Парень и девушка

23:06.База отдыха на берегу реки Шоша, подмосковье — неописуемая красота. Я даже не буду стараться привести приблизительного её описания, потому что в таком случае я рискую утонуть под дождём или резко растолстеть, или найти завтра утром в своём кофе лягушку. Природа не любит, наверное, когда такие глупенькие люди, как я, пытаются отразить её на бумаге. Я лучше постою в сторонке и понаблюдаю.

Коттедж №67 стоит прям возле реки. Он зарегистрирован на имя некой Софи (пусть она будет без фамилии), которая имеет право проживать там с 14.08.2013 по 05.09.2013, исходя из внесенной её суммы. Снаружи коттедж выглядит довольно грустно. Внутри же он представляет из себя наиуютнейшее место на земле. По всему дому стоит горячий запах древесины, который расслабляет, заставляет раздеться, зажечь камин, присесть на диван с бокалом красного вина в руке и задуматься…Какое прекрасное состояние! Настолько он блаженно, что аж слезяться глаза.

В доме, сразу видно, присутствует дух женщины. Все шкафчики и полочки вытерты до блеска. Все коврики лежат ровно, без единого загнутого уголка. Всё очень чисто, даже стерильно. Но, о`нет, что это? В прихожей на фоне аккуратного ряда ровно поставленных пар женской обуви на любую погоду валяется пара грязных чёрных сапог. Да, а это дух мужчины.

И правда, за столом в большой красивой кухне, совмещённой с залом, сидит молодой парень очень приятной наружности. Он очень небедно одет, а по тому, что его рубашка уже самым неуклюжим образом выправлена из брюк, можно сказать, что он засиделся. Рядом с ним сидит Софья, миниатюрненькая и миленькая блондинка и влюбленными глазами исследует лицо парня. В зале горит камин, а потому тусклый свет распространился по всей кухне. На столе стоит вино и два бокала. Очень тёплая и приятная атмосфера.

— Я очень несчастен, Софи… — затянул парень. Его лицо уже слегка помято от вина и позднего часа.

— Почему, Андре? — спрашивает Софи.

— Потому что нет у меня счастья. В свои 25 я чувствую в себе пустоту 70-летнего старика, который вот-вот отдаст коньки. Софи, так не может долго продолжаться…

-Что продолжаться?

-Эх…-это был очень глубокий вздох. Андре тяжело глотнул ещё вина, с минуту помолчал, а потом продолжил, — Я не привык рассказывать женщинам такие вещи, которые я сейчас хочу поведать тебе. Ты можешь мне пообещать, что то, что ты сейчас услышишь останется в тайне?

Cофи вцепилась глазами в прекрасное лицо Андре, стараясь наперёд узнать его мысли.

-Да, конечно, Андре, конечно…Никто, ни одна живая душа… — залепетала она.

-Софи, послушай меня тогда… Мы с тобой 5 лет учились в одном институте, и за эти 5 лет ты так и не углубилась в потёмки моей души…Я тебя ни в коем случае не виню… В моей душе ничего особо интересного нет. Знай же, что на протяжении этих пяти лет, нет, на протяжении всей своей жизни я был несчастен, Софи. И причина тому — это женщины…

Андре прополаскал рот вином.

-Софи, я всю свою жизнь страдаю от безответной любви! Никогда в жизни меня так никто не любил, как любил я! Почему, Софи? Почему? Почему судьба мне преподносит людей, которым я абсолютно безразличен? Почему, Софи? Я грабил ли людей? Я кричал пошлости в общественных местах? Или, может, я пил молоко прямо из бутылки?

Глаза Андре заслезились… Софи попыталась его успокоить, но ему надо было выговориться… И он сделал это…

— Как сейчас помню лицо Ниры…Софи, мне было тогда 11 лет… А ей было 34, мы вместе с её дочкой ходили на кружок английского языка в школе. Благодаря наверное ей, Нире, я прекрасно владею английским сейчас, потому что я досканально помню каждый урок…каждые 45 минут, которые отделяли меня от неё. Урок заканчивался в 15-10 обычно и она приходила за своей дочкой. О, как же я любил это время! Я любил присоединятся к ним, корчить из себя дурачка, и мне нравилось, что она смеётся! О, каким же я был наивным! И когда я увидел её с мужем, я, Софи, рассвирепел, я с неделю ни с кем не общался дома! Я буквально выплакал из себя последние остатки здравого смысла в те дни, ибо не помню я больше после этого момента ни одного умного поступка за собой.

Андре промочил горло.

-В скором времени я сумел задушить в себе любовь к ней. К моему счастью дочка этой Ниры плохо справлялась с английским, поэтому её в скором времени отчислили…Ничего более меня не связывало с ней. Но грянула новая напасть.Её, Софи, звали Сандра. Это была высокая, пухленькая, не по годам оформленная красивая брюнеточка. Мне было 14 лет, а ей было 16, она пошла в школу на год позже меня и училась по программе, где был 4 класс, поэтому была старше всех нас. Был 8 класс, и она была новенькой у нас, сама же училась до этого у себя на Украине. Софи, я был первым мальчиком, с кем она заговорила! Я, несмотря на свою робость и склонность к молчанию, очень легко нашёл с ней общий язык. Сандра всегда садилась со мной за одну парту, показывала все свои фотографии, делилась секретами и т.д. Софи, я был подавлен своим счастьем! В душе я орал так громко от радости, что ещё бы чуть-чуть и глотка моя бы вырвалась наружу, прям мне на руки! Однажды я пригласил её покататься на роликах. Мы так весело провели время, много смеялись, падали, болтали просто так, не о чём! Я потом помню после этой прогулки, как мама делала мне йодную сетку, и этот запах нашей домашней аптечки добрых два года вкладывал в мою ветренную голову прекрасные образы моей любимой Сандры! Я думал, я был счастлив, Софи! Но это была лишь иллюзия! Она был очень взрослая для нас всех, поэтому с нами ей было интересно общаться лишь на посторонние темы…А дружила она со старшеклассниками, которые своим словарным запасом не способны были объяснить разницу между помидором и огурцом, но были здоровенны и красивы, и нравились Сандре очень. Ох, сколько, помню, я измарал подушек в своих слезах! 2 года на моих глазах она любила горячо и страстно, но не меня, и я чертовски тосковал по этому поводу, потому что ровно также горячо и страстно любил я её! Это то чувство, когда ты не находишь себе место в классе, среди своих друзей…Хочется выбежать из него в коридор, чтобы что-то сделать, но ничего не ум не приходит! Я сам себя ел изнутри…Ужасное времечко…

Софи слушала увлеченно. Она не могла поверить в то, что слышит. её глаза тоже подёрнулись влагой, на душе стало так тоскливо…

-Но годы шли… И вот я в институте! В этот раз мою бестию ты сразу же узнаешь, как только я намекну о ней. Но я скажу прямо! Это Валери…Валери с параллельного потока…Ты её хорошо знаешь. Господи Боже! Я поверить не могу, что я в свои 18 лет мыслил не чуть не лучше, чем в те же 12…Валери для меня была как крепость Измаил, чтобы её взять я чувствовал, я должен был совершить подвиг! Я много общался с Валери, а она со мной…Мы вместе ходили в кафешку институскую, в близлежащие магазины, просто слонялись без дела по кампусу. У нас было столько общих тем, что я начал даже философствовать в душе на тему «Родственные души». И я опять влюбился. И опять бессонные ночи, опять эти взгляды, мысли…Но она не любила меня. всякий раз, когда я пытался заговорить с ней на естественную для мужчины и женщины темы, сразу же всплывали какие-то Сергеи, Алексеи и так далее… Но никому и заикнуться не посмела об Андре…3 года, 3 долгих года я питался лишь водой и спал по 3 часа в день, прямо как будто в монахи вступил. И как я, интересно, вообще выжил??

-Вот и сейчас, Софи…Вот и сейчас я люблю…Но люблю безответно! Это уже настолько банально, что я не хочу даже ничего объяснять! Софи, что мне делать? Что мне делать? Я глубоко несчастен! Ты видишь эти золотые часы, эту цепочку, эти дорогие тряпки, эти немецкие машины…Да, да, да! Я имею всё это! И ты думаешь, что я счастлив? Софи, я лишен блага, которое, к моему величайшему сожалению, нет цены на этом мировом рынке! Я никогда не был и не буду любим! Что мне делать, Софи? Что мне делать?

Софи промолчала с минуту…И разрыдалась очень громко, будто ей позвонили с больницы и сообщили, что умер кто-то из родственников. Андре подумал, что эти его истории настолько тронули эту миниатюрную красавицу, что она заплакала и почувствовал свою вину. Он крепко обнял её и заплакал сам. Долго они так сидели…

Но Софи плакала не из-за этих плаксивых историй…Она плакала от того, что все 5 лет института она очень преданно любила этого Андре, показывала ему всевозможные знаки внимания, но он их не замечал. Но она не могла признаться ему в этом, потому что ей он казался таким недотрогой и неприступным, что она скорее сознается в убийстве Кеннеди, нежели в своих чувствах. Вино было сегодня сладко и тепло. Но и оно не изменило ситуации. Софи промолчала и в этот раз…

На следующий день в 14-00 примерно Андре и Софи расстались, как обычно, друзьями…никем не любимые, никем не лелеянные…

Парень и девушка: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)