Жизнь в Наследство. Часть 2. Сеннинская Прохоровка

Глава 12. И дорогая не узнает…

Сводки Советского Информбюро.

Оперативная сводка за 9 июля 1941 года.

Утреннее сообщение 9 июля.

В течение ночи на 9 июля крупные боевые действия происходили на ПОЛОЦКОМ, ЛЕПЕЛЬСКОМ и НОВОГРАД-ВОЛЫНСКОМ направлениях.

На ЛЕПЕЛЬСКОМ направлении наши войска нанесли удар противнику, разгромили два его моторизованных полка, уничтожили четыре тяжёлых и лёгких батареи и значи-чельное количество противотанковых орудий. Противник, оставив на поле боя сотни трупов, отошёл на запад.

Вечернее сообщение 9 июля.

В течение 9 июля продолжались ожесточённые бои наших войск против крупных танковых и моторизованных частей противника, стремившихся прорваться на Островском, Полоцком и Новоград-Волынском направлениях

На Лепельском направлении наши войска наносят противнику успешные контрудары.

Война страшна и бесчеловечна. К ней нельзя привыкнуть, можно только свыкнуться. Осознание того, что в любой момент кусочек металла может оборвать твою, или ставшего тебе дорогим человека жизнь, активизирует способности принимать молниеносные решения, проявлять невероятные поступки за чертой человеческих способностей. Но инстинкт самосохранения заставляет сжиматься от страха сердце, обливаться потом и искать защиту от смертельной опасности.

Бой захватывает мозг без остатка, и он принимает меры, направленные на упреждение противника. Но и здесь приходится остерегаться, что в пылу схватки можешь увлечься и потерять товарищей, остаться в одиночестве. Понимая всё это, Дубровин мгновенно крутанул головку перископа. Слева увидел столбы чёрного дыма.

Горели танки… Наши танки!!? На душе стало невыносимо тоскливо: «Как же так? – роем пронеслись мысли, — прорвали много эшелонированную оборону немцев. Уничтожили артиллерию в глубине. И вдруг оказались в огненном мешке.» Перевел окуляр в правую сторону и взмок от увиденного. С правого фланга их атаковал десяток вражеских машин. Им удалось отсечь и уничтожить лёгкие БТ, повредить и поджечь тридцатьчетвёрки.

В строю остались КВ-1 командира полка и два средних танка. Дубровин хриплым голосом передал:

— Я 280, я 280, кто меня слышит, отзовитесь!!!

— 280, 280, я 283, как меня слышно? – прозвучал в наушниках голос лейтенанта Сергеева.

— 283, 283, я 280, — Справа сзади у тебя противник в количестве до десятка коробочек. Идёт на резкое сближение. Похоже наших всех вывели из строя, остались мы втроём. С 270-ым поддерживаю только визуальный контакт. Он у меня впереди.

— Понял тебя 280. Противника вижу. Принимаю бой. Прикрой 270 с тылу. Не бросай его.

— 283, я 280. Попробую тебе помочь. А потом догоню 270…

— Нет, командир. У нас уже перебита правая гусеница. Обездвижат тебя, 270 в одиночку не продержится. Следуй за ним…

Дубровин навел перископ на товарища. Машина Сергеева резко развернулась в сторону немцев, которые двигались параллельно по грунтовке. Он сразу оценил ситуацию: противник находился на участке просёлка, зажатого между двумя крутыми подъёмами. Так уж сложился рельеф местности ещё в доисторические времена, создав вот такое уникальное место. Советские машины оказались на вершине другого холма, с которого округа просматривалась на многие километры.

Дубровин, учитывая превосходство своей позиции, всё же решил помочь и передал:

— 283, я 280. Бей по замыкающему. Я по головному. Сначала пусть втянутся в прогалину.

— Спасибо, 280. Стреляй и не задерживайся. Тебе ещё командира полка догнать и прикрыть нужно.

Дождавшись удобного момента открыли огонь по выбранным целям и поразили их.

Теперь черная мгла поднялись над немецкой колонной и окутала её, прикрыв плотной завесой.

— Всё, 280. Спасибо за помощь. Уходи.

— 283, я 280. Может вы пересядете к нам на броню?

— Я 283. Нет. Примем бой здесь. Иначе они сядут на хвост. Расстреляют нас и вас. Уходите.

Чуть позже из рассказа пленного Дубровин узнает, что экипаж Сергеева в этом бою смог подбить ещё пять танков. Немцы бросили против них штурмовиков с огнемётами. У танкистов закончился боекомплект. Тогда командир танка, чтобы отбиться от огнемётчиков открыл люк и из личного оружия уничтожил нескольких солдат, но и сам погиб от вражеской пули.

Оставшиеся в живых члены экипажа втянули тело командира во внутрь башни и закрыли люки. Обозленные немцы облили танк бензином и подожгли. Однако наши танкисты предпочли страшную смерть от огня и не сдались на милость противнику.

Дубровин, оказав огневую поддержку товарищу, кинулся догонять, ушедший вперед КВ. Выйдя на широкие следы гусениц, дал команду:

— Михаил, веди по следам. Нужно соединиться с Кушнеренко.

— Понял, — отозвался механик.

Вскоре увидели вдалеке знакомые очертания танка. Нагнали. Пошли сзади. В ходе движения по просёлку противника не встретили. Видимо немцы не придали значения этой дороге и не использовали её для переброски войск. Не встречая врага, две советские машины прошли беспрепятственно до Уллы. Оставаясь в лесном массиве остановились на отдых. Машины замаскировали ветками и Кушнеренко с Дубровиным уединились, чтобы осмыслить ситуацию в которой оказались:

— Да, — хмуро насупил брови командир полка, — положеньице.

Он устало углубился в изучение развёрнутой карты.

— Исходя из оперативной обстановки, — продолжил рассуждать подполковник, — наши войска не сумели развить наступление. Немцы в целом отразили контрудар, и, судя по потерям полка, организовали мощную противотанковую оборону. Исходя из того переплёта, в котором мы побывали, обратной дороги у нас нет. Сожгут. Или есть другие соображения?

Командир полка испытующе посмотрел на лейтенанта. Тот растерянно пожал плечами, бросил взгляд на карту, ища подсказку, и, тяжело вздохнув, промолчал.

— Понятно, — Кушнеренко закурил, протянув пачку подчиненному, — кури, может что-то дельное придёт в голову…

— Не, знаю, — неуверенно начал лейтенант, — горючее у нас пока есть. А вот с боеприпасами… У меня бронебойных пара снарядов, да осколочных десяток. Патронов к пулемёту достаточно. Так что повоюем. Получается, что к своим выходить нужно каким-то иным способом. В другом направлении, только в каком?

— Давай прикидывать…- задумчиво произнёс подполковник, — по той информации, которую я имею, в районе Полоцка наши встали в глухую оборону. Там находится линия дотов на старой границе. Ею и воспользовались войска. Может стоит попытаться с ними соединиться?

— А что, — загорелись огоньком надежды глаза лейтенанта, — немцы наверняка не ожидают такого маневра!

— Что ж, давай рискнём, — хлопнул по карте ладонью Кушнеренко, — это наш шанс. А пока тихо, нужно отдохнуть хорошенько, набраться сил. Ведь предстоит решить трудную задачу. Я оставлю механика с собой, а остальных выдвину к большаку в боевое охранение на всякий случай. Ты своего радиста и заряжающего отправь в тыл, по нашим следам метров на триста. Спать им по очереди. Смотреть в оба. Мы отдыхаем в машинах. Движение начнём с заходом солнца. Давай, действуй. Кстати, как тебя зовут?

— Евгений, — смутился Дубровин…

— Вот и чудненько, Женя, — одобрительно обнял командир полка, — можешь называть меня Иваном Арсеньевичам.

Молча разошлись. Выставили боевое охранение и отправились отдыхать.

Апрель 2018.

ИЗ ЖУРНАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 14 ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ

(ЦАМО РФ, фонд 14тд, оп.1,д.9,стр.3-27)

9.7.41г. – С утра 14 МСП по приказу командира корпуса № 5/оп начал выход на рубеж: безымянный ручей западнее Калитино, Тепляки и к 16.00 с 2/14 ГАП перешёл к обороне указанного рубежа.

Танковые полки расположились в лесу северо-западнее Узречье, а затем в 16.00 перешли в наступление: 28 ТП – Гусино, Сенно, 27 ТП – Копец, Сенно. Около 18.00, устным приказом Начштакора 7 МК, полковника Машенина, части были возвращены в исходное положение, причём 28 ТП возвратился только к утру следующего дня. Начавшие движение в южном направлении ГАП были возвращены в район Шелки.

9.7.41г.при прорыве противника на Витебск танки, находящиеся в ремонте в РВБ и ремонтных ротах, распоряжением командира 69 СК генерал-майора Могилевец и коменданта г.Витебска подполковника Ушакова, были взяты для обороны города в количестве: 2 танка КВ, 2 танка Т-34, БТ-4, 2 машины БА-10. Из них, по имеющихся в частях данных, погибло 12, а о 6-ти танках сведений нет. Машины находились в распоряжении подполковника Ушакова, о чём командование дивизии узнало позднее.

В бою за Витебск ранен ст.лейтенант Золотковский, пропали без вести – политрук Коголь и в/техник 2 ранга Карпов.

14 РБ – уничтожил в районе Пустынка, Студёнки 6 лёгких танков.

14 МСП – сбил 1 пикирующий бомбардировщик.

Автор: Николай Хохлов

Родился давно, в прошлом веке. Повзрослев, незаметно состарился. Выяснил в итоге, что жизнь только начинается. Люди поверили и приняли в Белорусский литературный союз ПОЛОЦКАЯ ВЕТВЬ. Так я подтвердил высокое звание писателя.

Жизнь в Наследство. Часть 2. Сеннинская Прохоровка: 4 комментария

  1. С неподдельным интересом жду каждую вашу публикацию о войне и как человек у которого старшие братья отца погибли на войне, и как человек военный. Очень по человечески описали Вы отношения людей на войне в этом отрывке. Сейчас появилось много всяких «знатоков» по истории военного искусства, как залепят что-нибудь этакое, диву даёшься наглости вранья. Всё это деньги, золотой телец! Тем важнее, сейчас когда уходят ветераны и те, кто ещё живы в силу возраста не могут дать отпор лжеисторикам, то что Вы делаете! Успехов!

  2. @ val_338122@mail.ru: Владимир, добрый день. Издательство Rideró готово издать первую часть книги. Мне нужна ваша консультативная помощь. Если не трудно напишите мне на адрес hnm@list.ru

  3. Добрый день, Светлана. Заключительная глава повести всегда вызывает волнение. Ведь предстоит прощание с ЛГ на неопределённый срок.
    Согласен с вами, мужество проявляли наши отцы и деды в тот год невероятное. Знали, что идут на верную гибель, что в неразберихе военного лихолетья нверняка их поступок не будет оценен, но всё равно вставали на пути фашистоф и дрались не щадя своей жизни.
    творческих вам успехов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)