Жизнь в наследство. Часть 3. Полоцкое направление

Глава 12. Безлошадные.

Оперативная сводка за 21 июля 1941 года.

Утреннее сообщение 21 июля.

В течение ночи на 21 июля продолжались упорные бои на ПОЛОЦКО-НЕВЕЛЬСКОМ, СМОЛЕНСКОМ и НОВОГРАД-ВОЛЫНСКОМ направлениях. На остальных направлениях и участках фронта крупных боевых действий не велось.

Вечернее сообщение 21 июля.

В течение 21 июля развивались упорные бои на ПОЛОЦКО-НЕВЕЛЬСКОМ, СМОЛЕНСКОМ и НОВОГРАД-ВОЛЫНСКОМ направлениях.
На остальных участках фронта крупных боевых действий не велось.

Июльское солнце поднималось всё выше и выше над горизонтом. Жаворонки звонко выводили свои трели в иссини голубой вышине. Только и они вдруг испуганно прервали песни и юркнули к земле. По небу с гулом поплыли стаи желтобрюхих самолётов с чёрными крестами, несущих в своём чреве смерть всему живому. Их сопровождали истребители, хищно высматривающие опасность с высоты. По дороге потянулись войска. Шли пешие колонны, катили в мышиного цвета мундирах солдаты на велосипедах. Вскоре стало понятно, что направление было второстепенным, так как движение иссякло.
На юго-востоке разгоралось сражение. Слышалось уханье разрывов, над горизонтом поднимались тяжёлые клубы черного дыма. В обратном направлении поплыли вражеские самолёты, освободившиеся от своего смертоносного груза.
Экипаж тридцатьчетвёрки, совершив стремительный марш из Полоцка, занялся обслуживанием машины и проверкой боеприпасов. Лейтенант Дубровин, дожидаясь докладов, наблюдал в бинокль за дорогой и деревушкой. Летний зной окутывал окружающее пространство. Мутное марево поднималось над дальними лугами. Все вокруг погрузилось в полуденную дрёму. Безлюдно было и в Калиновке. Из башенного люка показался Филатов:
— Командир, с осколочными у нас более-менее, а вот с бронебойными не густо. Семь штук осталось.
— А сколько осколочных?
— Двадцать девять.
— Тогда повоюем. Немцев на дороге не видать, выходит мы в стороне от основного их маршрута. Значит, танков можно не опасаться, а на бронетранспортеры и осколочные годятся.
Появился Погребицкий:
— Патронов к пулемётам у меня хватает. Снаряженных дисков тридцать. Распределил поровну между своим и спаркой.
— Хорошо, — прозвучало в ответ.
Появился и механик водитель. Выражение его лица говорило само за себя.
— Что у тебя? — встревожился лейтенант.
— Худо дело, — Михалев снял шлемофон и рукавом вытер пот с лица, — масло в двигателе ниже уровня. Горючего километров на двадцать…
— Скверно, — произнёс Дубровин, — надо что-то делать… Посмотрим по обстановке. Дело в том, что на пути у нас Днепр. Скорее всего немцы уже и его в этих местах форсировали. Значит переправы у них налажены. Только вряд ли получится повторить тот манёвр, что мы провернули в Улле. Без масла и горючего потеряем машину и сами пропадём… В общем время покажет, какое решение принимать.
Размышления лейтенанта прервал стрекот мотоциклов. Он вскинул бинокль и увидел, как пара трёхколесных машин не торопясь выкатила из деревни, свернула на дорогу, проследовала до поворота в сторону позиции танкистов, притормозила, и повернула в их сторону.
— Все по местам, к нам гости, — скомандовал Дубровин, — Михаил, двигатель не запускать, работаем только пулемётами.
Экипаж замер в томительном ожидании. Мотоциклы, переваливаясь на ухабах приближались, продвигаясь вдоль лесополосы. Достигнув позиции остановились прямо напротив ствола. Увидев в упор нацеленное орудие танковой башни опешили. Один медленно привстал, лихорадочно снимая правой рукой карабин, а левой стал нащупывать гранаты…
— Огонь!!! – коротко прозвучало в наушниках шлемофонов.
Очереди из двух пулемётов не оставили мотоциклистам шансов. Схватив по несколько пуль, они снопами свалились на землю в неестественных позах. Установилась зловещая тишина… Дубровин, приоткрыв люк, внимательно огляделся вокруг… Ни души… Скомандовал:
— Михалёв, Погребицкий, осмотреть мотоциклы!
Лязгнула крышка люка механика. Михаил и Сергей метнулись к трофейным машинам. Выволокли трупы с колясок. Обследовали все закоулки и личные вещи. В ранцах обнаружили галеты, консервы, хлеб и сало. Нашлись две канистры с бензином, притороченные сзади люлек. В цинковых коробках лежали ленты к пулемётам МГ, обоймы к карабинам. Осмотр прервал лейтенант:
— Хватит копаться, откатите мотоциклы в кустарник, а то маячите на открытом месте. Мы и так шуму наделали…
Танкисты сноровисто убрали трофейную технику.
К ним подошёл командир. Осмотрел, задумчиво произнёс:
— Пулемёты снимите и оборудуйте две огневые точки справа и слева от нашей позиции у кромки поля. Мало ли что, может и понадобятся. Погребицкий, держи нижний люк открытым. По моей команде будь готов занять место за одним из этих пулемётов. Миша, помоги ему.
— Есть, послышалось в ответ…
Однако обстановка стремительно накалялась. Видимо, услышав стрельбу, немцы выслали усиление. Из деревни, недовольно урча и подвывая двигателями, показался бронетранспортер и грузовик, в кузове которого виднелись каски солдат:
— По местам, — распорядился лейтенант, — осколочным заряжай. Михалёв, запуск двигателя только по команде! Погребицкий, занять позицию снаружи. Огонь откроишь в случае, если нам не удастся уничтожить противника.
Лейтенант сопровождал грузовик через прицел. Подпустил метров на четыреста и произвёл выстрел. Столб пламени, окутанный дымом и пылю возник на том месте, где мгновение назад находился автомобиль. Бронетранспортёр некоторое время двигался вперёд, за тем остановился, что предопределило и его участь. Попадать в неподвижную цель взводный научился мастерски. В живых не осталось никого… Однако отголоски скоротечного боя переполошили всю округу. Шлейф черного дыма, точно указывал место стычки и служил безупречным ориентиром. Вскоре, поднимая облака пыли, подошли немецкие танки. Не имея чёткого представления о противостоящих силах, они не пошли на сближение, а разделились и попытались взять в клеши место схватки. Используя мелкий перелесок, немцы пустили три танка по редколесью. Оставшаяся четвёрка демонстративно пошла по дороге и развернулись в боевой порядок, медленно приближаясь. Дубровин чертыхнулся:
— Вас нам только и не хватало. Сам себе накаркал…Михаил, запускай двигатель, нам без смены позиции не устоять.
Он не стал дожидаться, когда немцы подойдут близко. Открыл огонь первым. Задымил головной танк. Уцелевшие открыли ответный огонь. Корпус и башня тридцатьчетвёрки держали лобовые удары. Лейтенант умудрился остановить ещё одного противника. Оставшиеся дрогнули и попятились, включив заднюю передачу. Дубровин продолжал выцеливать отступающего противника. Удачным выстрелом повредил очередную машину. И тут в корму угодил вражеский снаряд. Двигатель чихнул и заглох. В ручном режиме удалось развернуться в сторону противника. Нащупав цель, выстрелил. Поразил врага в правую гусеницу. Немец по инерции прошёл немного вперёд, крутанулся в бок, заваливаясь, словно раненный зверь, испуская пелену едкого дыма. Два его собрата предпочли ретироваться. Члены экипажа облегчённо вздохнули. Наступило относительное затишье. В моторном отсеке слышалось потрескивание пламени, башню стал заполнять едкий дым.
— Михаил, что с двигателем?
— Не запускается. Похоже болванка угодила через борт. Просмотрели мы немцев, вот и подошли близко…
— Ладно, не время рассусоливать, — обрезал лейтенант, — нужно выбираться. Сейчас немцы пехоту отправят на прочёсывание. Наверняка попытаются окружить, поэтому приказываю: всем взять личное оружие. В вещмешки положить по пять гранат, патроны. Пулемёты снять. Взять по три магазина к ним. Выполнять.
В считанные мгновения экипаж исполнил распоряжение. Последовала команда:
— Покинуть машину.
С предосторожностью вышли из танка. Погребицкий страховал эвакуацию. Принесли канистры, снятые с немецких мотоциклов. Открыли крышку в одной, и через люк механика опрокинули во внутрь. Для надёжности кинули вторую, подожгли намотанную на палку промасленную тряпку, дали разгореться и бросили в открытый люк. Разлившийся бензин вспыхнул, выбросив столб огня. Успели отбежать в глубь перелеска метров на сто, когда детонировали оставшиеся боеприпасы. От мощного взрыва присели, оглянулись назад. На месте их боевой машины пылал огненный смерч. Подавленные потерей танка, поспешили уйти как можно дальше. Вскоре путь им преградила небольшая речушка. Не сговариваясь, перемахнули её. По противоположному берегу направились вниз по течению. Однако, через несколько минут пришлось остановиться. Слишком тяжёлой оказалась ноша. Ещё бы, они тащили два немецких пулемёта и два танковых. Присев, стали восстанавливать дыхание. Осмотрели свою поклажу. Оказалось, что к немецкому оружию в спешке прихватили только один цинковый ящик с патронами. Оценив обстановку, Дубровин принял решение:
— Нам хватит одного пулемёта. Немецкого. Он лучше приспособлен для пешего боя. Остальные топим в реке. Неизвестно, сколько придётся пёхом шлёпать. Лишние патроны отправить туда же…
Они ещё не знали о тяжёлых лишениях, которые предстоит испытать летом и осенью 1941 года. Неведомо было им и то, что Полоцкое направление ещё на протяжении нескольких дней будет упоминаться в оперативных сводках.
Март 2019.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ
БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ УПРАВЛЕНИЯ 62 СК И КОРПУСНЫХ ЧАСТЕЙ
с 25 июня по 15 августа 1941 г.
(ЦАМО ф.62ск оп.1 д.4 л.л.154-169)
К утру 21.7.41 части корпуса сосредоточились в р-не БОРИСОГЛЕБ, ЗУИ.
В боях при выходе из окружения особо отличившиеся представлены к правительственной награде – 186 сд-77 чел., 174 сд-119 чел., 267 ОСБ-10 чел…

Автор: Николай Хохлов

Родился давно, в прошлом веке. Повзрослев, незаметно состарился. Выяснил в итоге, что жизнь только начинается. Люди поверили и приняли в Белорусский литературный союз ПОЛОЦКАЯ ВЕТВЬ. Так я подтвердил высокое звание писателя.

Жизнь в наследство. Часть 3. Полоцкое направление: 2 комментария

  1. Добрый вечер, Николай!
    Полагаю, что бойцам было очень больно таким образом потерять свой танк. Но, видимо по-другому было никак нельзя. Жду продолжения.

    1. Доброго времени суток, Светлана. Увы, это заключительная глава. Спасибо, что нашли время и прочитали.
      Удачи и вдохновения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)