Кавказский синдром

…продолжение…

-«не пытайся никогда доказать свою правоту,ибо тогда будешь неправ…» Старец Иосиф Исихаст.

Когда собрались бойцы и выслушали лесника и мнение Султана ,то все,как один сказали:

-Командир,мы пойдём за тобой,куда бы ты нас ни повёл. Были мы с тобой в жизни,и ,если суждено нам погибнуть,пребудем с тобой и в смерти,такова воля Всевышнего.

Лишь один боец,державшийся за пулемёт,что-то горячо возражал по-чеченски,но все тут же его перебивали,поднимая крик. Макар старался уловить смысл,потом громко сказал:

-Мужики, говорите по-русски,я ведь с вами вместе совет держу…это неуважение…

-Все слыхали?-сурово крикнул командир.

-Он говорит,что русским верить нельзя,даже тебе.

-А я ему не верю,забрал бы ты у него пулемёт от греха…слушайте все! Я пойду перед вами и умру вместе с вами! Вы с оружием,я -без оружия,если это всё обман,то мне лучше умереть,чем жить!

-Братья!- Султан торжественно поднял руку,-клянусь Аллахом-лучше смерть,чем предательство! Сейчас ,мы с Ахматом и нашим другом пойдём на переговоры,вы двинетесь за нами и остановитесь на расстоянии прицельного огня,займёте позиции,и ,если поймёте,что это обман,убейте нас! А дальше действуйте по вашей совести,можете сдаться,если посчитаете нужным!

Бойцы недовольно загудели.

-Эльхан, сын брата моего,остаёшься за старшего,действовать,как решили,вперёд!

Часа через два три человека вышли на расстояние прямой видимости. Макар достал из бокового кармана брезентового плаща выигранный кольт (вылетая ,он сунул его в карман,некогда было искать кобуру), передёрнул затвор, и дважды выстрелив в воздух,сунул пистолет обратно. С другой стороны раздался одиночный выстрел…по горам прокатилось долгое эхо.

-Всё в порядке, пойдём,-Макар вздохнул полной грудью,как делал это каждый раз перед прыжком  с Высоты,и решительно зашагал вперёд. За ним следовали друзья. Из пещеры вышел полковник Менгерт в сопровождении старлея,с которым сражался Макар,они положили на землю оружие и ,показав пустые руки ,пошли навстречу прибывшим. Султан и Ахмат тоже сложили оружие. Стороны начали сходиться. Макар шёл впереди,казалось,никогда он так не волновался…Сердце сжималось и почему-то одна мысль билась в голове-«зачем Менгерт,придурок,взял с собой этого зелёного необстреляного  пацана…» Вот он,этот момент истины…-«душа моя восторгается к Богу живому…и птичка находит себе жильё, ласточка,гнездо своё,где положить птенцов своих у алтарей Твоих,Господи сил! Царь мой и Бог мой,блажены,прибывающие в Доме Твоём…спаси и сохрани!…опять все без бронежилетов…я  ту войну прошёл без бронежилета,может и теперь Бог пронесёт…Парламентеры спустились к площадке по которой протекал ручей, выходящий из пасти огромной пещеры. Затем подойдя к ущелью,ручей срывался в пропасть маленьким водопадом,рассеиваясь по пути и превращаясь в капли. В это время года и поток и водопад иссякают, открывая возможность прохода по природному тоннелю…»такая красота,умирать неохота…» Солнце ещё сияло в полную силу,хотя перешло за полдень, была природа разнообразна и красива в своих формах ,красках и запахах…»Только бы всё обошлось…Боже,помоги нам…так хорошо,какой смысл воевать,кто отбирает у тебя воздух,воду,землю,пищу…дыши,наслаждайся,припади к ручью,пей эту жизнь,сорви плоды,ешь,всё даром произрастил Создатель,зачем отнимаете,люди,то, что дал Бог всем,и что всем принадлежит по праву…

Перепрыгивая с камня на камень, мужчины достигли площадки и подошли по мягкой траве к ожидающим. С минуту все молча смотрели друг на друга.

-Впервые за столько лет рад видеть тебя,Султаша,забудь и прости,если можешь…-полковник открыто посмотрел в лицо бывшего противника, с грустной улыбкой протянул руку,-мир тебе,ну,здорово,что ли…

Султан схватил руку Михалыча,горячо тряхнул её и вдруг неожиданно обнял бывшего врага и вновь обретённого друга. На глазах суровых военных заблестели слёзы…

-Ну что,сразу к делу,а то ночевать тут придётся…-полковник извлёк коробку-это твоё,я сначала должен это тебе передать.

-Что это?

-От лица Советского и Российского правительства и всего нашего многонационального народа,вручаю тебе золотую Звезду Героя…заслужил,спасибо тебе за всё,-мужчины пожали руки,-и тебе,Макар ,спасибо,надеюсь, разногласий не возникнет,мы пропустим вас под гарантии постановления правительства об амнистии,только желательно без оружия,мы готовы построиться без оружия для этого, и вы пройдёте к мимо нас без оружия, идите с Богом к своим ,сдавайтесь и возвращайтесь к своим семьям и мирной жизни, уверен встретимся при других обстоятельствах…в гости пригласишь?

-Пойду передам своим твоё предложение.

-Давай ,не теряй времени,потом поговорим…

В этот момент взгляд полковника ушел за спину Султана,глаза его в ужасе расширились.

-Отставить,не стрелять,стой ты,Ильмуддинов! Никому не стреляаать!!!

-Аллах Акбар!

Раздирающий крик упал на голову,как тяжёлый камень. Макар развернулся назад и окаменел. Метрах в семидесяти стоял воин в полный рост,тот самый,с пулемётом,держа его на уровне пояса направил ствол на переговорщиков. Видно прокрался следом,никто не видел,даже свои…Макар видел,как из ствола начал извергаться огонь и тут же вокруг защёлкали,засвистали пули. Он почувствовал сильный толчок в грудь,который отбросил его прямо в руки Василия. Мутнеющим взглядом он увидел,как припал к земле Эльхан,укрываясь от пуль,как Султан закрыл собой полковника,обхватив его руками,как на его спине лопалась одежда вместе с телом,выбрасывая кровь и плоть наружу,выбивая жизнь,душу…Макар чувствовал,как Василий подхватил его обмякшее тело и вдруг развернулся спиной к пулемёту,прикрывая собой Макара. Усилием воли Макар пытался вернуть угасающее сознание…бессмыслица какая-то ведь я жив…сознание озарило памятью-недавно он нашёл у себя на хуторе ящик с маленькими бронзовыми и серебряными иконками,такие носят на теле. Он выбрал себе образ Божьей Матери ,размером чуть меньше спичечного коробка, и носил на шнурке с тех пор ,не снимая…видно пуля угодила в образок,сбила дыхание,возможно повредила грудную клетку…сейчас ты возьмешь себя в руки…дышать,немного короче,чтоб не так больно,почаще…у тебя в кармане плаща «кольт» и еще девять патронов при нём…вставай,спасай людей…Василий завалился на бок,прикрывая  лесника, улыбался,как бы извиняясь,его синие глаза остановились и удивлёно спрашивали Макара-«что это было?…» Всё происходило очень медленно,сколько длилось помутнение сознания…Макар с трудом приподнялся ,оперевшись на мёртвое тело,как на бруствер окопа,одновременно достав пистолет и взведя курок…пулемёт ещё дергался в руках этого сумасшедшего фанатика,изрыгая пламя и смерть…только бы не началась бойня..действовать ,пока никто не опомнился…стаи встревоженных птиц,синее небо,эта бесподобная земная красота…зачем мы здесь собрались…как глупо,когда закончатся патроны у этого идиота,у него есть запасные рожки…Боже,спаси души наши,,,Зачем ты,желторотый птенец,Василий Ильич закрыл меня собой,и зачем я тогда так тебя ударил в пах…Рука с кольтом уже вытянулась в сторону врага,вторая поддерживала другую руку за запястье. Ухал пулемёт,и вдруг в руках Макара забился кольт,словно птица,желающая вырваться на свободу, Он вёл по противнику прицельный огонь,знал, если с такого расстояния бить в голову,попадаешь в корпус. Стрелок он был неплохой,но  сейчас был ослаблен ранением,и не надеялся попасть,хотя и старался. Пистолет сросся с рукой,стал её продолжением. Из груди Макара рвался звериный рёв,это был не человек,это был не Макар,он забыл все заповеди Бога и своей матери,все ограничения и запреты,он не слышал и не знал ничего,кроме одного-остановить смерть! И было уже неважно,будет ли убит противник или ранен,его надо остановить! Остановить шквал свинца и смерти. Конечно ,всё это длилось не больше минуты-двух, которые тянулись мучительно долго… Одновременно,боковым зрением он видел,ка Менгерт пытается выбраться из-под упавшего на него Султана,как Ахмат приподнимает голову,ища своего павшего командира. Макар видел,как у пулемётчика подломились ноги и он стал заваливаться навзнич, сделав при этом ещё несколько выстрелов уже вверх. И вдруг всё разом смолкло. По горам перекатывалось эхо,где-то гремел камнепад,вызванный громом выстрелов. И вдруг земля заколебалась,зашаталась,задрожала,из её недр раздался ни с чем несравнимый гул, всё поплыло,будто ветер поднял волны на море,вот она ,морская качка на суше…землетрясение! Сама земля не выдержала ещё неосознанного людского несчастья. Всё также быстро прекратилось,как и началось. Макар приподнялся и сел. С двух противоборствующих сторон бежали бойцы к месту происшествия. Полковник стоял на коленях перед лежащим навзнич Султаном и кричал в истерике: » никому не стреляаать! Что же это,Султан! Что я скажу твоей семье,как я объясню твоему сыну,что не ждал я такой развязки…И ,повернувшись к Макару кричал:-«Жив Василий?» Макар отрицательно качал головой…-Боже мой,за что второго сына забрал! Это же мой сын! Он рыдал схватившись за голову и раскачиваясь из стороны в сторону, с другой стороны над телом Султана склонился Ахмат. Он держал голову погибшего в руках и кричал: -Отец мой,не покидай меня,идём домой к нашей маме,к братьям и сёстрам! Как я скажу и чем оправдаюсь,что не сберёг тебя…Вокруг собирались бойцы,вчерашние враги. Кто-то первым отшвырнул сделавшийся ненавистным автомат, и все ,как по цепной реакции и с одной и с другой стороны бросали оружие и становились в круг,который делался всё шире. Очевидна была бессмысленность произошедшего. Убитых прослушали,надеясь,что они могут быть живы,положили рядом,кто-то поднял лежавшую на земле Звезду Героя и положил её на грудь Султана. Не было ни одного равнодушного,все бойцы плакали,не было ни политики ,ни национальности-было одно общее огромное горе,тяжким грузом упавшее на головы присутствующих…Илья Михайлович Менгерт всё причитал:» Сынок,Васенька,прости,не уберёг.. дружище Султан,лучше бы я погиб вместо тебя,чтоб не видеть всего этого горя… И вдруг кто-то упал на колени перед погибшими,и  за ним встали на колени остальные,круг колыхался,слышались стоны и мужское рычание…Простите нас,братья солдаты,вы умерли ради нас,ради нашего примирения… И вдруг,как по команде все смолкли и замерли. Из пещеры выходили люди в чёрных рясах,бородатые,в монашьих шапочках, они несли образа святых, Иисуса и Богоматери,впереди шёл монах в большом священническом головном уборе,с большим золотым крестом на груди. Казалось их светлые лица сияли,будто это были святые ангелы,некоторые несли большие заженные свечи,священник нёс кадило. Монахи пели молитву из Псалтири: «Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит». -( Господь пастырь мой ,я ни в чём не буду нуждаться»)

…продолжение следует…

Ян Зорев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)