прихожей, прошла по комнатам, тускло освещенными ночными светильниками, встроенными в потолок и открыла дверь спальни.

На огромной кровати она увидела две обнаженные фигуры, слегка прикрытые простыней. Сначала Жанна решила, что это обман зрения. Потом, подумала, что репер одолжил ключи от квартиры одному из любвеобильных друзей. Она наклонилась над спящим мужчиной и её словно ударило током. Это был Тамир. Девушка была ей незнакома.

И Жанна пошла назад…

В полумраке коридора она нащупала туфли и зачем-то прижала их к груди. Долго стояла в замешательстве, не зная, куда положить ключи, и, наконец, повесила их на крючок для верхней одежды. В лифте она громко рассмеялась. Это была истерика. Интересно, у Жаклин Кеннеди случались истерики, она часто плакала от боли и разочарования??

В 8.30 Жанна стояла у дверей туристического агентства.

— Мне нужно срочно улететь, в отель, где как можно меньше русских, — сказала она. Название страны ей было безразлично.

В 15.40 она, удобно расположившись в кресле самолета, пристегивала ремни по просьбе стюардессы.

Её багаж был минимальным: несколько летних вещей, ноутбук и рукопись нового романа. Она наконец-то знала, как изменить сюжет книги. Творческий кризис вместе с любовью остался позади.

В гостинице Жанна жила уединенно. Завтраки и ужины ей приносили в номер. До глубокой ночи она писала, окруженная персонажами своего произведения, словно реальными людьми. А днем, просыпаясь поздно, съедала остывший завтрак, купалась в море, посещала сауну, а час послеобеденного времени обязательно проводила в спортзале. Чем старше становишься, тем больше усилий приходится прилагать, чтобы быть в хорошей форме.

Едва она встала на беговую дорожку, как в кармане завибрировал телефон. Этот номер знали только три человека: сестра, сын, издатель. Звонил последний.

— Привет! Как тебе файлы? – спросила она.

— Я не по работе звоню. Ты перед отъездом не могла все свои личные проблемы решить? Люди Тамира все две недели пытаются выяснить у моего секретаря, куда ты исчезла. А сегодня он сам сюда пришел. Короче, сейчас он в моем кабинете. Я дам ему трубку?

«Ну, почему она не может просто исчезнуть?»

— Хорошо,- тихо произнесла Жанна и через секунду услышала знакомый голос:

— Привет.

— Привет, — эхом отозвалась она.

— Ничего не хочешь мне сказать?

— А что надо говорить?

— А разве нет? Ты исчезла без слов. Я встречал тебя в аэропорту, но ты так и не вышла. В справочной мне сказали, что пассажир с такой фамилией на рейс не регистрировался. Хотя Жанна Журавлева это твой псевдоним?

— Ты не нашел ключи? – удивилась она.

— Какие ключи?

— Которые ты дал мне. Я прилетела раньше, ночью. Хотела сделать тебе сюрприз. Но ты был не один. Мне еще нужно что-то тебе объяснять?

Повисла небольшая пауза. Жанна устало присела на один из тренажеров.

— Я понимаю, мне нет прошенья, но это случайно получилось, я был пьян, а эти фанатки сами лезут в постель. Что мне сделать? Как искупить вину?

— А ты передо мной не виноват. Между нами по сути ничего не было. Только легкий флирт. Мы хорошие друзья. Надеюсь, ими и останемся.

— Подожди! Я не знаю, что сказать, но может со временем…

— Нет. Я не смогу встречаться с мужчиной, в котором я не буду уверена. Постоянно жить в страхе с кем он и где. Извини, мне нужно работать.

— Это ты меня извини.

Самым ужасным было то, что этот голос все еще был способен заворожить её сердце, заставить его биться чаще и мучится от тоски.

Где-то в десятках тысяч километров от неё Тамир в сердцах швырнул телефон о стену и, лишь разглядывая разлетевшиеся детали, понял, что это был мобильный издателя.

Нажав кнопку отбой, Жанна подошла к зеркальной стене. На неё смотрела еще красивая тридцатипятилетняя женщина. Можно иметь стройную фигуру и гладкое личико, но возраст все равно просочится наружу. Через глаза. В юности взгляд открытый, немного наивный, жизнерадостный, временами глупый и легкомысленный, а после тридцати – спокойный, озабоченный, задумчивый, часто уставший либо грустный, иногда циничный и даже стервозный. Сейчас в её глазах отражалась боль.

Внезапно у Жанны возникло чувство, что за ней наблюдают. Она успела привыкнуть к заинтересованным взглядам карих глаз любвеобильных мужчин из местного населения, но эти глаза были голубыми. Светлые волосы. Русский? Интересно, это единственный русский в этом отеле? Лицо показалось смутно знакомым. Ну конечно, это бывший муж самой эпатажной певицы российской эстрады, которая развелась с ним по собственной инициативе и после разрыва отзывалась о супруге только хорошо, благодарила за продолжающуюся заботу о дочери, которая не являлась их общим ребенком. Может это и есть тот идеальный мужчина, которого она ищет?

Телефон слабо пискнул. Пришло СМС от сестры: «Оцени новый трек Тамира». Жанна перешла по присланной ссылке, подключила наушники и встала на беговую дорожку. В песне говорилось о коварной девушке, влюбившей в себя мужчину и исчезнувшей без объяснения причин. Она и не догадывалась, что слышать голос Тамира, даже когда он исполняет песню, будет так невыносимо.

Спорт здесь не поможет. Лишь работа способна отвлечь от грустных мыслей. Жанна вернулась в номер, где до вечера писала, пока не почувствовала острый приступ голода. Время ужина. Переодевшись, она спустилась в ресторан. Присев за один из пустующих столиков в центре зала, Жанна медленно ела, наблюдая за людьми. Нередко именно так она находила интересных персонажей для своих произведений.

Неожиданно перед ней возник официант:

— Вам передали, — и он протянул букет декоративных ромашек. Жанна растерянно смотрела на цветы, но взять их в руки не решилась:

— Положите на край стола, пожалуйста.

Казалось, сейчас к ней должен подойти Тамир. Он нашел её и хочет искупить вину. Она очень хотела этого и в то же время боялась. Жанна подняла глаза и увидела блондина из спортивного зала.

— Вы так странно среагировали на цветы. Я сделал что-то не так?

— Это от неожиданности. Хотя в сорванных цветах нет ничего хорошего. Букеты вянут. Они обречены на смерть.

И зачем она это говорит?

— Все писатели немного философы, — усмехнулся новый знакомый и сразу представился:

— Макар

— А меня как зовут, вы знаете.

— Жанна.

— Я здесь инкогнито, — объяснила она, — Пишу книгу. Вы сохраните мою тайну?

— Можно было не говорить.

Разговаривая с ним, Жанна вдруг поняла, как сильно соскучилась по общению и русской речи. Что хочет этот мужчина? Флирта? Пусть будет флирт. Она устала быть одна. Может она хоть немного расслабиться? Тамир смог. Роман почти закончен и она решила, что хочет отдохнуть и развлечься.

Макар предложил завтра посетить памятники старины и посмотреть город. Жанна с радостью согласилась:

— Только после обеда. Мне нужно срочно закончить главу.

На следующий день во взятом напрокат кабриолете они проехали по побережью и направились вглубь страны, где в компании персонального гида посетили развалины древних построек, потом обедали на берегу горной реки. Раздевшись, Макар прыгнул в воду.

— Жан, смотри, что я нашел, — сказал он, подплывая. Она, не задумываясь, наклонилась, а мужчина, крепко схватив её за руку, потянул в реку. Вода оказалась холоднее, чем она ожидала, а берег обрывистым. На пару секунд она ушла под воду. Может, не стоит выплывать? Но Макар уже тянул её наверх:

— Извини, я не хотел тебя напугать.

Но Жанна молчала, разглядывая его лицо в мелких капельках воды, влажные волосы, и почему-то думала, когда будет прилично с ним переспать. Сегодня или лучше подождать до завтра?

Ужин прошел в одном из известных и лучших ресторанов побережья. Жанна, воспользовавшись услугами салона красоты, расположенного при гостинице, выглядела великолепно. Весь вечер она пила шампанское, чтобы заглушить остатки разума. Макар был за рулем и не смог составить ей компанию. Временами она ловила на себе его пристальный, изучающий взгляд. Она уже знала, что, возвращаясь среди ночи в отель, он свернет машину на безлюдный дикий пляж. Так и случилось.

Разувшись, Жанна подошла к кромке воды. Женщина в вечернем платье и мужчина в строгом костюме красиво смотрелись на фоне ночного моря. Оба молчали. Она вернулась к машине. Макар уже был сзади, прижав её и заставив, облокотится на автомобиль. Потом прядь за прядью нежно откидывал её волосы со спины, долго ласкал, его руки не знали границ, а губы жадно целовали шею. И когда Жанна уже совсем изнемогла от желания, он резко стянул платье с плеч, развернул к себе и вошел в неё. Успешные мужчины хотят повелевать и в постели.

До первых признаках рассвета они любили друг друга на песке, купались обнаженными в море.

Прощаясь с ней в коридоре гостиницы, он спросил:

— Обычно я присылаю цветы. Но что прислать тебе?

— Шоколада! – усмехнулась она.

Наутро Макар, как и обещал, прислал большую коробку шоколадных конфет. Открыв упаковку, Жанна прошла в ванную. В зеркале она увидела красивую, молодую женщину со счастливым взглядом и глупой полуулыбкой на губах. Хороший секс творит чудеса. И расслабляет. Работать совсем не хотелось, но в электронную почту уже пришло письмо от редактора с первыми замечаниями. Приняв душ, Жанна села за компьютер.

Тихий стук в дверь раздался вечером. Она встретила Макара в короткой атласной сорочке. Он что-то пытался ей сказать, но Жанна закрыла ему рот поцелуем и молча повела в сторону кровати.

Лишь спустя час бурных ласк, когда любовники расслабленно лежали на кровати, отдыхая, она спросила:

— Что ты хотел мне сказать?

— Нас машина ждет. Мы на концерт опаздываем.

Жанна лишь рассмеялась. Впереди её ждали волшебные дни полные приятных сюрпризов, интересных поездок, прогулок на яхте, много моря, только хорошая еда и страстные ночи. Она вели себя, словно молодожены на отдыхе, только с одним отличием никто не интересовался прошлым друг друга и не строил планов на будущее.

Когда в один из дней Макар сообщил, что вынужден срочно улетать домой, она восприняла известие спокойно.

— Появилось много дел, требующих моего присутствия, — объяснил он, — А ты когда планируешь вернуться?

— Через неделю.

— Как я смогу найти тебя?

— Давай без этого, — отмахнулась она.

— Ты о чем?

— Мы взрослые люди. У нас был красивый курортный роман. Никто никому ничего не должен. Я это понимаю, и давай не будем делать вид, что…, — но продолжить она не успела. Макар подошел и резко развернул её к себе:

— Ты что, воспринимаешь наши отношения как временные?

— А разве нет? – удивилась она.

Он был в бешенстве:

— Да ты первая женщина, к которой я хоть что-то почувствовал и которая ничего от меня не хочет. Я так устал от алчных малолеток. Собирайся! Ты летишь со мной!

— Извини, но я не готова.

— Собирайся! Ты летишь со мной! – снова приказал он и грубо схватил её.

— Отпусти. Я не вещь. Я не пойду!

Макар внимательно несколько секунд разглядывал ей, прежде чем сказать:

— Я напугал тебя. Не хотел. Но оставлять тебя я не хочу, особенно после твоих слов. У нас все может сложиться. Поехали со мной.

— Я не планировала уезжать раньше.

— Ты уверена?

— Да, — прошептала она.

Не оборачиваясь, он вышел, а Жанна принялась лихорадочно ходить по комнате. На самом деле она не была уверена, что поступила правильно. Тамир наверняка утешился в объятьях молоденькой модели. А что она? Она снова одна.

Жанна выпила бокал вина и встала под прохладный душ. А когда вернулась в комнату, телефон звонил, не переставая.

— Жан, они нашли нас, — услышала она обеспокоенный голос сестры.

— Кто?

— Журналисты. Окружили Егора во дворе, когда он гулял с друзьями. Стали задавать вопросы, когда он последний раз тебя видел, действительно, что ты его бросила. Напугали этим сильно. Он вернулся весь в слезах, закрылся в комнате. Журналисты ходят по соседям, деньги предлагают за информацию о нас. Местные алкаши за бутылку уже, что знали, все им рассказали.

— Дай трубку Егору.

Жанна слышала, как сестра стучала в дверь, просила сына поговорить с мамой, мальчика что-то ответил , но слов было не разобрать.

— Жан, он не открыл, сказал, что не хочет ни с кем разговаривать.

— Пожалуйста, не выпускай его из дома. Я постараюсь, как можно быстрее вернуться, и все уладить.

Когда уже желтая пресса потеряет к ней интерес! Одна, без помощи, она не справится. Сначала, она подумала о Тамире, но картина двух обнаженных тел в полумраке спальни, все еще слишком явно стояла перед глазами. Они больше не хорошие друзья.

Макар! Она выбежала в коридор. Лифт был занят, и Жанна бросилась к лестнице. Пять пролетов и она оказалась на нужном этаже. Дверь номера была приоткрыта, в спальне горничная перестилала постель.

— Где он? – спросила она по-русски, а после, спохватившись, перешла на английский язык.

— Постоялец выехал.

— Давно?

— Тридцать минут назад.

Жанна снова бросилась к лифту, тот приехал не сразу, но бежать по лестнице, пусть даже вниз не было сил. Спустившись, она металась по пустынному холлу гостиницы в поисках Макара, потом в отчаянии выбежала на улицу и только после этого поняла, что опоздала. Слезы выступили на глазах и потекли по щекам. Жанна повернула назад и в дверях столкнулась с тем, кого искала.

— Что случилось? – спросил Макар.

В ответ она разрыдалась. Чтоб не привлекать внимания, мужчина усадил её в машину, но там, кроме слов, «хочу к сыну», ему так и ничего не удалось разобрать.

— Хочешь к сыну. Поедем. Я попрошу помощника собрать твои вещи?

— Да, — согласилась она.

По дороге в аэропорт, ей удалось немного успокоиться. Макар зашел в Интернет, где уже появились первые статьи, про ветреную писательницу, которая, оставив сына на попечении сестры, занимается личными проблемами.

— Я плохая мать, — шептала Жанна, — Совсем забросила своего ребенка. Как я могла.

Может, деньги и не решают всех проблем, но, по крайней мере, они решают большинство из них. Тем же вечером, воспользовавшись услугами чартерных авиарейсов, она обнимала своего сына.

— Макар, — представился Егору её спутник, — Я друг твоей матери. Теперь мы будем жить все вместе.

На следующий день они действительно вернулись в столицу и поселились в загородном особняке Макара. Только рассмотрев убранство дома, Жанна поняла, насколько он богат.

Навестить свою квартиру он не советовал:

— Там сейчас дежурят журналисты. Даже если их нет, консьержи и дворники за деньги мигом сообщат о твоем приезде. Тебе нужно затаиться, пока шумиха не уляжется, а потом за хороший гонорар дашь интервью серьезному изданию.

Приглашенный стилист помог подобрать Жанне и сыну одежду, начиная с нижнего белья. Теперь у неё была большая гардеробная, а ванная комната, больше похожая на будуар, была уставлена только дорогой косметикой. Обслуживающий персонал занимался уборкой и приготовлением пищи, в её распоряжении всегда была машина с личным водителем. Но Жанна воспринимала, обрушившиеся на неё блага спокойно, почти равнодушно.

Когда Макар отсутствовал, она все время посвящала сыну: гуляла с ним на лужайке возле дома, учила уроки, играла, читала книги, всеми силами стараясь искупить вину за испуг и боль, которые были еще недавно пережиты её ребенком.

Теперь Егор учился в закрытой элитной школе, куда каждое утро его отвозили на машине. Первое время мальчику было тяжело освоиться в новом коллективе, но мать посоветовала проявить себя в том, что он умел лучше всего. В спорте. Егор подошел к тренеру и попросился в футбольную команду школы. Вскоре успешно выдержав испытания, он был зачислен в основной состав. После этого его заметили одноклассники и появились первые друзья.

Комната сына скоро стала похожа на склад дорогих технических новинок, Жанна забеспокоилась:

— Ты избалуешь ребенка, что из него вырастет!

— Он учится с детьми очень и очень богатых родителей, и если у Егора не будет хотя бы половины, что есть у них, они не будет воспринимать твоего сына в серьез, и возможно даже, что он станет изгоем, — возразил Макар.

Да, она мало, что знала о жизни и привычках состоятельной прослойки общества. Изменения в характере и поведении сына Жанна не заметила. Учителя его хвалили, но настоятельно советовали воспользоваться услугами репетитора по английскому языку.

— Мам, Макар будет мне папой? – однажды спросил Егор.

Она долго думала, прежде чем ответить:

— Отношения это так сложно. Воспринимай его пока как друга. Он очень много сделал для нас.

Все было слишком хорошо, чтоб быть правдой. В сказку она давно не верила, и первое время ждала подвоха. Может Макар окажется домашним тираном? Ии маниакальным ревнивцем? А может, на горизонте появятся толпы любовниц и бывших жен? Но Макар по-прежнему был вежлив, заботлив, внимателен. Похоже, он был из тех редких мужчин, которые, не спрашивая, берут понравившуюся женщину и искренне стараются сделать её счастливой.

«После смерти братьев Кеннеди, Жаклин искала защиты от всего мира». Тогда, два года назад, читая биографию знаменитой вдовы, Жанна не поняла смысла этой фразы. Зачем закрываться от всего мира? Но после случившегося, она стала ценить покой и уединение, созданные для неё Макаром. От всего мира её теперь защищали крепкие стены дома, а если она гуляла на улице, то высокий забор вокруг участка, если она передвигалась по городу, это было затемненное стекло машины, если шла по улице, то рядом неотступно следовала охрана. А однообразие спокойных дней только делало стабильным настоящее и прибавляло уверенности будущему.

Днем Жанна посещала салон красоты, много работала, изредка ездила в издательство. Вечера и выходные дни Макар, за редким исключением, проводил дома. Если задерживался, то обязательно предупреждал. Она любила ждать его в гостиной, встречать у порога, разогревать в полумраке кухни, заранее приготовленный поваром, ужин, смотреть, как он ест, а потом вместе подниматься по лестнице в спальню и падать, обнявшись, на кровать. Иногда, если он обещал придти слишком поздно, Жанна засыпала одна, но среди ночи в полусне ощущала на себе его ласки и поцелуи. А если она, укладывая сына, засыпала в детской, Макар обязательно приходил за ней и относил на руках в их спальню. Иногда ей приходилось засыпать одной, но, просыпаясь, она всегда видела его рядом.

Только спустя полгода Жанна решилась навестить свою квартиру. Консьержка улыбнулась при встрече и направилась с ней к лифту. Охранник остался внизу.

— Вам цветы приносили, но я не знала, что с ними делать, поэтому мы их не убирали, только увядшие букеты, — сказала женщина, нажимая кнопку с цифрой нужного этажа.

Перед дверью действительно в корзинах, вазах и горшках стояли цветы разных видов и оттенков.

— А от кого они?

— Тамир. Когда вы уехали, он каждый день приходил, а когда понял, что вас не будет долго, стал приносить цветы в вазах и специальных корзинах. Но потом, конечно, стал реже появляться.

— Как хорошо стоят цветы, — заметила Жанна, — Этот букет кажется совсем свежим.

— Так, Тамир был здесь сегодня утром.

Жанна замерла, словно её окатили холодной водой. Лицо стало белым, как полотно.

— Уберите это все. Неважно куда. Я теперь живу у мужчины, если возникнут какие-то проблемы, звоните секретарю в издательство. Мне передадут, — и она протянула визитную карточку.

Жанна зашла в квартиру. Захотелось лечь на диван и не двигаться, но она включила компьютер и впервые набрала в поиске слово «Тамир». На последних фотографиях, сделанных папарацци, репер выглядел изможденным и уставшим. Его клип на песню «Надежда» был лидером по количеству просмотров, но она так и не решилась его посмотреть.

Стоило Жанне с охраной выйти из дома, как консьержка позвонила реперу:

Она заезжала сегодня ненадолго. Сказала, что живет у мужчины.

— Хорошо. Я передам деньги через помощника, — казалось, Тамир воспринял информацию равнодушно.

Как и прогнозировал Макар, глянцевые журналы стали соревноваться в сумме гонорара за право взять у неё интервью. Жанна выбрала самое известное издание, которому поделилась, что счастлива, но имени мужчины не назвала, много рассказывала о новой книге, которая скоро должна была появиться в продаже. О Тамире она сказала:

— Он надежный друг, но мы расстались. Нельзя так рьяно выставлять свою жизнь напоказ, это разрушает отношения.

Отныне каждое интервью будет сопровождаться вопросами о репере. Личность её покойного мужа никого не интересовала, ведь он был обычным человеком. А Тамир будет преследовать её всю жизнь с афиш и рекламных плакатов, с экранов телевизоров и в эфирах радиостанций.

Под утро во сне ей вдруг послышался голос репера:

Ты была так близко в моих руках,

Но меня не тревожил потери страх.

Я всегда получал, что хотел.

Не за кем не спешил, никуда не летел.

А надо было умчаться с тобой,

В город любви, смотреть на прибой.

Тебя обнимать крепко рукой,

А после возвращаться домой.

И верить, что это навсегда..

Но ты не простишь меня

НИКОГДА!

Хотя нет, нет, нет, надежда жива!

Только открыв глаза, она сообразила, что это Егор, включив в спальне телевизор, смотрит по одному из музыкальных каналов новый клип Тамира. Сюжет был до боли знаком. Девушка застает любимого в постели с другой, а сам исполнитель читает свой реп, расхаживая по пустой квартире и круша все вокруг, об стену бьются стеклянные бокалы, телефоны, ноутбуки, журнальные столики и стулья. Последний кадр – это репер сидящий на полу, фоном ему служит разрушенная квартира.

Увлеченная просмотром, она не заметила вошедшего Макара. Лицо Жанны ему не понравилось. Ну почему, этих женщин вечно тянет куда-то?

Среди дня он снова зашел в её комнату, вытащил из туалетного столика новую упаковку противозачаточных средств и заменил точно такой же коробкой, только таблетки, содержавшиеся в ней, не препятствовали наступлению беременности.

Заставлять и удерживать было не в его правилах, но почему бы не подтолкнуть Жанну к принятию нужного ему решения?

Известие о беременности повергло женщину в шок. Ещё в юности она дала себе обещание, что будет крайне осторожна и родит ребенка только после того, как мужчина сам её об этом попросит. Когда аптеки переполнены множеством противозачаточных средств, как-то неправильно таким способом навязываться мужчине, заставлять жениться. Браки должны заключатся по любви, а не по залету.

Вернувшись из клиники, Жанна тенью ходила по комнатам, не зная как сообщить новость Макару, но он начал разговор сам:

— Мне не нравится твое настроение? Что-то случилось?

— У тебя есть дети?

— Да, двое от первого брака. Они живут в Лондоне. Почти взрослые, подростки. Я был бы рад малышу.

На следующий день в светском журнале появилась статья о предстоящей свадьбе успешной писательницы и известного олигарха. Это удачно совпало с выходом новой книги. Жанна снова была в центре всеобщего внимания. Издатель, которому совсем не нравился закрытый образ жизни подопечной, был приятно удивлен:

— Когда нужно, ты умеешь сделать себе рекламу.

В сопровождении Макара, она снова стала появляться на крупных светских мероприятиях, общаться с журналистами.

На одном из них, фотографы окружили женщину плотным кольцом так, что она потеряла Макара из виду. А когда толпа рассеялась, она увидела его в обществе Тамира. Мужчины увлеченно беседовали. Ей ничего не оставалось, как подойти ближе.

— Привет, — поздоровалась она. Глаза репера были скрыты за непроницаемыми стеклами очков.

Как назло, кто-то отвел Макара в сторону.

— Я слышал об изменениях в твоей жизни. Поздравляю! – Тамир снял очки и посмотрел ей в глаза. Таким же был его взгляд в тот вечер, когда он умолял остаться с ним.

— Я хочу сказать, — заговорила она, — что не держу на тебя ни обиды, ни зла. Я помню только хорошее. И прости, если я что-то сделала не так.

— Мне нужно только, чтоб ты отпустила меня, — тихо произнес он, незаметно касаясь её руки.

— Я отпускаю тебя, но и ты меня отпусти. Я хочу видеть прежнего Тамира, ловеласа и плейбоя, — она пыталась шутить, но вспышки фотоаппаратов уже прерывали их беседу.

Камера навсегда зафиксирует рассеянный взгляд и натянутую улыбку.

Жанна поспешила скрыться в толпе приглашенных, но людей вокруг оказалось больше, чем она ожидала. Лица, губы, руки, волосы сливались в одно безобразное месиво. Еще чуть-чуть и этот монстр способен задавить либо лишить кислорода. Помещение с табличкой «туалет» стало убежищем. Она присела на кушетку напротив раковин. В воздухе стоял резкий запах табака. В глазах потемнело. Мысль, что она может потерять сознание, вызвала приступ паники. На ощупь, словно слепая, она нашла в сумке телефон и нажала кнопку вызов. Последний абонент, с которым она разговаривала, был Макар.

— Я в туалете, — пробормотала Жанна, едва услышав его голос,- Мне плохо, забери меня отсюда.

— Иду, — был ответ.

Теперь можно с облегчением откинуться на спинку кресла и погрузиться в обморок, она уже не одинока. Помощь и спасение близко.

Следующие два месяца Жанна провела в больнице. Врачам удалось сохранить беременность. Макар по возможности был рядом. Почему так случилось? В тридцать шесть лет еще можно стать матерью, но организм уже не так крепок как в двадцать шесть.

Её палата была похожа на номер в дорогой гостинице, а медперсонал казался вежливым и компетентным, но больше всего Жанне хотелось домой, гулять на лужайке возле дома, спать на своей кровати. Она боялась, что придется провести здесь все месяцы до рождения ребенка, но неожиданно её выписали, заверив, что теперь все будет хорошо.

Вернувшись домой и погрузившись в ленивое бездействие, Жанна впервые задумалась о причинах внезапной беременности. Гинеколог так и не смог внятно ответить на этот вопрос, лишь предположил:

— Может, в один из дней вы забыли принять таблетку?

Втайне от Макара она отдала противозачаточные таблетки на экспертизу в специальную лабораторию, адрес которой нашла в Интернете. И вскоре она узнала результат:

— Ваш препарат подделка, но подделка странная.

— Почему?

— Обычно препарат- пустышка не содержит какого-либо активного вещества, а у вас – высококачественные витамины. Где вы приобрели препарат?

— В аптеке крупной частной клиники.

— Обычно такие организации имеют проверенных поставщиков.

Ей протянули упаковку с остатками препарата.

— Выбросьте, — попросила она и направилась к выходу. Оказавшись на улице, она посмотрела по сторонам. Поздняя осень. Скоро зима. Жанна отчетливо вспомнила выражение лица Макара в тот день, когда она бессмысленно бродила по дому, не зная как сообщить любовнику о неожиданной беременности. Он первым начал разговор. Его взгляд был пристально-выжидающим. По сути, он знал, что она хочет ему сказать!

Наверное, надо разозлиться, устроить скандал, разочароваться, но Жанна ничего не чувствовала, кроме усталости. Если бы существовал остров, свободный от мужчин, она, не задумываясь, уехала бы туда. Но она не может себе этого позволить. По простой причине. Она мать мужчины. И еще неизвестен пол будущего ребенка. Может, снова мальчик, снова сын. Поэтому надо продолжать жить в мире неидеальных мужчин.

Смирится с тем, что в её жизни был только один идеальный мужчина. Но он уже умер. Это отец Егора. Спустя месяц после планируемого появления на свет второго ребенка, будет четвертая годовщина со дня смерти мужа. Оставив новорожденного на попечение няни, она обязательно вернется в родной город и навестит могилу вместе с Егором. А потом обязательно еще приедет в день его рождения и в день их бракосочетания. Она будет праздновать все даты, тихо, внутри себя.

А выйдет замуж за Макара. Торжество будет закрытым и скромным. Платье будет кофейного цвета и свободного покроя. И живые лилии в волосах.

Нет особых причин жаловаться на судьбу. За несколько лет она взлетела так высоко, что даже страшно смотреть вниз. Миллионы девушек хотели бы сейчас оказаться на этом месте. Но это ТОЛЬКО ЕЁ МЕСТО.

А Тамир? Он послушался совета и снова стал прежним. Рядом с ним молоденькая шатенка. Пухлые губы, аккуратненький носик и скулы указывают, что, несмотря на юный возраст, девушка успела побывать на операционном столе пластического хирурга. Это дочь одного из самых богатых людей столицы. Тамир снова стал жить по правилу, когда выбирают не по сердцу, а по принципу: «Все только самое лучшее и дорогое».

А она будет продолжать жить в мире неидеальных мужчин, будет рожать, воспитывать и растить таких же неидеальных. И других уже не будет.

Идеальный мужчина: 1 комментарий

  1. По объёму почти как «Война и мир»… Кажется, немного растянут сюжет. Хотя очень интересное произведение и приятно почитать. Вдохновения Вам и острого пера. УСПЕХОВ ВО ВСЁМ!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)