Дневник Лары.(часть 5)последняя.

Страх.

Убираясь на кухне, ловлю себя на мысли : « Милый семейный вечерок… Я мою посуду, а за моей спиной развалился в кресле, щелкая кнопками на клаве ноутбука… Майкл Джексон…Бывают же повороты в судьбе…» Постепенно мысли, перетекая одна в другую, приводят меня в замешательство. Я уже забыла, с чего они начались, но вдруг холод сковывает мое сердце… Слова… Почему они так похоже звучат? «Страх»…и «Страсть»… На сколько долго это продлится? Когда я увижу в его глазах не страсть …а холод и безразличие…Когда его милое и детское «хочу» перестанет относится ко мне… …И не потому, что ты стала Ему неинтересна… Просто у него жизнь вошла в привычное русло – Он вернулся в свой мир, в свою вселенную…Где каждая песчинка кружится вокруг Него… И там тебе нет места… Лара…тебе пора… Уже давно пора… Лучше решить это сейчас и самой…Чем Он решит это за тебя! Никто и никогда не будет решать за тебя… Ты поклялась себе в этом очень давно…
Оборачиваюсь через плечо и наблюдаю за ним. Майкл опять что-то протанцовывает и пропевает про себя, тихонько двигаясь в кресле… На губах блуждает улыбка, он весь погружен в разбирание почты, я даже почти уверена в том, что он пишется с детьми. Словно почувствовав мой взгляд, он поднимает голову и чуть прищурившись, спрашивает:
— Тебе помочь?
— Нет, Лап…я уже почти закончила…
— У тебя странный взгляд…Что-то не так? – во влажных глазах застывает настороженность.
— Ну что-ты, сладкий… Все в порядке… — выдавливаю из себя улыбку. Я пытаюсь хотя бы на мгновение представить…что его нет… Его просто НЕТ в моей жизни! Душащая тошнота подкатывает к горлу… Как там у Скарлетт? Подумаю об этом потом…Завтра… Еще есть время…
Наверху, в спальне, раздается звонок моего мобильного. Вой сирены, заставляет его прыснуть от смеха, а мое сердце колотится …Этот звук я ждала на протяжении двух последних месяцев. Это Ларсон Шульц – мои глаза и уши мира… Хитрый лис, сводящий состоятельнейших людей планеты с дизайнерами и ювелирами. Проект! Новый проект… Стремительно лечу по лестнице и хватаю телефон:
— Йуууху!!!! Какие люди!
— И я рад тебя слышать, моя королева! – голос Ларса вкрадчивый и певучий. – Ты скучала?
— Конечно… Рассказывай! – мне не терпится услышать новости, а он сейчас разведет любовную прелюдию…коротенько, минут на сорок. Господи, только бы Майкл не поднялся наверх!
— Лара…Нет с тобой никаких сил! Неужели я как мужчина тебе совсем неинтересен? Я так мечтал о встрече с моей Ларой…
— Я тоже, мой милый… Мне просто не совсем удобно говорить! Или переходим на русский?
— О…нееет…Я давно не практиковал язык… Ну хорошо! Я уже чувствую, как вздымается твоя трепетная грудь, от нетерпения… Я прав?
Бесит!…Все бесит и злит!… Ненавижу… НО…Это бизнес, детка… Так, кажется , говорит Майкл…
— Ну…не томи, господин Шульц! – пытаюсь изо всех сил скрыть нарастающее раздражение.
— Лара, это японцы. Заказ твой, я уже прогарантировал даже твои камни! Те, что с «Кристи»… Свадьба…Стандарт – колье, диадема, кольца… Их интересуют изумруды и бриллы…Все стандартно! Но…
— Что ..но… — ненавижу его «НО»…Оно не сулит ничего хорошего…
— Лара, они готовы завтра же отправить аванс и делать у твоих итальянцев, если…ты отдашь им своего «Дракона»…
Я просто задыхаюсь от гнева…
— Ты сдурел? Я не отдам его!… Мы уже говорили по этому поводу! И не раз!
— Лара, это шесть миллионов фунтов…Очень приличные деньги! Им нужны очень хорошие камни…И твой «Дракон»…Папик влюбился в него с первого взгляда! У тебя есть время подумать – три дня…Это если ты надумаешь отдать «Дракона» … Время у них есть – они готовы работать только с тобой при любом раскладе – просто эта цифра уже озвучена…Решение по-любому — только твое!!!! Я не настаиваю и не убеждаю… Мои тридцать пять процентов во всяком варианте… Я знаю, что тебя переубедить очень сложно – решай… Жду твоего звонка. Целую…
— И я тебя… Я подумаю…
Закрыв телефон, стою как оглушенная и смотрю в окно…Как все не вовремя! Как же я скажу ему, что мне пора возвращаться?…
-Лара…Кто это звонил? – тихий голос выводит из оцепенения. Я резко оборачиваюсь и по его глазам понимаю, что он слышал почти весь разговор.
Майкл стоял, подпирая стену, засунув ладони в карманы брюк. Он пытался придать лицу безразличное выражение, но я видела, чего ему это стоило. Глаза лихорадочно блестели , он пытался не встречаться со мной взглядом, предпочитая рассматривать узор ковра на полу.
— Лап…Это по работе…Есть заказ, наконец-то мир размораживается после глобального кризиса.
— Ты уезжаешь? – его голос чуть дрогнул и стал совсем тихим.
Лара…Это твой шанс! Скажи ему «Да»! И вы одним этим словом развяжете весь клубок… Освободитесь от этого наваждения, в которое попали вдвоем…Просто…Одно слово… Между вами нет никаких обязательств и никаких признаний…И …Главное…НИКАКИХ обещаний! Вы свободны друг перед другом… Одно твое слово…
Меня начинает бить дрожь. Просто передергивает от холода ! Поеживаюсь и обнимаю себя за плечи. Я понимаю, как ему важен мой ответ…Но я не могу… Не могу ничего сказать! Воздух…Мне нужен воздух…Мне нужен ОН… Медленно поднимаю взгляд на постер над кроватью. Кинг Эмеральд – Король изумрудов… Что с ним случилось? Он уже не сияет, как прежде…Не завораживает своей глубиной и совершенством… Он сник и померк, превратившись просто в мертвое фото на стене…А как же моя мечта? Та, что заключена в цепкие лапы «Дракона»? Я рисовала это колье и диадему для себя… Это должно было быть украшение на МОЕЙ свадьбе… Зачем мне все это нужно?…Пусть забирают и будут счастливы! А у меня будет еще один день с НИМ… Еще одна ночь…Или еще хоть какое-то время, пока высшие силы что-то не решат за нас…Вот их решению я , пожалуй, готова подчиниться!
— Лара… — он смотрит в упор.
— Не сейчас…
— Что ты должна им отдать? Сколько это стоит – завтра деньги переведут на их счет… — в его голосе чувствуется металл.
— Ну что ты…Ты все совсем не так понял… Пойдем, я тебе кое-что покажу…
Проходя мимо, пытаюсь взять его за руку, но он как-то мягко отстраняется. Останавливаюсь и глядя ему в глаза, полные тревоги и боли, срывающимся голосом, шепчу:
— Лап…Давай не будем… Мне не легче, поверь…
Его взгляд меняется. Становится жестким и чужим. Но он молчит… Только шумное дыхание выдает его состояние…
Я разворачиваюсь и спускаюсь вниз, слыша его легкие , кошачьи шаги за своей спиной. Пройдя через весь первый этаж и минуя галерею зимнего сада, мы опять поднимаемся по лестнице. Я останавливаюсь перед дверью … Это моя мастерская – святая – святых. Сюда даже Алинка старается не входить без особой надобности. Это моя нора… Здесь рождались самые лучшие коллекции… Писались картины…Делались наброски… Этот порог никогда не переступал ни один из моих мужчин… Я распахиваю перед ним дверь и, пропустив кивком головы, включаю свет.
Он застывает на пороге. Потом тихо, крадучись, словно боясь спугнуть дух, живущий в этом месте, молча двигается вперед. Он внимательно рассматривает все, на что падает взгляд. Картины в подрамниках, просто наброски на листах, акварели с пейзажами и камни…Камни, вплетенные словно цветы в весенние венки, в различные украшения… Прошло не менее получаса, пока он смог выдохнуть:
— Это…все твое?
— Нет, Лап… На «блошином» рынке прикупила…для антуража – смеюсь, глядя в его изумленные глаза.
— Реально…Это восхитительно! Ты очень талантлива…
— Да, мой хороший… Это моя жизнь! Вот сейчас только найду ее кусочек – и отдам …в добрые руки… Мне он уже без надобности…
И добавляю по – русски… «Считай, что я покупаю еще какое-то время рядом с тобой»…
Кисти.
Подношу стул , чтобы достать папку с верхней полки. Забираюсь на него и, поднимаюсь на цыпочки, чтобы дотянуться. Он подходит и заботливо поддерживает :
— Давай я…
Смотрю на него сверху. Нет, мой милый… Свою мечту я должна достать и отдать своими руками. Улыбаюсь и отвечаю:
— Я сама…
Достаю папку третьего формата и отдаю ее в руки Майклу:
— Положи на стол.
Поднимаюсь опять на носочки, пытаясь найти еще что-нибудь интересное. УУУУУ…. Тут можно рыться часами. Опять чувствую его руки у себя на бедрах…Ага… Переживаешь, как бы я не навернулась! Улыбаюсь про себя, уже явно ощущая тепло, разливающееся по телу… Закрываю шкаф и, уперевшись руками в его плечи, опять застываю…утонув в его глазах. Через мгновение он не выдерживает и глуша стон на выдохе, склоняется к моему животу, словно пряча свое лицо. Прижимаю его голову и глажу, легко перебирая пальцами, шелковые и волнистые пряди волос. Мы долго стоим так в полной тишине, как будто в мире кончились все слова… Или мы уже все сказали друг другу…Наконец, он с трудом отстраняется и чуть приподнимая мою футболку, обнажив узкую полоску тела над шнурком спортивных брюк, припадает к ней губами. Сначала несмело и чуть касаясь… А потом включается язык… Влажный и терпеливый… Он медленно очерчивает грань ткани.
Я сжимаю руки в кулаки так, что ногти впиваются в ладони. Его прохладные пальцы касаются кожи , неспешно спуская брюки все ниже… Волна легкой дрожи пробегает по телу и с губ слетает стон. Я опять начинаю чувствовать эту возникающую внутри волну… Желание, и предвкушение наслаждения зарождается там, где сейчас остается влажный след от его языка… Он подхлестывает эту волну, слегка прикусывая кожу…и она катится дальше…Она наполняет неимоверной тяжестью грудь…ей тесно и она требует прикосновения, чтобы хоть как- то снять этот жар… Я сжимаю ее ладонями и он, провожая взглядом мои руки, поднимает выше футболку, полностью обнажая живот… Это на что-то похоже…На что-то знакомое и явно живущее здесь… Кисть… Наполненная водой и впитавшая в себя цвет акварели, она точно также касается влажного листа, оставляя после себя радужные блики… Они расползаются по белому цвету…И ты не можешь предугадать , как они лягут, превращаясь из цвета в цвет…Перемешиваясь и сливаясь друг с другом… Его дыхание обжигает, а огненные арабески, оставленные языком, до дрожи холодят нежную кожу…Его пальцы медленно рисуют на спине, заставляя в который раз вздрагивать от легкого прикосновения. Расстегнув застежку лифа, его ладони сменяют мои, лаская тяжелую, словно переполненную желанием грудь… Кровь начинает пульсировать в висках, когда же кончится эта пытка, и он одним движением втолкнет свой член в меня…Втолкнет властно, напористо, до ощутимой боли…и замрет на мгновение, дав прочувствовать каждой клеткой свое присутствие … Но…я не буду просить… Закусив губу от неимоверной тяжести внизу живота, поджимаю его под ребра…Ускользаю от его губ…Он нервно сглатывает слюну и ,заключая во влажный круг темный ореол соска, продолжает это сумасшествие…Чуть прикусывая и вылизывая он будто играет с ним, возбужденным настолько, что каждое прикосновение отдается в промежности, как легким разрядом тока…Ласково теребит зубами, касаясь при этом языком, прекрасно осознавая, что доводит меня до безумия… Нежно сжимая их между пальцами и чуть пощипывая ,он поднимает глаза… Он ждет…Ждет , когда я сдамся первая и буду просить…Звенящую тишину заполняет наше тяжелое дыхание. Ни стона…Ни всхлипа…Ни звука… Только вдох…выдох… И ожидание… Жестокая игра…
Убираю его руки, не отрывая взгляда от бездонных глаз, и спускаюсь со стула. Собираю все силы и на дрожащих ногах подхожу к столу, тяжело опираюсь на него руками, низко опустив голову. Слышу за спиной, как психанув от бессилия, он долбанул ладонью по стене и вышел из мастерской…
…Слезы… Они беззвучно катятся по щекам, а во рту привкус горечи и боли. Кот… Мой милый нежный Кот… Дурачок мой маленький… Поверь, так будет лучше… Я поднимаюсь с пола и, смахнув со щек соленые капли, открываю папку. Вот он – мой Дракон! Идеальная оправа для огромного изумруда… Сплетаясь гибким телом с ядовитым плющом , чудовище обвивало лапами камень. Крепко держало доверенное сокровище, храня и согревая спокойствием и любовью хозяина… Перебирая лист за листом и рассматривая изделие в разных проекциях, я успокаивалась… Умиротворение входило в душу, заполняя уверенностью, что я все делаю правильно! Я должна окончательно отпустить свое прошлое… Я будто балансирую на проволоке… Назад дороги нет…А впереди такой туман… У меня все будет хорошо!
Я не знаю, сколько прошло времени… Я рассматривала эскизы и решила подправить некоторые места… Не морочась с карандашом, взяла сразу кисть… И уже окунув ее воду, услышала шаги по лестнице. Сердце ухнуло вниз! Я была уверена, что он пришел прощаться… Не проронив ни звука, он медленно проходит мимо и садится в кресло. Меня словно нет…Не существует… Также молча поднимает с пола папку с эскизами и начинает их рассматривать. Успокоился ? Вот и славно… И тут мне в голову приходит идея… я давно уже хотела это сделать, но то не было времени…то не было подходящей модели… Держись, малыш! Сейчас я сведу тебя с ума… Кто-то не любит проигрывать? Кот, неужели ты до сих пор не понял, насколько мы похожи… Мы абсолютно одинаковы по сути… Набрав полную грудь воздуха я нарушаю долгую, томящую тишину:
— Лап… Можно я кое-что сделаю…
Не поднимая глаз, он отвечает в пустоту:
— Мне все равно…
— Я могу делать ВСЕ … что захочу?
— Абсолютно…- его голос бесцветный и глухой.
— Только давай договоримся сразу – это же твое решение…
Он медленно поднимает на меня взгляд…В огромных , бархатных глазах сквозит интерес и настороженность.
— Ты меня пугаешь? – он пытается сдержать улыбку.
— Нет… Просто прошу… Согласен?
— На что?
— Ты меня не трогаешь ни при каком раскладе! – выпаливаю фразу на одном дыхании.
Его брови взлетают вверх и глаза становятся размером с блюдца:
— Даже если ты меня убьешь?
— Пупс… Я тебе клянусь, что не сделаю тебе даже намека на боль…
Он откидывается к спинке кресла и с недоверием смотрит мне в глаза. Спустя мгновение он отвечает:
— Я согласен… Что я должен сделать?
Меня начинает заводить его покорность. Мальчик…Если бы только знал, на что подписалось твое тело! Главное…не сорваться самой… Не поддаться искушению и не проиграть окончательно самой себе…И, словно отрезая пути отхода, отвечаю:
— Ты должен раздеться,- и, поймав его торжествующий взгляд, добавляю – Я тебе обещаю… Что я тоже не притронусь к тебе своим телом…
В его глазах сквозит легкое смятение… Он медлит, пытаясь угадать , что я задумала… И все же он делает выбор… Медленно поднимается с кресла и снимает пиджак… Футболку… И вопросительно смотрит на меня.
— Лап… Здесь очень тепло… Обещаю, если тебе будет некомфортно – я все закончу в один миг!
Он очень напряжен. Глядя прямо в глаза, словно бросая мне вызов, расстегивает джинсы… Оставшись в одних «боксерках», Майкл нетерпеливо облизывает губы…
— Ты готов?
— Вполне… Или это тоже снять? – опять бесцветный и уставший голос.
Окидываю оценивающе его фигуру. Красивое тело… Уже исследованное мной вдоль и поперек… Мой язык и губы , кажется знакомы с каждым его изгибом… Длинные стройные ноги… Слегка сутулые плечи, словно старается казаться ниже… Гордая и царственная посадка головы… Шея… Сильная и длинная, сводящая с ума… Она словно манит, чтобы ее обвили руками и покрывали поцелуями…Ямочка между ключицами…как я люблю касаться ее кончиком языка и видеть, как он при этом жмурится от удовольствия… Лара! Ты опять съезжаешь!!!! Стоп! …Беру в руки платок и бросаю ему:
— Завяжи глаза!
— Лара…Я не буду этого делать…
— Я прошу тебя… Верь мне! Ты должен мне верить…
Он последний раз вопросительно заглядывает мне в глаза и, с тяжелым вздохом, завязывает платок.
— Садись в кресло …и расслабься… Расскажи мне что – нибудь, мне нужно две минуты… Тебе помочь?
— Нет… думаю нет… Тем более, ты обещала меня не трогать.
Он устраивается , вытянув ноги и скрестив руки на груди. Пытаясь побороть недоверие , он начинает тихонько напевать. Я беру палитру и ….начинаю мешать краски… Медовая акварель – детский сад… Яркая, сочная зелень! Главное выбрать основу – дальше будет чистый цвет… Я сделаю из него ядовитый плющ… Красивую и грациозную лиану, оплетающую все…что попадается на пути…Я беру самую большую кисть из «белки», самую мягкую и самую пушистую… И, окунув ее в теплую воду, набираю цвет…
…Едва кончик кисти касается пальцев его ноги, он вздрагивает и начинает хихикать :
— Детка… Я боюсь щекотки…
— Потерпи , сладкий… Ты сейчас привыкнешь… — улыбаюсь, видя , как он оттаивает и становится опять моим пушистым Котом…
Я стараюсь рисовать максимально быстро, чтобы не дать коже привыкнуть к прикосновению . Чередуя длинные мазки с короткими, едва ощутимыми касаниями , поднимаюсь выше… Листья и стебель плюща, переплетаются причудливым узором, обвивая ноги Майкла… Чем выше поднимается кисть, тем …жестче становится его дыхание… Он замолкает, прислушиваясь к себе и к этим новым ощущениям. А влажная кисть скользит дальше… Она оставляет после себя зелень листвы, перетекающую на внутреннюю поверхность бедра… Начинается самое интересное! Я склоняюсь ближе и ему кажется , что вот –вот будет прикосновение моих губ к его коже…Он даже чуть подается мне навстречу… И я действительно касаюсь…своим дыханием и не больше…
— Чшшшшшш…. Мой мальчик…. Самый красивый мальчик на свете… Мой котенок…- шепчу , на одном дыхании, обжигая его кожу. Опускаю кисть в воду и просто топлю ее в палитре. Я знаю, на что похоже ее прикосновение. На лижущий, влажный язык…Касаюсь тела сначала легко, намечая контур. А затем на поверхности возникает сочный и яркий лист, подчиняясь уверенному и безостановочному движению моей руки. Собранные мягкие волоски беспрепятственно скользят по бедру, согретому моим дыханием… Я слышу, как Майкл ,сквозь стиснутые зубы, шумно втягивает в себя воздух. Он пытается отодвинуться от этой блуждающей по его коже влаге, но уперевшись в спинку кресла, сдается…
— Лара… — тихий стон, словно пытается что-то изменить.
— Тише… Тише, мой сладкий… Мой хороший…
Я шепчу по- русски, сознательно протягивая шипящие. А кисть лижет дальше. Еще выше…Безостановочно ласкает его . И я начинаю завидовать ей…Это она, а не я начинает пробуждать его… Продолжая рисовать на автомате, не могу отвести глаз от действа, совершающееся перед моими глазами. Пульсируя толчками, его член начинает набирать силу и мощь. Словно волшебный цветок, забравший в себя за день все солнечные лучи, отдает их силу, чтобы раскрыться и покорить весь мир… Меня обдает жаром, в руках появляется дрожь. Мне так хочется выпустить его на свободу из уже давно, ставшего тесным, белья… Он бьется в этой тесноте, точно мощный зверь, попавший в западню…Но… У меня нет на это права… Снова вода и цвет , как очередной вдох… И следующий лист…как выдох… Его пальцы сжимают подлокотники с такой силой, что белеют косточки на руках. Его закрытые глаза дают возможность максимально обострить слух и осознание прикосновения. Нервы обнажены до предела, именно этого я и добивалась!
— Боже… Майкл… Как ты прекрасен…Как он великолепен… Если бы ТЫ это видел…Как он бьется…пульсирует…вырывается на свободу…От этого можно сойти с ума…
Я медленно проговариваю эти слова, почти припадая губами к его коже . Голова кружится от близости к этому божеству и невозможности коснуться его…
Он пытается поймать ритм прикосновений кисточки, чуть подаваясь ближе к цвету, бедрами. Я двигаюсь дальше и касаюсь темной дорожки волос, внизу живота. Он вздрагивает всем телом и снова пытается ускользнуть… И следующий толчок члена перед моими глазами…Словно он просит и рвется мне навстречу… Возьми…Он выгибается с глухим протяжным стоном, усиливая нажим кисти. И стебель лианы на его животе слегка меняет направление, устремившись к соску. Меня начинает бить озноб, а внутри все горит и дрожит от нетерпения и желания. Я жду его голос… Только его голос может это остановить. Но он молчит . И только тяжело вздымающаяся грудь говорит о его возбуждении. И опять шепот… Мой шепот…
— Чшшшшш…. Еще чуть-чуть…Ты моя умница….мой хороший…мой родной…
Мне начинает казаться, что я уговариваю себя , а не его. И не могу уговорить… Свободная рука скользит по груди, касаясь сосков, и опускается ниже. Вот так …хорошо и почти спокойно… Я начинаю тихонько ласкать себя, понимая, что нарушаю правила игры. Но я боюсь за себя, я уже чувствую вкус его члена у себя во рту… Хочу избавить его и себя от этой муки… Хотя бы согреть его в своих ладонях, просто пробежаться языком по головке и чуть втянув ее в себя губами, отпустить, смочив слюной… От этих мыслей начинает кружиться голова. При этом я продолжаю рисовать, набрасывая листву на его грудь. Временами, он чуть задерживает дыхание, а потом тихо стонет на выдохе. Чтобы дотянуться выше, поднимаюсь с колен, и слегка касаюсь грудью его, возбужденного до предела … Вздрагиваю…И тут же слышу его голос , наполненный мольбой:
— Возьми его…Я хочу… — и тут же добавляет уже совсем тихо, — Я прошу тебя, детка…
Изо всех сил пытаюсь выдержать паузу. И опять его просящий голос:
— Лара… Я больше не могу… Я сейчас сдохну…
Одним движением сбрасываю с себя футболку и давно расстегнутый лиф. Он чуть поднимается навстречу, давая возможность стянуть «боксерки». Сжимаю груди ладонями, пропуская между ними его огненный ствол. Подаюсь вперед, ловя вожделенную головку губами. Он с упоением погружается в наполненный слюной рот и сильнее , уже сам сжимает мои груди руками.
— Господи…Какое блаженство…
Он проталкивает его глубже и дальше… И мне начинает казаться, что я сейчас задохнусь от его напора…Словно почувствовав это, Майкл одним движением срывается с кресла, опуская меня на ковер. И мгновенно стянув остатки моей одежды, резко входит, заполняя внутри все пространство без остатка. Я взвизгиваю от боли, пытаясь вырваться из его рук и соскочить…Но его голос, словно из забытья… «Девочка… Маленькая…. Потерпи…Ну пожалуйста…» Он бормочет эти слова на каком то стоне или хрипе…И я чувствую, что меня начинает накрывать блаженство. Что это была мимолетная боль, скорее даже испуг… И она ничто, по сравнению с тем , что ждет меня дальше… Сплетая ноги на его спине , я уже сама продвигаю его в себя еще глубже… «Быстрее… Я хочу кончить…» — проговариваю свои мысли вслух, всем телом прижимаясь к нему… И, опять подчиняясь мне, сдерживая себя изо всех сил до этого момента, он срывается… Он движется в бешеном темпе… Рывками…Размашисто…И я уже не могу его ждать, выгибаясь в экстазе… Судорога пробегает по всему телу, завершая стоном, утопающем во всхлипе и слезах. И , будто откликаясь на мой зов, он делает последний рывок…и замирает, хрипя от блаженства… Я чувствую, как огненная влага заполняет меня, вытекая наружу… Ей нет там места… Там только он… По его телу пробегает дрожь, как от озноба… Провожу по спине руками, собирая капельки пота. Он весь влажный, покрыт испариной… Его тело просто дышит жаром… Поднимаясь на руках и зависая надо мной он выдыхает:
— Ты выиграла…
Сравнительный анализ.
… Я давно проснулась, но лежу с закрытыми глазами. Не хочу, чтобы начинался этот день… Пусть ночь продлится еще дольше. Чувствую на себе его взгляд, похоже это продолжается уже достаточно долго, и именно этот взгляд меня и разбудил. Мысленно пытаюсь представить, как открываю глаза и улыбаюсь, встретившись с его нежной улыбкой. Мои ресницы дрогнули, и сразу чувствую прикосновение теплых губ к плечу:
— Привет, ангел…
Распахиваю глаза и тут же жмурюсь от яркого солнца:
— Привет, Плюшевый…
— Оооо… Это что-то новенькое! – он тихо смеется, пытаясь закрыть собой солнечные лучи, падающие мне на лицо.
Меня переполняет энергия и жажда движений. Хочется куда-то бежать, сломя голову! Стремительно вскакиваю с кровати и сдергиваю с него одеяло:
— Вставай! Нас ждут великие дела!
— Боже…Лара! Было намного спокойнее, когда ты спала… — он пытается дотянуться и забрать его обратно , но потом лениво сворачивается , сложив ладони между колен.
— Кот, ну вставай!!!! Давай быстренько поедим и поедем гулять!!!
— Лара… ты с ума сошла?- он начинает хохотать в голос – Поедем…гулять… Только ты можешь такое сказать! Обычно гуляют пешком…
Подхожу к окну и, любуясь погодой, солнечным светом и совсем весенним теплом, начинаю щебетать без умолку. Меня прет… Я чувствую, что сейчас просто взорвусь от переполняющих эмоций!
— Я говорю так, как говорю! Ты же меня понял! Если бы ты был…к примеру Вася Писькин…то мы с тобой гуляли под ручку по улицам города! А так , как ты товарисч особенный, то гулять тебя надо в машине… Я могу тебе даже форточку открыть…Если захочешь, конечно…Я ХОЧУ гулять!!!! Мне надоело это сидение дома… Я хочу на улицу… Смотри, как здорово! — тараторя все это под его смех, я мечусь по комнате, доставая то из шкафа , то из комода вещи, которые собираюсь одеть. Собрав в кучу одежду, поворачиваюсь и так же монотонно продолжаю:
— А ты чего лежишь? Вставай давай! Сейчас солнце спрячется! Я хочу на ууууулицу!!!! МААААААЙКЛ!!!!!!
Его хохот перетекает в истерику и всхлипывание:
— Лара… Перестань… Ты так быстро говоришь…Я не успеваю…так быстро думать… Я сплю…
Кидаю в него футболку, он подминает ее под себя , и продолжает лежать, свернувшись калачиком. Запрыгиваю на него и, усевшись верхом, начинаю щекотать и чмокать во все места, куда достаю. Он верещит, пытается увернуться и оглушительно хохочет, закрываясь руками. Тискаю его несколько минут, а потом спрыгиваю и лечу вниз по лестнице:
— Я в бассейн и уезжаю! Если ты не со мной- возьму тебя полосатого и мохнатого!!!! С ним быстрее можно договориться – он хотя бы молчит!…

…. Мы кружили по городу, потом уехали из центра и отправились по той дороге, на которой нас свела судьба почти неделю назад… Мы ехали молча, но я была абсолютно уверена, что мысли текли в одном русле… Прокручивая события, мы думали о том…что за эти несколько дней была прожита целая жизнь! У многих людей, живущих в этом мире, за многие годы не было столько эмоций, страсти, смеха и счастья, которые были подарены нам в эти праздничные дни… Сворачиваю с трассы на дорогу, ведущую к морю. Подъезжаю к безлюдному зимнему пляжу и глушу машину. Какое то время мы молча сидим, любуясь ледяной гладью воды. Я открываю дверь и выхожу под яркое солнце и порывы морского ветра. Майкл выходит следом и обнимая меня за плечи, прижимается к спине.
— Я очень люблю море… Правда, кажется, что оно дышит?…
— Дышит… — словно эхо, отвечаю ему очень тихо.
— Ветер… Морем пахнет… Я правда, словно вышел из заточения…
— Ветер… Жаль, что зима…
Мы еще насколько минут стоим ,обнявшись, словно боимся, что очередной порыв размечет нас в разные стороны. А потом медленно, взявшись за руки, бредем к оставленной наверху машине.
Внезапно он остановился и ни с того, ни с сего, спросил:
— Лара, как ты относишься к философии?
Мне абсолютно не хотелось грузиться «невыносимой легкостью бытия» и я попыталась перевести разговор:
— К какой? Для каждого человека она разная…Зачем тебе нужно знать мое мнение?
— Я хочу знать тебя больше. Хочу знать твои мысли,- он опять становится невыносимым занудой.
— А ты не боишься, что мои мысли опять пойдут в разрез с твоими принципами? Я не собираюсь спорить и отстаивать свою точку зрения. Считаю это тупым и неблагодарным занятием.
— Почему?- он удивленно вскидывает брови.- А как же истина?
— Спор ни о чем мне не понятен! Выяснять истину можно, когда занимаешься совместной работой или воспитываешь ребенка… А на пустом месте выяснять смысл жизни…Тебе это нужно? Может тебе просто скучно, так это легко исправить другим методом. Например прыгнуть с парашютом!
— Почему ты злишься, я просто спросил…Иногда же хочется поговорить о возвышенных материях…И мне бы действительно хотелось узнать твой «смысл жизни».
— Лап, пойми меня правильно… У меня есть свои принципы! Один из них – выворачивая душу – привязываешься .А второй – я слишком люблю жизнь, чтобы рассуждать о ее смысле! Я люблю просто жить… А не думать. Что касается моего взгляда на философию, по большому счету она сводится или к религии или к отношению между полами. У меня есть вера, я иду с ней по жизни. Остальное можно свести к анализу и сравнению. Даже секс! Надеюсь, я тебя не разочаровала?
— А как же любовь? — он загадочно улыбается и пытается поймать мой взгляд.
— Я уже тебе говорила – мой опыт в этом очень мал.
— Ну, хорошо… Тогда хотелось бы послушать твой сравнительный анализ, относительно секса…
Он становится невозможным! Этакий противный мальчишка, гундящий на одной ноте «купимороооожноекупиииморожееееное»…
Беру его лицо в ладони и пристально смотрю ему в глаза:
— Легко! Только без обид!
— О, мой бог, Лара !…- он забавно хихикает и стремится коснуться моих губ.

Садимся в машину. Я поворачиваюсь к нему и низким бархатным голосом спрашиваю:
— Майкл, ты любишь машины?
— В смысле?- он насторожен.
— Ты любишь большие, сильные, красивые автомобили?
— Для меня это необходимость. Я никогда не задумывался над этим,- он не понимает , к чему я клоню и его это сильно озадачивает. Ты хотел «зрелищ»? Ооо, сейчас ты их получишь, сполна!
— Знаешь, что значит машина для меня? Скажем , именно эта? Этот мощный «Рэндж» похож на опытного и терпеливого любовника. Управление им – словно власть, данная свыше!
— Лара, я думаю, это относится не ко мне? – он в замешательстве потирает кончик носа. Я его смутила. То ли еще будет…
— Смотри! Я включаю зажигание…- мощный двигатель взревел и тут же успокоено заурчал,- Слышишь, сначала он был разбужен, словно посреди сна. И тут же понимая, для чего его разбудили, ждет…когда можно будет начать. Почувствуй его , не напоминает ли он тебе…себя…Урчащего в полусне, как ленивый заспанный кот? Тебе же нравится, когда я тебя тревожу , среди ночи…Нахожу его, спящего, и стараясь не разбудить тебя до конца, начинаю нежно посасывать и вылизывать…Твой сон очень чуток, ты не открывая глаз начинаешь искать меня руками…И через мгновение уже помогаешь бедрами, моим просящим губам… Чтобы получить движение, нужно чуть прогреть…Правда? Сосем чуть – чуть…Ведь ты уже проснулся горячим…- слышу , как меняется его дыхание. Оно становится осязаемым, я начинаю его чувствовать. Мой голос становится все ниже, окраска его тона бархатная и глубокая…Я знаю эффект, который можно получить в сложившейся ситуации!
— Лара, прекрати сейчас же…- он тихо пытается меня прервать. Он понимает, что опять попался, как мальчишка.
— Чшшшшш… Закрой глаза, почувствуй его…Почувствуй себя…
Я тихонько трогаюсь с места. Дорога широкая и пустая — есть , где разогнаться. Но я не тороплюсь, «Рэндж» катится автоматом, без участия педали газа.
— Чувствуешь, как ему нравится…Он расслаблен…Ленив…Но он все-же движется…Это ты, который не открывая глаз, начинает шептать « Жестче…Еще… Сильнее, Лара»…И прижимаешь мою голову к себе.
Я смотрю на него с восхищением. Как он возбужден! Не часто , наверное, ему приходилось так себя сдерживать. Когда женщина рядом…и она так далеко… Она с другим в его присутствии… На лбу выступили капельки пота. Его глаза закрыты, он теребит зубами нижнюю губу…Как хорошо я уже знаю, что он хочет…
— Возьми его, что ты мучаешь его и себя…
— Лара…Я… — прилагая последние усилия, чтобы переломить самого себя.
— Я тебе помогу…
Держа руль одной рукой, расстегиваю его джинсы. Обхватываю его пульсирующий в нетерпении член, и чуть сжимая пальцы, двигаюсь вверх-вниз. Он прогибается на сиденье.
Смачиваю слюной большой палец, и продолжая двигать рукой, ласкаю открывающуюся головку. Чуть трогаю педаль ногой. Мой красавец «Рэндж» реагирует моментально.
— Чувствуешь, как он послушен? Я только дотронулась , а он тут же двинулся вперед… А чувствуешь, как ему не хватает моего посыла? Он готов сорваться с места…а я его сдерживаю…Так же как ты…Ты хочешь вперед?
Я беру его руку и заставляю самого прикоснуться к себе. Он уже не сопротивляется. Он начинает ласкать себя сам… Много бы я отдала, чтобы увидеть это зрелище «без купюр»… Но , другой , не менее темпераментный мужчина, тоже требует внимания к себе. Я прибавляю газ.
— А теперь… Прочувствуй это!
Я давлю на педаль, но не сильно. Так, чтобы были ощутимы переключения скоростей коробкой-автоматом.
— Раз…Толчок…Два…Толчок…А теперь …давай , детка!…
Педаль в пол! И, взревев турбиной, черный красавец, будто мустанг, прошибающий ограду грудью, вырывается на свободу! Он ,подгребая под себя дорожной полотно, стрелой устремляется вперед. Он упивается ветром и потоком сырого воздуха, летящим ему на встречу. Нас вдавливает в сиденья. Бросаю взгляд на Майкла. Он готов кончить, но я не могу позволить, чтобы это случилось без меня…Он, будто почувствовал мой взгляд, приоткрывает глаза. Он неотразим! На длинных пушистых ресницах застыли слезы, взгляд мутный, как у новорожденного ребенка. Накрываю его блуждающую руку своей.
— Подожди, сладкий…Я тебе помогу, — и сбрасывая газ, начинаю притормаживать.- Смотри …он уже кончил… Теперь твоя очередь…
…Пробегая языком по головке, будто здороваясь, беру его сразу глубоко и сильно. Очень жестко сжимаю губы и помогаю себе ладонью. Он , будто не знает, куда деть руки, собирает в кулаки свою и мою куртки. Но…при этом…он не трогает меня…не подгоняет…и не тормозит… Он стал моим «Рэнджем»! Полагающимся только на мою прихоть и желание. Я чувствую, что он готов…Прогнувшись, он вытягивается …Хриплый протяжный стон и волна дрожи – вот чего я добивалась! Высасываю его до последней капли…Облизываю и посасываю губами головку – уже прощаясь…Он вздрагивает всем телом, отвечая мне…
…Улыбкой встречаю его мутный взгляд. Он смущен, старается, как нашкодивший малолетка не встречаться глазами с учителем. Тяжело дышит и шумно втягивает носом воздух. Я обнимаю его за шею и ,посасывая мочку уха, мурлычу:
— Сладкий… Какой же ты сладкий…Ты победил…Ты кончал дольше, чем эта железяка… Надеюсь мы закроем дискуссию на философские темы?
— Он отстраняется от меня и с улыбкой шепчет:
— Я тебя ненавижу…
— Взаимно, мой Чеширский кот…
… Молча едем всю дорогу домой. Он отрешенно смотрит в окно. Загоняю джип в ворота и останавливаюсь.
— Мы, приехали… Или ты хочешь еще покататься? – с улыбкой толкаю его в бок.
Он молча, надувшись, выпрыгивает из машины и идет к дому.
— Майкл, ты обиделся? Ну прости, я больше так не буду… Ну, Лааап…
Он останавливается и оборачивается. Выпрямляется, откидывая волосы со лба и склонив голову на бок ,улыбается своей солнечной улыбкой.
— Ты не сердишься? – я подхожу к нему и обнимая за талию, прижимаюсь к его груди.
— Лара, в следующий раз за город едем с водителем и на МОЕЙ машине.
…Сгибаюсь пополам от хохота:
— Конэш… Как скажешь!…
Капризный мальчишка.
…Мы входим в дом под звонок моего мобильного. Я, раздеваясь на ходу, рвусь ответить на вызов. Внезапно Майкл хватает меня за руку и , умоляюще глядя мне в глаза, начинает говорить быстро-быстро:
— Нет, Лара…Нет… Не отвечай, я прошу тебя… Да, я знаю… Я выгляжу, как ненормальный… Я прошу…Я тебя очень прошу… Не отвечай! Давай уедем отсюда… Давай уедем , куда захочешь… Дай мне три дня! Только три дня … и все будет по-другому !
Он бледный. Глаза блестят, словно его лихорадит. Пытаюсь мягко отстранится и, натянуто улыбаясь, пытаюсь его успокоить, ничего не понимая:
— Лап, ты что? Ты меня пугаешь, успокойся… Все хорошо, я только посмотрю, кто звонил. Вдруг это Алина или Ростов… Может это тебя ищут – такое же тоже может быть.
Он отпускает мою руку и тихо шепчет:
— Да…Конечно… Я просто прошу…
Совершенно растерянная беру в руки телефон – 9 вызовов… Сергей Васильевич, мой финансовый директор. Сердце камнем ухает вниз, что-то случилось и очень серьезное. Просто так он никогда не побеспокоит меня, тем более в праздники. Чувствую неприятный липкий озноб во всем теле. Мне хочется выбросить мобильник в окно и , прижавшись к Майклу всем телом, спрятаться от всех…Исчезнуть… Забыть, что у меня есть обязанности и огромное количество людей ждет моего решения. Стараясь не смотреть на него, рассеянно кручу в руках телефон. Даже вздрагиваю , услышав его тихий, детский голос:
— Детка… Не нужно этого делать… Отключи телефон и все…
Он даже не проходит, также стоит , прислонившись к косяку входной двери, засунув ладони в карманы брюк. В глазах боль и тревога. Как он смог почувствовать это? Что-то нереальное… С тяжелым вздохом набираю номер.
— Сергей Васильевич, день добрый! Что у нас случилось?
— Лара Романовна, у нас похоже шиндец с китайцами.
Улыбаюсь, услышав его моложавый голосок… Дядьке – шестьдесят! Гений финансов… А уж его словечки всегда приводили меня в восторг , а иногда просто доводили до истерического смеха.
— В смысле шиндец?- прохожу в кухню и забираюсь на столешницу.
— У них, похоже, с кризисом вынесло последний мозг! Они требуют дополнительные соглашения по финансовой стороне, при продлении договора. Их не устраивают наши сроки оплаты и грозят отдать представительство по жемчугу, итальянцам. Франко уже рванул в Пекин. Заседание назначено на шестое, но я считаю, что нам нужно быть там хотя бы днем раньше… Не мешает устроить званный ужин… Как Вы считаете?
— Да…Да… конечно… Заказывайте билеты, я завтра буду в Москве.
— Я уже заказал, вылет в 16-40. Успеете? В офис можно не заезжать, я все документы уже собрал.
— Спасибо, Сергей Васильевич! Что бы я без Вас делала? Волком бы выла …или собакою… — пытаюсь пошутить на прощание.
— Извините, Ларочка… Дед испортил Вам праздник… Сообщите время прилета в столицу, пришлю водителя.
— Обязательно, всего хорошего…До встречи.
Вот теперь…Все…Это точно конец…От отчаяния, закрываю лицо ладонями. У меня даже нет слез… Просто душит тошнота и гулко стучит кровь в висках. Все… Не этого ли ты хотела, Лара? Вот оно, вмешательство Высших сил, на которое ты так уповала! Главное собраться… С чего бы начать этот разговор? Как Ему сказать? Голос…Его голос, словно выводит из ступора… Сначала мне даже кажется, что услышав его, я даже чуть успокаиваюсь. Но когда я начала улавливать смысл сказанного, тошнота стала еще сильнее… Мне захотелось закрыть уши, как в детстве, и бежать без оглядки…Только бы не слышать его слов… НЕТ! НЕ СЕЙЧАС!!!! Я так боялась этих слов… Самых прекрасных слов в мире…
— Я люблю тебя, Лара…Я хочу…чтобы ты знала об этом… Я знаю, что прошло слишком мало времени…Но я полностью уверен в своих чувствах…Я безумно тебя люблю…Я болен тобой, это похоже на наваждение… — Майкл стоит в дверях кухни. Его голос ровный и спокойный, словно он сдерживает себя из последних сил. Я боюсь даже встретится с ним взглядом, зная , что разревусь… А он продолжает…- Я все решил, мы уезжаем через три дня. Сначала в Лос-Анджелос, я тебя познакомлю со своей семьей. Нас там очень ждут… Тебе все очень понравятся, дети уже готовят для тебя сюрприз… А потом в Мюнхен… Но это ненадолго… Мы будем вместе, Лара! Я обещаю, что ты будешь счастлива со мной…Я все для этого сделаю…Я хочу, чтобы ты была моей… женой…
Его голос становится тише и тише. Последнюю фразу он произносит почти шепотом, но этот шепот громче , чем грохот локомотива, проносится в моей голове. Повисает жуткая, гнетущая тишина. Сердце просто вырывается из груди от тоски. Только бы не сорваться… И набрав полные легкие воздуха, до боли, я выдыхаю:
— Лап… Мне нужно уехать…
Он вздрагивает, словно от неожиданного окрика. Огромные бархатные глаза, в которых горький шоколад плавится в смятении и нежности , наполняются слезами.
— Ты не любишь меня? — он отводит взгляд, словно не хочет, чтобы я видела его обиду.
Я пулей срываюсь с места и обнимая его, зарываюсь лицом в волосы… Покрывая поцелуями его шею и лицо, чувствую , как катятся по щекам слезы:
— Мальчик… Мой самый любимый мальчик на свете… Конечно, я люблю тебя! Я безумно тебя люблю… Ты самый лучший… Ты самый настоящий мужчина в моей жизни…
Мысли, как и слова, мешаются в моей голове. Временами мне кажется не хватает английского и я перехожу на родной язык, пытаясь выразить переполняющие меня чувства:
— Я не могу…Понимаешь? Не могу все бросить и уехать… Я люблю тебя! Правда, люблю… Я теперь знаю, что это такое…Это страшное чувство…Оно словно сгрызает изнутри… Я не знаю, как я буду без тебя жить…дышать…Мне нужно всегда слышать твой голос… Чувствовать тепло твоих рук…Нежность губ… Я не могу без тебя…Но…У меня есть долг – это моя кампания. Это тоже моя жизнь и сейчас над ней нависла угроза лишения миллионного контракта. Ты же тоже человек бизнеса? Ты должен…Нет!… Ты просто обязан меня понять! Я не могу перечеркнуть целую жизнь одним мгновением…
— Какой бизнес, Детка? Я уже все решил! Через три дня ты забудешь обо всем… — в его голосе чувствуется недоумение и легкие истеричные нотки. – Ты никогда и ни в чем не будешь нуждаться, о какой работе может идти речь? Я не понимаю! Это выглядит так, будто ты замужем и речь идет о разводе, чтобы стать моей женой? Это смешно…
Я чувствую, как меня начинает накрывать обида… Волна горечи и злости от того, что он даже не пытается меня понять… Я просто опускаю руки, секунду назад с такой любовью, обвивающие его шею. Меня словно размазали…За меня ВСЕ решили…Я просто его милое, очередное «хочу»…
Я медленно возвращаюсь на столешницу. Забираюсь на нее, и вытираю ладонями остатки слез…В груди будто горит …Я слушаю его голос со звенящими металлическими нотками, и мне становится еще больнее…
— Лара, ты не понимаешь! У меня нет ни желания ни возможности делить тебя с твоей кампанией… Я хочу , чтобы у нас с тобой были дети… Я хочу , чтобы ты всегда была со мной… ВСЕГДА! Понимаешь? — Он садится на стул и, сложив большие открытые ладони на стол, начинает нервно отстукивать пальцами какой-то ритм. Я молчу в ответ, наблюдая за этим движением. Плавно перевожу взгляд на его лицо, пытаясь запомнить на нем каждую черточку. Пристально вглядываюсь в его глаза, тщетно пытаясь увидеть в них, хоть капельку понимания моей проблемы. Нет… Там сквозит упрямство и эгоизм…
— Не молчи! Я с тобой разговариваю… — кажется, что сейчас он просто взорвется.
— Лап… Выслушай меня… И постарайся меня понять, я очень тебя прошу. Давай повернем эту ситуацию наоборот. Представь, что тебя раздирает и прет… Ты готов сутками торчать в студии, записывая и шлифуя новую вещь. Ты потерял сон, ты боишься что-то забыть и упустить…В тысячный раз ты переписываешь и перепеваешь отдельные фрагменты, доводя их до совершенства! А тут появляюсь на пороге я… И говорю: «Лап, поехали в Черноморск! Я так соскучилась по Алинке…» Как это будет выглядеть? Наша беда в том, что мы слишком похожи друг на друга… Мы повернуты на своем деле, на своих идеях и на самих… себе… Ко всем этим радостям в кавычках, мы еще и свихнулись друг на друге… Я не говорю тебе «нет»… Я просто прошу время… Мне нужно время…Вот и все!
Майкл молчит некоторое время, отрешенно глядя в окно. Затем поворачивается и пристально смотрит мне в глаза. Неужели я «достучалась до небес»? Но он говорит жестокие слова:
— Ты в курсе, сколько мне лет? О каком времени ты говоришь? Я хочу сейчас и не могу ждать… Я все понимаю… Но и ты пойми меня …Я не могу потерять тебя даже на час, а ты говоришь о времени! О каком? Год? Месяц? Неделя? Сколько должно пройти времени, чтобы ты всегда была со мной?
— Майкл, ты просто капризный ребенок… Нам наверное, действительно, лучше расстаться на какое-то время… На расстоянии это будет лучше видно, что стоит наша любовь… Ты идешь на принцип – это не правильно! Так не должно быть… — я стараюсь говорить медленно и четко. Мне смешно видеть его надутые губы. Он озадачен, что все идет не по его прописанному сценарию. Мой любимый заяц, как же ты мне дорог, чертенок! Если бы только знал. Но я сильная… Я это переживу… Если нам суждено быть вместе – мы будем обязательно….
До последнего рейса в Москву остается пять часов….

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Майкл стоял у окна, разглядывая на открытой ладони зеленый камень. Король Изумрудов, Кинг Эмеральд, купленный им анонимно на аукционе больше десяти лет назад…Лара говорила, что он исполняет желания хозяина… Кто знал тогда, что этот камень приведет его к женщине, о которой он мечтал долгие годы. Он зажимает его в ладонях и ,прислонившись разгоряченным лбом к ледяному стеклу окна, шепчет , как молитву… « Я хочу, чтобы ты вернулась , Лара… Мы обязательно будем вместе… Я готов тебя ждать, сколько нужно…»
За окном дома очередных друзей раскинулся Мюнхен…
Он сел в кресло, привычно перекинув ногу через подлокотник и улыбнулся. Лара всегда смеялась над ним, когда он так сидел. Он взял журнал и первое, что он увидел, была реклама Международной Ювелирной выставки, проходящей в Мюнхене в эти дни. Сердце забилось где-то в горле… Он схватил мобильный и набрал номер Ростова:
— Андрей, где она остановилась?
Он даже не стал задавать никаких вопросов, словно знал наперед ход всех грядущих событий.
— Майкл, «Марриотт» — 612… Звони прямо сейчас — она в отеле…
— Нет, я не буду звонить… У меня к тебе просьба, набери ее номер и придумай что-нибудь… Чтобы она никуда не исчезла за полчаса… Я выезжаю!…
…Он еще раз зажал камень в ладонях,загадывая самое заветное желание и с улыбкой положил его в футляр.
» Считай, что у тебя малыш, новая хозяйка… Она лучшая женщина на Земле…. И я готов терпеть все ее чудачества, лишь бы она была рядом…»
И с этими словами, положив футляр в карман пиджака, он вышел из комнаты….

Дневник Лары.(часть 5)последняя.: 5 комментариев

  1. Великолепно!!! Я обожаю ЕмДжея (вот уже 15 лет) 🙂 И этот дневник — без сомнения лучшее, что я читала из фанатского творчества!!! Моя шляпа у Ваших ног!!!

  2. Vod Oley, спасибо! Замечательно! Очень хорошая работа! Шефу понравилось бы, наверное…

  3. Потрясающе. Отличный слог, замечательный сюжет, интересная идея. Всех Вам благ и вдохновения в творчестве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)