Сотворение человека

Восстания в римской армии в то время были постоянно, легионы восставали запросто, а в легионе 40 тысяч человек вместе с обслугой. Но эти не восстали! Просто 40 тысяч человек отказались подчиниться начальству, и они знали, что за это полагается казнь через десятого – децимация. Они положили копья, мечи и сказали: «Воевать не будем!» Ну что ж? Через десятого – выйди, выйди, выйди… и отрубают голову. «Пойдете воевать?» – «Не пойдем!» Еще раз через десятого… и еще раз! Весь легион без сопротивления дал себя перебить. Они сохранили воинскую присягу, они дали слово не изменять и сдержали слово, но не пошли против своей совести. Совесть для них была выше долга. Есть такой церковный праздник «Сорок тысяч мучеников» – это в память о десятом фиванском легионе». (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 103).

Невозможно не видеть подобия между поступками людей Нового Завета и отраженных в теории этногенеза Гумилева. Но так же совершенно неслучайно, с одной стороны, Гумилев без устали твердит, что его теория описывает природное явление, самопроизвольно протекающих эволюционных процессов, с другой стороны, подчеркивает, что фундаментом его теории является второе начало термодинамики. Представить себе, что Гумилев не видел существующего неискоренимого противоречия между этими двумя установками, довольно сложно. Думаю, что Гумилев сознательно выставлял на всеобщее обозрение эти противоречия. Мол, кому надо и сам поймет что к чему. Далее. Как можно, с одной стороны, ограничить явление временными рамками без какой-либо надежды вырваться из замкнутого круга этногенеза, с другой стороны, воочию наблюдая за развивающимся капитализмом, не видеть, что этот капитализм является прямым наследником средневековой католической этнической системы? К сожалению, Гумилев не только не мог снять эти противоречия, но даже заикнуться об их существовании. В противном случае он должен был высказать серьезные претензии к теории Маркса. Чем эти высказывания могли закончиться для Гумилева, думаю, объяснять не нужно.

Мы видим, что теория этногенеза Гумилева не лишена противоречий, но именно тех противоречий, которые научным сообществом все еще с поразительным упорством не замечаются. И все это делается во имя преданности атеизму. Биологическая эволюция научным знанием определяется, как естественный процесс развития живой природы, сопровождающийся, в том числе, видообразованием и вымиранием видов. Ученые все еще не видят, что видообразование и вымирание видов – это явления, которые не могут быть поставлены в единый ряд естественных процессов. Направление естественных процессов в нашем земном мире четко определяется вторым началом термодинамики, которое устанавливает наличие в природе фундаментальной асимметрии, т.е. однонаправленности всех происходящих в ней самопроизвольных процессов. Иными словами, в нашем земном мире такие явления, как видообразование и вымирание видов, не могут находиться в едином ряду, так как видообразование может происходить исключительно под воздействием энергии высокого качества, в то время как вымирание видов действительно происходит естественным путем в результате деградации того или иного вида. В нашем земном мире никакие самопроизвольно протекающие эволюционные процессы невозможны. Процесс, в результате которого из низшей сущности творится сущность высшая, т.е. эволюция возможна только под воздействием энергии высокого качества. В нашем земном мире возможны самопроизвольно протекающие процессы исключительно деградационные. Именно этот момент в теории этногенеза Гумилева имеет фундаментальное значение. Гумилев утверждает, прежде чем данное человеческое общество смогло создать свою неповторимую культуру, оно должно было напитаться пассионарностью, оно должно было подключиться к этническому полю, а вот деградация этнической системы действительно происходит самопроизвольно и естественно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)