Слепой и лампа. Глава пятая и последняя. Антибиотик

— Я говорю, рассказали мне всё это зачем? – было уже всё равно, кому он это говорил, просто хотелось выговориться, — думаете, я теперь всю свою жизнь сидеть буду? Двести, триста, тысячу лет, или сколько там ещё у меня осталось. Думаете, я не найду способ убежать? Ведь Толик был прав – можно и языком землю слизывать, времени у меня теперь много!

— Если ты косишь под психа, не напрягайся, — равнодушно сказал полицейский, — прибереги лучше своё умение на будущее, оно тебе ещё пригодится.

УАЗик выл сиреной, но это его не спасало от стояния в пробке. Виктором Борисовичем овладела полнейшая апатия, вызванная противоречивостью его положения. С одной стороны, он, если и не спас человечество, то сильно ему помог, не выполнив то, что от него ожидали, но с другой стороны, не выполнил он это не из-за каких-то там идейных соображений, а из-за того, что банально оказался идиотом, не сумевшем извлечь выгоду из обретённых им сверхспособностей. И если первый тезис наполнял его невероятной гордостью, то от второго хотелось выть и лезть на стену, потому что совершенно неясно, сколько раз судьба уже давала ему шанс, а он в силу своей глупости этот шанс не использовал. А самый печальный факт состоял в том, что ему скорее всего дадут пожизненный срок, а жизнь предполагалась получиться долгой. И если даже действительно получится пролизать в стене тайный ход, который даст путь на свободу, то скудного ума всё равно не хватит, чтобы этой свободой распорядиться.

— Эй, ты, — неожиданно для самого себя окликнул он полицейского.

— Чего тебе ещё?

— Да нет, ничего, — вдруг перед глазами появилась сцена, плачущей десятилетней девочки над дешёвым гробом преждевременно ушедшего от неё отца, — ты ещё ничего не знаешь, но болезнь уже разъедает тебя изнутри. Ты сгоришь, как свечка, за полгода. Но, кажется, я могу кое-что для тебя сделать.

Отдавать оказалось проще, чем забирать. Приятная лёгкость разлилась по всему телу, сковав мышцы. Сквозь мутную пелену тускнеющего сознания, ещё можно было увидеть суетящегося полицейского, а потом ещё каких-то людей, пытающихся привести его в чувство, но это было совершенно бесполезно – раьше он не знал меры, когда брал, а теперь пришла пора не знать меру, когда он отдавал взятое…

Слепой и лампа. Глава пятая и последняя. Антибиотик: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)