Сухой Закон. Евгения Палетте.

С У Х О Й З А К О Н

— Что и говорить, мужики, надо бы хуже, да некуда, — проговорил Вася Камушкин, поднимаясь с одного из двух стоявших под углом лежаков, в самом центре просторного, отделанного тесом, помещения, похожего не то на заброшенный демонстрационный зал, районного значения, не то на склад ненужных вещей.
Несколько пыльных мольбертов с такими же пыльными и будто одновременно начатыми и незаконченными холстами, сваленными в беспорядке у круглой, затянутой листовой медью печи, подрамники, разбросанные тут и там, листы ватмана, карандаши и фломастеры, новые и уже использованные, разноцветные, от высохшей на них краски , кисти – все было будто не отсюда. И так, или по-другому, чувствовался процесс, в результате которого все это оказалось ненужным. Но волею обстоятельств, попав сюда, в этот, словно встроенный в крестьянскую избу зальчик, все это вместе, и каждая вещь в отдельности, будто продолжала вести свою собственную, ни на что не похожую жизнь, впитывая пыль времени и забвенья. И только, благодаря караульщику Васе Камушкину, обитавшему здесь же, в помещении, о котором давно забыли, да его приятелю Никише, живущему в соседнем доме, и большей частью, тоже бывавшему здесь, можно было отметить, что расслабляющее влияние тишины и безделья, на статусе всех этих вещей еще
не успело сказаться. Но то, что они не отсюда, и были кем-то свезены сюда и брошены, было видно сразу.
Правда, два дня назад к ним присоединился еще и Вехов. Но в пыльном и беспорядочном укладе их жизни мало, что изменилось.
Вехов был тоже из здешних. Все знали друг друга с детства. И, несмотря на то, что Вехов был подполковником запаса, а теперь работал в областном центре, в родных местах Вехов не был несколько лет.
Что привело его сюда теперь ни Камушкин, ни Никиша не знали, да и не интересовались. Мало ли, что. Может, дом материн продавать приехал. Может, так, проведать. «Кто его знает», дипломатично сказал Никиша. Но заметного интереса тоже не проявил.
— Что и говорить, — снова сказал Камушкин, — не одно, так другое, а там, гляди, и третье появится.
Сделав безнадежный жест рукой, он поставил на высвобожденное, им же, на столе, небольшое свободное пространство стакан, с недопитой жидкостью, и, горячо выдохнув воздух, отломил себе кусок тощего, будто вываленного в мокрой муке, хека, и опять присел на лежак.
— Вась, а Вась, — ты лучше сырок, а? Он лучче действует, — захлопотал Никиша, чубатый, шестидесятилетний человек, с крупными чертами лица, и постоянной, не сходившей с этого лица, улыбкой, отчего лицо казалось крупнее.
Уразумев, что с сырком он опоздал, и Вася, третьего дня сбривший свою светлую кудрявую бороду, и оттого казавшийся сейчас раздетым, уже активно употребляет хека, Никиша глядел на Камушкина с нескрываемым сочувствием.
— Говорил ведь, — коротко сказал Никиша, и запнулся, увлекшись тем, что смотрел, как быстро, почти не жуя, и даже не глядя на то, что ест, остановив свой голубой взгляд на дверном косяке, уничтожает и уничтожает Вася этого недожаренного хека, будто именно хек и был виновником этого «хуже некуда», о котором Вася только что говорил.

-2-

— Говорил ведь – сырок, — через некоторое время опять сказал Никиша, и в очередной раз взглянув на Камушкина, вдруг обнаружил, что сейчас темно-голубые Васины глаза были очень похожи на те, которые он изобразил на «Автопортрете с кайлом».
Не то испугавшись, не то обрадовавшись, Никиша быстро завертел головой в поисках этого портрета, где Вася был изображен в рабочей спецовке, с собственными чертами лица и широкими плечами. Но портрета не найдя, Никиша стал смотреть на Камушкина с еще большим вниманием.
— Не — е, Васька, что ни говори, а с бородой тебе лучче, — сказал Никиша, глядя на дверь, где показалась лысая голова Вехова.
-Лучче, лучче, — опять сказал Никиша. – Правда, Вехов?- неожиданно обратился он к вошедшему.
Вехов, не вполне разобравшись с тем, что спросил Никиша, поскольку предыдущего разговора не слышал, молчал.

Сухой Закон. Евгения Палетте.: 2 комментария

  1. Евгения! Я прочла рассказ. Мне понравился. Что общее нашла и согласное моим мыслям. Литературные герои и описание мастерской, все так знакомо. Видела такое много раз. Однажды после посещения такой мастерской и общения с одним художником и написала свой стих о красках хаотично стекающих с холста и засыхающих по дороге к фризу. То уныние которое посещает автора в момент его забвения всеми и личной череды потерь. Пыль лишь оседает и лежит не гонимая взмахом кисти….. Много увидела того, о чем часто думаю, но увидят ли это и другие? Посмотрим. У каждого свое мнение.
    Удачи тебе в написании твоего романа. С уважением. Надежда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)