Когда в душе сады цветут

 Из дневника романтика

Сибирь 60-х годов, величайшее озеро Чаны, глухая деревня,
цветущий сад и первая юношеская
любовь
Тебе, мой друг, дерзновенно выбирающий свой жизненный путь, адресую эти слова.

В почтенном возрасте одолевает прошлое. Оно неотступно, требовательно заполняет разум, бередит душу. Уводит туда, где кипели страсти, буйствовала молодость, рождались чувства. Чувства любви и личной значимости. И спрос идет как от Всевышнего, а все ли свершил, о чем думал и мечтал, сделал правильно. По уму и справедливости. Или остались ахи и вздохи, угрызения совести. И мучительно больно от того или иного. Теперь уже непоправимого.
С этим и разбираюсь в открывшийся дачный сезон, пользуясь спокойным послеобеденным часом, уединившись на террасе дома с былым дневником в руках. За окном – весеннее благоденствие и мой рукотворный, пробуждающийся сад, готовый порадовать чудным цветением. Именно ему подобный и привлек мое внимание в юности, вызвал увлеченность, позвал в дорогу, открыл прекрасное, ранее неведомое. И к этому были существенные предпосылки.
В далекое послевоенное время, испытывая лишения, я проживал с матерью на рабочей окраине Новосибирска. Отца не помнил, лишился вначале войны. Но хорошей опорой служила нам его заботливая сестра Таисья Петровна. Тетушка обычно приезжала в гости с мужем Александром Георгиевичем, который занимал высокий чин в райкоме партии. Он, крепкий, внушительный, солидный, войдя в наш малый домик, был внешне строгим. А когда отстегивал портупею с пистолетом, клал в укромное место, преображался. Становился мягким, улыбчивым, добрейшим человеком. По его команде: «Метать все на стол!», распаковывала подарки тетушка. Щедро одаривая угощениями. И это был настоящий праздник.
А однажды наши именитые родичи привезли к Новому году большой загадочный пакет. Поставили на стол. Я соблазнился, потрогал пальцем подарок. Тогда дядя Саша с улыбкой на лице усадил меня, семилетнего, на колени, приласкал, спросил:
— Угадаешь, что там?
Я в недоумении пожал плечами, покрутил головой, ответил:
— Что-то крупное!
— А запах, аромат чувствуешь!
Я комично развел руки:
— Не знаю, не помню!
Не испытывая больше мое терпение, дядя Саша открыл пакет, достал яблоко, вложил в руку, сказал:
— Отведай! Тебе понравится!
Так я впервые попробовал невиданный ранее плод. Большой, красный, сочный, он принес невероятно чудные вкусовые ощущения. И, видимо, подвинул к мечте в юности. Да, и это уже является темой целого повествования.
…А начиналось все так. Мне, как истинному горожанину, шел восемнадцатый год. По свойству молодости я искал что-то необыкновенное, где можно было проявить себя. Оставить свой след на земле. А помогла мне сделать окончательно выбор песня, часто исполняемая по радио, со словами: «Посажу я на земле сады весенние. Пусть они шумят по всей стране. А когда придет пора цветения, пусть тебе напомнят обо мне…».
Уже осознано поступил в Новосибирскую областную школу садоводов. А через год получил запас знаний и свидетельство об окончании учебного заведения. Осенью искал возможность трудоустроиться. Но тщетно. В семье меня не понимали. Отчим, чванливый моралист, брюзжал: «Ищет приключений на свою голову!». Мать в сердцах махала рукой: «Пусть едет куда угодно! Лишь бы не бездельничал, не бил баклуши, в доме не ошивался. У нас другая забота. Малых надо поднимать, на ноги ставить».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)