Жизнь в наследство или Солдаты 41-го. Повесть (продолжение)

Глава 10. Штыковой бой.

Оперативная сводка за 7 июля 1941 года.

Утреннее сообщение 7 июля.

На Полоцком направлении всю ночь шли ожесточённые бои с противником, пытавшимся форсировать р. Зап. Двина. Все атаки противника отбиты с большими для него потерями.

Вечернее сообщение 7 июля.

На Полоцком направлении развиваются ожесточенные бои с противником, неоднократно пытавшимся переправить крупные силы на северный берег р. Зап. Двина. Наши войска стойко и упорно удерживают занимаемые позиции.

Бойцы подвижного отряда расположились на отдых на околице деревни Латышки после удачного боя с немцами. Чувство гордости переполняло солдатские сердца. Ведь они провели настолько успешную атаку, что не понесли потерь, а полтора десятка гитлеровцев нашли упокой на полоцкой земле. Кто-то задремал, кто-то писал письма родным. Иван Филатов и Сергей Бондаренко примостились на зелёной травке под ореховым кустом. Сергей восторженно воскликнул:

— Здорово мы им вмазали. Пусть знают, что рано или поздно соберёмся с силами и так им всыплем, что мало не покажется.

— Скорее бы, — произнёс мечтательно Иван.

— И не сомневайся, — гневно сжал кулаки Бондаренко, — обязательно начистим им морду и погоним взашей в их проклятую Германию. Мало по малу, научимся воевать и тогда фриц держись.

— Твои слова, да богу в уши, — ответил Филатов, покусывая стебель травинки.

— Посмотришь, так оно и будет, — загорячился Сергей, — мы уже даём им прикурить, когда хорошо организованы. Думаешь все улепётывали от границы? Нет, браток, не все. В Брестской крепости до сих пор идут бои. Не могут фрицы её взять. Кишка тонка.

— Да ты что? – с сомнением глянул Филатов, — не может быть…

— Может, да ещё как, — перебил Сергей, — да и не везде отступают беспорядочно. Я прибился к стрелковому батальону двадцать восьмого стрелкового полка, который после очередного удара по немцам, оказался отрезанным от основных сил. Мы берегли каждый патрон, так как боеприпасы были на исходе. После короткого совещания офицерского состава, командир батальона объявил: «Мы окружены противником. Надеяться на то, что к нам придут на выручку, не приходится. Поэтому приказываю, прорываться в южном направлении. Там нас гитлеровцы вряд ли ждут. Правда, есть одна проблема. На нашем пути господствующая высота занята противником. Там находятся две их батареи и простреливают всё вокруг на несколько километров. Обойти высоту нет возможности, так как не позволяет местность и, сами понимаете, немцы. Наши позиции находятся в урочище Вишенки между сёлами Малорита и Мельники. В два часа ночи необходимо молча, без единого выстрела ворваться на высоту и тихо убрать фрицев. Если всё понятно, командирам рот организовать боевое охранение и всем отдыхать. Без особой нужды все перемещения запретить. Разойдись.»

К вечеру вернулись разведчики, побывавшие в селе Мельники. С ними пришёл пожилой сельчанин, согласившийся проводить нас через болото, что существенно облегчало задачу.

Выдвинулись в полночь. Проводник оказался знающим и маршрут проложил так, что продвижение осуществляли колонной. Покров из мха заглушал шаги и уже к двум часам батальон сосредоточился у подножья высоты. В назначенное время, крадучись, соблюдая по возможности тишину, молча пошли в атаку. Заранее высланные разведчики сняли часовых. В результате молниеносной атаки в считанные секунды перекололи штыками спящих немцев.

К сожалению нескольким вражеским солдатам удалось открыть стрельбу. Её услышали немецкие пехотинцы, остановившиеся в нескольких километрах. После безуспешных попыток связаться с артиллеристами, их командование посадило в грузовики, поднятых по тревоге солдат и отправило к высотам. Прибыв на позиции, фрицы обнаружили трупы и орудия без замков.

Отблески света автомобильных фар были видны издалека. Мы успели углубиться в лес. Светало. Остановились на короткий привал. Офицеров собрал комбат: «Поздравляю с успешным выходом из окружения, — начал он, — но успех нужно закрепить. Наверняка противник организует преследование. Поэтому приказываю. Отобрать лучших стрелков. Сформировать из них заслон. Обеспечить бойцов заслона боеприпасами, собрав патроны и гранаты. И не скупитесь. Эти люди должны задержать противника и дать нам возможность оторваться. Задача ясна?» «Так точно, — ответили командиры рот.»

В состав заслона попал и я, — Сергей улыбнулся, — договорились уводить фашистов в сторону от основного маршрута батальона. Как только появились преследователи, открыли огонь.

Стреляли только на поражение. При этом не забывали менять позиции. Пока одна группа отходила и готовила новый огневой рубеж, другая прикрывала её прицельной стрельбой. Наш план удался. Порядка семидесяти, а то и восьмидесяти фашистов нашли свой покой в результате боя. Наткнувшись на плотный огонь, немцы отошли. Я решил осмотреть поле боя и раздобыть боеприпасы.

Так мне удалось достать несколько магазинов к немецкому автомату. Вернувшись назад узнал, что в спешке нашей группе забыли сообщить пункт сбора и маршрут. Пошли наугад. Проплутав до вечера, вышли на большак за Молодечно. Там я и подсел на попутку, шедшую в сторону Полоцка.

— Да, — протянул Филатов, — хватил ты лиха…

Подошли грузовики. Подвижный отряд уходил на выполнение новой задачи.

Август 2017.

Автор: Николай Хохлов

Родился давно, в прошлом веке. Повзрослев, незаметно состарился. Выяснил в итоге, что жизнь только начинается. Люди поверили и приняли в Белорусский литературный союз ПОЛОЦКАЯ ВЕТВЬ. Так я подтвердил высокое звание писателя.

Жизнь в наследство или Солдаты 41-го. Повесть (продолжение): 10 комментариев

  1. Доброй ночи Николай! Это очень хорошо что Вы пишите о войне, опираясь на реальные факты. Вообще, человеку не служившему в армии многие вещи не понятны. Например те, что летом в жару днём, ночью спать на земле не получится, от холода зуб на зуб не попадает. А я с одним фронтовиком как-то разговаривал, он рассказал, что с августа 41 по май 43 ни одной ночи в помещении не провёл, всё в окопах. Даже в землянке по ночам холодно, если печки нет. А каково ночью по незнакомой местности даже по дороге идти километров 10, это не днём, да ещё голодными. Война это тяжкий , очень тяжкий труд и терпение. Что такое почти каждый день копать и копать землю, а зимой она как камень, её взрывчатка не берёт. Спасибо Вам за эти материалы о первых месяцах войны. Успехов!

  2. Доброго времени суток, Владимир. Я знаю, что такое несколько суток быть на морозе ниже сорока. Мы на четвёртом курсе попали в такую передрягу на Гороховецком полигоне. Хлеб рубился топором. Он разлетался на кусочки как стекло. У сержантов водка замёрзла. А мы в кузовах Уралов совершали марш. Самое интересное, что через несколько суток прибыли на погрузку в Дзержинск. Мороз упал до минус 16. И начались обморожения.
    А фронтовики проходили не десять, а пятьдесят километров в сутки. Бывали и такие случаи.
    Творческих вам успехов.

  3. @ Николай Хохлов:
    Таких людей победить и покорить невозможно! Хорошо, что об этом пишете, Николай.

  4. @ Анна:
    Анна, добрый вечер. Об этом просо необходимо писать. Просто оглянитесь. Объединённая Европа, как и в 1941 году уже подмяла под себя Прибалтику, Украину и Грузию. Ведётся война новыми методами.
    Творческих вам успехов.

  5. @ bianka.ry:
    Добрый вечер, Лена. Спасибо, что проявляете интерес к моей работе

  6. @ Светлана Тишкова:
    Светлана, добрый вечер. Спасибо, что читаете. Дело в том, что я пытаюсь щадить своих читателей. Зачастую события, положенные в основу моих повествований были намного драматичнее.

  7. Хорошо написано, Николай! И не стоит щадить читателей. Конечно, опалённые войной переживают сильно и не очень любят вспоминать ужасы войны. Но таких мало уже осталось, к сожалению великому. А вот молодые читают взахлёб придумки — ужастики с монстрами. Лучше пусть узнаю суровую, но правдивую, историю своей родины. Удачи!

  8. @ Владимир Брусенцев:
    Владимир, добрый вечер. Спасибо за живое участие в обсуждении моего скромного труда. Обязательно учту ваши пожелания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)