Тонкая грань жизни

Пролог.
Есения выехала на трассу и прибавила скорости. Она вообще любила быструю езду, но придерживаясь правил. Шоссе было пустынным. Вдруг из-за поворота на большой скорости вынырнул черный внедорожник. Он неожиданно пересек двойную сплошную и пошел ей навстречу.
«Ты, что делаешь, урод?» — успела подумать она, выворачивая руль, чтобы уйти от столкновения. Ее машина, пробив дорожное ограждение, взлетела вверх, перевернулась в воздухе и с силой ударилась о землю. Есения не успела почувствовать ни боли, ни страха, как провалилась в темноту.
Вдруг пространство начало наполняться ярким серебристым светом… Она поняла, что стоит у придорожной березы и с улыбкой смотрит на себя, вернее на свое тело, которое с неестественно раскинутыми руками лежало в зеленой траве кювета, на людей, суетящихся вокруг него, разбитую машину, превратившуюся в груду металлолома… Рядом с ее телом на коленях стоял Роман. «Он-то здесь откуда?» -подумала она.
Останавливались машины. Из них выбегали люди. Они были растерянны и испуганы. Кто- то звонил по телефону, кто-то пытался найти у тела пульс…
Она стояла и смотрела на них, испытывая невероятные покой и умиротворение, а слова и испуганные крики о помощи, не нарушая тишину, доносились приглушенно и,казалось, извне…
Ей было очень хорошо, как никогда не было в жизни, и даже любопытно, что с ней, вернее, с ее телом делают.
Люди стояли с бледными лицами, с трясущимися от испуга руками — у них на руках умирала совсем молодая женщина, а вызванной «Скорой» все не было и не было. Роман, закрыв лицо руками, рыдал и совсем не реагировал на людей, твердя:
-Что я наделал? Что я наделал? Я убил ее… Я…Прости… прости…
Подъехал наряд ДПС. Полицейский сильно тряхнул его за плечо и о чем-то спросил, но Роман был невменяем. Наконец появилась «Скорая». Врач медленно подошел к телу, посмотрел, постарался нащупать пульс, а потом безнадежно махнул рукой. Его тут же накрыли простыней.
Роман начал биться в конвульсиях. Его попытались оторвать от ее тела, но он, ничего не соображая, продолжал кричать, что убийца и проси его арестовать, расстрелять, четвертовать… Ему сделали какой-то укол. Он затих. Полицейский повел куда-то Романа, а он, похожий на большую тряпичную куклу, безвольно поплелся за ним.
Есения, вдруг вспомнила разговоры о свете в конце тоннеля, тенях серых, белых, черных, но здесь ничего не было такого кроме безграничного покоя, невероятной легкости и яркого серебристого света. Врач еще раз подошел к ее телу…

1.Начало. 2016 год
Есения хорошо помнила тот день, когда ей вручали диплом после окончания университета. На торжественную часть пришли ее родители. Анна Юрьевна и Сергей Иванович очень гордились успехами дочери. Сестра Лена тоже пришла , чтобы поздравить Есению с окончанием университета. Она сама только недавно успешно сдала экзамены и перешла на второй курс.
Анна Юрьевна попросила Есению сильно не опаздывать на семейный ужин. В их семье последнее время очень редко получалось, что они собиралась вместе. Сергей Иванович мотался по командировкам, а Анна Юрьевна частенько задерживалась на репетициях в театре. Но сегодня звезды сошлись, и вся семья оказалась в сборе, да и повод был серьезный — старшая дочь получила диплом с отличием об окончании университета.
Есения, договорившись с однокурсниками, что в девять вечера подойдет на стрелку Всильевского острова, помчалась домой. Когда она пришла, то ее уже заждались. Даже бабушка приехала из Купчино ради такого случая. Усадив все за стол, слово взял Сергей Иванович.
-Сегодня мы собрались за этим прекрасным столом, потому что наша старшая дочь Есения закончила университет! -торжественно произнес он.- Она много трудилась и очень хорошо училась. Защитила на отлично и получила красный диплом. Я… Мы все гордимся твоими успехами, дочка! Мы тебя поздравляем! А еще у меня есть для тебя две новости. Одна очень хорошая, а другая еще лучше,- и он хитро прищурил глаз.
-Какие! Какие? Говори, папуля! -закричали Есения и Лена в один голос.
-Да, уж скажи, отец,не тяни!- попросила Анна Юрьевна.
-Хорошо! Есения, сегодня генеральный директор ООО «Вектор» поинтересовался не хотела бы ты вернуться на то место, где проходила преддипломную практику? Он предлагает занять место менеджера в отделе по связям с общественностью. Твой ответ, Есения?
-Папа, да! Мне очень понравилось на практике! И коллектив там замечательный! Конечно, я согласна!- воскликнула Есения.
-Вторая новость… Мы давно никуда не выезжали отдыхать вместе всей семьей. Мы с мамой решили, что раз у нас так совпали отпуска и каникулы, то решили поехать в Сочи к Евгении Васильевне, а проще говоря к бабе Жене.. Вы ее должны помнить.
-Конечно, помним! — воскликнула Лена. — Ура! Сочи — это классно!
-А работа? — не поняла Есения.
-Сеня, у тебя еще есть три недели. Мы как раз успеем отдохнуть в Сочи. За эту неделю ты решишь вопрос с работой.
-Здорово!- согласилась она. — Так, дорогие мои родители. Я вам очень благодарна за все, что вы для меня сделали, пока я училась. Спасибо за прекрасный ужин, но я должна вас покинуть. У нас сегодня прощальный вечер. Мы встречаемся в девять на Ваське. Буду завтра утром. Всех люблю и целую! Побежала.
За неделю Есения побывала в «Векторе» и решила вопрос об устройстве на работу. В отделе ее помнили и очень обрадовались, что она к ним возвращается.
Через неделю семья Захаровых в полном составе вылетела в Сочи. Евгения Васильевна жила на Мамайке в собственном доме с большим фруктовым садом. Она с радостью встретила своих давних знакомых. Дом располагался очень удачно — море в пяти минутах ходьбы, на соседней улице было много кафе, где приезжие отдыхали и могли потанцевать. Если очень захотеть,то можно было доехать до Дагомыса, парка Ривьера или в Дендрарий.
Лена и Есения в первый же день удрали на пляж, с которого Анна Юрьевна их с трудом загнала домой пообедать.
Есения очень нравилась беседка в тенистом саду, где она могла переждать полуденный зной. Потом под вечер она опять уходила на пляж. Она любила поплавать вечером, когда на небе зажигались звезды.
На второй день Есения познакомилась с парнем. Получилось все очень смешно. Она только вышла из воды и улеглась на плед, как к ней прилетел волейбольный мяч. Она его поймала и огляделась по сторонам, надеясь увидеть его хозяина. К ней подбежал рыжий вихрастый парень. Он улыбнулся и весело спросил:
-Привет! Ты в волейбол играешь?
Есения пожала плечами:
-Привет! Играю, как любитель…
-Мы все любители,-ответил он. — У нас человека в команде не хватает. Да, кстати, меня Иван зовут.
-Хорошо. Можно и поиграть,- согласилась она. — Есения… Можно Сеня.
-Сеня… Смешное имя. Идем! — и уже издали он начал кричать:- Ура! Я игрока нам в команду нашел! Сейчас мы вам покажем, где раки зимуют!
С появлением Есении их команда действительно стала выигрывать.
После игры они всей компанией искупались. Иван напросился проводить Есению, а когда они оказались через пять минут у калитки дома бабы Жени, он разочарованно сказал:
-Это не честно. Жаль, что так близко! Сеня, а не хотела бы ты сегодня вечером сходить куда-нибудь потанцевать? В кафе посидим. Тут недалеко есть очень хорошее кафе «Якорь» называется.
-Ты меня на свидание приглашаешь?- хитро улыбнулась она.
-Ну, вроде того,- замялся Иван.
-Только я приду не одна,а с сестрой.
-Идет! Тогда я приду с другом. На этом месте мы вас будем ждать в восемь вечера. Хорошо?
-Договорились,- согласилась она.
Вечером сестры вышли со двора и прямо у калитки столкнулись с Иваном и его другом.
-Привет! — воскликнул Иван и обратился к Лене.- Давайте знакомиться. Я — Иван, а это мой друг Тимофей. Мы здесь отдыхаем.
-Есения,- она протянула руку Тимофею.
Он как-то очень осторожно взял ее пальцы в свою ладонь и слегка сжал так, как будто они у нее хрустальные. Он был прямой противоположностью своего друга — высокий, широкоплечий, с ежиком темных волос, на загорелом лице выделялись ярко зеленые глаза. Он был красив настоящей мужской красотой, которая завораживала и притягивала взгляды женщин любого возраста. От него веяло какой-то уверенностью, силой и спокойствием. Так получилось, что Иван переключился на Лену и принялся ее очаровывать. Он рассказывал что-то смешное, а та заливалась звонким смехом.
-У тебя странное имя, необычное для русского уха… Есения,- начал разговор Тимофей.
Она рассмеялась:
-Знаешь, у меня мама- человек творческий. Она театральная актриса. В семидесятых годах прошлого века на экраны СССР вышел латиноамериканский фильм «Есения». Не знаю чем уж он так маме понравился. Наивный… И когда я родилась, она долго спорила с папой по поводу моего имени. В итоге победила мама. Вот и все.
-Красивое имя. Весеннее… Теплое,- задумчиво произнес Тимофей.
-Эй, вы где? — вынырнул из проулка Иван.- Мы там место забили. Идемте танцевать! Народу тьма. В городе Сочи темные ночи, но почему-то никто не спит!
Оказалось, что Тимофей танцевал очень даже прилично. За весь вечер он ни разу не отпустил от себя Есению. Потом молодые люди проводили девушек до дома, где еще с час Иван их развлекал рассказами и анекдотами. Они бы простояли до самого утра, но Сергей Иванович не выдержал и вышел за ворота:
-Так, молодежь, пора по домам. Вон уже звезды блекнуть начинают. До утра всего ничего осталось. Встретитесь на пляже. Марш, девчонки, в дом.
Договорившись, что утром Иван и Тимофей будут ждать их на пляже, сестры ушли.
Есения долго не могла заснуть.
-Лен, тебе Иван понравился? — спросила она сестру.
-Знаешь, он хороший парень. Смешной,но, увы, герой не моего романа. Ты завтра утром на пляж пойдешь?
-Пойду…
-Я бы к такому тоже пошла,- мечтательно вздохнула Лена.-Тебе Тимофей понравился?
-Да, очень. Мне с ним так легко. Я чувствую себя с ним, как за каменной стеной,- пошутила Есения.
-А ты ему, Сенька, тоже понравилась…
-С чего ты взяла? — удивилась та.
-Если бы ты за ним наблюдала со стороны, то заметила бы, как он на тебя смотрит, когда ты не видишь… Меня даже смех разбирал,- засмеялась Лена.- Это бац, бац, бац и прямое попадание в сердце. Но мне кажется, что и он попал в твое сердечко. Видимо, рядом пролетал озорник Купидон.
-Ничего подобного,- смутилась Есения.
-Да, ладно, не отпирайся. Он стоит того, чтобы в него влюбиться. От него харизма так прет. Иван ему даже со своими ужимками и прыжками в подметки не годиться,-заявила Лена.- Так что, сеструха, если пойдешь завтра утром на пляж, скажи, что у меня голова болит. Или можешь придумать что-нибудь по-оригинальней. Я тебе разрешаю. Спокойной ночи!- прощебетала Лена и повернулась на бок.
Через несколько минут та уже мирно посапывала. Есения заснула только под утро, но ее разбудил звонок будильника. Она быстро встала, надела купальник, кинула в сумку полотенце и тихо выскользнула из дома. На пляже ее ждал Тимофей.
Они не стали спрашивать друг у друга почему не пришли Иван и Лена.
Оказалось, Тимофей очень хорошо знал Сочи. Куда только он не водил Есению. Они были и в аквапарке «Маяк», где провели незабываемый день. Ее поразил огромный океанариум. Она была очарована танцующими фонтанами. Кажется, пресыщенного питерского жителя, удивить чем-то очень сложно, но ее восхищение красотой фонтанов было от чистого сердца. Водяные струи в такт музыке танцевали, а подсветка создавала поистине сказочное зрелище.
Однажды Тимофей пригласил Есению на каток. Было удивительно в разгар знойного дня оказаться в ледяном царстве. Она понимала, что с каждой встречей, все сильнее привязывается к Тимофею. Засыпая и просыпаясь она думала о нем, а когда встречалась с ним, сердце начинало биться сильнее, а душа пела. Такое с ней было впервые. Она сначала решила, что ей это совершенно ни к чему, но потом поняла, что возникшее чувство к Тимофею сильнее ее желаний.
Однажды спустившись к завтраку, Есения столкнулась с матерью.
-О, Сеня, как-то неожиданно, что ты сегодня завтракаешь с нами, а не бродишь, как бездомная, по побережью,- шутя заметила Анна Юрьевна.
-Мама, доброе утро!- весело ответила дочь. -Лена, привет.
-Давно не виделись,- ответила сестра, уплетая тосты.
-Сеня, прошу будь поосторожней… Ты очень изменилась за эти несколько дней. Какая-то другая стала.
-Мама, ты о чем? — не поняла Есения.
-О том… Ты пропадаешь с утра до поздней ночи не понятно где и с кем… Курортные романы к добру не приводят,- назидательно произнесла Анна Юрьевна.
Лена встала и отошла ближе к двери:
-Мама, где твоя проницательность? Наша Сеня по уши влюблена!
-Ах, ты, бессовестная,- Есения вскочила и хотела поймать сестру, но та ловко юркнула в дверной проем и, показав язык, со смехом убежала в сад.
-Глупостей, дочь, не наделай,- попросила мама.
-Мама, Тимофей не такой. Он фантастический… Я таких не встречала. И до глупостей у нас с ним не дошло и не дойдет. Он потрясающий!
-Сними розовые очки и посмотри внимательно! От фантастики ничего не останется, только серая реальность.
-Все, спасибо за завтрак. Я на пляж, потом мы с Тимой в дельфинарий.
-Будь осторожней,- повторила свое предупреждение Анна Юрьевна и передразнила дочь:- Мы с Тимой…
-Мама, я уже не маленькая детка. Можешь за меня не бояться.
-Я за вас маленьких так не переживала, как сейчас за взрослых.
-Все будет хорошо. Я ушла!-помахала Есения и убежала.
-Только бы глупостей не натворила из-за слепой любви. И что за человек так ей голову вскружил? Интересно бы глянуть на этого субъекта.
-О чем задумалась, Аннушка? — поинтересовался Сергей Иванович, зайдя на кухню.
-Да, так,- махнула она рукой. — Наша Сенька, кажется, влюбилась.
-Так радоваться надо,- чмокнув жену в щеку, ответил он.
-Да уж радоваться… Кто? Что? И откуда? Что ему надо?
-Не усложняй жизнь, дорогая. Есения не глупая девушка. Она умница в меня, а красавица в тебя, а это уже ядерная смесь,- усмехнулся Сергей Иванович.
-Лучше бы чего-то не хватало,- отмахнулась Анна Юрьевна.
-Аннушка, не бери все близко к сердцу. Ты у меня натура впечатлительная, а Есения с аналитическим умом и серьезным взглядом на жизнь.
Их разговор прервал звонок на сотовый телефон Сергея Ивановича. Он ответил, а когда услышал, что от него хотят, тяжело вздохнул и сказал:
-Я постараюсь, но с билетами большой напряг. Поменять почти не реально. Разве это не может подождать? Мы возвращаемся через три дня. Нет?.. Хорошо, если получится, то мы вернемся раньше. Аннушка, мне с Есенией надо завтра вернуться в Питер, а вы с Леной можете остаться здесь до конца.
-Если вам надо ехать, то и мы с вами,- ответила жена.
-Это как вариант,если не удастся поменять все билеты разом.
Сергею Ивановичу сказочно повезло. Ему удалось сделать обмен. Есения вернулась за полночь и только утром узнала, что они возвращаются в Питер. У нее даже не было возможности предупредить о своем отъезде Тимофея. За эти дни они разговаривали о чем угодно, но ни он, ни она как-то не догадались обменяться какими-то контактами.
Лена, заметив, что сестра очень задумчива и расстроена, спросила:
-И что это мы такие грустные? Теперь я представляю, как может выглядеть рай на земле. Мне тоже не хочется возвращаться домой, но папа сказал домой, значит домой.
-Да. Так,- не ответив на вопрос сестры, промямлила Есения и махнула рукой.-Не выспалась, наверное.
-Говори, говори… Я знаю, как зовут твоего «не выспалась»- засмеялась Лена.- Тимофей…
-Отстань… Я не думала, что все так быстро закончится… Все думала потом спрошу, потом..
-В отличии от тебя я у Ванечки спросила между прочим откуда они. А они из Питера. Наши земляки. Знаешь, если захочет, то найдет,- уверенно сказала Лена.
-И только? — кисло улыбнулась Есения.
-И только. Мало, что ли? Повторяю — захочет, найдет! Главное, что мы из одного города,- убеждала ее Лена.
-Не найдет. Мы даже номерами телефонов не обменялись. Я думала, что еще успеется.
-Ну ты даешь, сестренка! Это же надо… Быть знакомыми почти две недели, знать, что скоро уедем и не оставить человеку хотя бы номер телефона.
-До отъезда еще три дня оставалось,- оправдывалась Есения.
-Ничего, если не дурак, то к бабе Жени зайдет и спросит.
-Хорошо бы… Прилетим в Питер, надо ей позвонить и предупредить, чтобы дала ему наш номер телефона. А то же не даст…
-Это мысль, -согласилась Лена.
Когда Есения позвонила, Евгения Васильевна ответила, что какой-то парень заходил и просил их номер телефона, но она, не зная кто он и не имея никаких распоряжений на этот счет, его отправила восвояси ни с чем. После этого разговора рухнула последняя надежда Еесении хоть когда-нибудь встретиться с Тимофеем.
Она вышла на работу, и ее закружили дела. Думать о Тимофее у не не осталось времени. Шли дни, и поездка в Сочи стала забываться. Уже не так тревожили воспоминания об этом случайном курортном романе. Вскоре у нее появился новый воздыхатель. Его звали Романом. Он руководил в «Векторе» айти- отделом. То, что он положил глаз на новенькую, в отделе по связям с общественностью, заметили почти сразу все и даже начали подшучивать над Есенией.
-Странно, раньше простого айтишника в наш отдел зазвать можно было только пообещав кофе и печеньки, а сейчас в день по нескольку раз к нам бегает узнавать все ли работает аж сам начальник отдела. К чему бы это? — хитро улыбаясь, говорила Тоня.
-Ой, девчонки, не к добру это, а может к добру? Наш закоренелый холостяк, однако, влюбился,- вторила ей Галя, при этом поглядывая на Есению.- По нему секретарша директора сохнет уже второй год. Он в ней девушку в упор не видит, а здесь не успела прийти, а Рома тут как тут. Вот, что значит иметь смазливую внешность…
-Девочки, если вы обо мне, то зря… Он не в моем вкусе. Роман похож на закрытый сейф, а мне нравятся парни открытые и с улыбкой на лице, носящие футболки и джинсы. Так что пусть Виктория спит спокойно,- успокоила их она.
2. 2018 год
Роман уже полтора года пытался завоевать сердце Есении, но его потуги разбивались, как волны Невы о гранитные набережные. Он много раз предлагал Есении подвести ее после работы домой, но она отказывалась. А в этот раз Есения очень спешила, но автобус ушел из-под самого носа. Роман заметил это и, воспользовавшись ситуацией, предложил ее подвести. Она согласилась. Когда они подъехали к дому, Есения сказала:
-Спасибо, Роман! Ты хороший друг.
-Я могу быть не только другом,- остановил он ее, взяв за руку.-Есения, ты уже заметила, как я к тебе отношусь. Я хочу других отношений глубоких и серьезных…
-Роман, прости,но я сейчас не готова на какие-то другие отношения, кроме дружбы,- остановила его Есения.
-Я подожду того времени, когда ты будешь готова к ним. Поверь, я ждать умею.
-Знаешь, лучше быть хорошим другом, чем…
-Ты не поняла, я хочу, чтобы ты стала моей женой,- прервал ее он.
-Нет, Роман, у тебя не должно быть иллюзий на этот счет. Я никогда не выйду за тебя замуж. Прости и прими мою дружбу,- ответила Есения.
-Не говори никогда никогда. Жизнь длинная, а время течет, и все изменяется. Ты права, но может быть, когда узнаешь меня лучше, то примешь мое предложение.
-Не знаю, Роман, не знаю. До завтра,-ответила она и ушла.
-Я терпеливый. Ты все равно будешь моей, как бы не сопротивлялась. Я всегда добиваюсь того, чего хочу. Начнем с мамы… Никуда ты, милая, от меня не денешься,- высказав свои желания вслух в след уходящей девушке, Роман уехал.
Прошло несколько дней и он начал приводить свой план в действие. Дождавшись Анну Юрьевну у черного входа театра после вечернего спектакля, Роман вручил ей большой букет цветов:
-Здравствуйте, Анна Юрьевна! Я поклонник Вашего таланта.
-Но Вы, молодой человек, совсем не похожи на заядлого театрала,- усмехнулась Анна Юрьевна. -За букет спасибо. Очень красивый.
-Анна Юрьевна, Вы угадали. Я не заядлый театрал. Не буду ходить вокруг да около, а скажу прямо. Я люблю Вашу дочь,- на одном дыхании выпалил Роман.
-У меня их две,- взглянув на него с любопытством, ответила она.- Давайте угадаю. Вы влюблены в Леночку. Но ей еще надо учиться и …
-Нет, я люблю Есению. Мы с ней вместе работаем. Помогите…
-Ах, вон оно что… Я почему-то подумала, что в Леночку,- разочаровалась Анна Юрьевна.-Любите Есению, но она уже взрослая девочка. Чем же я могу Вам помочь, молодой человек?..-и Анна Юрьевна вопросительно взглянула на него.
-О простите! Меня зовут Роман Савин.
-Роман.. Чем же я могу Вам помочь? Вы с Есенией о своих чувствах говорили?
-Да, но она ответила, что еще не готова к серьезным отношениям.
-Ну, значит не готова. Надо ждать.
-Я готов ждать, но можно же как-то ее к этому подвигнуть.
-Роман, у Есении характер прямой, как линия партии. Она, даже если это кому-то и не нравится, всегда говорит правду. Я не могу давить на дочь.
-Не надо давить… Есть выражение «мягкая сила»,-произнес Роман.-И хочу Вам сказать, что у меня своя квартира, машина, я не пью, хорошо зарабатываю, но самое главное, я люблю Есению.
-Ума не приложу, чем Вам помочь, Роман. О, простите, мой автобус.
-Анна Юрьевна,давайте я Вас подвезу. Прошу!
-Спасибо. Моя машина в ремонте четвертый день, а я не выношу общественный транспорт,- садясь в машину посетовала она.-Обещали через два дня, а вот уже прошло четыре, а они ее до сих пор не сделали.
-А что с Вашей машиной?
-Молодой человек, если бы я знала,- смущенно улыбнулась Анна Юрьевна.-Я умею водить машину, а вот что в ней ломается, не скажу.
-А где она у вас в ремонте?
-На Руствавелли…
-Знаю, где это и помогу Вам решить проблему,- пообещал Роман, целуя руку Анне Юрьевне.
-Буду очень благодарна. Сергей Иванович постоянно занят. Только работа на уме,- вздохнула она.-Роман, я подумаю, как Вам открыть дверцу в сердце моей дочери.
-Анна Юрьевна, поверьте, я буду хорошим мужем. Вы не пожалеете, если мне поможете, — Роман опять поцеловал руку Анне Юрьевне и радостно подумал: «Начало есть!»
-Роман, про замужество еще рано говорить. Не спешите…
-Я завтра позвоню по поводу вашей машины. Вы не оставите мне Ваш номер телефона?
-О, да,-улыбнулась она.- Надо обменяться контактами, чтобы решить нашу проблему.
На удивление Анны Юрьевны, из автосервиса ей позвонили после обеда на следующий день и сообщили, что можно забирать машину. Роман действительно очень быстро решил ее проблему. Она считала себя связанной обещанием помочь Роману наладить и вывести на другой уровень отношения с Есенией. Она ничего лучше не придумала, как пригласить его на обед в воскресенье, но зайти к ним, как бы, случайно.
-Если случайно…
-Роман, Вы заходите обязательно «случайно» в три часа дня, чтобы Есения ничего не заподозрила. Пригласите прогуляться…Придумаете что-нибудь.
-Хорошо,- согласился Роман.
Он пришел в назначенное время. Дверь открыла Лена.
-Простите, Вы к кому?- удивилась она, увидев незнакомого молодого мужчину.
-Есения дома? — спросил Роман.
-Да… Я сейчас ее позову. Сеня, к тебе пришли,-позвала сестра.
Есения очень удивилась, увидев Романа.
-Привет! Ты как?- не понимая, что он здесь делает, спросила она.
-Прости, что не предупредил. Я сам не знал, что окажусь в в вашем районе. Прогуляемся?
-Я… Нет, не могу,- ответила Есения.- Понимаешь…-хотела она объяснить причину отказа, но не успела,как в прихожую вышла Анна Юрьевна.
-Есения, кто пришел?- увидев Романа, она сделала вид что с ним не знакома. -К тебе пришли?
-Уже уходят,- отрезала дочь.
-Но почему? Ты может быть нас познакомишь? — попросила Анна Юрьевна.
-Роман. Мы с ним работаем вместе,- ответила дочь.- Роман, это моя мама.
-Анна Юрьевна,- представилась та. — Может присоединитесь к нам? Мы сейчас будем пить чай. Проходите в зал.
-С удовольствием, — целуя ей руку, согласился Роман.-Где можно помыть руки?
-Прямо и направо вторая дверь.
С этого дня Роман стал частым гостем в доме Захаровых. Анна Юрьевна была им очарована и восхищена. Она считала, что он очень хороший молодой человек и достойный кандидат в мужья для Есении. Роман был вежлив и предупредителен. Казалось, мысли Анны Юрьевны он угадывает на расстоянии. Однако, Есения стояла на своем, считая его просто другом, что часто приводило к ссорам с матерью по этому поводу.
-Есения, Роман очень хороший молодой человек. Неужели ты не видишь, что он любит тебя?- удивлялась Анна Юрьевна.
-Не говори ерунды! Мы друзья,- отвечала та.- И смени пластинку. Мы уже не раз говорили об этом.
-Как ты разговариваешь с матерью?! Не бывает дружбы между мужчиной и женщиной, поверь моему жизненному опыту,- настаивала Анна Юрьевна. — Он интеллигентный и воспитанный, целеустремленный и знает, что хочет от жизни. Ты ослепла и не видишь своего счастья? У него есть все, что нужно для жизни — квартира, машина, престижная работа. Он может обеспечить тебе и вашим будущим детям достойный уровень жизни.
-Мама, не путай любовь и дружбу. Даже если он в меня влюблен, в чем я сомневаюсь, не могу ему ответить тем же, понимаешь.
-Нет, нам хорошего не надо! Вот попадется какой-нибудь хам, грубиян, необразованный, нищий без рода и племени…
-Мама, ты какую роль репетируешь? — воскликнула Есения.
-Жизненную,- парировала Анна Юрьевна. -Даже отец в этот раз согласен со мной. Он считает Романа достойным молодым человеком.
-Удивительно! Надо же, какое единодушие у моих родителей! Нет, это невыносимо. Вы меня хотите выдать замуж, как в сказке, за первого встречного,- съязвила Есения. — Может, Ленку за него сосватаете, а от меня отвяжетесь? Кажется, Роман ей нравится .
-Роману нравишься ты, а не Лена. И ей еще рано, прежде университет пусть закончит.
-С чего ты взяла, что я ему нравлюсь? Мне замуж тоже рано! Вот! Мне кажется, что Романа слишком много стало в моей жизни. Пора заканчивать эту историю,- заявила Есения.
-Только попробуй! Такие, как Роман, на дороге не валяются,- предупредила Анна Юрьевна. — Потом сама будешь локти кусать, что упустила свое счастье.
-Я же свои локти буду кусать. Мы с ним друзья. Баста! Если он найдет ту, на которой жениться, то буду только рада за него, как за друга. Он не герой моего романа. И самое главное, мамуля, про любовь забыла. Если допустить, только допустить, что Роман в меня влюблен, то и про мои чувства учитывать надо, а их у меня к нему нет… Прости, мама, опаздываю на работу.
-Вот глупая и упрямая девчонка!- кричала Анна Юрьевна вслед уходящей дочери.- Чувствами сыт не будешь…
Рабочий день выдался еще тот. С утра зашла девица больше похожая на стриптизершу, чем представителя заказчика. Поговорив пару минут с Есенией, обиделась и ушла, пообещав на нее пожаловаться руководству.
Через час зашел Саша:
-Есения, ты почему не доложила о приходе госпожи Аркановой?
-Аркановой?- смутилась она. — Не помню. Не заходила такая.
-А она говорит, что была. Такая яркая блондинка.
-А, поняла, но она не представилась. И вела себя странно. Что я должна была доложить? Пришла девушка больше похожая на стриптизершу и требует встречи с начальником отдела. Потом она не дослушала меня и сказала, что сама разберется.
-Да, девушка несколько странная, но таков вкус нашего партнера.
-Прости, Саша, но она действительно не представилась,- стала оправдываться Есения.
-Не бери в голову, все нормально. Кофемашина у нас работает?
-Да… Кнопочку с боку нажимать не пробовал?- подколола Тоня.
Есения подошла к окну и посмотрела вдаль.
-Красота! И почему люди не летают, как птицы? Наверное, интересно парить над землей,- мечтательно произнесла она.-Было бы здорово, прыгнуть с парашютом.
-Да что там интересного? Ветер, холод, земля несется с ускорением тебе навстречу. Страшно разбиться,- признался Саша.
-Ничего ты, Саша, не понимаешь. Это же так романтично,- поддержала Есению Тоня.-Летишь себе летишь… Жаль, что мечты только остаются мечтами.
-Да. Я в детстве с завистью смотрела, как парашютисты на цветных парашютах парили над землей. Очень хотела, но родители были против. Мечта осталась в детстве,- согласилась с ней Есения.
-О чем мечтаем?- услышав конец разговора, спросила только что вошедшая Люсьена.
Саша, поправив очки, ответил:
-Есения когда-то мечтала прыгнуть с парашютом.
-Но, как всегда, не все детские мечты исполняются,- пожалела Есения.
-А сейчас не хочешь ее воплотить в жизнь? -поинтересовалась Люсьена.
-Хотелось бы, но пока не придумала как,- пошутила та.
-Знаешь, я тебе могу помочь! Хочешь, познакомлю со своим братом? Он у меня работает в аэроклубе и уж точно знает, как исполнить твою мечту,- предложила Люся.
-А это удобно? Он не будет против?- смутилась Есения.
-Конечно, не будет!Он не сможет отказать своей любимой сестренке в этой маленькой просьбе. Я с ним сегодня вечером поговорю, а в субботу поедем в Никольское и воплотим твою мечту в реальность!
-Люся, а ты уверена, что он согласится?
-Куда он денется с подводной лодки! -пошутила та.- На крайний случай справку у терапевта возьми, что здорова…Там сердце, давление.
-Хорошо,- согласилась Есения.
Вечером в пятницу, Роман подвозя Есению домой, предложил:
-Давай, завтра махнем к моим на дачу на все выходные. Свежий воздух, речка рядом. У меня отец такие шашлыки делает, пальчики оближешь! Я хочу тебя с моими родителями и старшей сестрой познакомить.
-Не могу, прости. У меня на завтра другие планы, Роман,- отказалась Есения.
-А я им обещал, что тебя привезу,- стал канючить он.
-В качестве кого ты собирался меня представить?- не поняла она.
-Да, они мня уже достали, познакомь со своей девушкой да познакомь,- стал оправдываться Роман.
-Но мы просто друзья, и я не твоя девушка.
-Я хотел тебя представить, чтобы они от меня отстали.
-Считаю, что это не самый лучший вариант,- возразила она.
Роман замялся и пробормотал что-то, что Есения не поняла.
Утром в субботу за Есенией заехала Люся, как обещала.
-Ну что? Согласился?- взволнованно спросила она.
-Сенечка, все замечательно! Я же говорила, что он не сможет отказать мне. Так что едем!
Через два часа Люся припарковала автомобиль на стоянке рядом с аэроклубом.
-Все приехали. Сейчас найдем Ваню и решим все предполетные дела, и твоя мечта исполнится. А вот меня и братец встречает. Мы приехали!- помахала она. — Сеня, знакомься это мой брат Иван.
Он машинально протянул руку, а потом вдруг воскликнул:
-Есения! Почему вы уехали так внезапно из Сочи?
-Иван?! Папу вызвали на работу, — ответила она.-Мы звонили с Леной бабе Жене, но она сказала, что Тимофей приходил, но она наш адрес ему не дала. Мне жаль, что так получилось. Я очень расстроилась, что не успела ему сказать, что уезжаем.
-Вы, что, друзья, знакомы? Вот это да!- засмеялась Люся.-Ладно, об этом расскажете потом. Вань, Есения хочет прыгнуть с парашютом. Ты можешь помочь?
-Могу. Сейчас Тимке позвоню…Вот он и поможет. Есения, как же так, а мы тебя искали, только ваша квартирная хозяйка нас даже слушать не стала, выпроводила. Тимофей искал здесь в Питере, но кроме имени он ничего не знал. При таких знаниях, легче иголку в сене найти, чем человека. Черт, не отвечает… И куда провалился? Вот так всегда, когда нужен, обязательно пропадает.
Есения улыбнулась и хотела что-то сказать, но вдруг застыла, поймав на себе взгляд вошедшего мужчины.
-Тим!- воскликнул Иван.- Люся попросила помочь одной ее подруге, и представляешь, этой девушкой оказалась Есения. Помнишь Сочи.
-Помню, -холодно произнес Тимофей. — Я не полечу с ней. Ты же знаешь, что я не беру в тандем женщин после того случая…
Есения, как завороженная смотрела на Тимофея. Он был таким же, каким она его помнила — сама мужественность и спокойствие. Волосы были коротко стрижены, а загорелая кожа казалась дубленой. На его лице застыло по-мальчишески дерзкое выражение. Взгляд зеленых глаз был холоден, а четкая линия губ искривилась в презрительной улыбке. Это больно задело Есению за живое, а мимолетное очарование воспоминаний будто сдуло ветром.
Она вдруг поежилась, как от сквозняка, и, махнув рукой, произнесла:
-Люся, поехали отсюда. Бог с ним, с этим прыжком.
-Да как же… Ваня, ты обещал! — возмутилась Люся.
-Поехали, пожалуйста!-попросила Есения.
Люся недовольно фыркнула, но пошла за подругой.
-Тим, ты дурак? Ты же ее искал, а сейчас что?-заорал Иван.
-Не кричи. Она уехала, ничего не сказала… Я для нее тогда ничего не значил, а сейчас тем более. Почти два года прошло.
-Да, отца вызвали на работу, и она просто не успела тебе сказать. Улетали они рано, понимаешь ты! Она очень переживает, что так получилось. Беги, пока они не уехали, догони. Они на парковку пошли. Люсьена там оставила машину.
Тимофей качнулся сноска на носок, будто раздумывая, а надо ли, но неожиданно выбежал вслед за девушками:
-Есения, постой! Да, стой же ты!
Она остановилась и оглянулась, а потом пошла ему навстречу. Когда они оказались рядом, то Тимофей вдруг прижал ее голову к своей груди и прошептал:
-Я тебя искал… Уже потерял надежду, что когда-нибудь найду. Прости!
-Я тоже тебя искала…Такая безнадега…
-Пойдем. Сейчас инструктаж, врач, а потом полетим. Летка- енька, как хорошо, что ты нашлась.
Люся, поняв, что эти двое встретили друг друга, уехала со спокойной душой.
Тимофей помог Есении сесть в самолет. Самолет разбежался , оторвался от земли и поднялся на нужную высоту. Тимофей ободряюще посмотрел на нее и подвел к открытой двери. А потом был прыжок в бездну с высоты почти пять тысяч метров… Через минуту свободного падения они начали парить. Ветер бил в лицо, свистело в ушах и сбивалось дыхание. Раздался хлопок раскрывающегося парашюта. Есения представила себя качающейся на качелях среди облаков, до которых можно дотронуться рукой. Она находилась так высоко, что там даже птицы не летали. Над головой светило яркое солнце. Внизу медленно кружились дома похожие на спичечные коробки, четкие линии дорог, прочерченные, как по линейке и квадраты полей. Есении казалось, что она парит, как птица, сливаясь со своей мечтой. Ее спину прикрывал сильный мужчина, с которым было совершенно не страшно. Есения, почувствовав под ногами твердую землю, поняла, что этот полет был первым, но не последним.
Тимофей, отстегнул парашют и, повернув девушку к себе, целуя прошептал:
-Ты молодец!
-Мне очень понравилось. Я хотела бы повторить!
-Повторим, обязательно,- пообещал он, взяв ее за руку.
Тимофей стал собирать парашют. Есения не смогла стоят в стороне и кинулась ему помогать, но больше мешала. Он терпеливо ее поправлял и подсказывал. Едва они успели сложить парашют, как набежала невесть откуда взявшаяся туча, и на землю обрушился такой поток воды, что через несколько мгновений они промокли почти до нитки. Тимофей схватил ее за руку и увлек за собой к зданию, стоящему в метрах ста от них.
-Льет, как из ведра, -воскликнула Есения, когда они оказались под спасительной крышей.
-Вовремя успели,- улыбнулся Тимофей. -Проходи. Это мое убежище. Я здесь живу летом, чтобы не мотаться в город. Заодно подрабатываю сторожем. Надо одежду просушить, чтобы ты не простыла. Сейчас что-нибудь из горяченького сообразим. Чай? Кофе? Раздевайся!
Она вопросительно посмотрела на него:
-Но мне надо…
-Ах, да… Вот накинь мою рубашку. Переодеться можешь в той комнате…
Когда Есения зашла в помещение, то комнатой его можно было назвать с большой натяжкой. Там стоял диван, небольшой столик и стул. Но в глаза бросилась картина в красивой раме, висящая на стене. Она совершенно не вписывалась в этот интерьер. Накинув рубашку, Есения стала рассматривать пейзаж. На нем был изображен закат на берегу моря и бегущие мужчина с женщиной, держащиеся за руки. Ветер трепал их волосы и одежду.
На Есению нахлынули воспоминания о тех днях, которые она провела в Сочи с Тимофеем. Чуть слышно скрипнула дверь и на пороге комнаты с двумя кружками в руках зашел он:
-Ты не ответила на мой вопрос, поэтому я заварил чай. Он с медом и имбирем. Только осторожно, очень горячий.
-Спасибо,- отхлебнув напиток, ответила Есения, не отрывая взгляд от картины. -Очень вкусно.
-Я включил обогреватель. Одежда скоро высохнет,- испытывая неловкость сказал он.
-Хорошо,- согласилась она.- Ты помнишь?
Он, поняв о чем спросила Есения, ответил:
-Я ничего не забыл. Помнишь тот дождь, когда мы спрятались под лодку и просидели под ней целый час.
-Я тогда замерзла, как цуцик.
Он подошел к ней со спины и, слегка притянув к себе, обнял. Через тонкую рубашку она ощутила его тепло и прижалась еще сильнее. Он развернул ее к себе лицом и, наклонившись, поцеловал. Поцелуй был долгим и нежным. Потом он отстранился и посмотрел ей в глаза. В них он прочел удивление и смятение. Есения смотрела на него в упор и чувствовала, как сердце бешено колотится, а спазм, перехвативший горло от нахлынувших ощущений, не дает вздохнуть. Она вдруг вытянула руку и, проведя ей по волосам Тимофея, притянула его голову к себе и уже поцеловала сама. Снова почувствовав вкус его губ на своих губах, ей показалось, что ее тело становится мягким и податливым, словно плавящийся от огня воск. Он подхватил ее и еще сильнее прижал к себе. У нее не было страха. Она полностью подчинилась его воле, потому что в этот момент ей больше ничего и не надо было от жизни. Чувствовать его, ощущать тепло его рук, прикасаться к нему…
Казалось, что прошло бесконечно много времени, пока его губы не оторвались от ее, а их глаза не встретились. У нее вырвался вздох сожаления, что этот поцелуй закончился. Ей так хотелось сказать ему, что любит его и готова провести в его объятиях всю оставшуюся жизнь, но ее останавливало вбитое в голову матерью с детства правило: «Женщина не должна признаваться мужчине первой. Надо чтобы он ее добивался»…
Вдруг в дверь постучали. Тимофей не успел ответить, как она с силой распахнулась, а на пороге появилась девушка. Она сначала смутилась, а потом с любопытством стала их рассматривать с ног до головы. На ее лице в это мгновение промелькнула такая гамма чувств, что Есения почувствовала себя, по меньшей мере, воришкой, который по ошибке спер что-то очень дорогое.
-Я вам не помешала? — с вызовом бросила девушка.
-Света, чего тебе надо?- недовольно спросил Тимофей. -Тебя не учили сначала дождаться ответа на стук, а потом только входить?
-Я не знала, что ты не один,- с издевкой ответила та, переключив свое внимание на Есению.
-Что ты хотела?- недовольно прервал он ее.
-У тебя отключен телефон. Иван не смог дозвониться. Послал меня. Надо какие-то бумаги подписать…
-Передай ему, что сейчас уеду. Мне надо Есению отвезти в город, а вечером подпишу.
Светлана продолжала стоять и смотреть на соперницу.
-Что-то еще?- спросил Тимофей.
-Ха, Есения…- с презрением произнесла девушка.- Нет, уже ушла.
Светлана вышла, громко хлопнув дверью.
Тимофей хотел обнять Есению, но появление Светланы разрушило ту сказочную атмосферу, царившую еще несколько минут назад между ними.
-Тимофей, мне пора,-с сожалением произнесла она.
-Да… Одежда твоя высохла уже. Я сейчас принесу.
Есения переоделась и вышла к нему.
-Ты не беспокойся. Я сейчас вызову такси и поеду.
-Нет, я хочу тебя отвезти сам. Мне это не трудно, но самое главное, дорога даст мне возможность побыть с тобой еще какое-то время.
-Но там что-то надо было сделать…- неуверенно сказала она.
-Все ерунда. Там не срочно. Я не могу вот так вот расстаться с тобой… Слишком долго мы были далеко друг от друга, — он наклонился и поцеловал Есению.-Пойдем?
-Пойдем,- согласилась она.
Он взял ее за руку и повел за собой. Ему действительно не хотелось расставаться с ней, так же, как и ей с ним. Они еще минут сорок просидели в машине у ее дома, а на прощание Тимофей сказал:
-На следующие выходные ничего не планируй, пожалуйста. Я хотел тебя пригласить в небольшое приключение. У меня есть друг. Он держит небольшую конеферму в области. Поедешь?
-Конечно!
-Я рад, что мы с тобой снова встретились,- держа ее руку, сказал Тимофей.
-Я тоже очень рада,- ответила она.- Я пойду, а то мои, наверное, потеряли уже.
-Иди, но так не хочется… Я позвоню тебе обязательно. В субботу заеду за тобой рано утром.
-Я буду ждать…
-И я буду ждать,- тихо сказал он, целуя ее в щеку. — До встречи.
-До встречи.
Она выпорхнула из машины, а подойдя к парадной, оглянулась и помахала ему рукой.
Ее встретила Лена и засыпала вопросами.
-Как это быть там на верху, а потом падать вниз?
-Это кайф! Сначала страшно потерять опору под ногами, а потом… Ощущение полного счастья.
-Ты вернулась какая-то другая, обновленная… Счастливая
-Есть причина1- весело ответила Есения.-Лена, ты просто не представляешь, как я счастливая.
-Мне, наверное, тоже надо попробовать прыгнуть. Может тоже стану абсолютно счастливой,- пошутила сестра.
-Лена, ты не поверишь, кого я встретила!-восторженно воскликнула Есения.
-Ангелов?- пошутила сестра.
-Нет! Я встретила…
-Подожди, подожди! Летающую тарелку и инопланетян!- засмеялась Лена.
-Опять не угадала! Я встретила Тимофея!
-Это того самого из Сочи? Я же говорила, судьбу на кривой кобыле не объедешь. Даже если захочешь объехать, все равно не получится! И как он?
-Боюсь сглазить! Мне так хорошо, как никогда.
-Да, я тебя такой счастливой после Сочи и не видела… Даа, бедный, бедный Роман.
-А при чем тут Роман?-не поняла Есения.
-Слушай, все видят, что он в тебя влюблен по самые уши. Только ты одна живешь по принципу ничего не вижу, ничего не слышу и никому ничего не скажу.
-Мы с Романом друзья. У меня к нему нет никаких чувств. Я ему об этом уже давно сказала.
-Но он упорный и с твоими доводами не согласен. Продолжает мечтать,- с сарказмом заметила Лена.
-Пусть мечтает,- пожала плечами Есения.
-А ты не заметила, наша маман за него очень хлопочет? Нравится он ей. Интеллигентный, воспитанный, образованный, начитанный… Просто масса достоинств. Будто в запаснике какого-то музея его откопали, стряхнули пыль, переодели в белую рубашку, галстук, цивильный костюм и выпустили в люди, как неандертальца,- издевалась Лена.
-А мне казалось, что он тебе нравится,- улыбнулась Есения.
-Нравился, но я к нему присмотрелась и поняла, что он приторно-сладкий, как сироп в который переложили подсластитель, заметь не сахар, а именно заменитель. Не знаю, чем он так очаровал нашу маму. Тимофей, да, он настоящий!
-Да, он настоящий,- согласилась Есения.-Лен, ты только о Тимофее ничего маме не говори, а то у нее сердечный приступ случится.
-Ты что намерена встречаться с ним тайно?- удивилась сестра.
-Нет, просто всему свое время,-отмахнулась Есения.-Я ее обрадую немного позднее.
-Ну-ну, мама будет очень переживать за своего протеже…
-Это их фантазии, а ко мне они не имеют никакого отношения,- ответила Есения.
Тимофей каждое утро присылал сообщения на телефон и каждый вечер звонил, а в субботу утром заехал. Они уехали к другу Тимофея на все выходные. Правда не обошлось без бурного объяснения с Романом, который опять попытался ее пригласить на дачу для знакомства с родителями.
-Есения, моя мама очень хочет с тобой познакомиться!
-Зачем? И, прости, у меня эти выходные опять заняты,- улыбнулась она.
-Что происходит? Ты на все мои просьбы отвечаешь отказом. Мы совсем перестали бывать вместе,- возмутился Роман.-Ты можешь прямо сказать, что происходит?
-Рома, не надо ничего придумывать. Всему свое время. И обещаю, ты узнаешь обо всем, как друг, первым. Сейчас я не готова с тобой что-то обсуждать. И, знаешь, почему-то не хочу знакомиться с твоими родителями… Прости.
-Есения, почему? Ты же моя девушка,- неуверенно сказал Роман.
-Нет, Рома, ты меня не слышишь! Я не твоя девушка и никогда ей не была.
Улыбка слетела с лица Романа:
-Я очень хочу, чтобы ты не только ей стала… Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Только не говори нет.
-Рома, мы друзья…
Тимофей заехал за Есенией рано утро, а к обеду они уже были у его друзей. Деревня, где они жили, раскинулась на берегу Ладоги.
Из калитки к ним на встречу выбежало трое ребятишек мал мала меньше, которые тут же с радостным визгом повисли на руках Тимофея. Следом вышли их родители. Тимофей весело воскликнул:
-Ну, вот, как и обещал! Я до вас, наконец-то, доехал. Знакомьтесь. Это Есения, — повернувшись к ней, продолжил:- А это мои друзья Лара и Костя — владельцы этого деревенского великолепия.
-Вы приехали вовремя. Сейчас будем обедать… Есения, еда у нас простая, крестьянская. Может вы привыкли к другой, то скажите, я приготовлю. Я умею,- сказала Лара.
-Не переживайте, Лара,мне ничего не надо,- успокоила ее Есения.-Красиво у вас здесь… А воздух!
-Да мы сюда и переехали только из-за экологии, когда первый ребенок родился. Это уже потом Костя занялся разведением лошадей. Сейчас вот сенокос. Тимка, ой Тимофей, обещал помочь…
А вечером купаться, тут недалеко озерцо мелкое есть, там вода теплая, как парное молоко… Есения, если не трудно, помогите мне накрыть на стол.
-Конечно!- согласилась она.
Обед прошел весело, а потом вся ватага , взяв грабли отправилась сгребать сено на луг. Вечером, искупавшись в озере, они сидели у костра , пекли картошку и пели под гитару песни. Только за полночь разошлись. Подойдя к сеновалу, Тимофей забросил пару подушек, одеяло, а потом, подхватив Есению, как сноп, закинул туда же. Она со смехом провалилась в сено. Его запах кружил голову и опьянял.
-Спать будем здесь, если ты, конечно, не боишься мошек и мышей,- заявил он.
-Не боюсь!
-А еще будем смотреть на небо и наблюдать, как падают звезды. В конце июля можно увидеть Аквариды. Они летят со стороны созвездия Водолея.
-Звездопад -это красиво! Можно загадать желание,- воскликнула Есения.
На чернеющем небе, как неоновые светильники, мерцающим светом горели звезды, а луна, как фонарщик, медленно плыла по небосводу. Тимофей лежал на животе и медленно водил травинкой по лицу Есении.
-Что ты делаешь? Перестань!- шутливо отмахнулась она.
-Я тебя рисую,- почему-то грустно улыбнулся он.-Я не знаю, но у меня такое чувство, что что-то должно случиться.
-Брось, все будет хорошо! Я узнавала,-засмеялась она.
-Я так боюсь тебя потерять,- ответил он, обняв ее.
-Думаю, мы встретились не для того, чтобы теряться. Ой, смотри, звезда падает! Загадывай желание!
По небу, оставляя едва заметный серебристый след, летела звезда. Это мгновение длилось буквально пару секунд, но с той же стороны на место погасшего метеорита, появилась еще парочка.
-Я же говорил, что будет дождь! — засмеялся Тимофей.- Ты успела загадать желание?
-Да и не одно, а ты?
-Тоже загадал,- улыбнулся он.
-А какое?
-Не скажу, а то не сбудется,- отшутился он, накрывая ее пледом.
Заснули они под утро, но спать долго не пришлось. На одном конце деревни заголосил петух, и его кукареканье тут же подхватили десяток других во всех курятниках ближних и дальних.
Тимофей помог слезть Есении с сеновала. Лара уже приготовила завтрак. На столе стояла большая крынка с парным молоком и разрезанный каравай домашнего хлеба. Запах от него шел умопомрачительный. После мужчины взяли косы и отправились докашивать на лугу траву, а Лара и Есения остались дома, готовить обед.
-Ты давно знаешь Тимофея? — спросила Лара, с любопытством разглядывая девушку.
-Даже не знаю, как сказать. Если почитать по дням, то двадцать четыре дня, а если по годам, то почти два года. Мы с ним познакомились в Сочи…
-Так это ты, та самая девушка, которую Тимка просил помочь найти Костю. Они тебя искали по всем социальным сетям,- засмеялась Лара. — Значит он тебя нашел!
-Нет, это я его случайно нашла,- ответила она.- Подруга предложила помочь исполнить мою детскую мечту, и вот оно случилось.
-Он хороший парень, настоящий. Ему в детстве не повезло…Тимке было года три, когда мать, язык не поворачивается ее так называть, привела его к детской больнице и посадила на ступеньки. Приказала никуда не уходить. Тимофея уже снегом припорошило. Тогда мороз стоял градусов тридцать. Он там чуть не замерз, пока его случайно не заметил санитар, вышедший покурить. Тимка уже был без сознания. Мамашу потом нашли, судили… Да, что толку. На свободу она не вышла, так и умерла в тюрьме. Он вырос в детском доме. В армии служил в ВДВ, где они с Костей и познакомились. Вот теперь дружим. Есения, ты любишь Тимофея.
-Наверное, да. Да!- призналась та.
-Он очень хороший человек, честный и никогда не предаст,- сказала Лара. — Люби его.
-Я люблю его. Еще в первый день, когда мы с ним познакомились поняла, что он тот единственный.
-Только не предавай. Он может простить все, кроме предательства. Ему и так по жизни досталось. У него была девушка еще до тебя, кажется Светланой звали, они вместе работали или работают, точно не знаю. Она обманула его, что там вышло не говорил, но он после их разрыва очень переживал. Когда вчера его увидела, то Тимофей стал совсем другим человеком. Его просто не узнать… Он светится счастьем.
-Хотя, когда меня увидел, то не сказать, что обрадовался, мы чуть снова не расстались,- улыбнулась Есения.
-Я так хочу, чтобы вы, ребята, были счастливы. Ну вот и за разговорами приготовили обед. Сейчас мужички наши придут голодные и уставшие. Надо до дождей успеть накосить, чтобы сено успело высохнуть.
-Хорошо у вас здесь,- произнесла Есения .-Даже уезжать не хочется. Там ждет пыльный и душный город с его постоянной суетой и беготней.
-А, оставайся,- предложила Лара.- Места всем хватит.
-Не могу. Да, и Тима вряд ли согласится.
-Это, конечно,- согласилась Лара.
Поздно вечером они вернулись в город. Прощаясь, Есения сказала:
-Тимофей, у меня через две недели день рождения, я тебя приглашаю. Придешь?
-Конечно, приду,- целуя ее, ответил он.-Я не хочу, чтобы ты уходила.
Он слегка подался вперед и, наклонив голову, нашел ее губы и стал целовать. Ее руки обвились вокруг его шеи и замерли.
-Ты у меня в крови… Я очень хочу, чтобы ты была со мной еще с Сочи,- шептал он между поцелуями.
-Я тоже хочу быть с тобой. Я не могу без тебя, -отвечала она.
-Ты выйдешь за меня замуж?
-Да,- твердо ответила она.
-Тогда на твоем дне рождения я сделаю предложение и попрошу твою руку у твоих родителей. Ты согласна?
-Да, да…
Они так были заняты своими объяснениями, что не заметили, как внимательно за ними следил человек, сидящий в черном внедорожнике. Он заметно нервничал. Когда Тимофей, высадив Есению, отъехал, то эта машина медленно тронулась следом. Она, держась на расстоянии, преследовала его до самого аэроклуба. Тимофей остановился на стоянке и вышел из машины, где к нему, неожиданно вынырнув из темноты, подошла девушка и стала что-то говорить, пытаясь взять за руку. Он, схватив за запястье, отвел ее руку в сторону и, не слушая, хотел уйти. Она встала у него на пути и, вдруг бросившись ему на шею, громко зарыдала. Он отстранил ее, что-то сказав ей, ушел. Девушка стояла посреди парковки и громко рыдала. Из внедорожника вышел Роман и направился к ней:
-Не бойтесь меня. Что случилось?
-Вы кто?- взвизгнула, испугавшись, она.
-Не волнуйтесь, я не маньяк… Я, простите, стал свидетелем одной сцены…
-Ну и что? Это мое дело.
-Видите ли, похоже, ваше дело может стать и моим. Мне нужно знать кто этот человек?
-Зачем?- с вызовом спросила девушка.
-Простите, как вас зовут?-поинтересовался Роман.
-Света… Светлана.
-Так вот, Светлана, этот человек мешает мне жить. Похоже, и вам он тоже мешает.
-Нет, не мешает. Я его люблю.
-Очень хорошо. А я люблю девушку, которая тоже любит этого человека. Похоже, мы можем просто помочь друг другу.
-Как?-не поняла та.
-Есения часто бывает здесь в аэроклубе?-поинтересовался Роман.
-Ну за последние две недели, Тимофей ее привозил раз пять…
-Вот! Я постараюсь узнать, когда она собирается сюда приехать, а вы найдете способ, как нейтрализовать вашего Тимофея, чтобы они не встретились. Сами что-нибудь придумаете, что сказать изумленной Есении. Она не терпит физически ложь. Так что все в ваших руках,- милочка. А еще я вам за это и заплачу хорошо, так сказать, сделаю вам свадебный подарок.
-Хорошо, я согласна,- уже обдумывая план действий, согласилась Светлана.
-В этой партии проигравших не будет, дорогуша,- потрепав ее по щеке сказал Роман, сел в машину и тут же уехал.
В субботу утром, когда Есения вышла к завтраку, то за столом застала всю семью.
-Доброе утро! Интересно, у нас сегодня утренний семейный совет? — весело спросила она.
-Что-то вроде этого. Доброе утро, дочка,- сказал отец. — Есения, через неделю у тебя день рождения. Мы с мамой решили сделать тебе подарок, но он пришел раньше намеченного срока. Он такой величины, что в шкаф не спрячешь. Мы решили его подарить тебе сегодня. Заодно и попривыкнешь. Вот, владей!- отец протянул ей брелок от сигнализации машины.- Она стоит под твоим окном. Права у тебя есть. Водишь ты машину хорошо, сам учил.
-Папка! Мамуля! Спасибо! Я не ожидала от вас такого подарка, -целуя родителей, обрадовалась она.
Подойдя к окну, Есения увидела «Рено» цвета морской волны с большим розовым бантом на крыше.
-Я тоже умею водить и хочу машину,- захныкала Лена.
-Ты еще мала. Когда исполнится двадцать пять, вот тогда мы с мамой об этом подумаем,- отшутился отец.- Машина заправлена, оформлена, документы в бардачке. Так что можешь ездить сразу.
-Спасибо, спасибо, дорогие мои! У меня для вас будет тоже сюрприз, но я его придержу до дня рождения. Раньше не могу показать,- засмеялась Есения и ушла к себе.
Она позвонила Тимофею и просила за ней не заезжать, а ждать на аэродроме. Она радостно сообщила, что приедет на своей машине.
Через три часа она подъехала на парковку клуба. Оставив машину, прошла к зданию, куда ее водила Люся. Там был только Иван.
-Ваня, привет, а где Тимофей? Битый час ему звоню и не могу дозвониться. Мы с ним договорились с утра, что я подъеду, а он меня будет ждать здесь.
-Привет! Сеня, я его тоже с утра не видел. Он отправил группу, проверил парашюты и куда-то пропал. Может быть у себя? Ты пройди к нему. Я его никуда сегодня не отправлял. Может задремал,- улыбнулся Иван.
Есения прошла к домику, где жил Тимофей. Постучала в дверь, но та оказалась открытой. Она вошла и первое, за что зацепился взгляд, это были разбросанные вперемешку мужские и женские вещи. В маленькой комнате дверь была открыта. На диване в обнимку мирно спали Тимофей и Светлана. От неожиданности она замерла, а потом машинально прикрыла дверь. Найдя на столе обрывок бумаги и огрызок карандаша написала: «Желаю счастья. На пушечный выстрел больше не приближайся ко мне. Я тебя ненавижу.» В конце предложения она поставила жирную точку, так сильно нажав на карандаш, что он сломался. Дверь комнаты отворилась и из нее вышла, завернувшись в простыню Светлана:
-Ты что здесь делаешь? Тебя сюда никто не звал,- выпалила она, как из пушки, не давая Есении вставить не слова. — Короче, запомни — он мой! Появишься еще раз, патлы твои блондинестые вырву. У нас с ним все серьезно, а с тобой так , погулять. И еще, запомни, у меня будет от него ребенок. Пошла вон! Чтоб духу твоего здесь не было.
Как Есения оказалась у своей машины, она не помнила. У нее дрожали руки и ноги, а по лицу текли слезы. Зазвонил телефон. Она машинально ответила:
-Да, алло. Я слушаю.
-Есения, у тебя дрожит голос. Ты плачешь?- спросил Роман.
-Нет, я смеюсь,- ответила она.- Скажи, твое предложение осталось в силе?
-Да. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. Я тебя люблю! — крикнул в трубку Роман.
-Я согласна,- ответила она.
Роман ей что-то говорил, но он его не слушала, а потом отключила телефон. Несколько успокоившись, она уехала. Прошла неделя, за которую Тимофей несколько раз пытался встретиться с Есенией, но дома его встречала Анна Юрьевна, а на работе Роман, который и сообщил ему, что они с Есенией подали заявление в ЗАГС. Узнав об этом, он перестал искать возможность встретиться с ней и просто исчез в неизвестном направлении.
На дне рождения Роман официально сделал предложение Есении и надел очень дорогое кольцо с бриллиантом на ее безымянны палец. Анна Юрьевна светилась от счастья, что Есения выходит замуж за Романа. Их свадьба должна была состояться через месяц, который в хлопотах прошел совершенно незаметно.
Настал день свадьбы. Есения была похожа на принцессу в свадебном платье. Но восхищенные возгласы гостей ее не радовали. Она совсем не походила на счастливую невесту, которая ожидает того мига, когда окажется рядом со своим избранником и будет с ним до конца жизни. Анна Юрьевна сияла от счастья, что ее дочь удачно выходит замуж и, чтобы эта свадьба состоялась, она лично приложила не мало усилий.
К зданию Дворца бракосочетания будущих молодоженов доставил огромный белый лимузин, украшенный гирляндами из цветов. В ожидании вызова на регистрацию, Есения, задумавшись, стояла у окна, а когда ее о чем-то спрашивали, отвечала невпопад. Неожиданно к ней подошла Лена.
-Сестренка, ты не выглядишь счастливой. Ты, вообще, любишь Романа?
-Нет,- ответила Есения.
-Не понимаю, зачем тогда делаешь эту глупость? В угоду нашей маменьки? Это она спала и видела , чтобы ты выходишь замуж за Романа.
-Я сделала глупость… Как говорят, назло врагу отморозила уши…
-Не могу понять, как Тимофей так мог поступить. Ты с ним после всего этого говорила?
-Нет и не собираюсь. Лена, чего ты хочешь?
-Я? Я хочу, чтобы моя старшая сестра была счастливой. Эта свадьба тебе счастья не добавит. Ты посмотри на себя. С тебя портрет царевны Несмеяны можно писать. Получится классно.
-Я не понимаю, куда ты клонишь,- занервничала Есения.
-Понимаешь, сестренка, я тут интересный разговор подслушала между Романом и его свидетелем Пашей. Вот думаю, говорить или забыть.
-Не тяни, Лена. Если начала, то говори.
-Короче, Паша спросил Романа, как ему удалось уломать тебя дать свое согласие выйти за него замуж. Был же проигрышный вариант. Рома рассмеялся и сказал, что главное иметь союзников и вовремя оказаться в нужное время, в нужном месте. А союзников у него было двое — это наша мама и какая-то Светлана, бывшая девушка Тимофея, как я поняла, влюбленная в него, как кошка. Вот. А еще Рома следил за тобой. Он знал где, когда и с кем ты была. Что-то он узнавал сам, а о чем-то ему сообщала наша любимая маменька. Уж очень она хотела, чтобы ты удачно вышла замуж. Рома рассказал нашей маме все, что узнал о Тимофее -что он из детского дома, жилья у него здесь нет, вообще, без роду и племени. Он обрисовал его почти, как бандита с большой дороги. Поэтому, мамочка наша испугалась и стала шпионить за тобой. Все.
-И это ты узнала за пять минут подслушивая чужой разговор?
-Почти. Но я не дура и сделала свои выводы из услышанного. А еще, я хочу чтобы ты была счастлива. Слушай себя, свое сердце. Тебя и Тимку твоего круто подставили. Думай, пока есть время. Ты пока свободная не окольцованная птица,- улыбнулась сестра. — Еще есть время все исправить.
Но тут открылись двери и распорядитель выкрикнул:
-Савин и Захарова здесь? Прошу пройти будущих молодоженов и гостей в зал для регистрации брака!
Гости загалдели и потянулись в зал. Как из под земли рядом появился Роман и взял Есению за руку. Она, думая о только что рассказанном Леной, послушно последовала за ним. Все что говорили на церемонии, она пропустила мимо ушей. Очнулась только тогда, когда Роман слегка толкнул ее, а регистраторша повторила свой вопрос:
-Согласна ли Вы, Есения Сергеевна Захарова, взять в законные мужья Савина Романа Евгеньевича?- и глядя на растерявшуюся невесту, она повторила:-Согласны ли вы?
За спиной кто-то радостно выкрикнул: «Согласна, согласна.»
Есения, будто очнулась от забытья и, не понимая, как оказалась здесь, огляделась:
-Не согласна. Роман, прости, я не люблю тебя. И, вообще, все это большая ошибка. Прости!- за ее спиной вдруг раздались возгласы возмущения и неодобрения, а она уже шла по залу . По ходу сдернув фату, чем испортила сложную прическу и рассыпав кучу заколок и сверкающих стразов. Остановилась рядом с сестрой, попросила:
-Лена, дай ключи от машины.
-Невеста, невеста, вернитесь на место! — кричала регистраторша.
Роман бледный, как мел, стоял на месте, будто его к нему пригвоздили. Анна Юрьевна с возгласом; «Сергей, мне дурно. Какой позор…», упала в обморок.
Лена передала сестре ключи и крикнула:
-Молодец, сестренка. Ты сделала правильный выбор.
Есения не поехала в аэроклуб, а вернулась домой и заперлась в своей комнате. Она попробовала дозвониться до Тимофея, но его номер телефона был в не зоны доступа. Анна Юрьевна, вернувшись из ЗАГСа весь вечер пыталась вразумить свою глупую дочь, покаяться и вернуться к Роману. Ночь Есения не спала.
Утром она не стала разговаривать с родителями, а тихо вышла из дома и села в машину. Но Анна Юрьевна была на чеку и сразу же позвонила Роману.
-Роман, ты просил позвонить тебе, когда она выйдет из комнаты. Она вышла. Ни с кем не стала разговаривать, села в машину и уехала. Куда, куда? К этому беспризорнику, наверное, в этот чертов клуб. Догони ее, поговори. Я думаю, что она просто перенервничала вчера и выкинула этот фортель. Скажи, что прощаешь, любишь… Спасибо, дорогой, ты меня успокоил. Должно все быть хорошо. Она сейчас сама не знает, что делает. Езжай, а потом, когда поговоришь с ней, позвони. Я буду ждать…
Есения в это время уже выехала на КАД и прибавила скорости. Она вообще любила быструю езду. Шоссе было пустынным. Вдруг из-за поворота на большой скорости вынырнул черный внедорожник . Он неожиданно пересек двойную сплошную и пошел ей навстречу.
«Ты, что делаешь, урод?» — успела подумать она, выворачивая руль, чтобы уйти от столкновения, но ее машина, пробив дорожное ограждение, взлетела вверх, как перышко, перевернулась в воздухе и с силой ударилась о землю. Есения не успела почувствовать ни боли, ни страха, когда провалилась в темноту.
Вдруг пространство стало наполняться ярким серебристым светом… Она поняла, что стоит у придорожной березы и с улыбкой смотрит на себя, вернее на свое тело, которое с неестественно раскинутыми руками лежало в зеленой траве кювета, на людей, суетящихся вокруг него, разбитую машину, превратившуюся в груду металлолома… Рядом с ее телом на коленях стоял Роман. «Он-то здесь откуда?» -подумала она.
Останавливались машины. Из них выбегали люди. Они были растерянны и испуганы. Кто- то звонил по телефону, кто-то пытался найти у ее тела пульс…
Она стояла и смотрела на них, испытывая невероятные покой и умиротворение, а слова и испуганные крики о помощи, не нарушая тишину, доносились приглушенно и,казалось, извне…
Ей было очень хорошо, как никогда не было в жизни, и даже любопытно, что с ней, вернее, с ее телом делают.
Люди стояли бледными лицами, с трясущимися от испуга руками — у них на руках умирала молодая женщина, а вызванной «Скорой» все не было и не было. Роман, закрыв лицо руками, рыдал и совсем не реагировал на людей, твердя:
-Что я наделал? Что я наделал? Я убил ее… Я…Прости… прости…
Подъехал наряд ДПС. Полицейский, чтобы привести Романа в чувство, с силой тряхнул его за плечо и о чем-то спросил, но тот был невменяем. Наконец появилась «Скорая». Врач медленно подошел к телу, посмотрел на него, постарался нащупать пульс, а потом безнадежно махнул рукой, произнес: «Забирайте. Это не наш клиент… В морг.». Ее тело накрыли простыней. Роман начал биться в конвульсиях. Его попытались оторвать от ее тела, но он, ничего не соображая, продолжал кричать, что убийца и проси его арестовать, расстрелять, четвертовать… Ему сделали какой-то укол. Он затих. Полицейский повел его куда-то, а он, похожий на большую тряпичную куклу, безвольно поплелся за ним.
Есения, вдруг вспомнила разговоры о свете в конце тоннеля, тенях серых, белых, черных, но здесь ничего не было такого кроме безграничного покоя, невероятной легкости и яркого серебристого света.
Врач еще раз подошел к ее телу, приподнял простыню…
Вдруг серебристый свет пропал, а Есению опять окутала тьма. Она почувствовала дикую боль во всем теле. Попробовала пошевелить рукой и застонала.
-Черт! Она живая! -раздался громкий крик врача «Скорой». — В машину! Грузим, ребята,грузим.
Он нервно заговорил с кем-то по рации.
Когда следующий раз Есения открыла глаза, то увидела, что вокруг стоят какие-то люди, но она не могла понять, почему они так перепуганы. Она не понимала, что случилось. Почему им страшно, а ей совсем нет, так как будто ничего не произошло… После этого она опять провалилась в темноту.
В сознание Есения пришла ночью. В палате было темно, только маленький ночник освещал столик, на котором, положив голову на руку, дремала Лена. Есения застонала. Сестра встрепенулась и бросилась к ней.
-Сеня, Сеничка… Наконец-то ты к нам вернулась, -прошептала она и выскочила из палаты.
Через минуту к Есении пришел дежурный доктор и медсестра. Они не пустили Лену в палату и стали задавать ей странные, по ее мнению, вопросы: сколько она видит пальцев, как ее зовут, кем работает… Она ответила на них, а потом спросила:
-Что случилось? Как я оказалась здесь?
-Авария, милочка, авария,-ответил доктор. -Но слава богу, у вас все нормально… Относительно…
-Какое сегодня число?- спросила она.
-Милочка, сегодня четырнадцатое сентября. Вы были больше недели в коме. Я позову вашу сестру. Много не разговаривайте. Сейчас сделают обезболивающие и сможете заснуть, а завтра соберут консилиум, — сказал доктор.
Он вышел. Лена вернулась минут через двадцать и села на стул рядом.
-Как ты себя чувствуешь, сестренка?- шепотом спросила Лена.
-Как под катком побывала,- постаралась пошутить Есения.
-Сенька, ты знаешь по чьей милости здесь оказалась?
-Роман…- ответила Есения.
-Он… Он тебя догнал, потом развернулся и…Это была месть… Правда, он тоже хотел на тот свет вместе с тобой… Но ты отвернула, да и Рома в последний момент испугался. Кто бы знал, что Роман на такое способен… Его арестовали прямо там, на месте аварии… У мамули инфаркт миокарда и вот такой рубец на сердце. Шучу, конечно, но костерит теперь его на чем свет стоит. Готова придушить, как Отелло Дездемону. Отец проклинает себя, что тебе машину подарил.
-Я виновата перед ним,- прошептала Есения.- Про Тимофея ничего не слышала?
-Сеня, может и виновата, но ему никто не давал право так поступать с тобой. Рома решил уйти красиво с фейерверком. И по принципу не доставайся же ты никому. А о Тимофее ничего не слышно. Он пропал. Я говорила с Люсьеной, но она ничего не знает. Просто исчез. Растворился. Из аэроклуба он уволился.
-Я устала…
-Поспи, а я посижу рядом,- Лена погладила ее по руке.
Есения закрыла глаза, но сон не шел. Все тело болело, в ушах шумел Тихий океан, а по голове, казалось, стучало сто тысяч дятлов. С трудом она провалилась в вязкий тяжелый сон.
Есения быстро шла на поправку. Молодость взяла свое. Через неделю к ней пришел следователь, но она огорошила его своим заявлением, что не имеет к Роману претензий.
-Но Вы же могли погибнуть?!
-Но я же жива. И в том, что произошло, виновата я. Я выходила за него замуж, но в самый решающий момент ушла со свадьбы. Он действовал в состоянии аффекта.
-Какие у нас грамотные потерпевшие, оправдывающие своих обидчиков,- с сарказмом заметил следователь.
-Я и в суде скажу то же самое. Уж, простите. Я устала,- заявила она и закрыла глаза.
Есению выписали через месяц и об аварии ей теперь напоминал тонкий, едва заметный шрам, идущий от виска к брови, и периодические головные боли. Потом была двухмесячная реабилитация. За неделю до Нового года она уже вышла на работу. Романа осудили на два года условно, но из «Вектора» он уволился.
Когда Есения появилась на работе, то ее встретили несколько настороженно, но к концу рабочего дня, вроде бы, все встало на свои места. Вечером Есения подошла к Люсе:
-Люся, ты не могла бы узнать у Ивана, куда уехал Тимофей. Я очень перед ним виновата.
-Ой, не знаю, Ванька после всей этой истории ходит злой, как тысяча гвардейцев кардинала. Тимофей уволился, но даже ему ничего не сказал. Ехать ему некуда. Он один на этой земле. Ни родных, ни жилья. Телефон у него отключен. Только однажды Иван с кем-то разговаривая по телефону, предположил, что он мог поехать на Ладогу. Там у него живут друзья. А где там ни я, ни Иван не знаем.
-Спасибо, Люся. Ты опять исполнила мою мечту,- улыбнулась Есения.
-Уф, наконец улыбнулась,а то я думала, что ты улыбаться разучилась. Рада, что чем-то тебе смогла помочь. До завтра,- помахала ей Люся и ушла.
Тридцать первого декабря Есения собрала вещи, погрузила чемодан в машину и поехала к друзьям Тимофея на Ладогу. Ближе к вечеру ее машина остановилась у дома Лары и Константина. Когда она зашла в избу, то Лара, увидев ее, от неожиданности выронила из рук тарелку, Костя замахнулся на нее палкой.
-Да, подожди махаться,- остановила его жена.-Зачем приехала?
-Я к вам… Я ищу Тимофея.
-Нет никакого Тимофея здесь и не было,- буркнула Лара и отвела глаза.
-Лара, ты не умеешь лгать. Ему больше не куда было уехать. Только к вам. Мне надо с ним поговорить, и я хочу попросить у него прощение. Виновата перед ним.
-Что ж, лучше поздно, чем никогда. Долго ехала,- заметил Костя.
-Раньше не могла. Не получилось. Месяц пролежала в больнице, а потом реабилитация… Только неделю назад выписали на работу.
-Что, молодой муж навалял?- ехидно заметил Костя.
-Нет, вернее будет сказать, несостоявшийся муж…Я не вышла замуж за Романа. Ушла прямо из ЗАГСа. В общем, это длинная история, и я бы ее не хотела больше вспоминать. Мне надо поговорить с Тимофеем.
-Ха, а когда он хотел с тобой поговорить? Где ты была? Почему на его звонки не отвечал, а твоя мама его, как врага встречала и всякую ересь несла?- задал вопрос Костя.-А сейчас он с тобой говорить не хочет.
-Значит, он у вас,- сделала вывод Есения. — Я хочу его видеть. Скажите,где он?
-Нееет, ты его добить хочешь? Не позволю,- рявкнул Костя.- Мы его с таким трудом…
-Он у вас! Умаляю, дайте мне с ним поговорить, прошу,- настаивала Есения.
-Вот уж дудки! Он только в себя приходить начал, а тут явилась такая вся красивая,- орал Костя.
-Да, ладно тебе, хватит орать. Детей пугаешь,- прикрикнула на мужа Лара.- Может действительно пусть поговорят.
-А он хочет говорить? Он хочет ее видеть? Ты его спросила?- спорил Костя.- На его месте я бы ее просто выгнал
-Вы мне скажите, где он. Я сама попробую… Выгонит, значит уеду,- настаивала Есения.
-Ладно, Бог с тобой. Попробуй, но он с нами-то не очень разговаривает…
-Пьет?- забеспокоилась Есения.
-Бог с тобой… Нет. Просто лежит и смотрит в потолок. Сейчас хоть есть стал, а то первое время, лежал, как труп.
-Где он?
-Да в гостевом домике за конюшней.
-Спасибо. Я пойду к нему. Можно?
-Иди,- сказала Лара и молча перекрестила Есению, когда та отвернулась.
Она прошла вдоль конюшни и свернула за угол. Там стоял домик с двумя небольшими окнами. Из трубы шел дым и в одном окне горел свет. Она не стала стучать в дверь, а просто вошла. Пока сбивала снег с ног, услышала:
-Лара, ты зря стараешься. Я никуда не пойду. Не хочу вам портить праздничное настроение.
-С наступающим Новым Годом! Это не Лара,- стараясь держать себя в руках, чтобы не броситься к Тимофею и не обнять его, ответила Есения.
Увидев, кто к нему пришел, он отвернулся, съязвив:
-Какую даму к нам занесло. Уходи. На роль Снегурочки или доброй феи не годишься.
-Я уйду, но после того, как мы поговорим.
-Не хочу с тобой разговаривать совсем. Зря стараешься.
-Тим, прости меня пожалуйста, что не стала разбираться во всей этой истории, а приняла такое скоропалительное решение,- взмолилась Есения.
-Снявши волосы по голове не плачут. Ты вышла замуж. Мужа тоже привезла? Где он спрятался? Эй, Роман, выходи, а то хуже будет!- ерничал Тимофей.
-К твоему сведению, я не замужем.
-А что ж так? Вроде собиралась. Да и Роман мне расписывал, как вы на Мальдивы в свадебное путешествие поедите… Что не понравилось? Уже развелись?
-Не знаю, как оно там на Мальдивах, а вот в больнице не очень,- ответила Есения.
Тимофей первый раз с любопытством взглянул на нее:
-Как интересно…
-Тимофей, что я должна была подумать, когда мы с тобой договаривались встретиться, а я приезжаю, вы спите, как голубки в одной постели со Светланой. Вещи разбросаны женские мужские вперемешку… А потом, Света открывает глаза и говорит ангельским голосом, что ты просто меня использовал, а у вас все серьезно и будет ребенок. Что я должна была сделать?
-Поговорить со мной тебе не хотелось?- воскликнул он и схватил ее за руки.- Нет, ты разбираться не стала, а сразу рубанула и выскочила замуж.
-Да не вышла я замуж…Мне Лена рассказала прямо перед регистрацией, как Роман договорился со Светой и денег ей пообещал, если она что-то придумает. Вот она и придумала. Я поехала на следующий день после несостоявшейся свадьбы в аэроклуб, но не доехала. Роман решил устроить ДТП, он вовремя остановился, а я меня выбросило в кювет и пришлось провалялась месяц в больнице, а потом еще два лечилась. Сейчас когда стало можно сесть за руль, я приехала, чтобы поговорить с тобой.
Есении было достаточно, взглянув на его окаменевшее лицо, испугаться и убежать от него,чтобы спрятаться.
-Ладно, не терзайся, я тебя прощаю… Уходи, — буркнул он.
Она набралась смелости, подошла к нему почти в плотную и провела пальцами по его волосам. Он отбросил ее руку, встал и подошел к окну. Есения стояла и смотрела на его широкую спину, но вдруг почему-то вспомнила, каким теплым было прикосновение его рук.
-Знаешь, а я на тебя почти и не злился. В этом виноват больше тебя. Мне надо было забрать тебя, увезти. Я даже, когда Роман меня назвал щенком подзаборным и что-то вещал там про естественный отбор, ему не вмазал. Побоялся убить… Спасовал, подумал, что он прав, а если так говорит. Значит и ты так думаешь. Уходи…
-Хорошо, раз ты настаиваешь, я уйду, уеду… Ты не говорил мне, что любишь… А как ты мог знать, что думаю я? Знаешь, когда лежала в больнице после всего, что произошло, я ощутила, как тонка грань между жизнью и смертью, между любовью и ненавистью, и как легко мы разрушаем ее собственными мыслями, поступками…
-Зачем мне это надо было что-то говорить, если ты мне никогда ни в Сочи, ни потом не доверяла, а поверила во все сразу, что увидела?
-Ладно… Тимофей, я в тебя влюбилась еще в Сочи почти сразу. Даже тогда, когда не было надежды на встречу с тобой, я почему-то верила, что мы все-таки встретимся. И встретились… Ведь встретились… Я не забуду те дни, когда мы с тобой были вместе.
Он оглянулся, перехватив ее негодующий взгляд, и вдруг в его глазах мелькнул теплый свет. Какая-то мимолетная тень мелькнула по его лицу поразительным образом изменив выражение его лица.
Есения вдруг дала себе волю и разрыдалась. У нее больше не осталось мужества бороться с ним и за него, а слова были все исчерпаны.. Тимофей вдруг подошел к ней и обнял, прижав к себе. Не веря самой себе, она почувствовала его губы на своих губах. Его поцелуй был одновременно требовательным и нежным. Она ощутила, как дрожат обнимающие ее большие сильные руки.
-Я люблю тебя,-прошептал Тимофей.- И не могу без тебя. Я умер в тот день, когда узнал, что ты выходишь замуж.
-Я думала, ты меня ненавидишь,- прошептала Есения, отдаваясь этому невероятному ощущению -любить и быть любимой.- Я так тебя люблю. Знаешь, я испугалась потерять тебя в этот раз навсегда.
-Ты выйдешь за меня замуж?- спросил он.
-Да,- ответила она.
Целуя ее, он спросил:
-Надеюсь, ты любишь детей?
-А сколько ты бы хотел?- поинтересовалась она.
-После новогодних каникул, мы с тобой распишемся в нашем поселковом Совете, а потом подумаем над вторым вопросом,- пошутил он.- Пойдем к Ларе и Кости. Они там, наверное, сидят и ждут, чем закончится наш разговор.
Но в этот момент постучали в окно. Потом осторожно открылась дверь, и в ее проеме появился Костя:
-Вы как тут? Не поубивали друг друга? Там Лара места себе не находит. Волнуется, а в ее положении это вредно.
-Нет. Мы живы и даже очень,- пошутил Тимофей.- После праздников здесь распишемся.
-А чего после праздников-то? Мы Клавдию Ивановну завтра вызовем, и она вам свидетельство выпишет,- как само собой разумеющее сказал Костя. — Свадьбы у нас в деревне редкие. Так что она согласится за милую душу. Почему влюбленным не помочь. Нет, не откажет.
-Неудобно людей из-за стола вытаскивать,- возразила Есения.
-Неудобно спать на потолке. Я хочу забрать шубу Деда Мороза… Подарки надо детям подарить,- разгребая висящие вещи на вешалке бурчал Костя.
-Ой, Тимофей, до Нового года осталось двадцать пять минут!- воскликнула Есения.
-Костя, ты не волнуйся Дедом Морозом буду я,- заявил Тимофей, натягивая на себя шубу и прилаживая бороду.
-Там у меня в машине тоже малым подарки лежат, -вспомнила Есения и хотела выйти, чтобы дойти до машины.
-Снегурочка, не оставляй влюбленного в тебя Деда Мороза. Он без тебя растает, — пошутил Тимофей, накидывая на ее плечи шубку.- Сейчас вместе пойдем и все заберем из машины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)