Бог устал

– Как меня только не называли, сейчас я даже всех имен и не припомню, – уклонился от прямого ответа гость. – А Данте показал меня таким страшилищем, что я ужаснулся. Но Бог особо не фантазировал, и всех мыслящих создал по единому шаблону, можете сами убедиться в этом, – он протянул руку, пошевелил пальцами.

– Точно, Воланд, – продолжал свою мысль Семен Васильевич. – Такой же культурный, предупредительный. Вначале. Но Воланд был в черном, а ты в светлом.

– С некоторых пор я подражаю вам, людям. Летом ходить в черном – это нонсенс.

– Видишь, и у нас можно кое-чему поучиться. – Семен немного подумал, наморщив лоб, словно решаясь на что-то важное. – А вот ты водку принес, а закуски нет. Это уже не по-нашему. Ведь знал, что у меня нет ничего. Жена давно уехала на дачу.

– Как не принес? Что там у Булгакова было? Икра была?

– Ты мне соленых огурчиков сообрази. Икру потреблять в таком состоянии – добро переводить.

– Огурчиков, так огурчиков.

На столе появились огурцы, порезанные вдоль на четыре части, и ломтики черного хлеба.

– Давай, наливай еще по одной, – смело приказал Семен, – и пить до дна. Ты у меня в гостях, значит должен делать, как я. Ну, вздрогнем.

Теперь Дион, вслед за хозяином, опорожнил стакан. Семен Васильевич некоторое время хрустел огурцами.

– Хорошие огурчики. Самый раз. Бочковые, с хреном (семена хрена), с перцем, с укропчиком. Не сам солил? – расплылся в улыбке.

– Нет, не сам. У бабки на базаре купил. Уж очень она их хвалила.

Семен Васильевич, хитро улыбаясь, погрозил гостю пальцем.

– Купил он. Ну ладно, теперь давай поговорим, – вытирая руки о штаны, предложил Семен Васильевич. – И давай на «ты», а то получается, что я тебе тыкаю, неудобно.

– Ничего страшного. Со мной говорят, в основном, на «ты». Я же встречаюсь со многими людьми, часто с персонами из высшего общества, даже с членами королевских семей, поэтому я взял себе за правило обращаться ко всем на «вы», – улыбнулся, – чтобы, так сказать, не путаться.

– А ко мне, какой черт тебя занес?

– Дела, понимаете, дела.

– Какие могут быть у меня дела с Дьяволом? Я свою душу тебе не продавал.

Гость весело засмеялся, снисходительно посмотрел на Семена Васильевича.

– Это все выдумки. Выражение «Продал душу Диаволу» придумано для непослушных церкви людей, еретиков. Не могли же церковнослужители признать свое бессилие перед непокорным человеком. Ни у кого я душу не покупал. Зачем она мне? Лишние хлопоты. Я в состоянии уговорить человека сделать то, что мне нужно и без покупки души.

Дион гордо выпрямился и посмотрел на Семена, словно решая, что заставить его сделать.

– Тем более, зачем ко мне пришел, мог бы подговорить меня на расстоянии, – не дал ему решить этот вопрос Семен Васильевич.

В руке у Диона появилась сигарета, он показал ее хозяину, испрашивая разрешения закурить.

– Валяй. Сам-то я не курю, – криво улыбнулся, – жить долго хочу.

– Правильно делаете. А пришел я к вам, потому что скучно. Хочется иногда побеседовать с умными людьми.

Семен Васильевич хмыкнул, скривив в улыбке рот.

– Я понимаю, Фауст был умным, Мастер, – с кем ты еще встречался? – Иисус Христос. Неужели и я отношусь к таким людям?

– Каждый человек умный по-своему.

Семен Васильевич засопел недовольно, видно обиделся, что его поставили в один ряд с каждым, но Дион не обратил на это внимания.

– К вам я заглянул еще и из любопытства: вы пишите очень интересные исторические и философские романы, в которых затрагиваете некоторые вопросы христианской религии на ее ранней стадии, хотя в душе у вас много сомнений по поводу верности всего, о чем вы пишите. – Помолчал. – Для меня все это выглядит, простите за прямоту, смешным, но народ вас читает и верит в то, что вы пишите.

– Это называется «сила художественного слова», – гордо сказал писатель. После небольшой паузы полюбопытствовал: – А почему ты решил, что я в чем-то сомневаюсь?

– Потому что любой здравомыслящий человек всегда сомневается. Для него абсолютной истины нет. Это нормально.

– Ну хорошо, пусть будет так. А о чем смешном я пишу?

– Это я так выразился, на самом деле там смешного нет ничего, там много неправды.

– Так уж и много, – обиделся писатель, – я пользуюсь хорошо проверенными фактами.

– Это вы про Библию говорите? – усмехнулся Сатана. – Давайте выпьем еще по одной. Хорошую водку я купил, не правда ли?

– Водка хорошая, да ты только одного малыша принес. Мог бы больше захватить.

– Обижаете. У меня ее достаточно.

На столе появилась еще бутылка.

– Ну, за знакомство, – произнес короткий тост Семен.

– Может что-нибудь посущественнее на стол? – неуверенно предложил гость.

– Нет, не надо, – отрицательно помахал рукой Семен Васильевич, – огурцов можно добавить. – Подсознательно он боялся быть чем-то обязанным Сатане.

– Как скажите, – согласился Сатана, – я могу и без еды. – И после непродолжительного задумчивого хруста огурцами возвратился к прерванному разговору: – При серьезных исследованиях на Библию ссылаться, использовать ее в качестве источника правды нежелательно и даже опасно. Можно оконфузиться или, – Дион пощелкал пальцами, подбирая выражение, – вляпаться, так, кажется, у вас говорят.

– Ты неправ. Сколько раз пытались отвергнуть Библию, исказить, очернить – не получалось. Она прошла проверку двумя тысячелетиями.

– Какую проверку? Что проверяли? Ее не исследовали на предмет правдивости изложенного, а всегда исходили из того, что это истина. А ее писали такие же люди, как и вы. Вы же писатель, и знаете, как это делается. Немного правды, а остальное – художественный вымысел. Правда лишь в том, что ее авторы жили две тысячи и больше лет назад. Как они мир понимали, так его и отразили в Библии, а позднее в евангелиях. Но они в этом вопросе были хитрее, если хотите, умнее вас. Вы как пишите: проведенные исследования (изучения, расшифровки и т.п.) показали… То есть, это лично ваше мнение. Пророки, особенно те, кто писал «Старый завет», говорили, что им было божье откровение. Попробуйте, перепроверьте, если Бог с вами не хочет не только откровенничать, Он даже знак не подаст, что существует.

– Да, здесь ты прав. Все это трудно проверить. А переписывать уже кем-то написанное неинтересно. Вот и включаешь фантазию. Иногда такое навыдумываешь, что самому неловко. Но надо же какую-то изюминку вставлять в романы, иначе читать не будут. Вон, Бернард Вербер пишет – туфта явная, а интересно.

– Как же, встречался с ним не так давно, говорил с ним об этом. Улыбается. А мне то, как раз, и надо, чтобы вы писали «туфту», ссылаясь на Библию. Этим вы только помогаете мне работать. Мне ведь что надо, – водка действительно была хорошая, и с одними огурчиками Сатана повеселел, разговорился, – мне надо, чтобы народ уводили как можно дальше от истины.

– Сам то, знаешь истину? – в отличие от гостя, хозяин становился от хорошей водки все серьезнее и серьезнее. – Истина, она ведь, – он помолчал, поднял палец кверху, посмотрел на гостя из-под насупленных бровей, – как говорят, одному Богу известна.

– Почему же только Богу? – обиделся Сатана. – Недооцениваете вы меня. По Библии я был создан Богом раньше, чем человек, и долгое время Он ничего не скрывал от меня, это потом мы разошлись.

– А почему? В Библии этот вопрос освещен неясно. Не хотели сор из избы выносить? – съязвил Семен Васильевич.

– Да нет, какой там сор, дело проще. – Дион поиграл пустым стаканом, вздохнул. – Знаете негласное правило руководителя? Не держи помощников умнее себя. Бог тоже знает это правило.

Сатана встал, распахнул окно, в комнату проник шум сумрачного города, вечерняя прохлада шевельнула шторы. «Луна еще не взошла», – тихо сказал он, и уже громко:

– Свежий воздух продлевает вам жизнь. Но свежий воздух и мне нравится, хотя мне это не нужно, я, как и ваш Бог, бессмертный. Нас придадут забвенью лишь тогда, когда исчезнет вера.

Он вернулся к столу и продолжил прерванный разговор об истине.

– Знаете, ведь правды бывают разные: одна, истинная и другая, та, в которую просто веришь. Все, что написано о Боге, обо мне, Иисусе Христе и других святых это как раз та правда, в которую просто верят. На этом и построена ВЕРА. «…Словами вера лишь жива», – помнишь, это я говорил еще Фаусту? Постулаты веры не доказывают, в них просто верят. Доказывают только истину. Библия – это набор сложных для понимания постулатов, которые каждый может понимать по-своему. Да и понимать незачем – надо верить! Вы даже единого Бога разделили на три ипостаси: Бог, Бог Сын и Бог Святой Дух. Чтобы непонятнее было, наверное. Из-за этого так много споров, так много правд об одном и том же явлении, так много религий и направлений.

Бог устал: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)