Отпуск в Париже

ПАРИЖ. Часть первая
Марину разбудил соседский будильник, трезвонивший не переставая за стенкой. Полгода назад все было иначе: другой дом, другие соседи, муж. Но Валерий встретил женщину, и та сейчас ждала от него ребенка. Он решил оформить с ней отношения и подал на развод, попутно разменяв трехкомнатную квартиру на двухкомнатную и комнату в коммуналке, которая, естественно, досталась Марине. Хорошо хоть то, что совсем не оставил на улице.
В том, что у них нет детей после двенадцати лет брака, он всегда обвинял жену. Марина свыклась с этим и даже не спорила, поверив, что она во всем виновата. Врачи от удивления только разводили руками, не находя причин мешающих рождению ребенка. Ладно, долой все эти невеселые мысли. У нее сегодня первый день отпуска, а днем самолет- она летит в Париж на две недели. Подруга, работающая в турагентстве, предложила горящую путевку, и Марина без колебаний согласилась.
За время семейной жизни она нигде не была, и все отпуска проводила на даче, доставшейся Валерию по наследству от бабушки. Он не был любителем дальних поездок, кроме рыбалки на озере в пяти километрах от дачного поселка. И считал, что эти путешествия «за бугор» ничто иное, как пустая трата времени и денег, впрочем, как и походы в театр, кино, музеи.
Марина с ним не спорила и принимала все так, как он считал правильным или нужным. Может, зря соглашалась, но Валерий не любил, когда с ним спорили. Он устроил ее в солидный банк, в котором начальником одного из отделов работала его родная тетка. Но после развода с Валерием, Агнесса Павловна развернула против Марины самую настоящую войну, пытаясь уволить. Место требовалось для новой родственницы племянника.
Так, все… Думать только о хорошем, у нее отпуск, а там видно будет, что делать дальше. Ее пока не уволили, хотя Агнесса Павловна очень старалась. Она придумывала мелкие, по сути, пакости и выдавала их за глобальные ошибки Марины, что впору можно было задавать вопрос: «Девушка, и после всего этого ты еще на свободе?»
Марина в который раз одернула себя, заставив выбросить неприятные мысли из головы. Чемодан собран, такси вызвано, цветы политы, Тишка, сиамский кот, пристроен под надзор соседской бабули.
Аэропорт… Там запах особый- запах перемен, ожидания чего-то нового, вечная сутолока, движение, встречи, прощания. Объявили регистрацию на рейс «Санкт- Петербург — Париж». Марина почувствовав, что наконец-то свободна от каждодневных и глупых переживаний, думала о Париже, в котором мечтала побывать с самого детства, читая «Собор Парижской богоматери», «Даму с камелиями», «Трех мушкетеров».
Мечты должны сбываться, пускай не все, но хотя бы некоторые… Она не заметила, как прошел полет, честно говоря, просто заснула, когда самолет набирал высоту, а проснулась от голоса стюардессы, попросившей пристегнуть ремни. Марина открыла глаза, и тут только поняла, что ее голова лежит на плече соседа, на которого совершенно не обратила внимания, сев рядом, так была занята своими мыслями.
Это был мужчина лет сорока пяти, с легкой проседью в волосах. Марина извинилась перед ним. Он улыбнулся, ответив, что все в порядке, разминая занемевшую руку. Она поняла, что все это время проспала на плече незнакомого человека, а он, боясь ее потревожить, просидел не шевелясь. Ей стало немного стыдно и неловко, но тут объявили, что полет окончен и через несколько минут можно будет покинуть салон самолета.
Потом Марина нашла в холле аэровокзала встречающего группу гида, держащего в руках табличку «Красоты Парижа», и очень удивилась , когда рядом с ним заметила своего соседа из самолета. С этого момента его прямая спина почему-то маячила где-то рядом, и он всегда был готов подать руку или поддержать под локоть в нужный момент.
В гостинице их номера оказались на одном этаже. Да и за ужином они сидели рядом. Девица лет двадцати пяти, оказавшаяся с ними за одним столиком, весь вечер строила глазки, кокетничала, и, казалось, вцепилась в него мертвой хваткой. Александр был действительно интересным человеком с приятным баритоном, непринужденной манерой общения, доброй улыбкой и очень живыми глазами.
Несколько женщин из их группы пытались обратить его внимание на себя, но он почему-то выбрал Марину. Может быть, потому что она не пыталась выделиться среди других, была полностью увлечена именно путешествием. Начни она проявлять к нему какой-то интерес, возможно, оказалась вне зоны его внимания. Марина не шарахалась от него, но и не пускала ближе, чем на расстояние вытянутой руки.
Это его несколько злило, но и притягивало. Александр украдкой наблюдал за ней: ему нравилась ее мягкая улыбка, плавные движения рук, когда она поправляла волосы. Он не знал, как подойти к Марине, хотя был совсем не из робкого десятка и всегда легко знакомился с женщинами, но здесь просто терялся, натыкаясь на стену холодной вежливости и учтивости.
Александр очень надеялся, что попробует все изменить во время вечерней прогулки на кораблике по Сене. В опускающихся сумерках набережные Парижа были очень красивы, расцвеченные огнями реклам, на фоне темного неба выделялся силуэт Эйфелевой башни в подсветке. Марина стояла на верхней палубе, как бы не было тепло днем, но к вечеру несколько похолодало, и от реки тянуло сыростью.
Ей так не хотелось спускаться в низ, где находились почти все, но простыть в ее планы тоже не входило. Она собралась уходить, когда подошел Александр и накинул на ее плечи свой пиджак. Марина поблагодарила, завязался ни к чему не обязывающий разговор, но в его душе все ликовало: «Ура! Лед тронулся, господа присяжные!» и с этого дня он открыто стал за ней ухаживать, а она перестала его ухаживания отталкивать.
Некоторые дамочки перешептывались, обсуждая «парижский» роман, и язвительно называли их «сладкой парочкой». Простая зависть человеческая, от которой не скрыться ни в одном уголке Земли. Марина и Александр, ничего не замечая, говорили, спорили, слушали и слышали друг друга. Только все хорошее быстро заканчивается…
Тур Марины подходил к концу. В его последний день они гуляли по парижским улицам, даже на каком-то мостике в шутку повесили маленький замок на перилах, купив у уличного торговца, а ключи выбросили в Сену.
Вечером, вернувшись в гостиницу, Александр заказал ужин в свой номер. Ночь они провели вместе. Марина была влюблена, и чувствовала себя первый раз за последние месяцы счастливой. Ей совершенно не хотелось думать, что ждет ее потом… Александр оставался еще на несколько дней в Париже, а она возвращалась в Питер. Они договорились встретиться через две недели в субботу у памятника Екатерине в сквере на Невском. Александр обещал позвонить сразу, как только окажется в Пулково.
САНКТ — ПЕТЕРБУРГ. Часть вторая
Прошла неделя, другая, звонка не было, а Марина решила, что на этом и закончился ее случайный парижский роман. «Все как в плохом кино. А как же ты хотела, чтобы оно было? Он должен был броситься к твоим ногам? Для него это интрижка в отпуске. И незачем ко всему, что произошло относиться серьезно. Слишком хорошо тоже не хорошо,»-думала она, констатируя факт и удаляя его номер из телефона. Если бы не одно но.
Через какое-то время Марина почувствовала себя плохо после очередных издевательств Агнессы Павловны и вынуждена была пройти обследование, назначенное врачом. Марина ожидала все, что угодно, но только не этого сюрприза — она была беременна. Это ли не чудо?! Когда она последние десять из двенадцати лет брака только слышала упреки в свой адрес от мужа и его родных, что не может родить им наследника. Вот! Вот оно и случилось это чудо!
Марина считала, что Александр должен знать, но о том какова будет его реакция, она не думала, да и не могла его «обрадовать». Это было ее маленькое чудо, ее мечта, желание, на исполнение которого она даже не надеялась.
Прошло месяцев пять. Беременность уже стала заметна. Марина просто расцвела и сияла от счастья. Агнессу Павловну это очень раздражало, но она уже ничего не могла поделать, если только каким-нибудь совсем нелепым слухом взбудоражить отдел, в надежде подпортить радостное настроение своей бывшей родственнице.
Был теплый октябрьский день. К Марине зашла в гости подруга Ольга и уговорила прогуляться по Невскому. О, если бы вы знали, как красив Невский в начале октября, когда золотисто — багряные листья в его скверах еще не лежат сплошным ковром на земле, а переливаются в последних солнечных лучах остывающего к зиме питерского солнца.
Солнечные лучи прорываются сквозь поредевшую листву, слепят глаза, играют зайчиками на дождевых лужах, готовых вот-вот замерзнуть и превратиться в ледяные зеркала.
Устав, женщины присели отдохнуть на одной из свободных скамеек в сквере. Бронзовая Екатерина на своем постаменте была величава и горда в обрамлении резной рамы из багряно — желтых деревьев.
«Саша, Саша… смотри какие красивые…»- где-то рядом раздался звонкий девичий голос. Марина, взглянув ненароком в ту сторону, откуда он раздался, заметила мужчину и молодую девушку лет восемнадцати, собирающую опавшие листья в букет. Мужчину она видела только со спины, но в этом развороте плеч, повороте головы, ей показалось что-то до боли знакомое. Ее глаза и глаза девушки на мгновение встретились.
Марина повернулась к Ольге:
-Пойдем домой…
-Марина, что случилось? Тебе плохо? -заволновалась Ольга.
-Нет, просто устала и все,- ответила та, пряча глаза.
-Не пойму, что произошло? Ты побледнела, как будто увидела приведение.
-Может и увидела. Идем быстрее отсюда,- поторопила Марина.
А в это время девушка подошла к мужчине.
-Слушай, эта беременная тетка на тебя таааак посмотрела, будто ты ей рубль должен!- громко воскликнула она, и, глядя вслед уходящим женщинам, рассмеялась.
Он оглянулся. Одна из них поправляла волосы.
-Марина,- он закричал им в след.
Женщины оглянулись. Александр догнал их.
— Я прихожу сюда почти каждый день. Был в банке, но какая-то дама ответила, что ты там не работаешь, а твой адрес она не помнит,- сбивчиво заговорил он.
-Ты не позвонил, а я ждала, ждала,- твердила она.
-Я не мог… В аэропорту какой-то парень попросил закурить, но потом я не нашел свой телефон… Спер,- оправдывался он.
-Ты не долго переживал…
— Это моя племянница, дочь брата, студентка. Она поступила в этом году. Но и ты не очень скучала, раз…- парировал он.
Марина инстинктивно скрестила руки на животе, будто защищая своего, еще не рожденного ребенка.
— А это подарок из Парижа… Так бывает. Веришь?- спросила она, глядя прямо ему в глаза.
Это было так неожиданно, что он растерялся. Теперь они стояли молча, только ветер шуршал опавшими листьями, будто перебирая их: багряный к багряному, желтый к желтому…
До Александра вдруг дошло о каком подарке из Парижа ему говорит Марина.
-С сегодняшнего дня всегда все будет хорошо. Веришь?- вдруг сказал он, взяв ее за руку.
А теперь, уважаемые читатели, оставим их у памятника Екатерине Великой. Нам самое время удалиться и прогуляться по осеннему Невскому проспекту,а у Александра и Марины, думаю, все будет хорошо.

Отпуск в Париже: 3 комментария

  1. Ирина, мне понравился Ваш добрый, написанный хорошим литературным языком , рассказ. Когда -то американские фильмы мне нравились за «хэппи энд», что бы ни происходило в жизни персонажей. Творческой удачи Вам!

    1. Спасибо! Этот рассказ навеян воспоминаниями о моей поездке в Париж. Мне понравился город, но Санкт-Петербург — это моя единственная любовь.

  2. Здравствуйте, Ирина!
    С удовольствием прочитала Ваш рассказ. Неторопливый слог, при этом лаконично переданы и образы ЛГ, и атмосфера Парижа, и красота осеннего Санкт-Петербурга — увидела всё это. Сейчас Париж, к сожалению, уже другой.
    Я тоже люблю эти два города.
    Здоровья и удачи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)