Жизнь в наследство. Часть 3. Полоцкое направление. Глава 7. Заслон

Глава 7. Заслон.

Оперативная сводка за 16 июля 1941 года.

Утреннее сообщение 16 июля.

В течение ночи на 16 июля продолжались бои на ПСКОВСКО-ПОРХОВСКОМ, ПОЛОЦКОМ И ВИТЕБСКОМ направлениях. На остальных направлениях и участках фронта крупных боевых действий не велось и существенных изменении в положении войск не произошло.

Вечернее сообщение 16 июля.

В течение 16 июля продолжались крупные бои на ПСКОВСКОМ, СМОЛЕНСКОМ, БОБРУЙСКОМ И НОВОГРАД-ВОЛЫНСКОМ направлениях.

http://great-victory.ru/?c=sib

Воздух пропитался гарью. В огне были здания, машины, небольшие рощицы. В небе кружили желтобрюхие самолёты с ненавистными чёрными крестами и сыпали бомбами. С левого берега Двины, захваченного во второй половине дня, била в яростном исступлении немецкая артиллерия, словно мстя за взорванные мосты, что не позволило с ходу ворваться и овладеть центром города.

В тревожной обстановке, царившей с утра, майор Расщупкин вызвал к себе лейтенанта Дубровина. Он устало прервал, начавшего докладывать командира и жестом пригласил к раскрытой на столе карте:

— По вашим разведданным, — приглушённо начал командир полка, — немцы сосредотачивают значительные силы в районе Никитихи. Их замысел не совсем понятен. Возможно ударят на Городок, а скорее всего по Полоцку. Из-за отсутствия переправы и, во избежание крупных потерь, удар именно с этого направления наиболее перспективен. Удерживать город уже нет смысла. Немцы угрожают нашей дивизии окружением. Принято решение отвести войска в направлении Великие Луки. На основании изложенного, ставлю задачу: Выдвинуться в район Горяны в боевой заслон. Вы назначаетесь старшим группы, в которую, кроме экипажа, войдёт усиленный пулеметами взвод пехоты. Командир взвода, старшина Гончарук. Для мобильности группе придаются две полуторки. Задача: занять оборонительный рубеж и сдерживать немцев как можно дольше. В случае массированного наступления отход осуществлять организованно в направлении Ура в Боровуха первая. В случае удачного исхода, занять оборону и удерживать её до последнего. Отход разрешаю только в том случае, если немцы подавят все долговременные огневые точки. В этом случае пути отхода определите сами. Думаю, что к тому моменту мы будем далеко и догнать дивизию вы вряд ли сможете. Задача понятна?

— Так точно, — ответил лейтенант.

— Если понятна, то действуй без промедления. Старшина ждёт тебя у танка. Выдвигайтесь не мешкая.

— Есть, выдвигаться немедленно, — козырнул Дубровин и, повернувшись через левое плечо, поспешил навстречу неизвестности.

На стоянке, возле танка он увидел грузовики и поджидавшего его старшину, дружески беседовавшего с Филатовым. При его приближении, увидел, как заряжающий легонько толкнул собеседника. Тот выпрямился, и коротко представился:

— Старшина Гончарук Пётр Андреевич, прибыл в ваше распоряжение.

— Вольно, — тихо произнёс Дубровин, — вы давно знаете Ивана Петровича.

— Давно, — прозвучало в ответ, — с начала боёв под Полоцком. А вчера и с вами заочно познакомились, вместе были в разведке.

— Вот и замечательно, — заметно оживился лейтенант, — местность вы, значит, знаете, мы идём организовывать заслон в Горянах. Лучшей позиции, чем берег реки я не вижу. Потому на месте определимся с организацией, а пока на сборы пять минут и вперёд. Я на танке в голове колонны. Если нет вопросов, то командуйте своими бойцами.

— Есть, командовать, — ответил старшина, отдал честь и повернувшись распорядился, — взвод! По машинам.

В отведенное время сводная группа уложилась. Дубровин порадовался тому, что за время его отсутствия, танк пополнили боеприпасами. Оказалось, что с базы в Дретуне успели подвезти снаряды и горючее.

Высокий боевой дух царил в экипаже. Филатов просто сиял. Довольно улыбаясь сообщил:

— Я с Гончаруком не в одной передряге успел побывать. По старой дружбе пару ящиков снарядов и три цинка патронов дополнительно пристроил в машинах. Не помешают.

— Что с горючим, — повернулся к Михалёву.

— Порядок, — бодро ответил тот, — нам тут и масла для двигателя подбросили. Я успел на всякий случай поменять.

Доклад членов экипажа вселял надежду. В приподнятым настроением, лейтенант распорядился:

— По местам!!

В назначенное время колонна двинулась в путь.

На намеченный рубеж прибыли быстро. Остановились на высоком берегу речушки в месте, где дорога спускалась к деревянному мосту. Дубровин направился на крутой пригорок левее, откуда открывался обзор на дорогу, поворачивающую в лево. Жестом подозвал старшину и начал говорить, словно размышляя вслух:

— Позиция просто идеально создана для обороны. Смотри, Петр Андреевич. Большак в этом месте просматривается на максимальную дальность. А нам требуется остановить немцев на дальних подступах. Тут важно чтобы они не смогли быстро определить наши силы, иначе сомнут.

Старшина молча кивнул, соглашаясь.

— При первых выстрелах, они наверняка остановятся и попытаются обойти левее. Там пролесок, легче пехоте укрыться. Потому два отделения размести напротив, метрах в ста отсюда. Так меньше риска попасть под ответный артиллерийский огонь, а они его по позиции танка откроют непременно. Ваша задача остановить пехоту, не дать ей переправиться. Потому с открытием огня не спешите. Бейте на ближнем расстоянии и наверняка. Одно отделение разместите правее моей позиции. Там немцы позже появятся обязательно. Будут искать слабые места нашей обороны. Я беру на себя бронетехнику в первую очередь. Буду и пехоту выбивать по мере возможности. Замысел понятен? Есть соображения?

— Меня мостик беспокоит, — задумчиво произнёс Гончарук, — наших в той стороне нет, вчера убедились. Если кто и появится случайно, переправятся в брод. Потому предлагаю мост взорвать.

— Взорвать? – задумался лейтенант, — нет, не стоит шуметь, привлечём внимание. Лучше выдели бойцов, пусть натаскают валежника и всего, что горит. Дыма вокруг хватает. Сожжём что сумеем, и дело с концом.

— Добре, — согласился старшина, — разрешите выполнять?

— Погоди, — задумался Дубровин, — один момент нужно предусмотреть. Наверняка немцы впереди пустят боевой дозор. Вот его трогать нельзя. Пусть копошатся. Огонь откроем только по основным силам. Предупреди всех командиров отделений. Если вопросов нет, то не мешкай. Хлопот у нас море и маленькая лужица. Вот в ней бы не замараться.

— Сделаем всё, чтобы не ударить в грязь лицом, — улыбнулся Гончарук.

Вскоре загорелся валежник на мостике. Дым клубами валил вдоль русла речушки и со стороны был не виден. Лейтенант выставил танк на вершине холма так, что в сторону противника выглядывала часть башни со стволом. Причём позицию успели замаскировать и обнаружить их место пребывания было сложно.

Дубровин наведался к старшине. Вместе обошли окопы. Красноармейцы работали сноровисто. Все понимали, что только в хорошем окопе можно выжить в предстоящем бою.

Немецкие мотоциклисты появились к полудню. Сначала услышали нарастающий стрекот движков, а за тем и сами трёхколёсные машины. Колонна уверенно выскочила из-за дальнего поворота и поползла к спуску. Лейтенант насчитал пять экипажей. Убедившись, что перед ними дозор, подал сигнал пехоте: «Не стрелять!!!» Его поняли и по цепочке от ячейки к ячейке, словно шелест, пронеслось негромкое: «Не стрелять!» Немцы, заметив клубы дыма замедлили движение. Было видно, как пулемётчики в колясках припали к прицелам. Выйдя к пылающему мосту остановились, направив стволы в разные стороны, готовясь накрыть шквалом свинца всё живое. В бинокль было отчётливо видно, как офицер, в длинном сером плаще, встав со среднего мотоцикла, подошёл к последнему, что-то сказал солдату. Тот быстро снял ранец, поставил на землю, развернул антенну, покопался с настройками и передал наушники с микрофоном. «Рация», понял Дубровин, докладывают. Результат не заставил себя долго ждать. Из-за поворота показалась вереница крытых грузовиков, впереди шли два бронетранспортера. Подождав, когда покажется очередная, седьмая по счёту машина, лейтенант произвел выстрел из орудия. Снаряд угодил под днище передового бронетранспортёра. От взрыва его подбросило и, развернув поперёк дороги, опрокинуло. Колонна встала. Дубровин хладнокровно поразил дальний грузовик и перенёс огонь на середину колонны. Из кузовов посыпались фигурки в сером. Одновременно ударили пулемёты мотоциклистов. На броню посыпался рой пуль, словно стая дятлов заколотила по башне. Но танкистам было не страшно. Опытный экипаж посылал один снаряд за другим, отвлекая пехоту на себя. Досталось от них и мотоциклистам. Пары снарядов хватило, чтобы разметать сгрудившиеся трехколёсные экипажи. И вдруг наступила тишина… Через пару минут разорвался первый снаряд. «Пристрелочный!», — догадался лейтенант:

— Миша, заводи! – подал он команду, — скатываемся назад, как можно дальше.

Двигатель взревел, танк сполз по инерции с холма, развернулся и, отойдя с позиции метров на сто, повернул в сторону противника. На месте, где они находились минуту назад, земля вскипела от разрывов. Снаряды буквально перепахали пригорок, вырывая клочья земли вместе с кустарниками. Пользуясь стоящих грохотом, Дубровин распорядился:

— Выходим правее сто метров зоны обстрела на новую позицию.

— Понял, — отозвался мехвод, — выдвинуться правее.

Тридцатьчетвёрка крадучись поползла на указанный рубеж. Как только в триплекс стала видна дорога за рекой, последовало:

— Стой! Осколочным заряжай!

Среди зелёной листвы кустарников, по пояс в траве, продвигалась вражеская пехота.

— Петрович, — не по-уставному обратился лейтенант, — ведём беглый огонь, заряжай осколочными пошустрей!

— Сделаю, — отозвался Филатов.

Разрывы танковых снарядов накрыли цепь наступающих. Солдаты попадали. Некоторые навсегда, оставшиеся лихорадочно искали укрытие в ложбинах, воронках. В ответ ударила вражеская артиллерия. Танкисты вовремя сманеврировали, переместившись на старую позицию на гребне холма. Ударили по копошившийся пехоте, короткими перебежками продолжавшую продвигаться вперёд. Немцы, получив новую порцию осколочных снарядов, залегли. Упреждая артиллерийский налёт, тридцатьчетвёрка сменила позицию и переместилась левее, и вовремя, оказавшись вне зоны обстрела. Отдельные группы гитлеровцев просочились к реке и начали переправляться в брод. В бой вынуждена была вступить наша пехота. Пулемётный огонь практически в упор косил вражеских солдат, заполнивших своими телами неширокое русло. Вода окрасилась в алый цвет. Усиление огня, за счет танковой пушки и пулемёта, заставило фрицев ретироваться. Под гортанные возгласы: «Цирюк» фигурки в мышиные цвета форме, прикрывая друг дружку, стали спешно пятиться назад, подхватывая раненных на спину и оставляя убитых.

— Соображают, — прекратив огонь, — заметил Дубровин. Ранеными прикрываются. Да и у своих оправдаются за бегство с поля боя.

Бой затих. Наступила странная тишина. Потрескивало пламя, пожиравшее траву и валежник. Немцы ушли. Наученные опытом боёв, приняли оборону красноармейцев за очередной укреп район.

На самом деле произошло худшее. По радиостанции поступил приказ срочно покинуть позиции, и, оторвавшись от противника, отойти на линию дотов в Боровухе первой. Оказалось, немцы, сломив сопротивление защитников города, переправились на правый берег Западной Двины и начали занимать центр города.

Январь 2019.

Приказ

главнокомандующего войсками

Западного направления

командующему

войсками 22-й армии

на отвод армии на рубеж Запруды, Озерище, Дуброво

(16 июля 1941 г.)

Командующему 22 армией

Карта 500 000. 16.7.41

На фронте 22 армии обстановка позволяет и требует упорными боями на последовательных рубежах при отходе на рубеж Алушково, Заворуй, оз. Озернище, Дуброво бить и уничтожать противника.

Задержка 174 сд в Полоцком УР недопустима, требует немедленной перегруппировки этой дивизии на левый фланг дли активных действий.

Особенное внимание должно быть уделено крепости и готовности ваших флангов и активности на Витебск для соединения с 19 А в районе Витебск.

Приказываю:

1. С боями, спокойно, изматывая противника, последовательно отводить армию на рубеж Запруды, Озерище, Дуброво.

2. Всеми имеющимися силами армии закрыть образовавшийся прорыв между 98 и 112 сд.

3. Организовать уничтожение прорвавшихся танков противника, внушить всему личному составу уверенность в том, что борьба с прорвавшимися танками не должна смущать никого, что отрезанные от пехоты и баз танки не могут угрожать окружением.

Для уничтожения прорвавшихся танков создать в каждой дивизии отряды и, объединив действия их в армейском масштабе, окружать и уничтожать противника.

4. Для борьбы с танками привлечь все окружающее население, чтобы инженерными сооружениями ограничить маневр танков и поставить их под удар отрядов.

Все будет зависеть от того, как сумеете Вы собрать все силы, распыленные в тылах дивизий и армии.

Требую большой активности. Она обеспечит Вам успех.

Вашем решении и мероприятиях по выполнению настоящего приказа донести.

Главнокомандующий Западным направлением

Маршал Советского Союза С. Тимошенко

Член Военного совета направления

Пономаренко

Начальник штаба

генерал-лейтенант Маландин

Ф. 208, оп. 2454сс, д. 29, л. 285. Подлинник.

pandia.ru›text/80/332/15241.php

Автор: Николай Хохлов

Родился давно, в прошлом веке. Повзрослев, незаметно состарился. Выяснил в итоге, что жизнь только начинается. Люди поверили и приняли в Белорусский литературный союз ПОЛОЦКАЯ ВЕТВЬ. Так я подтвердил высокое звание писателя.

Жизнь в наследство. Часть 3. Полоцкое направление. Глава 7. Заслон: 8 комментариев

  1. Приветствую Вас, Николай! С неослабевающим интересом следую за героями вашей хроникально-художественной эпопеи. Судя по публикациям, работаете вы неотрывно и увлечённо. Фронтовые будни небывалой войны предстают зримо и масштабно. Спасибо Вам за Ваш творческий труд, очень важный и нужный особенно сегодня, когда героическая летопись той войны забывается, а новое военное лихолетье, увы, становится всё более вероятным. В этой ситуации Ваша работа полезна двояко: она может внести свою лепту в предотвращение нового пожара, а также подготовить новые поколения к суровым испытаниям в случае неизбежности войны и очередной агрессии против нас. Большое спасибо! Творческих сил и удачи Вам, Николай!

  2. Николай,читаю буквально по страничке с утра.Интересно и познавательно. Думаю это очень важно-писать о Великой Отечественной войне. Чтобы знали и помнили.Терпения ВАМ в этом труде!

  3. @ Владимир Кривошеев:
    Владимир, доброго времени суток. Писать правдиво о событиях начала войны поистене трудно. Только сейчас начал понимать во что ввязался. Приходится изучать массу документов от воспоминаний участников, до технического описания техники, вооружения и боеприпасов. Признаюсь честно, увлёкся. Буду писать, сколько позволит время, а оно утекает стремительно.
    Спасибо вам огромное за поддержку.
    Тваорческих успехов и вдохновения.

  4. @ bianka.ry:
    Доброго времени суток, Лена.
    Искренне благодарю за то, что нашли время и прочитали. Постараюсь не разочаровывать.
    Удачи вам в творчиских поисках.

  5. Добрый вечер, Николай!
    Продолжаю читать вашу повесть. Сейчас очень мало кто пишет о военных событиях тех лет.
    На второй страничке у вас видимо опечатка. Слово «влево» пишется слитно.

  6. @ Светлана Тишкова:
    Светлана, доброго времени суток. О ВОВ пишут, но странность в том, что очернители подвига советского народа публикуются большими тиражами и их рекламируют и продвигают. Видимо заграница помогает. Буду и дальше писать на основе документов тех лет. Сейчас систематизирую материалы.
    Отдельное огромное человеческое спасибо за подсказки. Редко кто оказывает такую помощь. Вам вдохновения и творческих успехов.

  7. Очень хорошо написан, Николай! В повствование чувствуется сдержанная ярсть и благоодство, как в той песне. Конечно, помогают писать и продвигать чернуху. Давно ли российские и украинские школьники изучали историю по учебникам от специалиста по идеологмческим диверсиям Сороса. Я и сам, каюсь, поддался в перестройку девятому валу обличений во всех СМИ и книгах разных «историков», что начало войны было сплошным драп-маршем от Бреста до Москвы. Так дружно оплёвывали подвиг истекающей кровью армии. Это обычная тактика недругов — замолчать или обгадить всё. что свято для другого народа. Ведь народ без святынь, без героев и славного прошлого вообще — превращается в свинок у корыта. Нужно рвать исторической правдой то тёмное покрывало, которым недоброжелатели укутали наше славное прошлое. А подлецов нужно назватиь подлецами. Чтобы они не плодились и молодые получили прочные еравственные осеовы. Удачи!

    1. Добрый вечер, Владимир. Закончил рассказывать об обороне Полоцка. Попросили земляки помочь разобраться с событиями октября 1941 года на Брянском фронте. Начал собирать и систематизировать документы и воспоминания фронтовиков. Драматизм событий заключается в том, что организовав устойчивую оборону 3 армия фронта оказалась в глубоком тылу немцев и её дивизии, с боями вынуждены были прорываться 700 километров пешим порядком. есть эпизод, когда окруженцы вошли в деревню, а она мёртвая. Взрослые перебиты, детишек изуверы сажали на колы, разбивали головы об углы печей, кололи штыками, оставив после себя плакат «Похороны запрещены!»
      Спасибо за поддержку. Вам творческого вдохновения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)