Когда горит огонь желаний…

 Новелла

Вера Сидоркина шла по улице поселка, пошатываясь, земля качалась, все плыло перед глазами. Юбка, подвернутая с форсом, из макси превратилась в мини. Босоножки поменялись ногами. Голову прикрывал красный абажур. В переулке ее качнуло на дородную женщину. Соседка и дальняя родственница округлила глаза:
— Верка, это ты что ли?! Совсем сдурела?! Никогда тебя такой не видела. Что случилось, а ну рассказывай?
— Тетя Клава, я в ауте, полетела, полетела…- Вера навалилась на забор, скривила лицо. — Рядом привязанный козел, сделал боевую стойку. — А ну тебя, отмахнулась девушка. — Дай, рогатый, досказать. Так вот, загудела я в день рождения, восемнадцать мне сегодня стукнуло, у подруги Любки Шмаковой отмечала. Она богатая, полный холодильник деликатесов. А родители бизнесмены в Грецию умотали за шубами. Свобода, комфорт, кайф. Меня заставили в компании полный стаканчик вина выпить. Может, два, может три. Да, я на ладони ручкой помечала, стаканчик — черточка. Посмотрите, тетя Клава!
— Так тут вся рука в черточках! Понятно, поэтому и абажур на голове красуется.
— Это подарили в компании. А так, для хохмы, наверное. О, там все свихнулись от перепоя, парни, чумовые, игры затеяли, давай девчат целовать. Меня, представьте себе, никто, не разу, а так хотелось! Да не выступай ты мой, рогатик, дай я тебя чмокну от души в губки алые. Ну и пошел до своей мамы!
— Верка, ты что несешь?!
— Плохо мне, тетя Клава. И, вообще, все плохо. Лешка меня кинул, укатил, ничего не сказав, не простившись в Магадан, там у него брат живет, чтобы золото в какой-то артели добывать. Тоска, жить не хочется…
— А что тебе Леха, жених что ли?
— Самый родненький. Он меня на танец в клубе раз приглашал. А теперь, вообще, засохну на корню. Нет женихов, все заняты. Никто на меня не клюет. Некрасивая! Ноги вон худющие, кривые, лицо веснушками помечено, с горбинкой нос, как на двоих рос. Кто со мной в открытую по улице прогуляется? А никто, разве что козел этот. Иди, бородатый, сюда!
— Ой, Верка, хватит чепуху пороть! Подтянись, не расстраивай свою матушку, Варвару Ильиничну, заботливую, обходительную, умную. — Клавдия Антоновна, поправила одежду, привела девушку в порядок. — Я тебе так скажу, что красоту надо наводить, а не плакаться. Парни любят необычных, ярких, вот и подумай, как выделиться. Поработай с волосом: закрути, открути. Мордочку поправь, поштукатурь. Приоденься с форсом, чтобы пупок был на виду, как молодые ходят. И все пойдет. Будут у тебя такие мальчики, закачаешься. Вот завтра и начинай над собой работать. Я рядом живу, вечером на лавочку сяду, выходи в новом качестве. Посмотрю, оценку дам. А теперь иди потихоньку восвояси. Кстати, вот Сашка Мотин с нашей улицы, на допотопном мотоцикле катит, дым, гарь на всю округу. Сейчас попрошу, чтобы тебя подвез. Я в аптеку спешу, лекарства прикупить, давление зашкаливает. Надо бы подлечиться основательно, да денег больших нет.
Тормознув по жесту Клавдии Антоновны, Сашка расплылся в широкой улыбке, показав сломанный зуб. Худой, нескладный, в синих шортах, он пригладил рыжий чуб, прикрыв волосом глубокое ранение на лбу, след службы в горячей точке страны, посмотрел внимательно на девушку, сказал:
— Жарко сегодня! Верунька, наверное, перегрелась, горит лицо, что маков цвет. И шляпа классная, не спасает от солнца!
— Перегрелась, перегрелась! — закивала головой Клавдия Антоновна. — Доставил бы ее до дому…Ладно, я побежала!
— Пристраивайся, Вера, позади меня на седушку, держись за что удобнее. Прокатимся с ветерком…
— Сашка!? — девушка покрутила перед лицом парня пальцем. — Меня так просто не возьмешь, только с козлом. Он мой самый, самый, меня явно уважает. У меня папы нет, возьму его посаженным отцом на будущую свадьбу. И вообще, когда ноги волосатые расчешешь аккуратно гребешком, тогда подходи, поговорим…

Сашка начал заикаться, махнул рукой, дал газу и укатил, не оглядываясь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)