На приеме у психолога

Часть 1.

— Вы знаете, она меня раздражает, — сбивчиво и торопливо говорила молодая женщина лет тридцати пяти, словно опасаясь, что её оборвут. – Её навязчивость бесит, понимаете?

— Конечно, — Евгений Борисович смотрел на неё мягко, всем своим видом показывая, что ему интересно её слушать и у них ещё есть время. Между тем, стрелки часов, висевшие за спиной клиентки, показывали, что до конца приёма осталось ровно десять минут. Женщина и сама порой искоса взглядывала на наручные часики, опасаясь, что так и не получит желаемого облегчения.

— Она будто бы не в курсе, что я давно уже не ребёнок. Утром звонит, что похолодало, надо теплее одеваться. Или советы даёт по воспитанию внуков, а мне они не нужны, своё мнение имеется. А что самое противное – спорит, доказывает, что права, и я вынуждена её обрывать. Всё чаще мне кажется, что я её ненавижу, и она чувствует это, — женщина, волнуясь, вытерла платочком вдруг подступившие слезы.

— И вас пугают ваши эмоции? – подсказал Евгений Борисович, подводя итог исповеди.

— Да, — она обрадовалась, как маленький ребенок, которого, наконец, поняли. – Куда делась моя детская любовь к ней, почему в моей душе теперь эта злоба? А ведь мать ещё не так стара, и что же будет дальше, если уже сейчас нам так тяжело? Я же обязана за ней ухаживать, помогать в старости, откуда же мне взять сил и терпения?

— А почему вы думаете, что должны? – поинтересовался психолог.

— Ну как же? Она же мне дала жизнь, кормила, воспитывала, помогала, ночами не спала, когда я болела…- растерянно возразила клиентка.

— Конечно, но ведь вы не просили её об этом?

— Может, и попросила бы, если бы умела говорить с рождения. А потом привыкла, что просить не надо, всё и так делается само собой, — женщина явно винила себя в излишней чёрствости.

— Поймите, — мягко продолжал Евгений Борисович. – Люди рожают детей для себя, чтобы иметь счастье возиться с малышами, радоваться их успехам, а не потому, что исполняют свой долг. Им самим этого хочется. Чтобы забеременеть, женщины иногда годами лечатся, страдают. А потом ждут от дитяти, чтобы он делал их счастливыми до самой смерти. Это же несправедливо по отношению к ребёнку, это называется удушающей материнской любовью. Хотите, я вам книгу посоветую на эту тему?

Клиентка кивнула, и психолог, написав что-то на листке, передвинул его через разделяющий их столик.

— Так почему же вы чувствуете, что вы ей должны? Вам уже не нужна мать и это естественно. В животном мире точно так же, это закон природы. И наши родители должны понять, что у детей своя жизнь.

— Но как же так? Ведь нас учили уважать старших, любить родителей, заботиться о них, — удивлялась женщина.

— Уважать старших? Да, так нас учили. А вы никогда не задумывались, правильно ли это? И разве не все люди равны: ребёнок, взрослый, старик? Традиционная мораль – это надстройка, которую создало человечество в добавление к законам природы. В нашем обществе всего лет сто пятьдесят назад крестьяне рожали детей, сколько бог даст. Почему? Часть детей умирала от болезней и несчастных случаев. Оставшиеся кормили родителей в старости, это был залог их благополучия. Потому и мальчики ценились больше, чем девочки, что приводили в родительскую избу своих жён – дополнительных работниц, и, чем больше взрослых детей жило с родителями, тем надёжнее они были защищены от голода. Но, если мы посмотрим на обычаи многих народов, то увидим существенные различия. Где-то мораль требует уважать стариков, однако, если народ поставлен на грань выживания, не раз случалось и такое, что родителей дети вывозили в снежную степь замерзать, и старики со смирением принимали этот обычай, понимая, что они уже стали обузой.

— Какие страшные вещи вы говорите, — ужаснулась клиентка.

— Жизнь вообще жестока, — заметил психолог. – А нам нужно думать о себе, любить себя в первую очередь.

— Так вы полагаете, что мои чувства вовсе не постыдны? – спросила дама с надеждой.

— А что такое стыд? – возразил психолог. – Это несоответствие наших представлений о том, какими мы должны быть по нашему убеждению, и реальностью. Из того, что вы испытываете стыд, видно, как мало вы себя любите и цените. Вы не принимаете себя такой, какая вы есть, вы хотите измениться, полюбить мать, как в детстве. Но ведь это невозможно, согласитесь! А она продолжает вас любить, для неё вы всегда дочь, отсюда и стремление давать советы.

Женщина задумчиво кивнула.

— Всё дело в ваших убеждениях, — продолжил с жаром психолог. Он очень хорошо понимал клиентку, ведь и ему пришлось когда-то пережить нечто подобное. – Убеждения к нам приходят от родителей и общества. Общество заинтересовано, чтобы мы были предсказуемы, чтобы вели себя согласно навязанным нам шаблонам, родители тоже заинтересованы в том, чтобы мы поддерживали их в старости и немощи. Но ведь долг – это насилие, разве не так? Насилие над нашими естественными надобностями. Самостоятельно мыслящий, стремящийся к свободе человек имеет право отказаться от навязанных ему убеждений, по крайней мере, от тех, что мешают ему счастливо и свободно жить.

— Но как отказаться от убеждений? – не понимала клиентка. – Разве это возможно?

— Ещё как возможно! В одно мгновение. Например, человек убеждён, что убивать нельзя. Так почему же повсюду войны? Или мы убеждены, что есть человечину непозволительно. Что останется от наших убеждений, когда мы будем умирать с голоду? Не знаете?

Женщина испуганно покачала головой.

— И я не знаю, — назидательно произнес Евгений Борисович. – Думаю, не стоит вам мучаться и винить себя.

— Если я совсем перестану любить мать, то перестану и страдать, наверное, но тогда ей придётся страдать за двоих, — все ещё сомневалась клиентка. – Как же быть с гуманностью, состраданием?

— Это всего лишь категории морали, стереотипы. Наше время – время ломки шаблонного мышления, предрассудков, свойственных старшим, — возразил он. Взглянул на часы с некоторой досадой и, с неудовольствием замечая тень недоверия в её глазах, добавил тоном, не терпящим возражений: — Ну, и какой вывод вы делаете по итогам нашей с вами сессии?

— Если я правильно поняла вас, это мама должна страдать и перестраивать себя, если хочет продолжать общение со мной и внуками, а я ничем ей не обязана? – неуверенно произнесла клиентка.

Психолог едва заметно кивнул: — Подумайте об этом. Уверяю, вам станет легче. А книжку прочитайте, мы в следующий раз обсудим ваши впечатления.

Часть 2

Следующим клиентом был стеснительный паренёк лет двадцати. Евгений Борисович едва успел заварить себе кофе, как раздался робкий стук в дверь.

— Ничего, если я позволю себе выпить чашечку, пока слушаю вас? – спросил он, ободряюще улыбнувшись.

Паренёк кивнул, пристроился напряжённо на краешке кресла, готовый, казалось, к немедленному бегству в случае опасности.

— Рассказывайте, пожалуйста, — поощрил его психолог. – В чём ваша проблема?

— Не знаю, с чего начать. В общем, я женился недавно. Вот.

Евгений Борисович молчал, доброжелательно глядя на посетителя. Время шло.

— То есть, не в том проблема, что женился. Или в этом? Короче, в общем… — парень всё мялся, не в силах приступить к главному.

-Ну-ну, — поддержал его психолог, — да вы расслабьтесь, сядьте поудобнее. Представьте, что перед вами близкий друг…

Парень подвинулся вглубь кресла, но тут же вернулся в прежнее положение:

— Да, вот про друга я и хотел… Понимаете, у него есть баня. Он как-то раз, давно, пригласил меня помыться… Нам тогда по четырнадцать лет было. А девчонки в классе только дразнили и не давали…А нам хотелось побыстрее взрослыми стать… — он взглянул испуганно на психолога, пытаясь понять его реакцию. Кроме душевного расположения, на лице того не читалось никаких чувств.

— В общем, мы втянулись. Сначала было просто любопытно, и новые ощущения ошеломили. Потом привыкли, стали искать новые способы… Ну, в интернете. А потом я испугался, что не смогу с женщинами… Отец вдобавок пару раз застукал меня на порно-сайтах. Не ругал даже, хотел поговорить на эту тему, но я отказался. Похоже, что он потом проверял, на какие сайты я захожу. Начал приставать, есть ли у меня девушка… В общем, понял я: он что-то заподозрил. Боялся, что он расскажет матери. Думаю, что родители никогда не смогут меня понять.

— И вы женились, чтобы их успокоить?

— Да, и я надеялся, что регулярный секс с женой заставит меня отказаться от того суррогата, к которому я привык. Это происходит каждую неделю, жена ни о чём не догадывается. Только отец смотрит исподлобья, но у него нет прямых доказательств.

— Ну, а с женой как всё происходит?

— Вот в том-то и дело, что с женой у меня нет той гаммы ощущений, к которой я привык. Она слишком скромна и скована, её пугают мои желания. С ней скучно. Как быть, не понимаю. Неужели мне всегда жить таким уродом, в страхе невольно выдать себя? – он посмотрел на Евгения Борисовича со страхом и надеждой. – Как мне отказаться от своей привычки? Я уже пробовал – не выходит, начинается депрессия. Друг стал мне дороже всех на свете, но он вскоре собирается жениться. Тогда я точно погибну, — обречённо добавил он.

— Скажите, а в детстве у вас никогда не было тайной мечты стать девочкой? Играть в куклы, украшать себя? – осторожно спросил психолог.

— Да нет, всё было нормально, — возмутился парень. — Я всегда чувствовал себя пацаном. Мяч гонял, девчонок за косички дёргал. Говорю же, совсем для меня они были непонятны, не знал даже, как к ним и подступиться, потому-то всё так и произошло. И чёрт нас дёрнул попробовать, теперь хоть локти кусай, как наркоман от этого завишу!

— Ну, не стоит так драматизировать! – возразил психолог. – По вашим высказываниям заметно, что вы резко порицаете себя за гомосексуальные наклонности, называете себя уродом, оскорбляетесь в ответ на простые вопросы. Всё это очень опасно, вы не любите себя, почти ненавидите. А если действительно депрессия доведёт вас до самоубийства? Я беру вас на лечение, мой друг, — обнадёжил он.

— А это можно вылечить? – обрадовался парень. – Я очень хочу стать нормальным человеком, мужчиной. Существуют какие-то таблетки?

— Вам бы всем таблетки, — улыбнулся психолог. – К сожалению, нет таблеток, позволяющих забыть то, что с нами произошло. Будем менять ваши убеждения, ваше отношение к себе и жизни.

— А разве это возможно?

— Легко. Что вас терзает? Страх не оправдать ожидания родителей? А почему вы должны их оправдывать? Вы им ничем не обязаны, вы – отдельная личность.

— Но я не хочу причинять им боль, — возразил парень.

— Да, но неприятием своих тайных желаний вы причиняете боль себе, верно? Придётся сделать выбор.

Парень был ошарашен такой постановкой вопроса. Его всегда учили думать не только о себе.

— Что ещё вас смущает? Возможность развода? Полно переживать, развод теперь не проблема. Страх осуждения окружающих? А почему вы должны зависеть от мнения других? Поймите одно: вся ваша мораль, все ощущения правильного и неправильного, полученные от родителей, школы, общества – не более чем условность, я бы даже сказал — предрассудок, когда речь идёт о ваших интересах, о вашей выживаемости в этом мире.

Он помолчал немного, давая посетителю возможность осмыслить услышанное. Стрелка часов напоминала ему, что пора завершать приём.

Через минуту он продолжил внушение:

— Что мешает вам быть счастливым? Только то, что в вашей голове. Неужели вам неизвестно, что такое европейские ценности? В скором времени во всех странах будут разрешены однополые браки, детей ещё в школах учат этому. Более того, им предоставляют свободу выбора пола, сызмала внушая, что они имеют на это право. Игрушки-конструкторы позволяют собрать любые комбинации человека: половину от мальчика, половину от девочки, так их приучают к гендерному равенству. В следующий раз я специально для вас принесу фильмы об этом. К большому сожалению, российское общество пока отстаёт от цивилизации, но вы не должны страдать из-за этого. Постепенно, в ходе наших сессий вы поймете свои права и станете свободным человеком. Захотите – уедете в любую страну по вашему выбору. Так что впереди – только счастье, было бы желание. Всё в ваших силах.

Молодой человек улыбнулся: мир словно перевернулся у него в голове. Он вышел, окрылённый, думая о том, что обязательно придёт вновь на беседу к этому приятному и понимающему человеку.

Часть 3. Эпилог

Евгений Борисович выглянул в коридор: посетителей больше не было, как и подсказывал ему журнал записи клиентов. За окном было совсем черно. Машина терпеливо ждала хозяина. Ждала его и большая трехкомнатная квартира в центре Москвы, тёмная и пустая до его прихода. Он только ночевал в ней, проводя большую часть времени на работе, в съёмном офисе. Можно было бы принимать клиентов на дому, но это слишком большой риск: если вдруг проверка, скрыться из офиса проще. Правда, проверок за время его практики ни разу не случалось: похоже, государству не было до него никакого дела.

С родителями он уже давно не общался: они так и не смогли принять его выбор, его убеждения. Любимый мужчина жил отдельно, встречи с ним стали редким подарком судьбы: он был женат и скрывал свою связь ото всех близких.

Евгений Борисович очень неплохо зарабатывал, но страстно мечтал уехать в Европу: там он смог бы гулять со своим другом, держась за руки, и целоваться открыто, прямо на улицах, как все влюблённые. Они бы заключили брак и взяли на воспитание детей. От такой картинки полного, но невозможного счастья слёзы наворачивались на глаза. И он бы сорвался хоть сейчас, и друга бы уломал порвать с семьёй, но прекрасно понимал, что там не найдет такой хорошо оплачиваемой и непыльной работы, какую имеет в доверчивой Москве. Он всей душой ненавидел Россию за эти свои проблемы и готов был пойти на что угодно, лишь бы побыстрее она стала Европой. Пусть расчленённая, пусть ценой миллионов убитых. Он ведь был свободным человеком, человеком мира, а значит, и думал свободно — только о своих интересах.

На приеме у психолога: 11 комментариев

  1. О чём, собственно, рассказ? Он говорит о ненависти автора к своему герою. Мысли, желания и образ жизни героя автору противны и он надеется, что читатели разделят его чувства. И не беда, что образ жизни рождён не столько реалиями Запада, сколько фантазией автора. И не страшно, что кроме деклараций в рассказе ничего нет. Как, впрочем, нет и литературы как таковой. Главное- это прокукарекать, а там — хоть не рассветай!

  2. Владимир, спасибо за внимание, вы мне тоже симпатичны. История реальная, аргументы психолога — тоже, они кажутся вполне логичными. Споры в сети на эти темы актуальны, правда, спорят только молодые в силу того, что старшее поколение компьютером не владеет. Вопрос поставлен жизнью — кто же прав? Психолог, вербующий сторонников либерализма, или тот, кому его рассуждения покажутся циничными? Где проходит граница между свободой и цинизмом?

  3. Здравствуйте, Ирина!
    Свобода Запада давно пытается проникнуть всеми своими щупальцами в наше государство и укрепиться в нём, вытеснить все ценности, на которых нас воспитывали. Сможет ли наше молодое поколение устоять перед соблазном?.. Очень хочется в это верить.

  4. @ Светлана Тишкова:
    Спасибо, Светлана! Похоже, что либералы давно ведут атаку по всем фронтам. Сформирована плеяда псевдопсихологов, причем психолог, имеющий проблемы с социализацией, ведет тренинги по межличностному общению, психолог, страдающий гомосексуализмом, принимает пациентов с таким же отклонением. Чем сами страдают — от того и других «лечат». Вернее, не лечат и не корректируют, а просто повышают самооценку любых пациентов, хоть мазохистов, хоть садистов, хоть иных извращенцев, а последние патологии надо лечить только у психиатра и медикаментозно, чтобы предотвратить преступление и сформировать иные условные рефлексы в отличие от патологических. Сами себя изменить не в состоянии, и других уговаривают полюбить себя такими, какие есть. Не надо никуда стремиться, не надо меняться и уживаться с другими, не нужно стремиться к достижением, надо всего лишь научиться «хорошо чувствовать», то есть иметь высокую самооценку, совершенно не сверяясь с реальностью. Как сексуальная революция пришла к нам после Запада, так и движение за самооценку, названное в США «Я-поколение», внедряют к нам после того, как они дискредитировали себя на Западе. В школах запретили сравнивать успеваемость учеников и ликвидировали все стимулы, чтобы они к чему-то стремились. Получилось поколение самодовольных хамов, а профессионалов теперь завозят из других стран, в частности, из стран бывшего СССР. Хотчкис называет сложившуюся ситуацию «культурным нарциссизмом». А я добавлю — существует и политический нарциссизм, когда политики одной страны считают себя умнее всех людей мира и настаивают на праве диктовать другим странам свою волю. а тут недалеко и до фашизма.
    А что касается высказывания Владимира, то он, похоже, судит о чувствах и мотивах других на основании своих собственных, в психологии это называется «перенос».
    Всего вам доброго.

  5. Прочитала, и не скрою-ощущение ужаса, от того, что кто-то из родных,или друзей может попасть к такому психиатру. Когда врач может вот так вкрадчиво, на подсознательном уровне управлять разумом пациента.
    Сам, являясь человеком бездуховным. Страшно.
    Хотя знаю подобную историю в жизни. У моей подруги мама,после развода попала в группу здоровья. Возглавлял ее подобный психотерапевт. Будучи женатым, он намеренно влюблял в себя женщин из группы,которую набрал для обучения тренингом. Представьте- двадцать женщин, кто после развода,кто после смерти ребенка,мужа,родителей. В состоянии стресса пришли поправить здоровье. А тут такой нарцисс-«врач от Бога»!
    Плачевные последствия были для многих несчастных. Он ухаживал, говорил комплименты, обнимал. Кто был из женщин посговорчивее, пользовался ими, мама моей знакомой ему отказала и была выгнана из группы. Еще и оклеветана, им же. Кто-то после таких опытов, попал в психиатрическую больницу, так как после состояния влюбленности ,у женщин наступало состояние ревности. Думаю, Ваш рассказ, это жизненная ситуация. И очень правдивая. А ,что касается либералов. Замечательное высказывание Достоевского «Если кто погубит Россию, то это будут не коммунисты, не анархисты, а проклятые либералы.» Всех Вам благ.
    С уважением.

  6. @ bianka.ry:
    Спасибо за понимание! К сожалению, государство не в состоянии противостоять даже сектам, которые не только взрослых зомбируют, но и детей этих взрослых — до тех пор, пока нет смертей в результате деятельности секты. Недавно была передача про деятельность дипломированного московского психолога, которая вела тренинги по «раскрепощению», применяя прилюдное раздевание (перед залом пациентов), громкий крик и смех, чтобы снять ограничения моральные, прилюдное унижение. Мне приходят рассылки по технике скрытого гипноза, они существуют и применяются! можно ввести человека в транс. Транс – это суженное состояние сознания человека, когда его внимание направлено преимущественно внутрь, а не во внешний мир. Для введения в транс человека нужно шокировать, ошарашить высказыванием. «Для формирования длительного транса наибольшая эффективность достигается в результате применения специальных приемов снижения активности сознания, основанных на его перегрузке, разрыве привычных шаблонов, втягивании собеседника в новую реальность, диссоциации сознания и бессознательного. Данные приемы подробно изложены в расширенном курсе «Практика скрытого гипноза». В ситуации делового общения отлично подойдет методика создания «эмоционального стресса». Ошарашьте собеседника неизвестной ему важной информацией, которая напрямую затрагивает его лично. Один из самых мощных, основанных на технике формирования кратковременного транса, приемов программирования сознания, разработала одна весьма жесткая психотронная секта. Я не рискну приводить его описание в бесплатном (общедоступном) курсе, но поверьте старому Мастеру».
    От себя добавлю, что государство никак не контролирует подобную деятельность.Нечего и говорить о том, что, если даже шокирующая фраза приводит к временной потере контроля над собой, так называемые «провалы сознания», то прилюдное раздевание, например, или унижение действуют еще сильнее, и, конечно, «раскрепощают». Результат такого раскрепощения непредсказуем. Некоторые уже не могут жить без таких адреналиновых действий, и ходят годами в такие общества, подсев на психологический наркотик. Они меняют убеждения, нарушается взаимопонимание с теми, кто находится в привычном окружении, им кажется, что все живут неправильно и скучно, что только им открыта истина, новые убеждения, они передают новые убеждения своим детям. И это не обязательно религиозные секты, могут быть психотренинги со своей идеологией, все зависит от личности организатора.

  7. «В настоящее время общество оказывается беззащитным перед развитием опасных психотехнологий.
    Опираясь на систему нравственных ценностей традиционных религий, участники конференции пришли к выводу о безнравственности таких явлений как псевдоцелители и психотренинги, поскольку в них нарушается медицинская и психологическая этика. Единственной же своей целью они имеют личное обогащение организаторов». http://www.liveinternet.ru/community/4927701/post308959426/ Участники конференции также отметили отсутствие контроля за этой деятельностью и лицензирования психологов, то есть проблема существует, очень серьёзная.

  8. К обсуждению рассказа на форуме, к высказыванию о том, что «родители -это святое». Это так в традиционной морали, на которую идёт наступление. Думаю, сам рассказ никак не может разрушить убеждения человека, если они сформированы обществом и семьёй, однако замалчивать то, что происходит в настоящее время в сфере морали — это все равно что прятать голову в песок при появлении опасности. Аргументы психолога не выдумка, они активно проповедуются и распространяются, взять хотя бы тему удушающей материнской любви или книгу Сюзан Форвард «Токсичные родители». В США воспитано, по свидетельствам Хотчкиса, «Я-поколение», что ведет, по словам специалиста, к такому явлению, как «культурный нарциссизм». Я бы добавила, что сформировался «политический нарциссизм».
    Хотчкис пишет: «Хотя социологи начали говорить о культурном нарциссизме больше двадцати пяти лет тому назад, «Я-десятилетие» («Me Decade») не закончилось в конце 80-х годов XX века, а «Я-поколение» («Me Generation») дало приплод — целый выводок самых эксцентричных чудовищ, провозглашающих, что они на все имеют право. Оглянувшись вокруг, вы увидите, что семь смертных грехов нарциссизма относятся уже не просто к индивидуальной патологии, а к социальному явлению, которое сохраняется в виде культурного нарциссизма и буйно разрастается и цветет пышным цветом в новом тысячелетии».

    Наберите в поисковике фразу «уважение к старшим» и увидите, как ныне обстоят дела в обществе. Вот, например, высказывание некоего теоретика: «задумайтесь — каких «старших» должны зауважать подразумеваемые Вами дети? Заслуживают ЭТИ старшие (именно по отношению к детям, а не своими орденами и медалями!) уважения? ЭТИ старшие уважают детей? ЭТИ старшие детей слушаются? Спросите этого старшего: «Старче, ты хочешь уважения ребёнка, а ты этого ребёнка слушаешься?» И если он удивится — можете дальше не ждать — он детей не понимает. А воспитатели этих детей слушаются этих детей? Если нет — то кого же уважать?»
    Или вот еще «Старшим надо заслужить уважение, а не требовать его от детей лишь на основании прожитых лет».
    http://www.psychforum.ru/showthread.php?s=94c9d358bf3efdf6cb020b4f3ceb3e2f&t=159&page=2

  9. Если рассказ не вызывает протеста и возмущения позицией психолога, это уже диагноз — перевёрнутое сознание, так что его можно рассматривать как тест на человечность, и уж никак не запрещать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)