Свобода и воля (глава сорок пятая)

Сайт «Электронная библиотека», форум «Здоровый образ жизни», книга «Люди – феномены», автор Непомнящий Николай.

«Олег и Инна Колосовы из Ржева поехали погостить к родственникам в Забайкалье. Кто же знал, что их отпуск едва не обернется трагедией!
«У Инны там дед егерем работает, — рассказывает Олег журналисту Алексею Туманову, – мы у него и жили. В тот день позвал он меня с ружьем побродить, волков попугать – их в этом году много развелось. Приходим под вечер домой, а жена в истерике – сынишка пропал! С утра, мол, все плакал – почему его на охоту не взяли, а часа в два жена его хватилась – шубки валенок нет, следы за ворота ведут… А за воротами, считай, сразу тайга начинается. Она по следу, да куда там! Темно и снег пошел. Пока лошадь запрягали, пока до центральной усадьбы добирались… В общем, искать начали часов в одиннадцать ночи. Егеря тайгу сквозь мелкое сито просеяли – мальчуган как в воду канул! Решили не иначе волкам попался».
Как оказалось, четырехлетний Андрюшка действительно встретился с волками…
«Что с нами было – и вспоминать не хочется, – продолжает Олег, – дед из тайги не вылезал, охотники местные сказали, что через неделю в округе ни одного волка не останется. Вдруг привозят! Живой, здоровый, румяный, сытый. Какое там обморожение – насморка и того нет. Только почему-то привезли совсем голого!».
А дело было так. Одна из поисковых групп почти в 12 километрах от зимовья увидала, идущего по снегу, абсолютно голого мальчишку. Причем был он не синего, а совершенно нормального, розового цвета. Не дрожал, зубами не лязгал, а вполне внятно стал просить, чтобы отвезли его домой к дедушке Игорю и папе с мамой. Спасатели буквально остолбенели: один из них тут же сбросил с себя полушубок, стал укрывать ребенка, а тот закапризничал, что мне, мол, не холодно…
Как мог четырехлетний малыш не только выжить, но и не обморозиться? Больше того, врачи, обследовавшие его, отметили, что ребенок абсолютно здоров, у него даже прошел хронический тонзиллит. Сам Андрюшка говорит, что все время, пока он был в лесу, за ним ухаживали… «большие серые собаки». Вот что он рассказал родителям:
«Я тоже на охоту пошел. А потом устал. Ко мне собаки подошли. Стали меня лизать, потому что я плакал. А одна меня кусала не больно и лапой толкала. Они добрые, и я с ними пошел. Потом они все спать легли и я с ними. Мне жарко стало, и я разделся. Мне совсем не холодно было. А собака мне молока дала – я его прямо из живота пил. Потом они мне мяса давали, только оно невкусное. А еще со мною маленькие щенки играли, но они кусались больно, и я плакал. Тогда большая собака меня облизывала…».
Похоже, что именно благодаря волчьему молоку и «невкусному» – сырому мясу ребенок сумел сохранить свое здоровье. Хотя некоторые врачи считают, что дело тут в своеобразном защитно-компенсаторном механизме, который в экстремальной ситуации включает все резервы организма.
Андрюшка почти месяц после этого отказывался одеваться, смеется Олег. – Понимает, конечно, что голышом в городе бегать нельзя, наденет легкие брючки, маечку – и гулять. А потом постепенно опять мерзнуть стал. И все своих «больших серых собак» вспоминает. Любимая сказка теперь – «Маугли», любимые игрушки – плюшевые волчата. И действительно, здоровый стал: за год – тьфу-тьфу! – ни одной простуды»».

Что же это было? Только вдумайтесь! Волки, точнее, волчица, правда, в период кормления своих щенков, приводит заблудившегося человеческого детеныша в свое логово, кормит его пусть даже невкусным мясом, поит его своим молоком, дает возможность выспаться и утром выводит на поисковую группу. Волчица совершает поступок, никак не связанный с какой-либо выгодой для себя, но исключительно во благо Андрюшки. Как называют европейцы то действие, которое совершает один человек исключительно во благо другого человека? Аристотель говорит: «Любить значит желать кому-нибудь того, что считаешь благом, ради него, а не ради себя, и стараться по мере сил доставлять ему эти блага». Приведенный факт свидетельствует, что волчья стая, словно переполненный источник, изливала на Андрюшку благо во имя его самого. Как не назвать, вслед за Аристотелем, это, изливающееся благо, любовью? И что же мы имеем? Волки подвержены любви? Волки свои взаимоотношения в стае выстраивают на любви? Волчье сообщество в своих действиях руководствуется любовью? Но, согласитесь, как бы это не выглядело, по современным меркам, дико, следует признать, что ничем другим волчье благо в отношении Андрюшки определить невозможно. Приведенный факт, свидетельствует, что волки способны проявлять чувство любви и не только к своему ближнему – волку, но и к врагу своему, по крайней мере, в лице человеческого детеныша. Как бы это не принижало человеческое достоинство, необходимо признать, что волки способны проявлять чувство любви, причем, такой силы, что Андрюшка эпизод встречи с волчьей стаей не только запомнил как благо, но ощутил как благо, резко увеличившее его и физическое, и психическое здоровье. Истории человеческих детей, оказавшихся каким-либо образом вне человеческого общества и получивших приют волчьей стаи («Маугли» создан не на пустом месте), свидетельствуют, что эти дети свое нахождение в волчьей стае вспоминают как величайшее благо. Так, в «Свободе и воле (глава тридцать шестая)» описан случай, произошедший в Туркмении в 1957 году, в котором речь шла о мальчике, которого приютила стая волков. Хочется еще раз привести последние строчки текста.

«Прослышав про туркменского Маугли, в больницу нагрянул журналист из столицы. Среди прочих вопросов он спросил Джуму: «Кто тебя больше всех любит?». Журналист предполагал, что Джума назовет кого-нибудь из персонала. И тем неожиданней для него прозвучал ответ Джумы: «Мама-волчица»».

Итак, имеются факты, когда отношение кормящей волчицы к человеческому детенышу кроме, как проявлением чувства любви, ничем другим определить невозможно. И хочется спросить: каким образом в душе волчицы рождается любовь к человеческому детенышу? Согласитесь, что объяснить подобное поведение волчицы, всего лишь проявлением материнского инстинкта с ее стороны, невозможно. Инстинкт – это видовое приспособительное поведение, которое формируется благодаря унаследованию приобретенных свойств и естественному отбору. Понятно, чтобы унаследовать привычки, возникшие в результате удовлетворения жизненно-важных потребностей, должны достаточно часто реализовываться. Однако не каждый же день древняя волчица встречалась с заблудшими или брошенными человеческими детенышами, чтобы в ее психике смог бы зародиться материнский инстинкт к человеческому детенышу. Так, что же такое любовь? Обратимся еще раз к необычайному приключению Андрюшки, возможно, оно укажет нам путь к пониманию феномена «любовь»

«Андрюшка почти месяц после этого отказывался одеваться, смеется Олег. – Понимает, конечно, что голышом в городе бегать нельзя, наденет легкие брючки, маечку – и гулять».

Так, что же это было? Понятно, что одноразовый прием пищи, какой бы калорийной она не была, не может в зимних условиях обеспечить повышенный уровень энергетических затрат организма в течение месяца. «Некоторые врачи» правы в том, «что дело тут в своеобразном защитно-компенсаторном механизме, который в экстремальной ситуации включает все резервы организма», если бы они еще смогли объяснить: «Что такое защитно-компенсаторный механизм и как он действует?». Однако не вызывает сомнений, что, поскольку ребенок не мерз в течение месяца, внутри детского организма был приведен в действие какой-то, все еще неизвестный науке, источник энергии, передаваемой посредством теплоты. Интересно, что подобное энергетическое воздействие сами на себя могут самостоятельно оказывать тибетские ламы-отшельники.

Сайт – Твоя Йога.
Единство. Свет. Любовь.
Тибетские монахи могут разогреть тело как печь.
«Как вы считаете, по силам человеку провести зиму в заваленной снегом пещере на высоте 3-4 километров, без огня, в легкой одежде или вовсе без нее (!), и при этом не замерзнуть?! Любой врач категорически ответит, что нет. А вместе с тем, каждый год десятки тибетских лам-отшельников выдерживают это испытание без малейшего ущерба для здоровья. Их необыкновенная «морозоустойчивость» приписывается умению концентрировать «тумо». Этим термином обозначают в Тибете жар, тепло, но не просто тепло, исходящее, к примеру, от раскаленной жаровни, а специфическую энергию, выделяемую организмом исключительно вследствие длительных медитативных тренировок».

Следует лишь заметить, что тибетские ламы-отшельники не являются монополистами в производстве тепла. В Википедии читаем:
«В новом исследовании канадские и бразильские ученые, возможно, нашли ключ к разгадке этой эволюционной тайны. Группа под руководством Гленна Теттерселла из Университета Брока обнаружила, что аргентинский черно-белый тегу обладает сезонной теплокровностью. Эта ящерица длиной до 150 сантиметров обитает на большей части Южной Америки и хорошо известна биологам. Большую часть года, как и многие другие рептилии, тегу днем греются на солнце, а ночью прячутся в норах и остывают. Однако ученые с помощью датчиков и тепловых камер выяснили, что в сезон размножения, с сентября по декабрь, в утренние часы частота дыхания и ритм сердечных сокращений животного увеличиваются, и их температура вырастает, становясь выше температуры в норе на целых десять градусов по Цельсию. Ученые считают, что южноамериканские ящерицы представляют собой промежуточное звено между холоднокровными и теплокровными животными. Повышение температуры тела в период размножения увеличивает их активность при поиске партнера, ускоряет развитие яиц и позволяет внимательнее заботиться о потомстве».

Не подобны ли жизненные установки тегу жизненным установкам волчицы? Подобны. Не доказывает ли этот факт, что тегу проявляет к своему потомству чувство любви? Вроде бы и доказывает, но как-то трудно поставить рядом высокое чувство любви и какую-то ящерицу. Предельно ясно лишь то, что действия и волчицы, и тегу не могут быть осознанными, т.е. и та, и другая действуют в полном соответствии с той программой, которая, поступает в определенный период жизни вместе с зарядом энергии извне, из видового поля. По крайней мере, в отношении волчицы можно смело говорить, что ее действия не могут быть проявлением врожденного инстинкта, так как для их объяснения необходимо наличие двух взаимодействующих видовых полей: псового поля волчицы и антропогенного поля Андрюшки, о чем будет подробнее сказано дальше. Трудно не прийти к выводу, что в мире, вне зависимости от всей живой природы, имеется сущность, проявляемая в форме блага по отношению к другому существу ради этого существа, без какой-либо связи с благом по отношению к себе, имя которой любовь и без которой развитие живой природы невозможно. Трудно не признать, что любовь эта есть любовь Господа – создателя всей живой природы. Действия и волчицы, и тегу – это проявление любви Господа к своему созданию. Без благотворной заботы и волчицы, и тегу о своем потомстве это потомство выжить неспособно, но забота эта становится реальностью исключительно в результате внедрения в каждую особь Божьей любви.

Любовь – это мировая энергетическая компонента, которая при определенных условиях внедряется извне в особь, причем, исключительно женского пола с целью продолжения жизни на Земле. Представляется лишь, что не следует любовь, проявляемую в форме блага, отождествлять с сексуальными взаимоотношениями, совершаемыми ради собственного удовольствия каждого из участников. Мировая любовь – это благо для другого, секс – это удовольствие для себя. Европейская культура, объединив в неразъемное единство мировую любовь и сексуальность, а позднее во главу угла поставив сексуальность, отодвинув любовь на задний план, практически исторгла из себя мировую любовь. Взаимоотношения между мужчиной и женщиной отодвигаются в прошлое, как пережиток, и заменяются гомосексуальными связями. Более того, отношения между мужчинами без этих самых греховных связей и не мыслятся. Взять хотя бы факт смакования западной культурой, якобы имевших место, гомосексуальных связей Петра Ильича Чайковского. Талант человеку дается от Бога. Мог ли Бог вложить талант, тем более такой талант, который был дарован Чайковскому, в душу, подверженную с юношеских лет такому пороку, как гомосексуализм? Не мог. В отличие от западной культуры, восточная культура не только провозгласила возможность мировой любви между мужчинами, но на деле доказала, что без любви, без любви между наставником и учеником движение к совершенству невозможно. Самостоятельно приобрести качества, подобные, например, тем, которые демонстрируют тибетские ламы-отшельники, человек не может. На пути к совершенству человек непременно должен руководствоваться рекомендациями наставника – гуру. Чтобы знание стало доступно другому человеку, гуру поднимает ученика до своего уровня. Учителя-риши предложили людям не только знания, приобретенные за долгие годы отшельнической жизни, но и новую идеологию, новый взгляд на отношения между людьми. Большое значение в практике йоги придается психологической совместимости наставника и ученика. Как только ученик проникнется настроением наставника, удивительные отношения двух сердец – гуру и ученика – станут возможными, и ученик ощутит поток вдохновения и любви, который нахлынет на него и поведет дальше по жизни. Когда настроение ученика и гуру становится единым, ученик впервые по-настоящему встречается с духовным учителем. Именно с этого момента открываются подлинные богатства их взаимоотношений. Между гуру и учеником вспыхивает мировая любовь. Ученик становится способен провести зиму в снежном сугробе, спать на гвоздях, на месяц замуровать себя в могиле. Понятно, что в процессе практики йоги ни о каком сексуализме, тем более, гомосексуализме не может быть и речи. У меня не вызывает сомнений, что что-то подобное имело место и в отношениях между Чайковским и его друзьями. Предполагаю, что Чайковский страдал импотенцией, в чем ему было стыдно признаться, но импотенция не может служить какой-либо преградой на пути обретения таланта, скорее, наоборот. Человек, не отвлекаясь, посвящает все свое время раскрытию, Богом дарованного ему, таланта.

Итак, что же мы имеем? Под воздействием волчьей стаи в организме Андрюшки включился какой-то, неведомый науке, источник теплоты. Вполне допустимо предположить, что подобный источник теплоты вследствие длительных медитативных тренировок способны включать внутри своего организма тибетские ламы-отшельники. И встает вопрос: имеет ли источник, включившийся в работу в организме Андрюшки, ту же природу, что и в организме ламы-отшельника, включающего процесс изливающегося «тумо»? Предположим, что это именно так. Следует лишь отметить и тот факт, что Андрюшке, чтобы выделить из себя эту специфическую энергию – «тумо», не понадобились ни длительные, ни кратковременные медитативные тренировки. Ему стало вполне достаточно оказаться в волчьей стае в тот момент, когда «тумо» обильным потоком, изливаясь из нее, накрыло Андрюшку с ног до головы, и пробудило в нем источник этого самого «тумо». Напрашивается вывод, что организм волчицы, в период кормления щенков, способен производить какую-то сущность, которая не только в ней, но и в, контактирующих с ней, организмах, способно реализоваться излучением теплоты. Важно отметить, что подобной способностью обладают только самки, а самцы не обладают. Нарвись Андрюшка на волка-самца, тот его непременно задрал бы. Вся природа создана с тем условием, чтобы обеспечить каждому виду максимальную возможность захвата все большего жизненного пространства. А так как обеспечивают эту возможность самки, то роль самцов крайне ограничена. Наглядно эту тенденцию можно наблюдать, например, на жизни яблоневой тли. Весной, когда пригреет солнышко, из, отложенных осенью, яиц вылупляются сплошь самки, которые вскоре начинают откладывать яйца, из которых опять-таки вылупляются одни только самки. Идет процесс стремительного освоения жизненного пространства. И так происходит все лето вплоть до осени. С наступлением холодов самки откладывают яйца, которые производят уже не только самок, но и самцов. Самцы оплодотворяют самок, и те откладывают яйца, способные выдержать суровую зиму. Таким образом, самцы – всего лишь средство, дающее возможность пережить суровые времена. Не будь неблагоприятных для вида условий, самцы вообще могли бы не понадобиться. И волчья стая сбивается в мощное войско лишь зимой во время бескормицы, когда во главе стаи встает сильный умный самец. Такая стая способна взять крупного животного подобного лосю, в результате чего и выживает до весны. Естественно в такие периоды о наличие истинной любви в стае и речи нет, не до жиру – быть бы живу.

При благоприятных условиях волки живут мелкими группами, управляемыми исключительно самками, живущими полноценной волчьей жизнью, в которой основную роль играет истинная любовь. Роль самцов сводится лишь к оплодотворению самок, когда они могут ощутить если не любовь, то хотя бы животную страсть и проявить кратковременное обожание самок. Все остальное время самцы живут в ритме: поел – поспал, поспал – поел. В поисках пищи волк берет любое живое существо, с которым способен справиться и которое годится ему в пищу, не испытывая при этом ни тени сомнений, жалости и, тем более, любви. В любви проводят дни своей жизни исключительно волчицы, любовь доступна только волчицам. Остальным членам стаи любовь становится доступна только через посредничество волчицы.

Безусловно, Андрюшке повезло, что он набрел на волчицу, да еще в период обильного истечения из нее «тумо». Попытаемся с позиций теории этногенеза Гумилева понять: почему волчица восприняла Андрюшку как, по крайней мере, желанного гостя стаи?

Во-первых.
«И теперь мы можем ответить на вопрос: почему «безнациональны», т.е. внеэтничны дети? Этническое поле, т.е. феномен этноса как таковой, не сосредоточивается в телах ребенка и матери, а проявляется между ними. Ребенок, установивший связь с матерью первым криком и первым глотком молока, входит в ее этническое поле. Пребывание в нем формирует его собственное этническое поле, которое потом лишь модифицируется вследствие общения с отцом, родными, другими детьми и всем народом. Но поле в начале жизни слабо, и если ребенка поместить в иную этническую среду, перестроится именно поле, а не темперамент, способности и возможности. Это будет воспринято как смена этнической принадлежности, в детстве происходящая относительно безболезненно». (Лев Н. Гумилев «Этногенез и биосфера Земли», стр. 372).

Однако если вспомнить, что человек обладает не только этническим полем, но и антропогенным полем, посредством которого человек, собственно, и вышел из животного мира, то следует предположить, что обладателем антропогенного поля, в отличие от этнического поля, человек становится, находясь еще в утробе матери. Из этого следует, что Андрюшка, в момент встречи с волчьей стаей, этническим полем еще не обладал, но антропогенным, безусловно, обладал.

Во-вторых.
«Описанное этническое поле (или феномен, ему равноценный) мы воспринимаем как этническую близость или, наоборот, чуждость… При сочетании данного ритма с другими теоретически может возникнуть либо гармония, либо дисгармония». (Лев Н. Гумилев «Этногенез и биосфера Земли», стр. 372).
«Испанцы видели в касиках племен местных дворян и при крещении давали им титул «дон». Вследствие этого в Мексике и Перу значительная часть индейцев ассимилировалась. Французы в Канаде увлеклись индейским образом жизни и в XIX в. превратились в подобие индийского племени. Во время восстания Луи Риля метисы и индейцы действовали заодно. Англосаксы загнали индейцев в резервации, за исключением тех, кто согласился на американский образ жизни.
Объяснить отмеченные различия можно при помощи предложенной нами ранее (с. 355 – 356) концепции этнического поля. Если каждый суперэтнос – поле со свойственной ему частотой колебаний, то поля суперэтносов в этом отношении находятся в разной степени близости. Значит, можно полагать, что в ритмах полей «католических» этносов имелись «созвучия» с индейскими, а у тех, кто избрал протестантизм в Европе, их не оказалось». (Лев Н. Гумилев «Этногенез и биосфера Земли», стр. 496 – 497).

Вероятно, подобным свойством обладают не только этнические поля, но и другие поля, составляющие группу полей единого энергетического пространства. Допустимо предположить, что поля всех высших животных, включая и поле антропоида, составляют единое энергетическое пространство, в котором различаются между собой лишь частотой колебания. В «Свободе и воле (глава тридцать восьмая) был введен термин «структурное поле», которое представляет собой сгусток энергии строго определенной частоты, служащий основанием для создания определенного вида живой природы Земли. Так, человек был создан антропогенным полем, а волк – структурным полем, которое можно определить как псовое поле. Руководствуясь опытом Андрюшки, допустимо предположить, что при взаимодействии антропогенного поля человека и псового поля волчицы, возникает определенная гармония, которая не позволяет волчице видеть в человеческом детеныше добычу.

Становится более-менее понятно, почему волчица приняла Андрюшку в свою семью и одарила его благом. Повторюсь, благо это родилось в результате взаимодействия псового поля волчицы и антропогенного поля Андрюшки, т.е. какой-то близостью обладают именно псовое поле и антропогенное. Повстречай волчица на пути взрослого человека, уже обладающим этническим полем, сытая, могла пройти мимо, а, будучи голодной, непременно задрала. Взрослый человек контактирует с другими особями посредством этнического поля. В связи с этим можно утверждать, что антропогенное поле явилось всего лишь шагом на пути выхода человека из животного мира Земли, первым шагом, но не последним. Именно об этом свидетельствует существование этнического поля. Этническое поле увеличило разрыв между человеком и всей остальной живой природой, но не настолько, чтобы считать человека венцом природы, окончательной целью мироздания. Глядя на все те безобразия, которые творит современный человек, преимущественно, европейский человек с природой, напрашивается вывод, что и этническое поле не является последним шагом на пути человека к совершенству. С другой стороны, глядя на все те чудеса, которые демонстрируют приверженцы йоги, вне зависимости от принадлежности человека к той или иной философской системе Востока, возникает вопрос: не указывают ли эти люди всем нам путь к человеку будущего?

Теория Гумилева объясняет нам, что взрыв этногенеза, рождая этнос, в то же время включает процесс расслоения общества на людей диаметрально противоположных в их отношении к этике: пассионариев и субпассионариев. В своих книгах Гумилев приводит примеры пассионариев, и в этот ряд вполне можно поставить Е. Примакова. Примером же субпассионария вполне может служить Б. Березовский. Да, Березовский был харизматичен, но не пассионарен. Судьба таких людей печальна, что мы и видим на примере Березовского. На что потратил жизнь свою? Вспоминает ли кто-нибудь Березовского добрым словом?

Взрыв этногенеза порождает пассионариев, которые и создают, каждый в меру своих сил, общество будущего. Но с течением времени пассионарии вымирают и их место занимают субпассионарии, которые, пожирая этнос изнутри, и приводят его к гибели, а вместе с этносом гибнут и сами. Слава Богу, Березовский и, ему подобные, харизматические личности не привели российский суперэтнос к гибели. Чтобы этнос жил вечно, должны быть созданы условия, при которых замена пассионариев субпассионариями стала бы невозможна. Не является ли Индия примером чуть ли не вечного существования этноса? Гумилев показывает, что фундаментом любого этноса является его неповторимая идея, на основе которой выстраивается культура, служащая людям опорой в повседневной жизни. Идея Вед, вышедшая из Хараппской цивилизации, не только жива в современном индийском обществе, но все так же, как тысячелетия тому назад, служит фундаментом современной культуры. Увлечение европейцев практикой йоги, не является ли началом того процесса, когда идея Вед, проникнув в Европу, уничтожит существующие этносы? Сможет ли противостоять этому натиску христианство?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)