Побежденный раб

— Дядя, купи кирпич!

…Саенко не сразу понял, что эта просьба, более похожая на требование, относится к нему. Рабочий день закончился бурной планеркой, поэтому, возвращаясь домой, и, продолжая мысленно спорить с оппонентами, инженер, только сейчас обратил внимание на мальчишку лет тринадцати, который преградил ему дорогу. Щуплый, в джинсах и в куртке от спортивного костюма, он стоял, с вызовом глядя на того, которого «тормознул».

Не собираясь ввязываться в разговоры и препирательства с этим искателем приключений, Саенко сделал попытку продолжить путь. Но, продавец кирпича опередил его – встав на пути и еще настойчивее повторив предложение о покупке. Инженера, как и большинство его сверстников, тоже воспитывали не только родители и школа, но и улица. Поэтому он понял, что этот юнец с гадкой улыбкой – сам бы не рискнул подойти к нему, пожилому мужчине, а послан кем-то, кто наблюдает за ситуацией со стороны. Ничего, не ответив просителю, Саенко повернул голову налево, к скверу, и сразу увидел в небольшом отдалении от себя тех, кто делал вид, что занят беседой. Уловив взгляд инженера, трое парней, один из которых выделялся короткой стрижкой и синевой наколок на пальцах руки, как-то даже лениво повернули головы в его сторону. А затем тот, что был с сигаретой в зубах, вразвалочку направился к инженеру и осмелевшему подростку, который уже бесцеремонно толкал Саенко в живот кирпичом, все так же навязывая купить его.

Разбор планерки отошел на второй план. Инженер оглянулся по сторонам, как бы ища, если не защиты, то поддержки. Но улица делала вид, что она – сама по себе и до других ей дела нет. Если этого мужчину остановила шпана, что просматривалось явно, то, наверное, он что-то сделал не так и обидел хулиганов. Ну, а если, даже, они сами пристали к нему, то – лучше не ввязываться. От таких – всякого можно ожидать. Обосновав это, улица убыстряла шаги и начинала смотреть в любую сторону, кроме той, где назревал конфликт.

…Между тем парень из троицы, раскачиваясь и поводя плечами, подошел к инженеру. Затянувшись сигаретой, он выпустил дым в его сторону и лишь потом, растягивая слова, сказал:

— Ты, чё, мужик, пацана обижаешь? Просит он тебя купить кирпич – купи! И не скупись! Ты же при деньгах, правда?!

…Сказав это, он еще раз выпустил дым в сторону Саенко, и зло сощурил и без того недобрые глаза.

Под сердцем у инженера что-то запекло и ему стало как-то тоскливо и нехорошо. Это ощущение всплыло из детства, когда с кем-то приходилось выяснять правоту на кулаках. Во время драки, это чувство переходило в злость, а потом в какую-то апатию и упадок чувств. Саенко, и мальчишкой, и, затем, будучи юношей, – всегда мог постоять за себя. Но драки он не любил из-за этого противного чувства тоски и безысходности, просыпающихся в глубине тела. К этому забытому ощущению прибавился сбой в сердечном ритме, который инженер предчувствовал еще на планерке. Ему стало даже жарко, отчего на висках выступила испарина, а руки мелко задрожали

От парня, пришедшего на помощь мальчишке с кирпичом, это не ускользнуло. Осклабившись, он снисходительно похлопал Саенко по голове.

Побежденный раб: 3 комментария

  1. Пронзительное в своей жизненной правде произведение. Искренне желаю удачи Вам и в конкурсе, и во всём дальнейшем творчестве. С уважением. bratchanka.

  2. Очень понравился рассказ: динамичный — и в то же время присутствуют философские размышления, яркие описания состояния ЛГ. 5.

  3. Произведение понравилось. Четко подмечены психологические переживания персонажа. Разве каждый из нас их не испытывал? Но концовка скомкана…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)