Бог устал

– Не скажи, – снова поднятый вверх указательный палец стал веским аргументом. – Есть бесспорные истины. Например, Бог есть? Есть. Иисус Христос был? Был. Апостолы были? Были. Рай есть? Есть. Наверное, и ад есть, раз ты существуешь.

– Бог есть, но это не то, что представлено в писаниях. Был и Иисус, но он не сын божий, а обычный человек. Правда, незаурядный, умный проповедник новой религии, которая тогда многим не нравилась. К тому же, он был из рода царя Иудеи Давида, и мог претендовать на престол предка, чего очень боялась тогдашняя власть. За это и поплатился жизнью. Вначале я даже не обращал на него внимания, потом, когда о нем стали говорить, пытался, как пишут в Евангелие, его «искусить», но «он не поддался». Я особо и не настаивал. Я знал, что обратить камни в хлеб, он не сможет, броситься с высокого храма он не решится – а вдруг ангелы не поддержат, от царств мира, испугавшись, отказался, так как он был беден, а бедному это не нужно, не в состоянии он понять, что значит владеть миром.

– Допустим. Но при земной жизни он делал много разных чудес, много добра сделал простым людям. Если бы он не был сыном Божьим, то как бы он, например, смог насытить пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч человек? А скольких больных он исцелил?

– Мне тоже интересно, как смог насытить и как исцелить? Я хорошо помню, что при его жизни никто об этом не говорил, это потом уже написали, когда его решили сделать святым, а без сотворенных им чудес в его святость не поверили бы. Приписав ему какие-то чудеса, его вознесли до Бога. Ну и отлично, святым он мне так же нужен, как и всему человечеству. Пока будут восхвалять его, меня будут хулить. У человека есть такие потребности, которыми ловко воспользовались создатели религии: человеку надо в кого-то верить, кого-то просить о чем-то, кого-то ругать. Я виртуальный – мне нравится это новое определение – и я существую, пока обо мне говорят. Это же распространяется на всех бестелесных.

– Надо заметить, что Христа не один человек возносил, телесный он, или нет. Да и сейчас возносят, потому что он действительно святой и все его учения святы, – нравоучительно заметил Семен Васильевич.

– Хотя прямых доказательств его святости нет, но пусть будет так. И учение его, которое описано в Евангелиях, для людей нужное. Для меня в нем тоже есть место. А возносят Христа не потому, что он Сын Божий, а потому что на знаменитостях всегда паразитируют, – это истинная правда. Вот, например, лично у вас уже есть критики, которые зарабатывают на ваших произведениях. Будет у вас биограф, который будет вас превозносить. Некоторое время они будут кормиться вашими трудами, но потом, когда к вашим книгам будет потерян интерес, вас забудут. А Иисуса не забывают до сих пор, не потому, что он такой великий святой, а потому, что его восхвалением кормится огромное количество людей. Кстати, вы тоже от этого пирога кусок имеете, и не плохой. Теперь представьте, что про него забудут, это же сколько людей останется без кормушки!? Так что, можете быть спокойны, Бога, Иисуса Христа, пророков и всех святых еще долго будут восхвалять, а меня поносить. Только вот Христос молился в пустынях, на горах, а нынешние служители справляют службы в прекрасных храмах с позолоченными куполами, говоря, что они следуют заветам Христа – высшая степень ханжества. Хотя, все они делают правильно. Кто пойдет в горы, в леса молиться? – единицы. А здесь блеск, богатство гипнотизирует посетителей, и они укрепляются в вере. – Засмеялся, пуская клубы дыма в потолок. – Я со своей братией ведь тоже церковников кормлю, если можно так выразиться.

– Мне сейчас трудно с тобой спорить. Торможу.

Семен Васильевич, действительно, был плох. Выпитое на голодный желудок и без хорошей закуски давало о себе знать.

– Так может, – Дион показал на бутылку, – клин клином?

– Не, больше не могу. Я норму знаю. Меня уже хорошо зацепило. Если я еще выпью, то я буду «синим роботом», и тебе со мной будет неинтересно, – произнес Семен Васильевич, четко разделяя слова.

– Не волнуйтесь, это мы сейчас исправим.

Сатана дотронулся бледной холодной рукой до головы Семена, пронзил его черными кружочками зрачков. Боль уходила, и голова становилась невесомой.

– Легче стало? Ну и хорошо. Теперь вы больше пить не будете.

– Что, совсем не буду? Ну, ты совсем оборзел. Я тебя просил? – искренне возмутился Семен Васильевич.

– Меня вы не просили, а вот Бога много раз, но вам Он не помог. Испытывает! – засмеялся.

Семен Васильевич притих, внутренне соглашаясь с Сатаной.

– Надо же, в голове посветлело. Научи.

– Этому научиться нельзя. Это, как говорят, Бог дает. Ну, так как, еще выпьем? – весело спросил Дион, вертя в руке бутылку.

– Не, пока нет. Сейчас, пока в голове нет мути, можно поговорить. – Семен пожевал огурец, сходил на кухню, напился воды. – Вернемся к понятию чуда. Бог с ними, со старыми временами. А вот как ты объяснишь неоднократные явления Девы Марии, например, не так давно в Португалии, в Бельгии, или схождение благодатного огня в Иерусалимском храме Христа, которое происходит ежегодно и в наше время?

– Какое же это чудо схождение огня? Это таинство, к которому, как мне известно, допускаются только два священнослужителя. Остальные видят результат таинства – огонь. Про сам огонь не знаю. Мне в храмы вход запрещен, а вот явление Девы Марии объяснить могу. Вы знаете, что такое галлюцинация?

– Ну? – угрюмо поинтересовался Семен.

– Она возникает тогда, когда человек очень хочет или не хочет что-то видеть. Вот вы, например, сейчас не хотите, чтобы ваша жена появилась здесь и увидела бутылки на столе и алкаша, развалившегося на стуле. Представляете, что будет?

Семен Васильевич не успел и вздрогнуть от представленного, а Лиза уже стояла перед ним в позе борца с алкоголиками. Семен Васильевич сжался, ожидая страшного, но Дион взмахнул рукой перед глазами хозяина, и ведение исчезло.

– Вот видите, как все просто. Поверьте, я ничего не делал, я лишь попросил вас представить все это. Вот так было и явление Девы Марии. Ну, может, немного иначе.

– Ну ты даешь, – Семен постепенно приходил в себя, – так и обделаться недолго, – счастливо засмеялся он.

Семен возбужденно вскочил, прошелся по комнате.

– С явлением ты меня убедил, – сказал он и, вспоминая, повертел головой. – Но то, что ты говорил о Боге, неубедительно. Если Бог есть, то его не забудут никогда. Он не позволит.

– Мы говорили не о Боге, а об Иисусе Христе. Это не одно и то же. Сейчас я не буду говорить о Боге, о том, что это есть на самом деле, мне это не нужно, меня устраивает то, что проповедуют служители Бога. Веря в Бога, они верят в меня. Так что, истинная правда мне так же не нужна, как и им.

– Почему же нам истина не нужна? – возмутился Семен. – Мы мыслящие существа, и нам правда нужна.

– Не советую докапываться до правды. Когда ее узнают, то будут разочарованы все, верующие и неверующие. Иногда даже опасно знать правду. К тому же, пока человек не знает всей правды, он будет верить и в Бога и в Диавола. Знаете, язычники верили в своих богов и были счастливы. Вы сейчас верите в единого Бога и тоже счастливы. В чем же разница? Ее нет. Всех людей делает похожими друг на друга вера в кого-то. Неважно в кого, главное верить.

Он налил себе и Семену водки, выпил сам, не заставляя хозяина. Семен, вздыхая, долго смотрел на полный стакан, но удержался, не взял.

Бог устал: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)