Ожидание и жизнь.

Радость — память о солнце детства, о его греющем, но не жгущем тепле, о его ласкающем свете, о забытом утре летнего дня.

Доски деревянного крыльца, зелень лужайки перед ним, блеяние овец, заглушаемое ревом коров, запах парного молока, запах утренней свежести и нового еще не прожитого, не изведанного дня.

Говор деревенских теток, провожающих коров в стадо, гортанные крики пастуха, его ругань и хлопанье бича.

Звонкие звуки струй молока, бьющего по цинковому ведру, размеренный говор матери, успокаивающей уставшую от продолжительного стояния и вспомнившую о своих многочисленных подружках, о свежей траве и раздолье поля, молодую корову.

Солнце греет, сидеть приятно. Последние остатки сна покидают тело, разум начинает осознавать чувства, вялость послесонья уходит.

Голова заполняется мыслями о ожидаемых радостях предстоящего дня: рыбалке, купании в реке, мальчишеских забавах с друзьями, походах в сады с их сладкими ягодами и густыми зарослями.

Сознание наполняется ожиданием нового, интересного, приятного. Оно живет ожиданием прерванной ночным сном жизни. Оно ждет нового, оно хочет продолжения, повторения этого вновь и вновь.

Ожидаемая бесконечность будущей радости и новизны, переполняет разум и чувства, находит и заполняет эмоции.

Я вскакиваю, одеваюсь и выбегаю на улицу. Она ждет меня, время бежит, а я еще дома, я обгоню его. Я быстро иду по улице, планов у меня нет, есть ожидание и желание.

Оно влечет меня к движению, к действию. Я обхожу друзей, возвращаюсь домой, беру удочки и бегу на реку. Черви! Я их чуть не забыл.

Река уже ждет меня. Она несет свои волны, в ней есть рыбы и я хочу их поймать. Я знаю, как это сделать. Я знаю, где это сделать. Рыбы не уйдут от меня.

Вот удачные старые места предыдущих рыбалок. Здесь я впервые поймал крупного, старого пескаря удочкой своего соседа и друга. Потом мы подрались, деля свой улов, и уже мертвый пескарь улетел в живую реку, как плод жаркого мальчишеского спора, как проявление родившейся и уже набирающей силу человеческой страсти.

А здесь были пойманы два больших окуня. Все думали, что их поймали мы с другом. И никто не догадывался, что моего окуня поймал мой отец и объяснил мне, что я должен врать и говорить всем, что это моя добыча.

Уже потом, страстно увлекшись рыбалкой, жизнью реки, я научился ловить рыбу, и мне стало везти.

Я просто жил на реке. На моем теле даже появились рыбные чешуйки, они присохли ко мне и я не замечал этого.

С началом рыбалки для меня заканчивалось время. Оно переставало отражаться в моих чувствах. Чувствам было не до него.

Они жили на кончике крючка с нанизанным на него червяком. Они прислушивались к натяжению лески, глаза прирастали к поплавку, жили его движениями.

И поплавок благодарно отзывался на внимание и заботу чувств о нем и его друзьях: удилище, леске и крючке с грузилом.

Он радостно дергался, сообщая о рыбе, поверившей червяку.

джерковые удилища какие выбрать, как выбрать и ответы на многие другие вопросы

Чувства передавали ощущение эмоциям и радость была бескрайней и полной. Она радость наполнялась от биения на траве берега пойманных рыб от их исступленной пляски, она жила ожиданием следующей рыбы.

Я шел вдоль реки, менял места, сидел на крутых берегах у глубоких омутов, на поворотах у быстрого течения.

Река дарила мне жизнь, её вода, течение, отражающееся в ней солнце, водяные лилии, ряска, водные насекомые, речные птицы и как дар тайны, как приобщение к глубинной, настоящей жизни реки пойманная мною рыба.

Многочисленные пескари, бледная плотва, наглые ерши, мощные и стремительные окуни. Редкие ельцы и чебаки и королева глубин речной жизни красавица щука.

Хозяйка омутов и гроза речных обитателей. Мощная, стремительная как смерть царица речного царства. Как мечтал я её поймать. Как был безмерно счастлив, когда загадочная река дарила мне обладание ею.

Пойманная щука лежит на берегу, она желанная помощница и исполнительница желаний. Может быть и мне, когда-нибудь повезет и я поймаю именно ту щуку, которая попалась Емеле. Это моя мечта и тайное желание.

Я ловил много щук и на блесну и в невод и однажды поймал её руками.

Щука это не пескари, она символ удачи и везения. Она знак благоволения реки к тебе, знак её признания твоего интереса к ней.

Если тебе подарена щука, значит река признала и полюбила тебя.

Она долго испытывала крепость, силу твоего желания познать её, проверяла силу твоей любви к ней и наконец-то поверила тебе, признала тебя.

Пойманную руками щуку я нес перекинув её, надетую на железную проволоку, через плечо и я шел с ней по центральной деревенской улице.

Окна деревянных домов были открыты, они словно приглашали лето в гости к себе.

И из открытых окон домов высовывались любопытные женщины и притворно-искренне удивлялись моей удаче и расспрашивали меня о пойманной щуке.

Так река отблагодарила меня. И я был переполнен этим даром.

Руки ощущали тяжесть огромной рыбы, ладони наслаждались её скользкой, влажной чешуей, глаза восхищались её огромной пастью с острыми как бритва зубами, мощным хвостом, толстым телом щуки.

Однажды река настолько полюбила меня, что хотела забрать меня к себе навсегда.

Я едва не утонул, нахлебался воды и испугался.

Холод воды, отсутствие воздуха, скользкое вязкое дно, темнота реки испугали меня.

Мне больше нравилось изучать её тайну, а не жить её жизнью.

Я предпочел, ловить, видеть и чувствовать рыб, приглашать их к себе в гости на берег.

Но я не хотел, боялся, стать её частью, жить с рыбами и лилиями я не захотел, предпочитая ходить к ним в гости, а не быть частью реки.

Ведь жизнь внутри тайны лишает тебя её. Проникновение в тайну и жизнь в ней называется взрослением.

И сколько людей, не выдержав, не поняв дара реки. Тонут, умирают, упав на дно реки, попав в окружение таких желанных раньше и прекрасных лилий. Видя себя в окружении таких желанных раньше рыб, от испуга от холода, от темноты и скользкого, топкого дна перестают восхищаться этой красотой, а начинают скулить и жаловаться на холодность и скользкость рыб, на недоступность и высокомерие лилий, вязкость речного дна, на холод и темноту воды.

И вот они обессилев падают на дно и захлебываются холодной, всепроникающей водой.

Той водой которая раньше так восхищала их, завлекала их новизной и дарила их тайнами.

А теперь дно засосало их, лилии спутали им руки и ноги, а рыбы бывшие устремления нынешних пленников реки, теперь едят их и отрывают куски плоти от их мертвых тел.

«Река обещала нам тайну, а подарила смерть» думают они.

И находят себе поддержку и понимание в беседах с рачками, мокрицами и насекомыми, которыми как и утопленниками, питаются рыбы.

«Эх, Река, Река за что ты обманула нас так, почему не научила нас плавать, не помогла нам, а ведь мы так стремились к тебе, ты так привлекала нас, манила своим течением, обещала познакомить нас со своими обитателями, обещала подарить нам рыбу, а сама обманула нас, утопила, засосала дном»

А кто-то увяз на мелководье и оно стало болотом, а он другом жаб и лягушек.

А кто-то стал водолазом и теперь живет в скафандре, он отгородился от тебя река, закрыл себя не доверяя тебе и он уверен в правильности своего выбора.

А кто-то плывет в лодке и не боится тебя, не понимая, что лодка может прохудится, дать течь, буря может потопить её.

И как мало хороших пловцов, которые наслаждаются, побеждая твое стремительное течение, как мало хороших ныряльщиков, а много людей со снаряжением и оружием ими приобретенным.

А я все так и сижу на берегу и жду щуку и ты река, так нравишься мне с моего места, во мне нет прежнего желания, но есть восхищение и радость от

Созерцания тебя.

Ты все та же, как и в годы моего детства, а я уже не тот, утерял я радость жизни, желания покорения её, и только живет во мне, как и прежде прелесть от созерцания твоей красоты.

Ожидание и жизнь.: 1 комментарий

  1. Очень душевно. Ностальгия по ушедшему счастливому детству и о реке. В этом столько много смысла. Что наша жизнь? Река, река, река……

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)