Когда в душе сады цветут

Когда вошли во двор я удивился:
-Надо же, как саманка хорошо смотрится?! Стены подмазаны, побелены. Все ладом! Вот так бабушка!
Кольша внес ясность:
— Это дело рук деревенских женщин. Они оказали помощь старушке. У нас так часто делается. Если, кто затевает стройку, обращается к народу, все приходят. «Помощь» называется. Вековая традиция. Теперь проходим…
Войдя в домик, я осмотрелся. На ограниченной площади располагались и кухня, и спальня, и прочие удобства. Все выглядело убого. Закопченная печь. Рядом на протянутой проволоке были развешаны пучки трав. В углу помещения стояла железная кровать, посередине – столик. У стенки – буфет и кухонная утварь. А хозяйка в полудреме восседала в кресле. Оно было резное, полированное. И представляло, пожалуй, единственную ценность.
Николай махнул мне рукой. Показал на лавку. Мы прошли по чистому, глинобитному полу, молча уселись, ожидая внимания к нам бабушки Рады Каземировны. Промедление затянулось. Я кашлянул, безрезультатно. Лицо хозяйки, исписанное мелкими морщинами, было просветленное, иконообразное, впечатляющее. Недавно она, видимо, курила. Мундштук с остатком самокрутки лежал рядом, на железном подносе. А в воздухе витал запах от табака и аромата неизвестных трав.
Внезапно Рада Каземировна очнулась. Посмотрела на нас долгим взглядом и хотела бы опять улететь в приятной полудреме в царство блаженной неги. Но Кольша опередил намерения бабушки вопросом:
— Баба, Рада, может мы не вовремя пришли?
— Пришли, так пришли! – Хозяйка говорила хриплым, скрипучим голосом. – Вас только не знаю. Кто, откуда? С каких небес спустились. Неужто архангелы?
Николай повел разъяснение:
— Да Николай я, баба Рада! Не признали? А это вот новый садовод. Вадимом звать. И ему нужно помощь. Плечо зашиб. Может, выбил.
Бабушка махнула рукой:
— Подожди, малый, не части… Сейчас закурю. Голова посвежеет. Тогда все изладим…
Перекур действительно взбодрил хозяйку. Она стала изъясняться более разумно и внятно:
— Показывай, болезный?
Я, морщась от боли, снял рубаху, показал распухшее, с темными отметинами плечо. Бабушка тонкими, колючими пальцами ощупала место травмы, заключила:
— Побито плечо… Где и как? Не спрашиваю. Но кости, милок, все целы, на месте. И не горюй, обойдется. Компресс делай из капустного листа. Боль успокоит. А еще травки дам целебной, укрепляющей. Запаривай, настой пей. И для подъема сил надобно рыбную юшку готовить. Но не из чего попадя варить, а с набором известных рыб. Николай вот знает… Все. Ступайте с Богом!
Вечером я занялся лечением. Помогла Ольга, ставшая более активной, участливой. Видимо, заглушила каким-то образом болезнь. А друг Кольша, отлучившись на время, пришел с разнообразной озерной рыбешкой. Сказал:
— Это для юшки?
Я спросил:
— Где раздобыл?
— У заядлых рыбаков знамо… Поправляйся! Набирайся сил. Завтра, пожалуй, потребуются…
— Силы всегда нужны! А советы и травы бабы Рады уже помогают. Боль уходит. Интересная старушка. И откуда у нее величественное кресло? На нем она что на троне, как княжна из давнего прошлого.
— А кто у нас столяр-краснодеревщик? Вот он за какую-то лечебную услугу и отблагодарил бабушку.
— Карлыч, значит?
— Он самый!
— И давай, Кольша, повествуй окончательно по теме. Почему мне завтра силы потребуются?
— Григорий в деревне появился…

********** ******** **********

Наступил день новых событий. В сад я, конечно, не поехал. Ждал встречи с Григорием. Понимая, что она в любом случае неизбежна. И, чем скорее мы объяснимся, тем будет лучше обоим. Кольша подтрунивал:
— Как придет Григорий, выходи сдаваться с белым флагом! Заявляй, что полный инвалид!
Я парировал:
— Ага! Обрадовался! Лучше подавай на стол юшку. Вот она то мне дает пользу ощутимую, чудодейственную!
— Кольша шутейно раскланялся:
— Сию минуту, господин хороший! А как подавать? В миске или в кастрюле?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)