Свобода и воля (глава тридцать шестая)

И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: примите, ядите: сие есть тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов». (Мф.26:26-28).

Это означает, что уже более чем две тысячи лет назад, в сознании иудеев была утеряна связь между жертвенным животным и Богом. Известно, что попытка человека посредством жертвенного животного получить покровительство сверхъестественных сил – очень древний обычай. Многие народы в свою идеологию вплетали миф о происхождении от того или иного животного, черты характера которого хотели бы приобрести. Убив это «мифическое» животное, люди долго просили прощение за свое злодеяние и одновременно просили передать им силу, ловкость, скрытность или другие черты, которыми обладало данное животное и которые люди хотели бы приобрести. Люди искренне верили, что таким образом они создают связь между собой и жертвенным животным, переместившимся в мир иной. Было время, и иудеи искренне верили, что съедая кусочек жертвенного животного, они каждый раз укрепляют свою связь с Богом. Однако ко времени рождения Иисуса Христа, эта вера вылилась в ожидание всего лишь очередного праздничного застолья. И когда я слышу, что в XXI веке евреи взращивают красную корову, дабы принести ее в жертву «правильному» мессии, становится, нет, не смешно, становится грустно. Становится грустно от того, что есть люди, готовые выжать выгоду даже из идеи, даже из той идеи, которая связывает человека с Богом. Осталось ли что-либо искреннее и святое в этих людях?

Две тысячи лет назад Иисус Христос дал людям Новый Завет. Прежде всего, Иисус, изъяв из таинства жертвоприношения жертвенное животное, тем самым, избавил храм от запаха свежей крови, ассоциация с которой неразрывно связана в сознании человека с убийством. Уже две тысячи лет тому назад невозможно было совместить молитву человека, рвущуюся из души на встречу с Господом, и еще живой, в памяти этого человека, образ жертвенного животного, истекающего кровью и бьющегося в конвульсиях. Нет, обращение к Господу и убийство не могут находиться в сознании человека в одном и том же месте, в одно и то же время. Именно поэтому священнослужителю, находящемуся в постоянном контакте с Господом, брать в руки оружие запрещено даже для защиты собственной жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)