Журfuck 3

3 глава

Ближе к зиме Виталька пришел в школу с тросточкой. На него было неловко смотреть. Вроде бы как мы все были причастны и даже виновны в его увечье. Ведь на его месте мог оказаться любой из нас.

В тот вечер мы все носились возле клуба, у каждого на то были свои веские причины. Кто курил, кто целовался за углом, кто разбирался «за жизнь», кто просто смотрел по сторонам. Виталька, скорее всего, был из последних. Но как он мог не отреагировать на взведенный курок, ясно же: падай на землю, у нас это даже дети знают, чего он бросился бежать?

Глядя на него, класс как-то поутих, все-таки чувство вины присуще даже животным. Вот наш пес, стащит мясо со стола, проглотит и вроде бы должен быть счастливым, ан нет, ложится под лавкой и так печально, разочарованно, что ли смотрит оттуда на мир. Вот и мы, вроде должны бы радоваться, что не нас пробила пуля, а не радостно что-то.

Зато Витальку зауважали. Раньше хлюпиком считали, ноги вытирали, а теперь вроде как он у нас герой. Менты его обхаживали уж вдоль и поперек, уговаривали и угрожали, просили и требовали назвать стрелка, а он одно: «Не видел, не знаю»… Короче, закрыли дело. Как всегда. А Виталька человеком стал…

Мою танцевальную лавочку, директриса, как и обещала, тоже прикрыла. Сослалась на неуспеваемость моих подопечных. Народ таскался ко мне домой и долго ныл под воротами: «Давайте у кого-нибудь в гараже будем заниматься».

— Зачем тебе проблемы в школе? Не забывай, ты — выпускница! – Торжественно говорила мне мама, прикрывая собой выход на улицу. – Никуда ты не пойдешь! Одними танцульками сыт не будешь! Ты вообще помнишь, что после школы тебе нужно поступать в ВУЗ? – Эти разговоры приобрели некую цикличность и повторялись всякий раз, как только я начинала куда-нибудь собираться.

— Помню, мамочка! Ты же сама знаешь! – Я подсаживалась на ее тон, и мы друг друга совершенно не слышали.

— В театральное? Не смеши меня, пожалуйста. Это в жизни нужно быть актрисой, а зарабатывать нужно приличным ремеслом.

— Ага, например, писать за кого-нибудь письма или помогать надевать пальто!

— Откуда в тебе столько желчи? Я не хочу с тобой больше разговаривать, уходи! Ты плохая актриса. – Я снова чувствовала себя дерьмом и задыхалась от ненависти к себе.

— Мам, ну прости. Ты же знаешь, что я не хотела. Но ты ведь сама рассказывала, как всю жизнь мечтала о балете, а тебе не позволили… Сейчас бы летала в большом театре.

— Прилетела уже… — Мама зажимала нос пальцами и беззвучно смеялась. Но мне было не смешно.

Я и впрямь, сколько себя помню, столько мечтала о карьере актрисы, не для того, чтобы стать знаменитой, а для того, чтобы иметь возможность прожить несколько жизней.

Вот с первого класса так и писала в этих школьных анкетах: будущая профессия – актриса. Сама не знаю, кто меня надоумил, кто дал право мечтать… Разве что, тетя меня всегда поощряла, портила.

Помню, привезут меня к ней родители, оставят, и жизнь моя приобретает почти театральные краски. У тети два сына и вечный беспорядок в доме. Зато она такая вся настоящая, живая и внимательная. Вытащит мне из шкафа все вещи, из трюмо всю косметику и сядет рядом, любуется. А я уж, как поросенок в желудях, отвожу душу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)