Заскрежетало…

Голову с утра Николай Михайлович Редкозубов всегда лечил холодным до боли в зубах квасом, или огуречным рассолом, если кваса вдруг не оказывалось под рукой. Рассола же всегда было в избытке – только кружку подставляй. А если вдруг в подполе заканчивались трехлитровые банки, то слазить в погреб за пополнением запасов – не проблема… Урожай огурцов нынешним летом рекордный… Зато картошка не выросла…

Эх, если бы столь же обильно, как огурцов, самогона было заготовлено!…

Но вот нет его…

А может где и есть… Да, скорее всего, и есть он, но «стерва-старуха» так запрятала – не найдешь… Хоть весь дом переверни…

Она ж такая… Никакой ведь в ней жалости нет к родному мужу, с которым аж сорок лет прожила – и как только выдюжили…как только не поубивали друг дружку…

Каждое утро одно и то же… Словно молоточки по вискам стучат…

Причем, острым концом стучат, чтоб больнее было. И тут хоть глаза три, хоть голову в бочку с водой суй – никакого эффекта. Да и рассол с квасом слабо помогают. Это только внушаешь себе, что к облегчению дело идет, а на самом же деле голова как болела – так и болит… Оно б чего спиртного…

Вот и в тот день, когда решил прогуляться за околицу, захватив с собой полторашку колодезной воды, потому что из-за «сушняка», да и от рассола постоянно хотелось пить, тоже голова ох как болела и «молоточки» стучали непрерывно… Но когда за спиной как будто все заскрежетало, и удары «молоточками» по вискам сменились на бьющий прямо по мозгам «лязг несмазанных ворот», пришлось переключить внимание на новую напасть.

Развернувшись, увидел отливающий металлом-нержавейкой аппарат… Летательный. Потому как, несмотря на странные очертания – а похож он был на большущий самовар, – плавно и вертикально спускался с неба… И некое подобие краника было у этого самовара. Оно, «подобие» это, вдруг отломилось, превратившись в ступенчатый трап, по которому, звонко цокая козлиноподобными копытами, на землю сошел то ли низкорослый человечек с зеленым лицом, то ли зверек с гуманоидным (при этом весьма надменным) взглядом, все тело которого покрывала густая фиолетовая шерсть.

— Це есть Майдан? – вдруг проблеял зелено-фиолетовый.

— Майдан…, — несколько ошалев, проговорил Редкозубов.

— Героям – слава! – тут же крикнул гуманоид и начал напыщенную речь:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)