Старуха

Нанец.
Она его почувствовала ещё до того, как он нажал на кнопку звонка. Каким-то совершенно невероятным образом, она поняла, что он подошёл к двери и сейчас позвонит. И звонок прозвучал, невероятно пронзительно, тревожно, бесконечно тоскливо, и захотелось скрыться от этого звука, но скрываться было негде.
Он был бледен. Он был нереально бледен, как будто вся его кровь, до последнего эритроцита, вдруг покинула тело, и только какая-то непостижимая магия заставляла его дышать и двигаться. А ещё он неожиданно стал чужим и страшным – настолько чужим, что моментально показались наваждением долгие и вроде бы счастливые годы, проведённые вместе; настолько страшным, что хотелось бежать без оглядки, но не получалось – непослушные мышцы сковали тело и оно уже было не подвластно своей хозяйке.
— Отойди, — сказал он.
И она отошла, повинуясь не своей воле, а этому голосу, тоже моментально ставшему чужим.
Он прошёл, не разуваясь, прямо на кухню. Там он сорвал занавеску, скрутил её, передвинул табуретку, встал на неё и медленно привязал один конец занавески к крюку, на котором подвешивалась люстра.
Потолки три двадцать. Ему всегда нравился простор сталинской высотки, построенной для тех, кто среди общего равенства мог поднять голову чуть выше, чем остальные, возможно для того, чтобы этой головы лишиться. Они чутко спали, вздрагивая от визга тормозов, скрипа дверей и звука шагов на лестнице. И кто знает, быть может, для некоторых, тех, кто услышал звонок в дверь, единственным спасением был крюк в потолке и верёвка, привязанная к этому крюку. Возможно, эти самые три двадцать, были чудовищным проявлением гуманности той власти. И, возможно потом, стали строить два пятьдесят только потому, что времена в целом стали гуманнее, и смысл в высоких потолках отпал сам собой.
Она молча стояла, зная, что сейчас будет, но странный паралич так и не отпускал, лишь только взгляд выражал животный ужас от того, что сейчас будет и от того, что это невозможно предотвратить.
Другой конец занавески он обвязал вокруг шеи, потом откинул ногами табуретку, и, совершив несколько судорожных движений, неподвижно повис.
Она ещё постояла в оцепенении
— Ма-а-а-а-а-мочка, — заорала она, опомнившись, метнулась к нему и попыталась приподнять тело, но было слишком поздно. На лице навеки застыла уродливая гримаса с высунутым языком и вытаращенными глазами.

Суть.
Лохматый лежал в своей любимой позе – морда на лапах, лапы на ковре, на ковре кресло, на кресле хозяин, на кухне хозяйка, в детской – хозяева дочь. Потому что любимая поза характеризуется не только положением лап, ушей и хвоста, а кроме всего этого, общим положением в доме. И в самом деле, разве может быть поза любимой, если лапы, уши и хвост располагаются там и так, как им следует, а хозяина нет рядом? Волнуйся за него, переживай. Кто его знает, где он там шляется? Дома ему не сидится, обязательно надо уйти куда-нибудь, да ещё и на целый день. А мир снаружи непредсказуемый и жестокий, и уж кому, как не Лохматому, это знать. Вот вчера, например, он – лохматый, а не хозяин –подрался с доберманом, да так, что еле оттащили, а потом ещё и отругали, не за что, практически. А как с ним можно было не подраться, если он метил дерево, помеченное перед этим Лохматым? Люди деревья почему-то не метят, но странным образом их жизнь от этого спокойнее не становится.
Неожиданно заиграла музыка в дурацкой коробочке хозяина. Сколько раз Лохматый просил хозяина сменить музыку, потому что она невыносимая и тоскливая, настолько тоскливая, что почти каждый раз, когда она ирала, хозяин надолго пропадал. Лохматый даже испортил однажды коробочку, но хозяин его за это наказал, а на следующий день купил новую, мелодия в которой была ещё громче и ещё противнее, Но каждый раз ответ на его просьбы был одинаковым: «Ну что ты скулишь, мой дружок? Я скоро приеду» — и уезжал надолго. И почему люди не понимают его язык? Ведь они с лёгкостью разбираются в гораздо более сложных вещах, а в очевидном разобраться не могут…

Старуха: 13 комментариев

  1. Краткий сюжет: современный Родион Раскольников и нынешняя старушка — колдунья из «Вия».

  2. Совет: не оставайся один в пустой, тёмной комнате, а то чихнёшь и услышав «будь здоров» с «катушек спрыгнешь», а это всего лишь сосед из-за тонкой стенки.

  3. Андрей злободневная тема с философским подтекстом. Связь времен, картинка складывается. Как, говорил Бунин: — «Не главное, что бы произведение было абсолютно правильно написано, а главное, что бы по прочтении возникали образы. Они в твоем рассказе живые и их слышишь и видишь. Особенно понравилось про Лохматого.
    Но есть и замечания. Очень много опечаток. Просто проверь весь текст. Недописанные буквы, или наоборот лишние. Где-то раздели слова — слиплись.

  4. По сюжету: изложено всё интригующе и понятно.
    Слова нанец — нет. Это глупое изобретение портит впечатление от хорошего, ровного изложения. Заменить или убрать — в литературном смысле будет плюс.
    Пометка: Суть — выглядит странно: в таком случае надо повествование разбивать на главы и давать название каждой или обойтись без этого вообще…

  5. Неудачной показалась: «будто вся его кровь, до последнего эритроцита…»

    Эритроцитты, лейкоциты. Зачем?

  6. ТАНЯ ДАРШТ написал:

    нанец

    Я нашла пояснение в инете. — «Вот он, наш Наносупергерой. Наш Нанец. Россия, вперёд!» может быть Андрей это имел ввиду?
    Ну придет поделится, думаю ответит.

  7. Циферки, спасибо за кол — ничего другого от вас ждать не приходится. Если вы меня думаете, что этим злите, то сильно ошибаетесь. Вы меня этим смешите 🙂
    Всем остальным тоже спасибо.
    Таня и Надя. Я всегда даже в самое трагическое произведение добавляю элемент стёба. Нанец и кончало — это один из таких элементов, но далеко не единственный. В общем-то, ничего в интернете искать и не нужно. Нанец — это конец, который в начале, а кончало — это начало, которое в конце. А суть — это, в общем-то суть. Нанец и кончало её только дополняют, но, в принципе, если бы их не было, суть была бы понятна и так 🙂
    Улисс, ты про какого карлика? 🙂

  8. Феерично. Но «Нанец и Кончало» — вызвали ступор ;). Пыталась понять — это опечатка или нет и надо ли считать что это слово «Нанаец» 😉 и, главное при чем тут нанайцы? Опечатки действительно режут глаз. В остальном и по сути… Мне показалось, что бабулька — это отнюдь не «лчностный персонаж». Я ее восприняла как квинтэссенцию человеческой боли и ненависти, дававшей силы в те времена «жить вопреки» и передаваемой «по наследству» через поколения. И, как ни странно на память пришло воспоминание о совершенно другом «геноме», также передаваемом в будущее. Эрих Мария Ремарк, «Время жить и время умирать» беседа с Элизабет о возможном ребенке:
    » — Не знаю. В мирное время, пожалуй; я не думал об этом. Вокруг нас все до того отравлено, что земля еще долгие годы будет заражена этим ядом. Как можно, зная это, хотеть ребенка?……
    — Чтобы воспитать его противником всех этих ужасов. Что же будет, если противники того, что сейчас происходит, не захотят иметь детей? Разве только варвары должны иметь детей? А кто же тогда приведет мир в порядок? «.
    Мне ближе «генетическая линия» Ремарка. У вас ненависть дает силы жить. Ремарк спорит с вами ;), утверждая, что она делает человека уязвимым и во времена когда надо выживать — это роскошь. А силы жить дает все-таки другое чувство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)