Животные (отрывок из книги)

…Мысль написать об этом подсказали мне полные слез глаза моей когда-то любимой девочки,а ныне дорогой московской шлюхи…

…Мысль написать об этом пришла мне в голову при виде порванных на одном колене брюк от Brioni,надетых на директоре крупного завода,упавшего в обморок на похоронах своего единственного сына…

…Мысль написать об этом не отпускала меня при виде послеоперационных рубцов на лице моего близкого товарища,попавшего в реанимацию прямиком из супружеской постели…

…Мысль написать об этом долбила меня при допивании второго пузырька корвалола на пустой полуночной кухне в веселой компании с пепельницей,доверху заполненной окурками…

Мальчики и девочки,юноши и девушки,дамы и господа.В моей повести нет ни слова вымысла.Это невеселые истории из развеселой жизни.Мы все знаем,что человек принадлежит к разряду животных.Но человека от животного отличает свод моральных понятий,впитанных с молоком матери и приобретенных в процессе взросления и становления.Я хочу рассказать вам о животных в человеческом обличье.Я изложу только факты,а где люди и где животные предлагаю решить вам.

История вторая.Гаврила.

Служил Гаврила хлебопеком,Гаврила булку испекал.Эта фраза из бессмертного романа Ильфа и Петрова могла бы послужить лаконичной формулировкой жизненного успеха моего товарища Санька.Выходцем он был из простой семьи.И родился,как говорится,между молотом и наковальней.По крови ему была уготована судьба миллионов совдеповских троечников доперестроечной брежневской эпохи.Формулировалась она просто:рождение,детский садик,школа до восьмого класса,ПТУ,в простонародье именуемое Бурса,и въябывание до смерти на каком-нибудь краснознаменном,ордена Ленина,металлургическом комбинате.С неизменными пьянками,набитием ебла по праздникам благоверной супруге,и спокойной смерти от цирроза печени где-нибудь в районе 60-ти лет.И должен вам признаться,годков до 28-ми Санек с заданной траектории не сбивался.После окончания ПТУ его потянула блатная романтика,и к упомянутым 28-ми годам спектр его уголовных интересов был чрезвычайно разнообразен.Рэкет,мошенничество,кража личного и государственного имущества неумолимо поднимали авторитет Санька в определенных кругах славного города Харькова,а две появившиеся судимости только подчеркивали правильность выбранной им дороги.Но было одно но,отделявшее Санька от миллионов жаждущих водки и крови люмпенов.Это был его ум.Умище у него был незаурядный.Он был тем,кого в народе называют самородок.Не имея ни образования,ни приподнятых родителей,ни денег,нихуяшеньки-он сумел сделать то,что было бы под силу не всякому мажору.

-Среди ночи слышу,кто-то в дверь рогами шкребется,открываю,а воно ж стоит на пороге,ну неуменяемое,-Оксана посмотрела на меня взглядом Клеопатры при известии о вторжении в Египет войск Октавиана.-Как в анекдоте,ты понимаешь.Пошло,блядь,в полдевятого мусор выносить в штанах спортивных и в майке,а вернулось,падло,в шесть утра,неуменяемое.-Оксанин малоросский сленг вызывал у меня чувство глубокого умиления.

Я готов был слушать ее часами.Кстати,забыл представить,Оксана,жена Санька,вторая жена.Заметьте,любимая.На мой взгляд,женитьба на ней была единственно правильным поступком за время продирания Санька сквозь буреломы преступного мира.Она была что называется огонь-баба.Полностью знакомая со всеми понятиями,выросшая на самых криминогенных харьковских окраинах,она за Санька была готова разорвать рот кому угодно.Включая самого Санька.А Санек страдал раздвоением личности.Одна его половина все время рвалась в семью.С крестьянской целеустремленностью он всячески украшал и обустраивал их семейное гнездышко.На отнятые у безвинно-убиенных деньги.Шучу.До этого дело не доходило.После очередного скока,выпив рюмку водки,раскрасневшись до покрытия наметившейся лысины испариной,Санек с удовольствием рассказывал нам,сколько он накануне вручил Оксане денег.Он называл это-«Дать гривня».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)