О непорочной матери Маньке Фироповой, её папаше Фире и лотерейном чемодане из египетского крокодила (рассказ)

У нас на улице произошла долгожданная, в общем, новость: Манька, дочь Анатолия Петровича Фиропова, или Фиры по-уличному, родила. Образовала, так сказать, очень хорошего мальчишечку, надежду уличного общества — три пятьсот весу, сорок восемь сантиметров росту. Очень приятно. Всем бы так.
Новость эта, конечно, вызвала всеобщее оживление ещё и потому, что Маньке всего пятнадцать лет (правда, выглядит эта кобыла лет на двадцать пять) и , главное, родила, так сказать, в свободном полёте, то есть, вне брака, поэтому Фира, её, повторяю, папаша, от этого факта оказался даже в некотором неуютном замешательстве. Он даже супругу свою, Манькину мамашу, её тоже Манькой звать, Марией Ивановной ( у них в родне этих Манек — как собак нерезаных. Нарочно, что ли, Маньками рождаются? Прямо смех какой-то. Никакой фантазии относительно разнообразия имён.), так вот он от такой радости Маньке-старшей по морде надавал и ходил после этого в полной растерянности. А ведь его наши уличные когда ещё предупреждали! Фир, говорили, чего это у твоей Маньки живот растёт так неудержимо? Случаем, она половой жизнью не живёть?
— Барбосы, — тут же начинал обижаться Фира. – Козлы похотливые. Всё у вас одно на уме. У неё, может, заболевание. Называется гормональный сдвиг.
— Ага, — охотно соглашались уличные. – Заболевание так заболевание. У вас в семействе у всех сдвиг. Как говорится, из родни да в родню. А на каком она, интересуемся, месяце?
Фира от этого вопроса обижался ещё больше и лез драться. Только наши уличные – это не его маньки: моментом в ответ надавали по сусалам. Морду фирину в гармошку собрали и даже «здрасьте» не сказали. Такой вот у нас на улице народ некультурный проживает. Нет, если его не трогать, то ничего, только матом обзывается. Но если попросишь как следует, то сразу в рожу. Это никогда не ржавеет, и с превеликим удовольствием.

Саму Маньку интересующиеся соседи тоже не обижали своим настырным вниманием.
— Маньк, а Маньк, — говорили ей при встречах. – Живёшь, что ли, половой жизнью-то?
— Чиво? – непонимающе подпрыгивали бровки у Маньки.
— Ты здеся тут нам не чивокай! – на всякий случай начинали серчать собеседники. Они были людьми серьёзными и к таким вопросам подходили ответственно.
– Ты прямо говори, как на партийном собрании: сожительствуешь с кем? Может, с деповскими? Или из рамнокузовного?
— Чиво?
Ей, Маньке, повторяю, пятнадцать по паспорту (по паспорту! А по богатырской внешности скоро будет все тридцать!), и она в силу своего пока ещё не совсем сформировавшегося миропонимания не может понимать, какой огромный груз социально-нравственной ответственности за развивающегося в её манькином чреве дитя, она взваливает на свои хрупкие девические по паспорту, но уже женские по физиологическому естеству и богатырские по размерам мышц плечи. Она, Манька, дура. У них в семье вообще-то все бабы такие вот… социально неответственные. Все кроме Фиры, да и то только потому, что он мужского пола.
— Ну, сношаисси? – не отставали собеседники. — Да ты не бойся, мы никому, может, даже и не скажем!
— Кажется, нет, — отвечала Манька, стыдливо и скромно тупя свои поросячьи бровки.
— Как это « кажется»? – удивлялись её настырные собеседники. – Так не бывает, чтобы кажется!
— Да не живёт она! –вступался за неё её нервный папашка. –Чего пристали? Сказано же вам, дундкам – заболевание. Ничего, поправится. Она у меня, вообще-то, здоровая.
— Конечно, поправится, — соглашались собеседники и головами кивали в знак одобрения. – В роддоме.
Фира в ответ опять обижался, опять лез драться, опять получал по соплям и опять постепенно успокаивался. А чего, спрашивается, обижаться? Ну, живёт и живёт! Подумаешь, какая невидаль! У них на улице все, может, живут – и, как говорится, на здоровье! Это, в конце концов, её персональное пятнадцатилетнее дело! Главное, чтобы родила нормально и чтобы не было мировой войны.

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

О непорочной матери Маньке Фироповой, её папаше Фире и лотерейном чемодане из египетского крокодила (рассказ): 5 комментариев

  1. Алеша. Снова в цель. Отлично и образно написано, а главное правдиво. Что-то я комменты разучилась писать. Поэтому 5х1000000000000000000000000000000000000
    С уважением.

  2. три балла — за попытку создания кавера на Зощенко. Идея рассказа вообще-то неплохая, и сам рассказ вышел позитивным, но абсолютно нереальным по описанной обстановке.
    В описаниях слишком много мусора, странных оборотов и просто ляпов. Вот, навскидку, некоторые :

    «Саму Маньку интересующиеся соседи тоже не обижали своим настырным вниманием.
    — Маньк, а Маньк, — говорили ей при встречах. – Живёшь, что ли, половой жизнью-то? «( наверное, лучше «не обходили настырным вниманием»)

    «… какой огромный груз социально-нравственной ответственности за развивающегося в её манькином чреве дитя, она взваливает на свои хрупкие девические по паспорту, но уже женские по физиологическому естеству и богатырские по размерам мышц плечи.» — ???

    «…и на срочно вызванной «скорой была увезена в родительский дом, где, не мешкая, произвела вышеназванного мальчонку…» — кавычки не закрыты. Родильный дом или родительский?

    «То-то мы смотрим, у нас на помойке бродильных собак поубавилось!» — может всё-таки «бродячих»? Слово «бродильный» Большой толковый словарь определяет как:

    БРОДИЛЬНЫЙ, -ая, -ое.
    Относящийся к брожению (1 зн.). Б. процесс. Б-ое производство. Б-ая колба. //
    Вызывающий брожение. Б. грибок. Б-ые дрожжи.

    «получка в морду » — нонсенс. Русские так не говорят

    «…поправляется не по дням, а по буквально, кажется, минутам» — очень неуклюжий оборот.

    «своего ребёньчика » — неуместный новояз. Так нигде не говорят.

    «Вместо этого она гордо гуляет с коляской и прочими уличными мамашами» — не смешно. Выглядит, как ляп,ошибка

  3. @ Алексей Курганов:
    Алеша, улыбчиво, типа: «Сидит заяц на заборе и кому какое дело, кого он ждет»

  4. @ quentin ws:
    Во-первых, спасибо за столь подробный разбор текста. Критику читать -приятного мало, мазохизмом не страдаю, но к действительно ДЕЛЬНЫМ мыслям и замечаниям ( а ваши -именно из их редкого числа) всегда относился и отношусь с вниманием и уважением. Теперь собственно по коментарию: да, Зощенко наряду с Шукшиным, Довлатовым, Астафьевым и некотрыми другими -мой любимый писатель, главное -у него есть чему учиться.
    Насчёт утрирования текста тоже соглашусь, что есть — то есть, иногда позволяю себе просто, как это сейчас говорят, «попристебаться». Насчёт того, что «русские так не говорят» -вопрос спорный, но опять же выяснять «КАК говорят» считаю бессмысленным: каждый слышит ТАК, как хочет слышать. Ещё раз спасибо за дельные замечения. С уважением. Алексей Курганов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)