ЭЛИЗАБЕТ — глава 2

«ЭЛИЗАБЕТ — глава1
«“-«Какое странное чувство. Где-то там, в пространстве вращаются с бешеной скоростью черные и белые, вперемежку с красными, фигуры голограмм, интерференция картин сменяет одна другую, повторяясь с завидной последовательностью. Круги то сужаются, то разбегаются, и нет им конца. Хочется вырваться из этого плена наваждения или страшного сна, но отчего так тяжелы веки? Отчего тело не поддается желанию повернуться и почему, если уже утро я не слышу обычного пения птиц»? – Эльза прислушивается, … в ее сознание не малейшего шороха. Тишина давит и рождает чувство ужаса перед неизвестностью.  ее словно в клешнях.”………………………………………………….глава 1.

Герман, как и обещал, заехал за ней и Максимилианом в полдень и отвез в аэропорт. Проводив сына Эльза, вернулась домой. Квартира встретила ее непривычной тишиной с налетом безвыходного чувства тревоги. Раньше, когда она возвращалась с гастролей, дом встречал ее гвалтом, неразберихой, музыкой и криками сына, который кричал:
— «Муля! Муля! Ты мне, что привезла»? – не давая ей, даже опомнится и отдышаться, начинал со смехом и детским восторгом теребить ее пакеты. Алекс же, как всегда стоял в проеме двери, смотрел снисходительно на постоянно не меняющуюся с годами сцену встречи и широко улыбался.
Сейчас же, оставшись одна, она почувствовала холод внутри, который подкрадывался, словно она попала в заколдованное пространство, в стеклянный шар наполненный пустотой и тишиной, из которого не было выхода. Она, молча, ходила из комнаты в комнату, машинально собирала разбросанные в спешке сборов вещи, бездумно и механически складывала их, приглаживая ладонью, свернутые свитера, рубашки, галстуки мужа и сына, словно пыталась почувствовать тепло, недавно прикасавшихся к ним рук, дорогих ей людей.
Эльза подошла к компьютеру, нашла записи инструментальной музыки, поставила диск, включила и пошла на кухню. Достала большую чайную чашку сына, налила чай и устроилась в любимом кресле в уголке кухни, Она сидела, закрыв глаза, и слушала тихие звуки музыки. Иногда отпивала остывающий чай из чашки, которую держала в руках.
— «Вот и разъехались все». – Подумала она. Их дружная семья сегодня рассыпалась на осколки смальты, как мозаика, которые отныне будут вращаться, искрится, вспыхивать и гаснуть, хотя все еще в одном калейдоскопе семейных уз, но уже каждый поплывет по своей орбите. В этом был, какой-то для нее рок. Состояние вечного ожидания на протяжении всей ее, весьма благополучной и удачливой жизни цепко держало ее сердце в своих объятьях. Хотя Эльза никогда не показывала этого и не говорила об этом, но она всегда чувствовала это состояние, называя его: — «чувством вокзала».
-«Сын. Как же, быстро он вырос. Совсем недавно учился ходить, вставал, падал и снова вставал, но упрямо осваивал первые шаги, и вот уже покинул родное гнездо. Вышел из дома, не оборачиваясь, в стремлении покорять новые, неизведанные дороги. Сегодня стальная крылатая птица, взмыла в небо, унося его в новую взрослую жизнь, в неведомое. Как длинна будет его дорога обратно к дому, приведет ли она его к порогу детства или навсегда уведет в далекие странствия»? – Размышляла Эльза. Ее мысли прервал зуммер телефона. Она сняла трубку и услышала бодрый голос подруги:
-«Ну, что? Всех мужиков разогнала? – С напускной строгостью спросила Мери.
— «Разогнала!» – в тон ей, ответила Эльза.
-«А сейчас ты, конечно же, сидишь на кухне, забившись в свой любимый угол, как рапан в раковину»? – Съехидничала Мери.
— «Вот, вот и все же ты знаешь. У тебя, что камера слежения за мной»? И где же она установлена»? – Эльза улыбнулась и обвела свободной рукой кухню.
-«По-о-дру-га. Я слишком хорошо тебя знаю. Чувствую, что позвонила вовремя. Что-то у тебя голос слишком бодрый. Ты там еще не наматываешь сопли на кулак»? – Напуская, строгость в тоне спросила Мери.
— «Да успокойся ты. Просто сижу и пью чай, слушаю музыку. Так тихо, просто ужас. Я сейчас поняла, как я не привыкла к тишине. Вся жизнь, как нить на веретено, под скрип колеса, а тут просто мистика, словно все звуки исчезли, только чистая мелодия Шуберта и от этого еще страшнее». – Пожаловалась она Мери.
— «Смени музыку. Просто смени му-зы-ку. А теперь о главном, из-за чего звоню. Мы тут посовещались с девчонками и решили: завтра с утра, а можешь и сейчас, не откладывая дело в дальний угол, ты заказываешь билет и летишь сюда к нам. Никаких раздумий, никаких! «Нет», не принимается. У тебя отпуск! Считай, что у тебя отпуск. Проведаешь родителей, отдохнешь и пообщаемся. Мы соскучились. Ты хоть и звезда, но пора и к нам снизойти». – Мери все это произнесла на едином дыхании, словно боясь, что Эльза перебьет ее и не даст договорить. Но Эльза молча, слушала с детства родной голос любимой подруги, особо не вникая в смысл сказанного, улыбалась, и ей становилось теплее и не так уже одиноко. Она водила пальцем по краю блюдца под чашкой, словно замыкала в круг слова подруги, просто слушала интонации ее голоса и понимала, что та, что-то требует от нее.
— «Мери, не части. Давай все сначала, с чувством, толком и расстановкой». – Попросила Элизабет.
— «Так все понятно. Мы снова витаем в облаках, мы снова в своем репертуаре. Спустись к нам, смертным и грешным, дитя мое». – Проворковала Мери уже другим тоном. Этот тон был тоже хорошо знаком Эльзе. Вот сейчас Мери, как всегда, оставит свой вкрадчивый и интеллигентной тон. Закричит что-то суровым тоном, что бы привести ее в чувство. Она улыбнулась своим мыслям и приготовилась слушать.
– «Ты мамзель Пупкина, прости Господи, немедленно, утренним рейсом сюда к нам. Кетрин будет ждать тебя в аэропорту. Попробуй не прилететь»! — Это уже был приказ.
Эльза и сама собиралась как-нибудь проведать родителей, которые жили на Юге и, которых она в круговерти своей гастрольной жизни, видела очень редко. Но теперь спешить некуда.
-«Почему бы и не слетать и не порадовать родителей, встретится с друзьями детства. Сейчас время отпусков и многие ее собратья по цеху Мельпомены будут тоже там, да и с недвижимостью надо определиться. Ее подругам уже надоело поливать цветы, оставленные на их попечение в ее пустующей квартире. А, как славно было бы съездить еще и в горы, вдохнуть живительного воздуха седых вершин, пройти тропинками юности. Когда еще выпадет такое время, да и появится ли возможность вообще»? – Мысли вихрем пронеслись в голове Эльзы, и она бесшабашно приняла решение. Предложение друзей просто оказалось вовремя. Она схватилась за эту мысль, словно утопающий за соломинку.
— «Ну, хорошо. Я прилечу. Только сегодня маме говорила, что не знаю когда смогу приехать и вдруг свалюсь, как снег на голову». – Посетовала Эльза.
-«Ты еще сейчас начни рассказывать, что надо для начала назначить termin, и только после этого ехать к родителям. Да они ждут тебя постоянно. Им все едино, утро это или вечер, предупредила или нет. Брось свои Европейские штучки и будь проще. Неужели ты забыла, что у нас без спроса ходят в гости, встречают и провожают всем двором. Да-а-а, что с людьми делает цивилизация». – Протяжно и задумчиво закончила говорить Мери. Видно тоже задумалась.
-«Ты права. Позвони Кетрин, пусть встречает. Пока. До встречи». – Она кинула трубку на пуфик, встала и пошла, собирать вещи.
Телефон звонил еще несколько раз. Позвонил Алекс и сообщил, что он в зоне досягаемости и уже заменил московскую симку на парижскую. Странный, неужели не видно, что номер уже другой. Он протараторил, что погода нормальная, долетел, доехал,… говорил отрывисто и очень быстро, словно его чёлн подхватило бурной волной девятого вала, и несло в открытое море.
— «Вижу, -сказала она, — ну и славно, что номер парижский, а не с планеты Sijn-Tuliani». Ты Макса встретил? – Спросила Элизабет.
— «Эжен поехал за ним. Они еще не приехали, когда приедут, он тебе позвонит. Не волнуйся. Я перенес свой вылет в Англию на завтра, на вечер. Ты не переживай так, я помогу ему тут обустроится, а завтра сам отвезу его в Сорбонну». — Доложил он.
— «Как он там один будет? Совсем еще ребенок. Кстати, звонила Мери. Я завтра лечу на Юг». – Сообщила ему свою новость Эльза.
— «Ну, вот и славно. За Макса не беспокойся. Он уже взрослый. Справится. Тем более тут он, «как рыба в воде». Мы ему уже не нужны. Пока». – Только и сказал он. Внутри трубки щелкнуло, и она услышала гудок отбоя. Эльза покачала головой, не соглашаясь с тем, что сказал Алекс, словно продолжая разговор с ним, подумала, что Мери права, в том, что для любой матери ее чадо всегда останется ее ребенком в любом его возрасте. Сколько бы ни стало лет Максу, она всегда будет пытаться оберегать его, беспокоится, и ее душа всегда будет в тревоге за него, каким бы он не стал успешным в жизни. Его проблемы всегда будут и частью ее проблем, его успехи будут и частью ее радости.
Эльза решила, что не стоит собирать много вещей. Собрала все только самое необходимое. Надо собрать подарки для родителей, в принципе они давно были приготовлены, оставалось добавить милые сувениры для подруг и друзей. Получилось все же не совсем налегке. Сумка и пакет перекочевали к двери. Снова зазвонил телефон. Эльза машинально взглянула на часы и поняла — это Макс.
-«Муля! Это я»! – В его голосе была мальчишеская звонкая радость.
-« Я летел, летел, летел, как перелетная птица выше облаков и прилетел. Мусик, было так здорово. Ты не переживай. Я уже дома».
-«Хорошо, золотой мой. Отдыхай, устраивайся и не забывай звонить мне. Удачи малыш». – Вот и все. Еще много времени до утра и можно отдохнуть, а с утра и ее унесет в небо серебристая птица, только совсем в другую сторону от ее любимых мужчин……


Под крылом самолета очень медленно проплывали разнообразные картины, словно сюжеты с полотен известных русских художников. Казалось, стальная птица не летела стремглав, а парила в воздухе над облаками. Зеленые квадраты полей сменялись, как-то медленно, более темными пятнами лесов, меж которыми змеями переплетались, скручивались и разбегались клубки дорог. Кое-где голубыми, рыжими или почти черными, причудливо изгибающимися серпантинами, несли свои воды реки. Временами самолет нырял в облака, которые плыли навстречу их стальной птице, словно великие сказочные айсберги изо льда и пушистого белого снега. В их очертаниях и фантастических формах рождались образы то причудливых монстров, то милых и узнаваемых зверюшек. Утро было солнечное. Чистое голубое небо над ними, казалось бездонным. Чем большую высоту набирал самолет, тем небо над ним, становилось более синими и бездонным, словно они парили в космическом пространстве, все дальше и дальше отдаляясь от планеты Земля. Элизабет наслаждалась красотой Земли проплывающей под крылом самолета, делала снимки облаков-айсбергов с их причудливыми формами, пронизанными солнечными лучами. Постепенно облака над землей, стали все боле частыми, они теснились и наплывали, друг на друга белыми нагромождениями, все более и более закрывая от видимости ее красоту. Солнечные лучи все ярче и ярче играли вспышками, отражаясь от крыла самолета, проникали через иллюминаторы внутрь салона, превращаясь в солнечных зайчиков. Они скользили по лицам дремлющих пассажиров, перебегали по спинкам кресел, то взметнувшись, вверх танцевали по потолку, то падали вниз и весело резвились в проходе салона. Когда облака полностью закрыли от видимости землю, укрыв ее белоснежным пуховым покрывалом, Эльза принялась наблюдать за этими солнечными зайчиками. За ними было интересно наблюдать. В воображении танцовщицы складывались целые сцены танцевальных номеров. Танец эксцентричных солнечных лучей танцующих со стрелами проносящихся теней от облаков ассоциировались с образом прекрасной Галатеи, танцующей в окружении девяти муз.
-«Господа и дамы пристегните, пожалуйста, ремни…….. Наш самолет начинает снижение. По прибытии в аэропорт»……. Далее шла обычная информация улыбчивых стюардесс. Эльза посетовала, что не успела запомнить последнее фуэте возникнувшее, как мимолетное видение в красках солнечных лучей струящихся из иллюминаторов.

Через несколько минут шасси мягко коснулись посадочной полосы и в салоне авиалайнера раздались громкие овации, защелкали застежки ремней, и все пришло в движение, шум, гам, смех. Подключались мобильные телефоны, раздавалась музыка, вызывая абонентов. Лайнер плавно катил по бетонной полосе прямо к горам и встречам………
Эльза на мгновение задержалась на верхней ступеньке трапа, охватывая взглядом раскинувшийся у подножия гор городок. Над зеленой массой садов и парков, видны были только крыши домов и скрытые от взгляда дороги, которые казались лесными просеками, убегающими к вершинам гор. Легкий ветерок ласкал лицо, развевал волосы, нарушая привычный порядок прически, принося терпкие запахи трав горных лугов. Пахло полынью и медом, дикими грушами, имеющими неповторимый аромат. Эльза смело шагнула вниз на одну ступеньку, задержалась слегка на ней, протянула руки навстречу ласковому ветерку, да так и продолжила спускаться по трапу, и так же пошла через взлетное поле к выходу в город. Что-то чудесное и тревожное переполняло душу, и когда кто-то тронул ее легонько за локоть, она даже сразу не поняла, что дошла уже до здания аэропорта.
Она встрепенулась, что бы высвободить локоть, но услышала голос и машинально остановилась.
-«Госпожа Эльза Яновна предъявите, пожалуйста, паспорт». – Эльза повернула голову и увидела говорящего, это был молодой симпатичный паренек в форме пограничника. Эльза достала паспорт и только тут она явственно поняла, что сейчас она шагнет уже в пограничную зону Кавказского региона, с его действительностью, контрастирующую с красотой окружающей природы. Страха в душе не было, в голове пронесся только вопрос: — «Что принесет ей эта поездка».
-«Красивый мальчик», – отметила про себя Эльза, стало грустно, — «Что тебя тут ждет милое дитя», – подумала она и смело шагнула в здание аэропорта.
-«Лиза, Лиза!!!» — Эльза увидела, как навстречу ей, раскинув руки, бежит смеющаяся Екатерина. Глаза подруги сияли, как два чайных глубоких озера с блесками золотых песчинок, которые переливались и искрились. Эльза залюбовалась подругой, —
-«Да чего же чертовка красива, но какова судьба»… — а Катерина уже суетилась рядом, тискала в объятьях Эльзу, не давая ей опомниться, теребила и одновременно тащила Эльзу к выходу, словно кружа ее в вихре танца.
-«Пойдем, пойдем скорее».- Она тараторила без остановки, и вставить хоть одно слово было невозможно в поток ее восторженных восклицаний и междометий.
Эльза заметила, что некогда ранее красивые каштановые локоны, отливающие медью и кардамоном на солнце, и всегда послушные, разве только шальному ветру, развивающему их словно гриву вольного колхетинца, коротко подстрижены. Теперь прекрасное благородное лицо обрамляли, уже не каштановые кудри, а цвета благородной платины, прекрасно уложенные в модную прическу волосы. Чувствовалась рука, видимо высококлассного мастера, но эта прическа делала ее еще более привлекательной, хотя и более зрелой. От Катерины исходил поток положительно заряженных частиц искрящегося темперамента, совершенно несвойственного северянке. Катюша родилась в Питере. Окончила школу, институт и волей судьбы оказалась за полярным кругом. Там в Апатитах она вышла замуж, родила двух прелестных дочерей, да так бы, наверное, они никогда и не встретились с Эльзой, если бы…
Лет девять назад Катерина с мужем поехали в отпуск на Юг к морю на своей машине….
Эта жуткая авария перевернула страницы жизни ее семьи. Ровно год Катерина кочевала из одной больницы в другую, где врачи боролись за ее жизнь. Операции следовали за операциями. Все это время с ней рядом находился ее полный заботы муж. Он помогал ей справиться с последствиями тех мгновений катастрофы. Был и другом, и заботливой сиделкой, и заботливым отцом для детей. Через год врачи посоветовали отправиться Катерине к Югу и продолжить лечение. Так снова, волею зигзага судьбы она оказалась в Минеральных Водах, где родители Катерины смогли купить для нее квартиру. Через некоторое время Катюша узнала, что после аварии ее муж завел себе подружку, а по отношении к Катюше лишь выполнял свой долг, замаливая свои грехи, считая себя виновником случившегося. Подруга мужа уже ждала ребенка, и Катерина решила не возвращаться в Апатиты. Она собрала всю свою волю в кулак и решила сама бороться дальше за свою жизнь и за свое будущее. Со временем она нашла работу по специальности, там она и познакомилась с Эльвирой одноклассницей Эльзы, которая была консультантом на этой фирме. Эльвира приезжала раз в месяц на фирму консультировать Катерину. Они сдружились благодаря общим интересам и взглядам на жизнь. Обе были жизнелюбивы и стали опорой друг другу в непростой жизни обеих. Катерина часто в выходные отправлялась в городок, лежащий в подкове гор, в котором жила Эльвира и очень легко влилась в дружную компанию друзей Эльзы. Катюша в какой-то мере для всех стала примером стойкости и мужества……
Словно вихрем пронеслись эти воспоминания в голове Эльзы. Голос Катерины, словно из небытия вернул ее в реальность……..
-«Эльза! Тебе, что плохо от свежего воздуха, может тебя под выхлопную трубу авто»? – Катя смеялась заливистым звонким смехом, и, схватив, ее за руку пыталась тащить к площади, где плотными рядами стояли легковые машины различных марок, такси и маршрутки.
Только тут Лиза заметила, как к ним со всех сторон подходят таксисты и наперебой предлагают услуги. В этих гортанных, мягких, отрывистых голосах было собрано все разнообразие языков с их диалектами восьми окружающих этот аэропорт, республик.
-«Такси надо – Ставрополь? — Казаки», — выкрикивали одни. Другие предлагали Грозный – Чеченцы. Пятигорск — армянский и русский акцент. Владикавказ – Осетины-Аланы. Дербент — О, это особая песня. Тридцать три коренных национальности с их разными языками. Нальчик – Кабардинский гортанный перемешивался, с Балкарским и русским…… Их было много. Словно ты попал на форум Иерихона. Уехать отсюда можно было во все города только наземным транспортом и в основном только на такси. Аэропорт «Минеральные Воды» был узловым, так же, как и железнодорожный вокзал «Минеральные Воды» — это были такие виртуальные ворота городов-курортов Кавминвод от Минеральных Вод до Кисловодска, да и всего Северокавказского региона.
Эльза в недоумении смотрела на подругу и не понимала, куда та ее тянет.
-«Кать, а Кать, давай возьму такси. Есть же свободные». – Попыталась она задержать Катерину.
-«Слышишь? Не командуй! Тут тебе не там!». – Улыбаясь, ответила она и продолжала идти между рядов машин.
-«Вот сейчас выберем достойную и поедешь. Тебе какая лайба больше нравится? Беленькая, черненькая или…. Ой вот смотри какая красивая «Брызги шампанского» и новенькая и чистенькая». – Катерина показала на красавицу, действительно выбивающуюся своим шиком из общей массы автомашин, стоящих на площади в ожидании клиентов. Здесь стояли машины встречающих своих родственников, друзей и служебные авто, не только рабочие лошадки-перевозчики.
Она остановилась возле Peugeot, которая сверкала, отражая солнечные лучи, словно только, что из салона. Автомашина была с затемненными стеклами, и не было видно, есть ли кто в салоне авто или нет. Катерина слегка постучала пальчиком по стеклу и спросила.
-«Так! Пожалуй, вот эта. Она явно подойдет по цвету к твоим босоножкам»? — Критически с задумчивым видом оглядывала подругу Катерина. Она пыталась напустить на себя серьезный вид, но было очевидно, что это удавалось Катерине с трудом. Она снова поскребла стекло ноготком.
-«Что ты делаешь? Сейчас сигнализация сработает». – Воскликнула Эльза, непонимающе глядя на подругу, но вместо рева сигнализации, распахнулись обе передние двери авто. Эльза в замешательстве и смущении попятилась назад. Из недр салона появились сначала ноги, потом руки, которые тянулись к ней. Она еще не видела лица мужчины и в страхе отскочила на безопасное расстояние, пытаясь осмыслить происходящее, и тут она увидела смеющиеся глаза своего одноклассника, наконец, то вынесшего свое грузное тело из машины.
-«А-а-лька? – Выдохнула Эльза, А Алька уже сгреб ее в охапку и закружил, приподняв в объятьях над землей.
-«Испугалась? – Он осторожно отпустил ее из объятий, слегка отстранил, заглядывая в глаза, снова аккуратно прижал к себе и сказал:
-«С возвращением в родные пенаты дорогая». Эльза перевела дыхание, успокоено вздохнула и подошла ко второму мужчине стоящему рядом с машиной. Она пожала протянутую ладонь, и в почтении опустила голову. Мужчина подойдя к Эльзе, и приобняв ее по кавказскому обычаю, провел рукой по ее волосам и со спокойной улыбкой сказал:
-«Добро пожаловать домой дочка». –  Эльза невольно залюбовалась пожилым мужчиной. Седые, совершенно белые волосы окаймляли высокий благородный лоб. На его лице, которое дышало мужеством, словно рука великого мастера высекла его из куска чистейшего мрамора, разбегались от глаз мелкие морщинки. Три глубокие морщины, словно каньоны времени, пересекли лоб, Черные брови двумя стрелами уходили от переносицы к вискам, резко контрастируя с серебристой сединой волос. В его движениях все еще статной фигуры, и, несмотря на почтенный возраст, все еще угадывалась сила ветров гор, и только одни карие глаза улыбались доброй отеческой улыбкой. Чувствовалось, что ему доставляет удовольствие видеть сына в окружении друзей его детства. Он помнил их еще совсем детьми и теперь ощущал радость и гордость за них, как словно они были все его родные дети. Он помнил все, или почти все шалости их шумной ватаги, от которой стонала вся округа. И вот они выросли, стали известными людьми и уже их дети отправлялись в свой путь по жизни. Теперь никто не вспоминал об их шалостях, а относились к этим, не так уж и молодым, а скорее зрелого возраста людям с почтением и это доставляло им, родителям радость и гордость за детей.
Эльза перевела взгляд на сына, словно сравнивая их, но отец и сын были совершенно не похожи внешне, только глаза, смеющиеся карие глаза были одинаково добрыми и при всей внешней серьезности мимики лица, выдавали хорошо скрываемый взрывной характер горцев…
-«Лизка! Ну, хватит глазеть! Ты же или сглазишь отца, а еще чего загипнотизируешь! — По-свойски Алька подтолкнул Эльзу к машине. – «Поехали уже, у меня еще дел по горло». – Он повернулся к Катерине, и спросил:
— «Ты с нами, или как»?
-«Ну да. Выйду на «Руслане», сегодня надо на работу. К вам приеду завтра». – Она села в машину. По-хозяйски пристроила свою голову на плече Эльзы, взяла руку Эльзы в свои ладони, прикрыла глаза, испытывая тепло и умиротворение, которое передавалось и Эльзе.
-«Лизик! Я приеду завтра к вам. Сегодня поработать надо немного». – Промурлыкала Катерина в плечо подруге. Встрепенулась, попросила Альку остановить авто и выпорхнула, как легкий мотылек, оставив за собой легкий шлейф хорошего французского парфюма.
Вот и все. Они покинули городок и, выехав на автостраду, понеслись в сторону снежных вершин к самому их подножью………

Сейчас лежа в палате Эльза поняла, что память нехотя и лениво, но все, же возвращается к ней. Она нашла точку отсчета и медленно, но уверенно продвигается в лабиринте событий. Переведя взгляд на потолок, она увидела, все те, же танцующие тени от лап елей, клонимые ветром, но они танцевали свой бесконечный танец уже не так спешно, а в более медленном темпе, иногда застывая в таинственных образах. Наступал очередной рассвет и рассеивал страхи немого кино.
Эльзу радовало, что память, хоть и нехотя преодолевая запретные барьеры и картины прошлого, обретают краски насыщенные цветом и их цепочка укладывается в полнометражный озвученный фильм, со знакомым сюжетом. Но все, же она понимала, что в итоге она вспомнит и то, что послужило причиной ее пребывания здесь. Что же это принесет ей?…………..
Если бы Эльза в то утро, стоя на трапе самолета под ласковыми солнечными лучами знала, что ждет ее в скором будущем, ее, ее близких, друзей и знакомых и что послужило причиной ее нахождения здесь в палате, возможно, она повернула бы обратно и не пересекла бы пограничную линию аэропорта……..


Глава 3 – не пропустите. Самые трагические события. Все только начинается……. СКОРО……

“АЛЬПИЙСКАЯ ЗВЕЗДА” — ЛЕГЕНДА ГОР…
Писатель © zautok
НЕРЕАЛЬНАЯ ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
Писатель © zautok
ПОДРУГИ
Писатель © zautok
Таланты горного края. Отрывок из повести “Горожане”(Гл.7)
Есть еще Глава «ЛОРА» и много других, из повести «ГОРОЖАНЕ»

Автор: zautok

http://zautok.bloglit.ru/-добро пожаловать в мой блог- Новости литературы и искусства, проза, поэзия. http://sakura.bloglit.ru/ - фото галерея картин художников и очерки о творческом пути авторов картин. ***************************** Я по сути наблюдатель, и мои произведения, хотя и не автобиографические в прямом смысле, но отражают мой мир, являются результатом моих размышлений и наблюдений. Я пропускаю через призму моего понимания мира, моих эмоций, и поэтому в каждом из них отражена какая-то грань моего жизненного пути.

ЭЛИЗАБЕТ — глава 2: 9 комментариев

  1. @ Seliza:
    Думаю не разочарую. О таких событиях пишется трудно. Тем более нам не дано судить и оценивать все события жизни людей. Мы можем просто рассказать миру о том, свидетелем чего мы бываем.
    Спасибо Елизавета.
    С уважением. Надежда.

  2. @ zautok:

    Ну что же это такое, на самом интересном месте… Нет, на самом деле уже с нетерпением буду ждать продолжения. Написано шикарно! С теплом. И.

  3. @ Иван Татарчук:
    Ванечка все дело в объеме и событиях. О чем-то реально произошедшем всегда труднее писать. Когда люди и события становятся героями повести, надо всегда думать о их душе и постараться не обидеть ни словом ни своим суждением. Поэтому приходится отдавать материал для прочтения тем, о ком пишешь и согласовывать с ними, о чем они хотят, видеть в написанном и над чем нельзя пока еще снимать завесы. Надо не навредить, а помочь человеку понять степень происходящего и помочь поверить в свои силы, не давая никаких оценок никому.
    С уважением. Н.

  4. Прочитала залпом. Ждала с нетерпением этого продолжения, придётся видно ещё запастись на будущее. Да, о событиях, имевших место в реальной жизни, писать очень трудно. Я как — то начала повесть о двух мальчишках, испытавших свою судьбу, но закончить не могу, рука не поднимется продолжать, слишком ещё велика потеря. Но будет о грустном. Роман получается просто потрясающий. Написано прекрасным языком, обрисованы яркие неповторимые образы. Людей, словно, видишь наяву. Желаю удачи и вдохновения. С уважением. bratchanka.

  5. @ bratchanka:
    Ты Лора права. Но все же писать надо. Те кто ушел не должны быть забыты. Пусть хотя бы это будет в наших рассказах. И те, кто остался хотят этого. Но не всегда есть пора. Иногда нужно время осмыслить прошедшее и бывают обстоятельства, когда и писать то рано, так велики потери и нет ответа на происходившее и нет официальных оценок и можно ошибиться. А каждая наша ошибка может стать для кого-то роковой и обернуться трагедией. Все сложно. Даже то, о чем написано в этой главе, давалось нелегко. Друзья помогали и подбадривали и им огромное спасибо. И вам спасибо за прочтение.
    С теплом. Надежда.

    @ Иван Татарчук:
    Ванюша это жизнь. Она, как котел в котором варятся и молодые и старые, но, как в сказках никто не молодеет окунувшись в него, а лишь голову порой серебрит седина.

  6. @ Виталий:
    Спасибо Сынок. Вы всегда моя поддержка и мое вдохновение. Все, что я пишу — это для вас память, которая останется после меня. Своего рода летопись о людях среди которых прошло ваше детство, о событиях, которые и вам пришлось пережить наравне со всеми. Ваше мужество имеет цену и я горжусь вами. Вы — это все ради чего я живу.
    С теплотой и любовью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)