ЖИЗНЬ И ЛЮБОВЬ ДОКТОРА КАЗАКОВОЙ.

Пролог. Настоящее время.
«Осень года, как и осень жизни надо не скорбя благословить…»-привязавшись с самого утра, эти слова из песни никак не хотели отпускать Ирину. -Да, жизнь быстротечна… Есть у нее своя весна, когда живешь и думаешь, что до старости еще сотня лет, а это так много и долго. Потом незаметно приходит лето, когда полон сил, фантазий и стремлений… Приход осени еще более незаметен, когда вдруг обнаруживаешь в волосах первые седые прядки, которые можно сравнить с первыми желтыми листьями среди еще зеленых собратьев. И вдруг в этот момент приходит мысль: «И что дальше? Как быстро прошла жизнь…А что в ней было-то? Что видела? Что сделала?..» Примерно так думала, стоя у окна в своей небольшой, но очень уютной квартирке наша героиня. Для друзей она была просто Иринушка или Иринка, хотя несколько дней назад ей исполнилось сорок три года. Она совсем не собиралась отмечать это событие, но друзья не дали ей забыть об этом. Вечером того дня веселая компания ввалилась в ее небольшую, даже скажу больше, совсем крохотную прихожую. Шумно расселись за круглым столом на кухне, на котором вдруг, как на скатерти-самобранке появились закуски, какие-то салатики и бутерброды, а все это великолепие венчала бутылка шампанского. Татьяна весело засмеялась, заметив удивленное лицо подруги:
-Иришка, мы же знали, что ты сегодня гостей не ждала… И вообще ты просто забыла об этом дне. Совсем заработалась и не смотри так строго! Это ты там, у себя в операционной можешь быть строгой, даже железной, но мы-то тебя знаем уже миллион лет! Знаем какая ты на самом деле. А это все от Алика. Зашли к нему в ресторан, а он… Он для тебя ничего не жалеет… Только ты этим не пользуешься! Глупая! Он в тебя влюблен по самые уши!
-Ничего я не забыла и брось ерунду говорить! С Аликом мы друзья.
-Ну да, ну да… Если мне память не изменяет, вы с ним дружите с времен она…
-И не забывай, что он женат.
-Ах, Алик, Алик, — будто сожалея, вздохнула Татьяна. –Полный безнадега! Любить одну, а жениться на другой… Зато, как мама и папа сказали.
-Алик восточный мужчина, а восточные мужчины слушают старших, — притворно вздохнула Ирина.
-Конечно! Ир, ты не рассердишься?- и Татьяна с интересом взглянула на подругу.
-Почему я должна сердиться?
-Дина хотела зайти поздравить, — ухмыльнулась Таня. – Вы же с ней были в контрах… С чего это вдруг она решила к тебе на день рождения пожаловать?
-Пусть заходит… Она тут несколько дней назад подошла сама и извинялась, хотя я не поняла зачем…-пожала плечами Ирина.- Для этого надо было подождать десять лет, а не три года, когда надо отказывать… О нашей многолетней дружбе что-то плела, что зря мы ее разорвали, не стоят мужики этого, и еще какую-то ахинею несла… Мужа моего покойного приплела… Хотя, он и был яблоком раздора. Да я уже на нее не сержусь. Все в прошлом.
-Только она хотела не одна зайти, -как бы между прочим заметила Татьяна.
-Дина мне ничего не говорила об этом, — опять пожала плечами Ирина и стала протирать чайные чашки.
-У Дины новый возлюбленный. Она называет его – мой Рэмбо.
-Бэтман, — поправила Ирина.
-И вроде бы, как за него собралась замуж, надеется, что вот — вот он сделает ей предложение,- добавила Татьяна.
-Флаг ей в руки и барабан на шею, — съязвила Ирина и автоматически стала переставлять чашки на столе.
-Все-таки ты ее не простила, как бы не старалась всех убедить.
-Ты хочешь сказать, что я злопамятная?
-Ну за то, что она сделала двадцать лет назад, я бы ее придушила собственными руками, если бы это был мой муж, — фыркнула Таня.-А ты еще и вещички собрала, ушла, а потом еще и долги его оплатила. С Лешкой чуть по миру не пошла.
-Ты ведь не все знаешь, да и не надо было тебе знать. Что было, то было. Работа спасла, — улыбнулась Ирина.
-Я не пойму, ты святая или прикидываешься? Она у тебя мужа увела, а ты ее на порог пускаешь. Да еще и обиду не держишь. Где-то ты умная, а где дура дурой, Ириша. Ведь это из-за нее Костя все это натворил. Ты на него как Золушка впахивала, а он с этой фифой развлекался. Умеют же некоторые мужиками вертеть, только пальцем шевельнут, а те и рады перед ними на задних лапках скакать, как пудели. И не видят, что рядом с ними умные, добрые, заботливые бабы живут.
-Таня, все в прошлом. Кости уже нет, что ворошить.
-Да, уж, этот Костя. Дел натворил, а потом взял и тихо помер. Царство ему небесное, земля пусть будет пухом, — проворчала Таня.- Да и Дина хороша. Мужика увела, а когда он остался по ее милости «без штанов» да еще и больной, сразу в кусты. Костик тоже хорош, пришел помирать к тебе. Кто же еще будет ухаживать, как не бывшая жена-медик. Она ведь клятву Гиппократа давала, так что должна и обязана…
-Мы с ним не были разведены, -поправила Ирина.
-Тем более… Деньги любовнице, а горшки выносить -жене. Классика жанра.
-Тань, давай не будем тревожить Костика. Пусть он там спокойно лежит… А Дина?.. Счастья ей! Может успокоится, найдя счастье в личной жизни с новым кандидатом в мужья.
-Ирка, это ты от чистого сердца говоришь? Ты, которая должна проклинать и желать ей всего-всего, желаешь ей счастья?! Она ведь разрушила твою семью, лишила сына отца…
-Таня, сегодня, кажется, мой день рождения, а не день памяти Костиных прегрешений. Я его простила… И Дину тоже… Ничего в этой жизни вечного не бывает. Вот и любовь проходит… Хотя, была ли любовь? Ведь когда замуж выходила, молодой была и мечтала, что выйду обязательно замуж за принца на белом коне, а Костя тем принцем оказался, как мне казалось. Ведь должно было провидение мне его забронировать при моем рождении. Только казалось…- поймав на себе удивленный взгляд подруги, Ирина улыбнулась и весело сказала:- Шучу! Давай накрывать на стол, а то…
В дверь вдруг позвонили, и Ирина вышла встречать новых гостей. Она не сомневалась, что это пришла Дина со своим новым другом. На пороге стояла действительно Дина, выглядевшая, как всегда, шикарно, будто только что сошла с обложки глянцевого журнала, а рядом с ней стоял высокий мужчина с легкой едва заметной проседью в волосах. Дина улыбаясь, как голливудская актриса, протянула Ирине красиво упакованную коробочку с большим фиолетовым бантом:
-Это тебе! С днем рождения! Прямо из Франции! Максим…-и она слегка подтолкнула своего спутника локтем в бок.
-Это Вам, — и мужчина смущенно улыбнулся, протянув Ирине красивый букет цветов.
-Ну что, может в конце концов, пустишь нас в дом?!- с наигранной веселостью спросила Дина.
-Да, да… Конечно проходите! — воскликнула Ирина и, отступив вглубь коридора, пропуская гостей и поймав на себе удивленный взгляд Максима.
-О! Наши уже здесь! — воскликнула Дина. -Привет всем! Знакомьтесь! Это Максим Карелов. Летчик — испытатель, и вообще, настоящий полковник! — и Дина прижалась к его плечу.
-А это наш подарок! — воскликнула Татьяна, будто вдруг вспомнив, зачем все здесь собрались, и протянула Ирине плетеную корзинку накрытую цветным полотенцем. — Открывай, открывай, не бойся.
Ирина откинула полотенце и воскликнула:
-Какой хорошенький!- и вытащила из корзинки маленького смешного щенка.- И как нас зовут?
-Вот его собачий паспорт! А по паспорту кличут его Тихоном.
Щенок посмотрел внимательно черными глазенками-пуговками на Ирину и вдруг ткнулся в ее щеку мокрым холодным носом.
Все закричали хором:
-Они нашли друг друга! Он тебя признал! Шампанского, шампанского!
Но Дина оглядела всех торжествующим взглядом, будто проверяя какой эффект на присутствующих произвело ее появление, но поняв, что эффекта разорвавшейся бомбы не произошло, с наигранной веселостью произнесла:
-Ну, вы тут веселитесь, а мы на минутку заходили. Максим сегодня уезжает, а я бы хотела еще немного с ним побыть… Всем привет! С днем рождения! Пока-пока! Мы улетаем.
-До свидания, — произнес Максим и поцеловал Ирине руку.- С днем рождения!
Дверь захлопнулась за Диной и Максимом.
-Фууу!-выдохнула Татьяна. — Ушла… Ушли! Зашла на пять минут, оставила не шлейф, а шлейфище своих французских духов, показала своего красавца Рэмбо-Бэтмена и, как прекрасное видение растворилась в воздухе… А он ничего себе такой, бравый и даже шрам на щеке его не портит…
-Совсем не портит… Пять швов и…
-Что?
-Так, ничего… Это профессиональное…
Посидев еще немного, Татьяна засобиралась домой, а следом за ней все остальные вышли на лестничную площадку, дождались лифт, с шумом ввалились гурьбой в его кабину и с криками: «С днем рождения!», укатили вниз.
Тихон свернувшись калачиком удобно устроился на подушке и мирно
дремал. Ирина подошла к окну и посмотрела в серое — серое небо, слушая, как настойчиво с громким стуком вдруг забарабанил дождь в стекло. А мысли ее витали далеко – далеко, куда, даже если и захочешь вернуться уже не попадешь и ничего не исправишь.. Ветер гулял по кронам красно-желто-зеленых тополей, раскачивая с силой верхушки и осыпая тяжелую от воды листву. Листья, подхваченные сильными порывами ветра, летели вниз и, падая в стремительно несущиеся потоки, уплывали прочь. Вдруг один пурпурный кленовый лист, подхваченный новым порывом ветра, подлетел к окну и намертво прилип к стеклу. От неожиданности Ирина вздрогнула и ей показалось, что там, внизу на детской площадке, стоит Максим Карелов. Присмотревшись, она поняла, что ей померещилось…
1. В ПОГОНЕ ЗА ЖУРАВЛЕМ

Ирина выросла в простой семье и жизнь ее была далеко не сказочной. Отец работал слесарем- механиком в мастерской, а мама разносила почту и мыла подъезды в нескольких домах. Дочь ей помогала вечерами. Калиновск был маленьким городком в средней полосе России. Молодежь из него уезжала сразу после окончания школы в поисках лучшей жизни в Москву или Санкт- Петербург, а назад редко кто возвращался. В Калиновске не то что карьеру построить, более или менее приличную работу для молодежи было не найти — ни больших предприятий, ни офисов международных компаний, короче, просто тихий провинциальный городок. Ирина тоже мечтала, закончив школу, уехать учиться в Санкт-Петербург и больше никогда не возвращаться в родной город, разве только в гости к родителям, и то на несколько дней. Ее манили огни большого города с его бурной, как казалось, веселой и сказочной жизнью. Родители старались, чтобы у нее было все необходимое, но их денег едва хватало на скромную жизнь от аванса до получки. Совсем не о такой жизни мечтала их дочь Ей очень хотелось стать врачом, построить карьеру, выйти удачно замуж и забыть о бедности, как о страшном сне. Ее старшая подруга Дина два года назад уехала в Питер и очень удачно вышла замуж. Правда, муж Дины был на два десятка лет старше и у него была бывшая семья, в которой осталась дочь ровесница молодой жены. Когда приезжала в Калиновск Дина с упоением хвасталась своими дорогими нарядами и рассказывала подругам, как ей классно живется в «обалденно красивом доме в элитном поселке на юго-западе, где живут всякие олигархи и миллионеры». По ее словам в Питере богачей было пруд пруди, и они чуть ли не под ногами валяются. Девчонки, слушая ее, тихо завидовали и мечтали, что скоро настанет их время покорять «культурную столицу». Отзвучали последние аккорды вальса «Когда уйдем со школьного двора…», и Ирина засобиралась в дорогу. Ее желание было велико, а уверенность в себе так сильна, что она выбрала престижный питерский медицинский ВУЗ и подала в него документы. Школу она закончила с золотой медалью, и поэтому смогла поступить на бюджетное место. Оказавшись в Санкт-Петербурге, Ирина стала присматриваться к мужчинам в надежде встретить своего принца. Учеба ей давалась легко, но свободного времени оставалось все равно мало. Она очень хотела стать хирургом, и ей пророчили большое будущее, считая, что медицина — это ее призвание.
Тогда Ирине только исполнилось двадцать… Почти все ее подруги к тому времени выскочили замуж, а у некоторых уже родились дети. Она училась на третьем курсе, и у нее было две цели стать хорошим врачом и встретить достойного мужчину с положением в обществе. При редких встречах с подругами, их разговоры вертелись вокруг мужей, детей, свекровей, но все они в один голос твердили, как завидуют ей, Ирке, которая не знает всех прелестей семейной жизни. И советовали выходить замуж за три дня до смерти, как раз за глаза хватит. Она слушая их улыбаясь и молча кивала головой, будто соглашалась, а сама про себя думала: «Мели Емеля — твоя неделя… Сами-то замужем, а мне советуют…», но учеба отнимала много времени и встреча с принцем откладывалась на неопределенное время.
Неожиданно жизнь рассудила иначе и познакомила Ирину с Костиком, Константином. В тот день неожиданно наперекор всем прогнозам синоптиков пошел дождь. В кафе она зашла случайно. Ирина не взяла с собой зонтик, посчитав его лишним, потому что на небе светило солнце и ничего не предвещало дождя. Столики в кафе были заняты, и только за одним оставался единственный свободный стул. Ливень разразился совершенно внезапно. Ей ничего не оставалось, как нырнуть в широко распахнутые двери первого попавшегося кафе. Она решила, раз так, то закажет мороженое и кофе, чтобы переждать непогоду. Но таких, как она оказалось много, и свободных мест, кроме одного за столиком, где сидел высокий, довольно симпатичный чернявый молодой мужчина, не оказалось. Она подошла к нему и не очень уверенно спросила:
-У вас свободно?
Мужчина улыбнулся в ответ и совсем неожиданно встал, отодвинув ее стул, предложив присесть:
-Свободно… Присаживайтесь! Очень рад…
Ира подумала: «Странный какой-то… Чему рад, зачем? Хм…» Однако, поблагодарив его, все же присела, заказала кофе и шоколадное мороженое с кленовым сиропом.
-Спасибо, — поблагодарила она официанта и стала осторожно есть мороженное.
-Я тоже люблю шоколадное, с кленовым сиропом…- весело произнес мужчина, пытаясь завести разговор.
Ирина пожала плечами, смущенно улыбнулась и отвела глаза, давая понять, что она к разговору совсем не расположена. Доев мороженое, глянула в окно, где-то в глубине души, даже обрадовавшись, что дождь закончился, и опять выглянуло солнышко. Рассчитавшись с официантом , Ирина встала и направилась к выходу. Она только хотела открыть дверь, как та распахнулась сама перед ней. Рядом стоял тот самый мужчина, с которым ей пришлось делить столик. Он пропустил ее вперед, а потом молча пошел рядом. Она опять пожала плечами и повернула к автобусной остановке.
-Можно вас подвести? — неожиданно предложил он.
-Я с незнакомыми мужчинами не езжу, -отрезала Ирина.
-Это легко исправить! — воскликнул он. — Константин, Костя… А вас?..
-Ира… Ирина.
-Значит «Мир»!Ну вот и познакомились. Теперь можно ехать.
-Мне далеко…
-Тем более ехать в душном автобусе, как шпроты в банке… А у меня машина еще краской пахнет, недавно с конвейера… Можно сказать еще муха не сидела, — ухмыльнулся он, ожидая какой-то реакции или заинтересованности с ее стороны.
-Да, нет, спасибо… Мне очень-очень далеко.
-Да или нет? Типично женский ответ… А конкретно?-настаивал Костя, а услышав ответ, аж присвистнул:-М-дя… Куда забралась. Это же новостройки, там еще ни дороги, ни инфраструктуры… И как вы там выживаете?
-Нормально живем, — и вдруг с вызовом спросила: — Что испугались?
-Нет, хотя дорога там у вас, как раз, подходит для сафари в пустыне Сахара… Это говорит о том, что дороги нет совсем никакой, только КАМАЗ пройдет, но мы тоже не лыком шиты! Танки грязи не боятся!
-Не суетитесь, сама на автобусе доеду…- съязвила она.
-Думаете, что передумаю? Совсем нет! Как раз наоборот! Стойте здесь! — приказал вдруг Костя и побежал в сторону автостоянки.
Ира только плечами пожала:
-Ладно, раз настаиваете — везите, не буду спорить… — вдруг согласилась она и подумала: «Может это судьба… А он ничего, симпатичный, даже очень… Девчонки бы сказали, что красавец…»
Ехать действительно было далеко, на окраину, где еще пару лет назад стояло несколько запущенных с покосившимися и заброшенными домиками деревень. Костя всю дорогу рассказывал ей о себе. Она молча слушала его. Он гордился тем, что правильно выбрал университет , закончил его с отличием и получил место в одном из крупных банков страны. А теперь уже восемь лет работает в банке и дослужился до управляющего отделением. Если так пойдет и дальше, то скор ему должны будут предложить повышение. Костя горделиво посматривал на Ирину, продолжая хвастаться, желая произвести впечатление, что его зарплата позволяет ни в чем не отказывать: даже нанять приходящую домработницу, ходить в элитный клуб, рестораны, проводить отпуск там, где хочется… Ира сидела молча, ошарашенная его рассказом, потому что среди ее знакомых-студентов не было таких, кто мог с ним сравниться и сказать то же самое. «Если бы его слышали мои девчонки, то обзавидовались, что мне крупно повезло познакомиться с таким мужчиной… А может это и есть мой принц на белом «Вольво»? Только сердце почему-то не екает,»- грустно подумала она.
Когда машина остановилась у ее дома, то Костя вышел и скептически осмотрел дом и двор.
-Дааа… Это не центр…- помолчав минуту, вдруг сказал:- Ну ничего, через пару-тройку лет здесь все устроится… Как на Марсе, яблони зацветут, — пошутил он. — Можно будет продать дороже… Ты снимаешь или квартира твоя?
-Просто живу,- ответила Ирина.- Здесь после сноса деревни под строительство района дом моих дальних родственников стоял… У них большая семья, муж дети, а я…-она махнула рукой.-Вот они живут в центре, а эта квартира пустовала, потому что все далеко, ни дорог, ни магазинов еще нет… Разрешили пожить пока учусь.
-Вот и я один, но квартира у меня своя. Заработал! -с гордостью сказал Костя.- Мама говорит, что уже пора сдаться в чьи-нибудь добрые, ласковые, нежные руки, и тогда она будет спокойна за меня…
-И что?-удивилась Ирина.
-А еще не встретил такой доброй, ласковой, честной…- ответил Костя, делая особый нажим на слово «честная».
-Спасибо, что подвезли… Пока.
-Ириша, а телефончик свой не дадите? — вдруг спохватился он.-Диктуйте, я сейчас сразу же его запишу и вам перезвоню, — он записал номер и вопросительно посмотрел на нее.- До встречи?
-До встречи.
Прошло два месяца. Ирина и Костя начали встречаться. Он иногда после работы заезжал за ней в институт, и они отправлялись куда-нибудь отдохнуть. Правда романтики в их отношениях было мало, но Ира уже как-то смирилась, что это, видимо, ее судьба такая. Однажды сидя в кафе Костя сказал:
-Я всегда знал, чего хочу добиться и что получить от жизни. Никогда не делал опрометчивых поступков и всегда выверял свои решения до миллиметра…
-А я не умею так, хотя для будущего хирурга это очень плохо, но научусь все решать с холодной головой, — вздохнула Ирина.-Я точно знаю одно, что хочу стать врачом.
-Я уже заметил, что у тебя эмоции хлещут через край, -усмехнулся он и продолжил снисходительно: -Это ничего… Все можно исправить или почти все… Не все же семи пядей во лбу, как я. А врач — это хорошо. Свой врач в семье — это экономия и большая, а то медицина в наше время очень дорогое удовольствие.
Конечно, самомнение у него было выше крыши, но в то время Ира как-то не особенно обращала на это внимание, да и совсем не думала о будущем их отношений, считая обычной дружбой, которая совсем незаметно перешла совсем в иную плоскость.
В тот день Костя подвез ее до дома, но не попрощался, как обычно, а попросил пустить его и разрешить вымыть руки. Она не могла найти причину, чтобы отказать и пригласила. Утром, проснувшись, Костя сказал то ли шутя, то ли серьезно:
-Ну… Теперь, если читать наших великих классиков, я обязан на тебе жениться…
-Ты делаешь мне предложение?.. Но я не требую от тебя таких жертв, тем более…
-Нет, я знаю, что ты появилась в моей жизни совсем не случайно… Единственное свободное место в кафе было за моим столиком, а ведь его могла занять какая-нибудь бабуля… Помнишь, за соседним столиком сидела дама в шляпе… Вот она и могла оказаться на том месте…
-Но ты говорил, что все свои решения выверяешь до миллиметра и ничего просто так не делаешь?
-Конечно, у меня и сейчас холодная голова, но… горячее сердце, — засмеялся он. — А если серьезно, то скажу прямо без хождений кругами — ты мне нужна. И я прошу тебя стать моей женой.
Ира, от неожиданности услышанного, опешила:
-Костя, но ты же меня совсем не знаешь!
-Я тебя за эти два месяца узнал на все сто. Мы с тобой сто процентные противоположности, но если вспомнить закон физики, то именно они и притягиваются, — высокопарно заявил он.
-Тогда ответь — ты меня любишь?
-Я тебя люблю…- он запнулся на слове «люблю», будто не зная, как продолжить свою мысль.
-За что ты меня любишь? — настаивала она.
-За что?.. Потому что… честная… Ну… будешь верной женой, ведь ты не… В тебе я уверен и знаю у меня будет надежный тыл. Могу тебе доверять и спать спокойно, что ты не сделаешь меня… оленем.
-Но я не красавица… А ты вот… даже мои подруги это заметили…Так не бывает… И еще я учусь, не работаю…-лепетала она. Вроде бы ее заветная мечта выйти замуж за принца начала сбываться. Да, пусть он не романтик, а прагматик, но вдруг другого такого шанса у нее не будет. Сейчас она могла сказать, как была наивна и даже глупа в то время, начитавшись сказок про принцев и принцесс.
-Я не люблю красавиц с их капризами… -успокоил он. — Я должен быть уверен в своей жене, что она не будет требовать звезд с неба… И вообще, я не умею говорить о чувствах, как пишут в стихах или в кино главные герои, предлагая руку и сердце. Извини, не поэт… А то, что учишься? Будешь учиться еще лучше, чтобы потом, если что, за твою учебу не пришлось платить денег. Можно будет найти подработку какой-нибудь медсестрой в больнице…
Его слова почему-то показались Ирине совсем не соответствующими объяснению в любви, но Костя не был романтиком и раньше о своих чувствах почти не говорил, а если и говорил то односложно и очень скупо. Вскоре ей показалось, что она в него влюбилась по-настоящему, но ее эйфория длилась недолго…
Они одновременно подали заявление в ЗАГС, и в тот же день Ирина переехала жить к нему. Однажды после вечерних посиделок с подругами в любимой кафешке за ней заехал Костя. Увидев высокого, статного в дорогом костюме мужчину, приехавшего на хорошей новенькой иномарке, Дина и Татьяна воскликнули в один голос:
-Ирка! Ну ты и притвора! Ты скрыла от нас самое главное! Знакомый, просто знакомый… Обманывала…-передразнивали они ее.
-Не хотела торопить события, -смутилась она.
-У тебя такой классный мужик, везет же некоторым! Правду говорят, не родись красивой, а родись счастливой… Ой, Иришка, прости, прости, прости… Я не хотела тебя обидеть, — воскликнула Дина, поняв, что она ляпнула что-то не то, зная отношение Ирины к своей внешности, которая была совершенно обычной, не блистающей изящной красотой.
-Все нормально, — успокоила ее та.
-Нет, какова?! Скрыла от своих лучших подруг. Ты нас с ним познакомишь? Мы должны знать в чьи руки отдаем свою подругу…
-Девчонки, конечно познакомлю. Я и приглашения на свадьбу хотела вам сегодня вручить. Вот! А тебя, Дина, хотела попросить стать моей свидетельницей, — улыбнулась Ира.-Правда, не знаю, как твой Петр отнесется…
-Не беспокойся, мы с Петром вчера развелись… Он мне выделил какое-то… да совсем никакое содержание и свалил со своей новой пассией на Кипр. Не будем об этом! Ой, девчонки, я и свидетельница на свадьбе! Ура! Ну, идем!
-Куда? — удивилась Ирина.
-Не пугайся так! С твоим женихом знакомиться! Я же не могу быть свидетельницей, не познакомившись с ним… Ну что ты сникла? Я его не съем… Я не кусаюсь, правда, девочки!
-Ну… идемте, — нехотя согласилась Ирина и, подойдя к Косте, представила подруг.
Он изобразил на лице улыбку и протянул руку Дине:
-Константин…
Тане почему-то показалось, что знакомство с подругами не очень обрадовало жениха, а его улыбка хоть и могла показаться со стороны приветливой, была фальшивой. Она не стала говорить об этом Ирине, чтобы ее не расстраивать. Ведь, как и все девушки, та мечтала выйти замуж за идеального мужчину. А Константин, видимо, казался ей именно таким… Таня не поняла в тот раз, что ее так насторожило в избраннике подруги… Списав это на неожиданное сообщение о ее будущем замужестве, Таня отмахнулась от назойливой мысли, что такой красавчик мог выбрать себе в спутницы жизни девушку гораздо красивее, чем Ирина: «Она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним… Ерунда какая-то…- подумала Татьяна. — Главное, что Ира счастлива, и надеюсь, что не пожалеет потом…» Если бы Татьяна знала, что будет потом, то постаралась отговорить подругу от такого скоропалительного замужества или настояла, чтобы она не спешила…
Через полтора месяца отзвучали фанфары и марш Мендельсона. Свадьба была шикарной: с лимузином и дорогим рестораном, с белыми голубями, улетающими в небесную высь, выкупом и похищением невесты. Ирина была против пышной и дорогой свадьбы, но на этом настоял Костя, потому что среди приглашенных были его друзья а, самое главное, его бос, от которого зависело возглавит ли он представительство банка за границей… Когда после ресторана они вошли в квартиру Кости, вернее теперь, в их квартиру, он подхватил молодую жену на руки и закружил по комнате:
-Ты рада, что мы поженились?
-Наверное… Да…- неуверенно ответила Ирина.
-Только не притворяйся, что ты этого не хотела.
-Конечно хотела!-закричала она. — Ты меня сейчас уронишь! Поставь немедленно!
-Будь спокойна, не уроню… Теперь ты полностью моя и уже никуда не денешься!
Ирина тогда не обратила внимание на его слова, и только по истечении нескольких месяцев поняла, что он имел в виду.
Нет, первые два месяца все было замечательно. А вот потом… А началось с того, что Костя решил, что Ирина должна успевать делать все.
-У меня есть жена. Теперь это твоя обязанность содержать в чистоте и порядке наш дом, готовить еду, стирать и прочее. Ты ведь не сильно устаешь в институте и можешь уделять нашему гнездышку больше времени время.
Ирина ничего не имела против, но была поражена, когда после ее уборки он взял белый платок и полез под диван проверять чистоту пола, а обнаружив пыль, очень возмутился и заставил ее повторно убирать квартиру. Он был фанатом идеальной чистоты, но это оказалось не самым страшным… Костя перестал снисходительно относиться к ее словам и мелким оплошностям, стал требовать полного подчинения. Он вел себя, как настоящий диктатор. Деньги на покупку продуктов вдруг начал выдавать ежедневно и требовать, чтобы Ирина отчитывалась перед ним о тратах по чекам. Когда это произошло первый раз, она рассмеялась, приняв за шутку, но все оказалось гораздо серьезнее, чем представлялось. Ее смех вывел Костю из себя:
-Что я такого смешного сказал?
-Но я думала, что ты шутишь! — весело воскликнула она.
-Нет, я сказал это серьезно. Я ведь эти деньги зарабатываю и не хочу, чтобы ты их спускала на всякую ерунду.
-Но если ты не забыл, то я тоже работаю вечерами…
-Что ты там получаешь? Копейки!.. Если бы не моя зарплата… Благодаря ипотеке, которую я оплатил, у тебя есть своя крыша над головой, а не студенческая общага.
-Костя, так же нельзя!
-Ты покупаешь черти что на мои деньги… Сама бы платила за все, я бы посмотрел… Ты не умеешь выбирать продукты, ты..
-Тоже мне учитель нашелся!-воскликнула Ирина.
-Ты считаешь, что тебя не надо ничему учить? Ошибаешься, дорогая! Я старше тебя, знаю жизнь и цену деньгам в отличии от тебя… У тебя взбалмошный характер и куча других недостатков… Если бы ты вышла замуж не за меня, а за другого мужчину, то сомневаюсь, что он стал терпеть все твои выходки…
-Прости, не поняла, что ты имеешь в виду? — опешила она. — Знаешь, я вообще-то стараюсь и делаю все так, как ты хочешь. Если не нравится, то могу уйти, а ты найдешь себе другую, которая может вытерпеть твои придирки. А я выходила замуж не для того чтобы только заниматься кухней, драить до зеркального блеска полы, крахмалить твои рубашки… Мы с тобой ни разу после свадьбы никуда не сходили — ни в театр, ни на концерт… Я хожу только в институт и на работу, а потом до поздней ночи драю, чищу, полирую, вытираю несуществующую пыль, как Золушка… Да, найди себе другую!
-Знаешь, а не слишком ли ты себя высоко ценишь, дорогуша? Я только свистну и на твое место найдется не одна замена, а с десяток…- ехидно сказал он.
-По какому праву ты со мной так разговариваешь?
-На минутку, ты не забыла, что я твой муж и имею право с тобой разговаривать так, как хочу!
-Если бы я знала…- разрыдалась от обиды она. -Я бы за тебя замуж не вышла…
-Если бы знал, что ты безрукая и безголовая, то на тебе никогда не женился. Правду говорила Дина… — и он осекся.
Ирина разрыдалась еще сильнее, услышав последние слова мужа, но Костю ее слезы совершенно не тронули. С ледяным равнодушием и каким-то брезгливым выражением на лице он отвернулся к окну.
Костя не стал ее утешать и просто ушел из дома. Пока его не было, она успокоилась, обдумала ситуацию и, собрав вещи, ушла к Тане в общежитие, благо у той в комнате стояла свободная койка.
Таня удивилась ее приходу, но с разговорами не полезла в душу, зная характер подруги, напоила чаем с ромашкой и уложила спать. Две недели Ирина и Костя существовали каждый в своем мире, не встречаясь и не созваниваясь. Первым не выдержал Костя. Как-то вечером он подъехал к общежитию института. Узнав у дежурной, что Ирина еще не возвращалась, стал ждать. Когда она пришла, то не дал ей опомниться от неожиданности, схватил ее в охапку и засунул в машину.
-Ты что делаешь? — возмутилась она.
-Я хочу попросить прощения, — засмеялся радостно Костя.
-Зачем? Ты мне все сказал…
-Прости… Я не могу жить без тебя…
-После всего, что ты мне тогда наговорил…
-Ладно, не злись… Я понял… Осознал… И надеюсь, что ты меня уже простила. Ты же не умеешь долго злиться, ты у меня добрая, и мне тебя оооочень не хватает. Квартира заросла пылью и…
-Найми домработницу, и она все уберет, — Ирина серьезно посмотрела на мужа.
-Домработница очень дорого, а ты моя жена и твоя святая обязанность содержать нашу квартиру…
-Ты опять?..-воскликнула она.
-Прости, больше не буду…
-Ты должен пообещать, что больше не будешь на меня давить и дашь дышать…
-Ты тоже мне тогда много чего наговорила, но я зла не помню и, видишь, первым к тебе пришел и даже прощения прощу, хотя не считаю, что в чем-то перед тобой виноват… Я зарабатываю деньги, и мне они с неба не сыпятся…
-Ты опять начинаешь, — перебила его Ирина.-Только скажи пожалуйста в чем была права Дина? Что она тебе наговорила? Когда это вы успели с ней поговорить обо мне, и с какой стати?
-Ты меня простила?-оставив без ответа ее вопросы, спросил Костя.- Не дуйся, тебе это не идет! А как будущий врач, ты должна быть милосердна к сердечно больному человеку, — переведя в шутку разговор, он стал ее целовать.-Ты простила меня?
-Да…
-Поедем домой, там без тебя так пусто и, прости, но столько всего накопилось…
Казалось, что после ссоры и примирения, наступило продолжение их счастливой семейной жизни… Ирина вздохнула с облегчением — Костя больше не устраивал разборки по поводу потраченных денег или не там стоящей вазе…
Через три месяца они опять поругались… Она имела неосторожность заговорить с Костей о ребенке.
-О чем ты думаешь! Ты сама еще ребенок! Тебя надо учить и учить… Ребенок — это же разрушитель, маленький вредитель… Он разрисует все обои, перебьет напольные вазы… Нет и нет! Даже выброси эту мысль из головы. А может быть ты уже беременна? И даже не спросила меня об этом. А таблетки? Ты пила таблетки…
-Но в миллиардах семей есть дети… И ничего страшного из того, что ты нарисовал не происходит… Дети — это счастье, это радость, в конце концов, это продолжатели рода, это твой след на земле…
-Да брось, никаких детей и следов… — он развел руки. -Неужели ты хочешь, чтобы этот порядок превратился в страшный хаос… Игрушки, соски, пеленки, подгузники…
-Костя, не говори ерунды…
-Конечно, тебе всего этого не жалко. Это же я все это устроил, собственным горбом заработал. Тебе все это не жалко. Ты можешь спокойно разбить тарелку и не подумать, что это я на нее заработал, а не ты. Это я работаю и зарабатываю все деньги в нашей семье, а ты хочешь все пустить по ветру. Нет, никаких детей! Даже не думай. Забудь. Если ты беременна, то я дам деньги на аборт. Это мое последнее слово.
-Как ты так можешь, это же твой ребенок. Я бы никогда не решилась убить своего ребенка…- с сожалением сказала она. — Ты безнадежен…
-Я с детства привык бережно относиться к вещам… Не то что ты! Тебе наплевать на все это, ведь не ты сидела в душном офисе и корпела над скучными бумагами, унижалась перед начальством, чтобы получить повышение. Теперь у меня… есть все! Дай вздохнуть свободно, пожить в свое удовольствие. Тем более тебе надо еще доучиться, а с ребенком прощай учеба, надо будет брать академический, ты не сможешь работать по вечерам, а у меня никогда не будет личного доктора. А еще, ты начнешь толстеть, и кто его знает, что станет с твоей фигурой дальше…
-Не надо заводить шарманку по второму кругу… Я это уже слышала, — вдруг резко сказала Ирина. — И знаешь, я думаю, что нам с тобой не стоит быть вместе.
-Делай, что хочешь… если ты хочешь поменять эту благополучную и спокойную жизнь на общажный хаос, валяй. Я тебя не держу. Только не рассчитывай, что ты получишь что-то при разводе, потому что его не будет! Мне нужен этот брак!
-А мне от тебя ничего и не надо, -фыркнула она.-Я от тебя ухожу.
-Делай что хочешь, мне надоело твое дурацкое поведение.
-Найди себе ту, которая будет смотреть тебе в рот и внимать каждому слову, считая полубогом или богом.
-Уже нашел, -крикнул ей в след Костя
На следующий день она перевезла вещи в общежитие, а вечером позвонила Дина и сказала:
-Извини, подруга, но ты приняла верное решение, что оставила Костю. Мы с ним теперь можем быть вместе. Открою тайну, что с ним мы встречаемся почти с самой вашей свадьбы. Извини, но это был мой фант, а тебе он достался случайно.
Ирина после этого разговора долго плакала, Татьяна ее утешала. Она поняла, что решение расстаться было самым верным и правильным. Так больше продолжаться не могло. Если у них и была любовь, в чем Ирина в последнее время стала сомневаться, то она за полгода их семейной жизни вдруг превратилась в кромешный ад. Была ли она счастлива и любила ли она Костю, Ирина не могла ответить на этот вопрос, даже спустя двадцать лет. Вроде бы рядом с ней был умный и сильный мужчина… Любил ли он ее и зачем на ней женился, этого она не знала. Он просто хотел ее переделать под себя, под то, как видел, какой должна быть женщина рядом с ним. И вот результат, что из довольно общительной и веселой девушки Ирина превратилась в молчаливую и замкнутую на своих проблемах молодую женщину с грустными глазами и скептически поджатыми губами. А через несколько недель Ирина поняла, что ее подозрения о беременности были не напрасными. Она хотела подать на развод, но Костя, узнав об этом просил ее этого не делать. Причина была банальной -карьера. Его шеф был человеком старой формации и категорически не признавал разводов. А тут на горизонте у Кости замаячила перспектива возглавить одно из отделений банка в Европе. Он получил это место и уехал в Италию, но не один, а с Диной. И так, семейная жизнь Ирины продлилась всего полгода, но там не было ничего такого, о чем она могла сожалеть в последствии. Для того чтобы прийти в себя ей понадобился почти год. С Костей они не встречались десять лет, только иногда через общих друзей она узнала, что он живет за границей, идет вверх по карьерной лестнице, а Дина его всюду сопровождает и представляет себя Костиной женой. От депрессии Ирину спасло рождение Ванечки. Родители Ирины настояли на том, что бы она оставила сына у них в Калиновске, а сама закончила учебу, за что им была бесконечно благодарна. Хоть Ванечка и носил фамилию отца, но Костя его не считал своим и ничем не помогал. Прошло восемь лет. И однажды на пороге ее съемной квартиры опять появился Костя, но он уже был не тем высокомерным и самовлюбленным, каким его знала Ирина. Константин был сломлен и раздавлен тяжелой болезнью, неудачей в карьере, которая пошла прахом из-за какой-то финансовой авантюры и предательством Дины, бросившей его, узнав, что он неизлечимо болен. Ирина не смогла его выгнать, и он умер у нее на руках через полтора года. Ванечка первый раз в жизни увидел своего отца, но так к нему и не привык. Перед смертью Константин просил простить его за все, что он сделал плохого в этой жизни ей и сыну. А потом она узнала, что Константин оставил ей в наследство кучу долгов и квартиру, в которой она прожила те самые полгода своей не очень счастливой семейной жизни. Деньги от продажи квартиры разошлись на погашение его долгов, а на то, что осталось она смогла купить эту маленькую двухкомнатную квартирку в спальном районе Питера. Ванечка вырос, а после службы в армии, решил продолжить карьеру военного. Он приезжал очень редко, но часто звонил. Ирина знала , что у него все хорошо, хотя и волновалась, как он там на этом совсем Дальнем Востоке.
Подруги знакомили ее с холостыми или разведенными друзьями своих мужей, но у нее дальше первого свидания никуда не шло. Нет, не потому что мужчины были плохи, но она почему-то с первого взгляда понимала, что этот не тот, тот не такой… Она твердо хотела, чтобы в ее жизни появился мужчина, которому могла сказать : «Я тебя люблю», и ее сердце при этом трепетало от этой самой любви. Она хотела быть единственной женщиной и последней. Чтобы не получилось так, как получилось у нее с Костей. Так что ее погоня за журавлем закончилась победой журавля со счетом один-ноль в его пользу…

2.Пять лет назад.
-Ирина Алексеевна, Вы опять курили в кабинете? – Борис Анатольевич недовольно с осуждением посмотрел на Ирину. – Это же все-таки медицинское учреждение, здесь больные, операционная…
-Я все понимаю, простите, не вытерпела… Руки до сих пор дрожат… Операция была тяжелая… Почти шесть часов. Выйти на улицу уже не было сил. Прости.
-Ира, а он как? Безнадежен?-с участие спросил Борис Анатольевич.
-Борька, не гневи Бога. Ты, что хочешь сказать – я зря за его жизнь билась со смертью шесть часов… Он просто обязан выжить.
-Пока такие есть, хирурги никогда без работы не останутся. Там мать его в коридоре сидит. Сама еле дышит, за сердце хватается. Со мной говорить не хочет. Сходила бы, успокоила… У тебя лучше получится. И не кури больше в кабинете! Указ, — и Борис Анатольевич многозначительно погрозил ей пальцем.
-Да я не в затяжку и в окно, — устало улыбнувшись, попыталась отшутиться Ирина. – А к матери Карелова я сейчас выйду… Пять минут дай, я еще от операции не отошла.
-Поговоришь и домой?- спросил Борис.
-Нет, у меня сегодня ночное дежурство. Борис, ты как-то обещал отпустить меня в отпуск на неделю, — между прочим сказала она, подойдя к зеркалу на стене, поправила коротко стриженные под мальчика волосы, улыбнулась своему отражению и вышла в холл.
Борис посторонился, пропустив ее вперед:
-Ириша, ну какой отпуск, сама подумай, ты самый лучший хирург, кем я тебя заменю? Симочкиным, что ли? Да я ему даже аппендицит резать не могу доверить… Пожалей, а?
-Ты хочешь, чтобы я здесь где-нибудь упала, как загнанная лошадь?- Ирина посмотрела в упор на Бориса Анатольевича.-А еще лучше, ты меня пристрели…
-Пожалей меня, душечка, — простонал он. –Хочешь я перед тобой на колени упаду? Ну что ты будешь делать в отпуске? У тебя никого нет, ты от тоски позеленеешь… Ты же одна, как перст. Сын на Дальнем Востоке… Вот когда в отпуск приедет, тогда и отпущу, — хитро улыбнулся Борис Анатольевич.
-Нет, это какое-то крепостное право! А то, что одна, это не твое дело, Борис, — возмутилась Ирина. –В глушь, в Саратов… Куда угодно, устала я, понимаешь, устала. Сколько лет я без отпуска, тебе напомнить…
-Не надо, без напоминаний помню… Но ты же врач, ты должна…
-Я знаю, что должна. Отпуск прошу на неделю, а не за последние шесть лет… Только неделю!
-И когда? – спросил Борис Анатольевич. – Только не говори, что завтра.
-Это не я сказала, а ты… Вот именно с завтрашнего дня, — улыбнулась Ирина.- Борис, ты же сам был хорошим хирургом, что мешает…
-Милая моя, ты забыла, я после смерти Полянского больше не могу… Поэтому я здесь, а не в операционной… Я за Симочкина боюсь…
-Зря ты так считаешь, что он ничего не может… Ладно, я пошла, поговорю с матерью Карелова, — Ирина Алексеевна вышла из кабинета. Борис еще минуту постоял, а потом закрыл дверь и быстро юркнул в сестринскую.
Ирина прошла по больничному коридору и остановилась перед скамейкой у дверей в реанимацию. На скамейке сидела сухонькая не большого роста пожилая женщина, по крайне мере так показалось ей, обхватив голову руками, тихо раскачивалась и причитала:
-Максим, Максимушка, что же ты наделал… Зачем ты так… Сыночек… Ты у меня один остался…
-Простите, вы мама Максима Карелова? – почти шепотом спросила Ирина.
-Да… — тихо ответила женщина, а потом вдруг всполошилась: — Что… Что с ним… Он… умер? – одними губами, без звука произнесла женщина, а потом испугавшись, что об этом только подумать посмела, закрыла ладошкой рот. Она закрыла глаза, а из-под опущенных век вдруг скатились две слезинки и застыли на щеках. Женщина сильнее прижала ладонь к губам, будто боялась, что сейчас из горла вырвется крик…
-Не надо так отчиваться… Он сейчас еще спит… У него искусственная кома… Операция была очень сложная, но он просто обязан не только выжить, но жить долго и счастливо, — Ирина погладила пожилую женщину по плечу.
Услышав это, та открыла глаза, но больше ничего не успела сказать и тихо стала сползать по стенке. Ирина схватила ее руку и быстро нащупала пульс, которые с каждым ударом сердца становился все слабее и слабее. Через минуту пожилую женщину уже везли в отделение кардиологии…
Ирина прошла в реанимацию и остановилась у смотрового окна в палату, где лежал Карелов. «И что ему не жилось? Какая сила заставила врезаться в столб? Всего сорок два года… Красивый… Странно, всего переломало, а на лице один единственный шрам… И который его совершенно не портит, а только добавляет мужественности чертам лица,»- размышляла она, глядя на лежащего с той стороны мужчину, опутанного проводами и цветными трубочками, ведущими к нескольким мониторам. Она стояла и рассматривала его не как врач пациента, а как женщина мужчину… Ее размышления прервало появление постовой медсестры Светланы:
-Ирина Алексеевна, Вас просили подойти в приемное отделение. Мальчика привезли с подозрением на перитонит…
-Уже иду. Светлана, присмотри за ним. Состояние не очень стабильное… Первые два – три дня покажут, что будет дальше, — ответила она и быстро пошла по коридору.
Светлана почти бежала за ней и тараторила:
-Такой молодой… Всего сорок два… Летчик… Говорят, у него жена и сын погибли месяц назад… Какая-то катастрофа или авария… Короче, хотел умереть и уйти в мир иной…
-Света, не мелите чепухи. Он будет жить не только долго, но и счастливо, вот увидите. Просто обязан!
-Ваши бы слова, Ирина Алексеевна, да Богу в уши, — ответила Светлана и остановилась у стола дежурной медсестры, видимо ей не терпелось еще с кем-нибудь поговорить о Карелове.
Вечер был суматошным, что Ирина совсем забыла о Карелове. Только ближе к полночи все успокоилось, и у дежурившей бригады наступил перерыв… Кто-то дремал, кто-то пил чай, просматривая журналы, кем-то забытые в ординаторской. Она хотела тоже вздремнуть, но вдруг вспомнила о нем и решила дойти до его палаты.
В палате Карелова все так же светились мониторы приборов, показывая, что состояние его тяжелое и не стабильное. Ирина подошла к нему и погладила по руке:
-Держись, я тебя не для того сшила, чтобы ты тут лежал овощем, а для долгой и счастливой жизни… Так что пора просыпаться и начинать жить…
Естественно он ее не услышал. Ирина еще постояла несколько минут и вернулась в ординаторскую. Потом началась суматоха — Карелову стало хуже, но конец дежурства прошел совсем спокойно, она даже смогла вздремнуть. Утром пришел Борис и, зайдя к ней, протянул ее заявление:
-Вот, иди в кадры, пусть отпуск оформляют… Но только на неделю и ни на день больше. Эх, Казакова, без скальпеля режешь… А если, что-то серьезное…
-Не причитай, как старушка на скамейке, — потрепала она его по плечу. — Ты хирург от Бога, так что не плачь…
-Казакова, Казакова, что ты со мной делаешь?… Я не умею красиво говорить, не поэт… Ира, выходи за меня замуж, а? -Борис взял ее за руку.
-Боря, мы с тобой об этом уже не раз говорили… Я прошу тебя- больше не возвращайся к этому вопросу. Я удивляюсь твоей настойчивости… Пятый раз… Не надоело?
-Ира, Константина не вернешь. Прошло пять лет, а ты все…
-Борис,- строго остановила она его. -Я тебе говорила — это закрытая тема…
-Жизнь проходит, а у тебя не жизнь, а сплошная хирургия…-вздохнул Борис. -Я терпеливый, подожду еще.
-Не надо ждать, — Ирина достала из пачки сигарету, быстро прошлась по ней пальцами и достала зажигалку.-Посмотри на Светлану. Она в тебя влюблена по уши, а ты даже не замечаешь. Тебе нужна жена, а не хирург за кухонным столом.
-Не кури, это вредно для здоровья! Ты думаешь, что Светлана…
-Да это уже все заметили, только один ты ничего не видишь. Извини, Боря, дежурство было трудным… У Карелова сегодня ночью была остановка сердца. Думала, что все зря, зря… А потом, нет, сердце опять завелось… Устала, если бы ты знал, как я устала
-Пора бросать курить, — провожая ее, поучительно произнес Борис.
-До встречи через неделю, — махнув рукой ему на прощание она и скрылась за дверями отделения.
Неделя пролетела, как один миг. Когда Ирина вернулась на работу, то выяснилось, что Карелова перевели в Военно-Медицинскую академию. Месяца через два он приезжал к ней в больницу, но у нее была операция, и они не встретились. О его приходе еще недели две напоминал большой букет, стоявший в ординаторской. Потом он звонил несколько раз, но она опять была занята. После этого Карелов исчез и больше не напоминал о себе. И надо было так случиться, что через пять лет Дина пришла на ее день рождения именно с ним и ни с кем другим…

3.Любовь приходит поздней осенью.

После этого неожиданного пришествия Дины с Максимом Кареловым прошла неделя. Воскресенье выдалось солнечным и почти по летнему теплым. Последние дожди и ветры еще не совсем оборвали яркую листву с деревьев и поэтому в солнечных лучах клены и березы были ярко желтыми, светящимися будто изнутри. Ирина решила взять с собой Тихона и сходить прогуляться в парк. Вскоре она уже бродила по его аллеям. Под ногами громко шуршали опавшие листья, в ветвях деревьев чирикали невидимые птахи, радуясь еще одному теплому и солнечному деньку. Тихон удобно устроился у нее за пазухой и высунув остренькую мордочку между отворотами воротника ее куртки с большим любопытством глядел на этот большой и совсем незнакомый мир.
-Вот, Тихон, скоро все эта красота облетит, начнутся постоянные дожди, слякоть и просто так не погуляешь… И будем мы с тобой сидеть у телевизора вечерами вдвоем… Ну , ты-то будешь спать, свернувшись калачиком, а я буду смотреть, если сил хватит, слезливые мелодрамы о любви… Что нам еще с тобой остается. Вот только не знаю, что мне делать с тобой, когда буду на ночных дежурствах? Ты же будешь плакать от одиночества, — и Ирина вздохнула. -Ой, Тихон, смотри какой необычный кленовый лист! -она наклонилась и только успела его поднять, как услышала:
-Правда у него необычная окраска, — весело сказал где-то из-за спины мужской голос.
Она совсем не заметила, как этот прохожий появился на аллее и подошел к ней. Ей в какой-то момент показалось, что мужчина почему-то говорит голосом Карелова. Она подумала: «Не может быть!» — и отогнала от себя эту мысль. Ирина оглянулась. Это был действительно он. Максим смотрел на нее своими серо-зелеными глазами, хитро прищурившись и весело улыбаясь:
-Здравствуйте, Ирина! Я молчал, чтобы вас не напугать.
Она покраснела и вдруг смутилась, хотя считал, что ее смутить практически невозможно:
-Я…
-Вы разговаривали со своим щенком, так, будто он вас понимает. Так обычно делают маленькие дети. Вы необыкновенная!
Она смутилась еще больше не от того, что ее кто-то слышал, а потому, что слышал именно он и подслушал ее какие-то сокровенные тайны.
-Здравствуйте. Я не слышала, как Вы подошли… Как вы здесь оказались?- удивилась она.
-Я искал вас, но дома не оказалось, а какая-то сердобольная старушка сказала мне, что видела, как вы пошли в парк.
-Зачем вы меня искали?
-Ирина, вы меня может быть не помните, конечно не помните…-он с надеждой посмотрел на Ирину и осторожно взял ее за руку. Она хотела прервать его монолог, но он попросил: — Не перебивайте меня пожалуйста, а то я собьюсь и не скажу, что хотел. Сколько таких, как я прошло через ваши волшебные руки… Когда я пришел в себя после аварии, то мой лечащий врач сказал, что хирург, который меня штопал, был настоящим волшебником, поспорившим за мою жизнь с самой смертью и обыгравшим ее. Мне стало интересно, кто это? И узнал, что меня шила Казакова Ирина Алексеевна. Я пытался с вами встретиться, поговорить, высказать свою благодарность, но все неудачно. Вы были просто неуловимы… Потом я уехал лечиться в санаторий, потом служба, тренировки, стоял вопрос смогу ли я летать… И вот спустя пять лет меня само провидение привело к вам.
-Да уж… Проведение по имени Дина, — тихо произнесла Ирина.
-Дина своеобразная женщина, но речь не о ней. Она, если честно, мне не интересна. Ей нужен богатый мужчина, способный выполнить все ее прихоти, а я, разве что, кроме погон ничего и не имею…
-Так, я вас услышала… Благодарность, хоть и запоздала, принята. Прощайте. Нам с Тихоном пора.
-Не уходите. Раз уж мне удалось с вами встретиться, то просто так вам не удастся от меня отвертеться. Здесь есть небольшое кафе, вон там за деревьями. Давайте выпьем по чашечке кофе… Чая…
-Спасибо, но я пойду, мне пора.
-Ирина, вам так легко от меня не избавиться. Я вас искал пять лет. И вот только нашел, а вы хотите опять исчезнуть. Нееет, не выйдет!
У Ирины вдруг что-то екнуло в сердце, и до нее вдруг дошло, что зачарована его взглядом, голосом с легкой хрипотцой… Они еще около часа провели вместе и говорили обо всем понемногу. Максим оказался очень галантным и остроумным собеседником. Его голос был очень приятным, взгляд завораживал, а улыбка по детски обезоруживающей. Карелов просто очаровал Ирину. Прощаясь, он проводил ее до дверей и поцеловал на прощание руку. Телефонами они не обменивались, ни о чем не договаривались, и она посчитала, что эта встреча была единичной, ни к чему не обязывающей. За окнами уже стемнело, а на черном небе, как огромный фонарь, висела серебристая круглая луна. Ирина никак не могла заснуть и все думала, думала о Карелове.
Хоть она и не выспалась, но утром настроение было просто отличное, а день прошел на невероятном подъеме. Вечером к ней на огонек зашла Татьяна. Слово за слово и Ирина рассказала ей все о встрече с Максимом Кареловым. Та слушала, слушала ее сбивчивый рассказ о парке, кафе, глазах и голосе Карелова, что не вытерпела и воскликнула:
-Ирка, ты же влюбилась!
-Что ты говоришь ерунду! Какая любовь в моем возрасте и с мудростью удава Каа, — отмахнулась Ирина.
-Нет, стоило тебя только на неделю оставить, как ты у нашей Дины ее летчика увела.
-Он уже не летает, а учит летать молодых,- поправила Ирина.
-Какая разница! Вот она обрадуется… А про любовь в твоем возрасте можешь мне ничего не говорить, она приходит в любое время, и когда меньше всего ее ждешь…-улыбнулась Татьяна.
-Никого я ни у кого не уводила… Подумаешь, в кафе посидели, кофе выпили и всего-то. Да и с Диной у него роман, кажется, — не уверено добавила она.
-Это ты так решила, или он тебе сказал?
-Ну он же с ней приходил, а ты говорила что у них все серьезно. Сам он может все что угодно говорить…
-Да мало-ли что я сказала, — фыркнула Татьяна.-Почему ты отказываешься от самого важного в своей жизни?
-О чем ты говоришь? — удивилась Ирина.
-О любви, глупая ты моя, когда надо и… Неужели ты в этот раз уступишь Дине?
-Мне нечего ей уступать… И некого…
-Ладно, с Костей у тебя не получилось, ты от него ушла, допустим, сама… Но я же вижу, что тебе Карелов нравится. У тебя, когда ты о нем говоришь, глаза светятся… Ты оживаешь… Я тебя за эти годы очень хорошо узнала и меня не обманешь своим равнодушием. Не отказывайся! — взорвалась Татьяна. — Я не знаю, как тебя убедить! Ты лечишь чужие тела и души, но забываешь о себе. У тебя тоже есть душа, которая требует любви. Надо чтобы тебя любили…
-Танюша, я не могу, понимаешь не могу… Если бы мне было двадцать лет, а не…
-И в чем разница? Ему тоже не двадцать… Где его глаза? Дина красива снаружи, но что у нее в душе один черт знает… Я не могу понять зачем он ей нужен? Неужели до нее дошло, что журавлей в небе на всех не хватает, решила пригреть синичку на своей силиконовой груди?
-Таня, почему ты так зла на Дину? Она у тебя ведь никого…
-Зато ты у нас добренькая и своими собственными руками отдашь ей свое счастье на блюдечке с голубой каемочкой.
-Так, закончим этот разговор! У меня завтра тяжелый день. Я хочу спать! Ничего не будет!
-Ты меня выгоняешь? -воскликнула Татьяна.
-Нет, но уже, правда, поздно. Тебе вызвать такси?
-Я на машине. Поступай, как знаешь, но только потом не пожалей!
-Не пожалею. Он с Диной, а это значит он ее стоит, -закрывая дверь ответила Ирина, тоном не терпящем возражения..
-Резкая ты женщина, подруга. Главное не ошибись, — сказала Татьяна, стоя у дверей лифта.
…Всю следующую неделю Ирина старалась забыть о Карелове и гнала любую мысль, в которой был даже легкий намек о нем. Но о Максиме не дала забыть Дина. Она вызвала Ирину в приемный покой и очень долго говорила, как любит его. Что он любит ее, и у них любовь не просто, а взаимная.
-Дина, почему ты мне все это говоришь?-удивилась Ирина.
-Я знаю, что он приходил к тебе и вы с ним…
-Да, мы с ним просто поговорили…
-Не верю. До твоего дня рождения, пока не встретился с тобой, он был другим, совершенно другим. Он стал расспрашивать о тебе, о твоей жизни… Ты ему интересна, как женщина!-кричала Дина.
-Не кричи! Ты ошибаешься. Он мне просто благодарен за ту операцию, когда я…
-Ах, это просто благодарность-кафе, цветы…- язвительно воскликнула Дина. -Да он каждый вечер таскается к твоему дому… Я знаю. Понимаешь, я пересмотрела свои принципы и поняла, что не деньги главное!
-Слава богу, что поняла!
-Ты ведь тоже приехала в Питер за удачей… И замуж вышла за Константина только из-за денег.
-Но это мне дорогого стоило и быстро поняла, что не деньги главное в этой жизни, — смутилась Ирина.
-У тебя есть сын, а у меня совсем ничего и никого. Оставь мне Максима. Я поняла, пусть поздно, но поняла! Не лишай меня этой возможности, стать счастливой, пожалуйста, -молила Дина.-Или ты мне мстишь за Костю? Я люблю Карелого и поеду за ним хоть на край света.
-Даже не думала мстить… Счастья тебе в личной жизни. А теперь уходи. У меня операция.
-Спасибо, — Дина подошла к Ирине и обняла ее. — Ты даешь слово, что не будешь встречаться больше с ним? Мы же все-таки были когда-то подругами, — напомнила Дина.
-Даю, — казалось, беззаботно ответила Ирина.
Как-то после ночного дежурства она шла по осенней улице и радовалась моросящему питерскому дождю. Ее совсем не расстраивало, что зонт был забыт в ординаторской. Шла и думала о своей жизни. Когда ей было двадцать, она мечтала вытащить из колоды только счастливую карту и встретить принца на белом коне. С принцем вышла ошибка, но он стал хорошим учителем. Неужели этот не самый лучший опыт и останется в ее жизни главным, а на первом месте останется работа? Неужели она не достойна большего? И Ирина вдруг поняла, что хочет изменить свою жизнь к лучшему, любить и быть любимой! Хотя, о себе виновник этих раздумий после той встречи в парке не напомнил ни разу, но она дала слово Дине. Подойдя к своему дому, она вдруг увидела стоящего к ней спиной мужчину с букетом цветов, явно, куда-то спешащего, но еще надеющегося, что та, которую он ждет, вот -вот выйдет из парадной. Конечно, она его узнала.
-Здравствуйте, Максим… Что вы здесь делаете в такой ранний час?- спросила она.
-Я…-он запнулся. — Заехал с вами попрощаться. Уезжаю. Получил новое назначение в Воронеж… Через час поезд. Думал, что не увижу вас. Вы всегда куда-то исчезаете, когда я хочу вас увидеть, — сказал он с какой-то печалью в голосе.
-Я никуда не исчезаю… У вас есть Дина.
-Я уже говорил, что она — это фейерверк, женщина праздник, а я? Я не приспособлен к такой жизни. И я не хочу говорить о ней, я хочу поговорить о нас.
-Нас нет, Максим, и не было.
-А я хочу, чтобы мы были!-настаивал он и, наклонившись, поцеловал ее.
-Нет… Между нами Дина… Простите. Счастливого пути!- пожелала Ирина и прошла к парадной.
-А если бы не было Дины?-вдруг он догнал ее и взял за руку.-Вы бы поехали со мной в Воронеж?
Она посмотрела на него и пожала плечами:
-Не знаю… Прощайте!
Осень подходила к концу. Ноябрьский ветер оборвал с деревьев последние листья, заметно похолодало, дни стали короче. Ирина старалась забыть Максима, но у нее это не получалось. Она поняла, что Карелов и есть любовь всей ее жизни, но раз дала слово, то его сдержит.
После долгих уговоров Татьяна смогла вытащить Ирину на дачу и посидеть в дружеской компании, попеть песни под гитару, соорудить шашлыки, вспомнить молодость. Когда Ирина приехала на дачу, то дым от костра валил уже коромыслом, кто-то напевал под гитару и на улице витал запах жаренного мяса. Татьяна, увидев подругу, воскликнула:
-Приехала?! Я уже не надеялась, что ты приедешь. Думала, опять кого-то штопаешь…
-Нет,все хорошо. Наконец Борис Анатольевич взялся за скальпель после последней неудачной операции… — улыбнулась Ирина.
-А у меня новость. Дина уехала…
-Знаю… В Воронеж.
-Куда, куда? В Воронеж?… Не смеши!
-Не поняла. В Воронеж уехал Карелов. Она с ним.
-Тююю… Чтобы наша принцесса уехала после столиц в Воронеж, я тебя умоляю!-смеялась Татьяна. — Она уехала в Ниццу с…
-С Максимом…
-А вот и нет! С господином Артемьевым… Владельцем заводов, домов, пароходов…
-Но… Но она приходила ко мне и говорила о своей любви к Максиму, что поняла главное -это любовь.
-Да не любил ее Карелов никогда. Она сама ему на шею вешалась, а он… видимо, любит другую. Дина привыкла получать все, что хочет, а тут вышла осечка,-констатировала Таня.
-Танюша, извини, но я не могу здесь остаться, мне надо ехать… Прости. Вот ключи от квартиры, за Тихоном присмотри, пожалуйста.
-Ты что так всполошилась?-удивилась подруга.
-Я знаю, что мне надо ехать. Все потом, потом… Я позвоню, — прокричала Ирина и выбежала с дачного участка.
В Пулково ей повезло. Она успела на последний рейс до Воронежа. Когда самолет приземлился в аэропорту Воронежа было совсем темно. Оказавшись в здании аэровокзала, первое, кого она увидела — был Максим. Он стоял у стойки и кого-то искал глазами в толпе пассажиров. Увидев Ирину, он замахал руками. Когда она подошла к нему, то крепко обхватил ее за талию, притянул к себе, приподняв так, что их глаза оказались на одном уровне.
-Ты как здесь оказался? — удивилась она.
-Твоя подруга Татьяна позвонила, — улыбнулся он.
Ирина вдруг поняла, что зря сопротивлялась своим чувствам, тая от объятий самого близкого и любимого человека. Она не знала о чем в этот миг думал Максим, а может он и не думал ни о чем, а просто притянув ее к себе, целовал, целовал, целовал… Так они стояли, обнявшись, долго-долго и не замечали никого… Толпа пассажиров и встречающих уже давно схлынула, и они остались одни посреди зала.
-Ты приехала посмотреть, как я живу? — спросил Максим между поцелуями.
-Если не выгонишь, то навсегда, -просто ответила Ирина.
-Я больше никогда не позволю тебе исчезнуть из моей жизни. Ты моя единственная и последняя женщина. Без тебя мне никак. И если бы ты не приехала, я бы приехал сам и украл тебя… Я люблю тебя. Знаешь, меня эти годы мучил один момент. После аварии ты подошла ко мне и сказала, что не для того ты меня так долго собирала… Мне кажется, что именно тогда я тебя и увидел и влюбился…
-Так не бывает, -воскликнула Ирина.
-Бывает, любимая!-воскликнул Максим.
И вдруг какой-то шальной пассажир, опаздывающий на свой рейс, заметил их и закричал, глядя на них:
-Горько!
Максим посмотрел на Ирину и произнес, целуя:
-Просят!
Через месяц Максим и Ирина поженились. Она окончательно поселилась в Воронеже. Свадьба была скромной и не очень шумной. На ней собрались только близкие родственники и друзья.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)