Слепой и лампа. Глава пятая и последняя. Антибиотик

— Вы всё прекрасно расслышали. Антибиотика. Представьте… Всего-лишь на минуточку, размер микроба относительно… Скажем, вашей головы.

— Извините, не могу себе представить.

— Не утруждайтесь. Пропорции будут примерно такими, как если сравнивать ваш рост с диаметром Земли.

— Я что-то не понимаю, куда вы клонете.

— Сейчас поймёте. У вас ведь хорошее воображение, не правда ли, иначе вы бы не смогли проделывать все фокусы, которые недавно проделывали. Представьте теперь, что Земля живая, и на ней поселилась некая инфекция, именующая себя человечеством. Её саму не видно – можно плюнуть и растереть, но вот результат её жизнедеятельности оказывается губительным для Земли, являющейся живым организмом. Эта инфекция создаёт экологические катастрофы, сбрасывает тонны взрывчатки, поворачивает реки вспять. Кому это понравится? Как вши надоедливые, честное слово. И какая нормальная реакция должна быть у пациента на возникновение инфекции?

Он уставился на Виктора Борисовича. Виктор Борисович молча пожал плечами.

— Правильно, повышение температуры, — продолжил крюконосообразный, — но ведь не извести вас ничем – ни землетрясениями, ни всемирными потопами, ни извержениями. И что вы прикажете делать?

— Я что-то не понимаю, куда вы клоните.

— Сейчас поймёте. Если естественные реакции организма не помогают, нужно прибегнуть к помощи лекарств. И лучше всего в этом плане действуют антибиотики. Именно мы, такие как я, создаём препоны, мешающие вам развиваться, чтобы вы, в свою очередь, окончательно не погубили Землю. Мы насылаем на вас эпидемии, втравливаем вас в войны, а вы, как слепые котята, выполняете все наши инструкции, убивая себя миллионами.

— Но я тут причём?

— Увы, уже не причём. Мы с сожалением вынуждены констатировать, что не можем с вами справиться. Сколько бед на вас не насылаем, сколько вы сами себя не убиваете, всё равно вас остаётся довольно много, и вы продолжаете безнаказанно уничтожать, потому что ничего другого вы не умеете. И мы решили попробовать заставить элементы вируса работать на нас. Мы наделяем некоторых индивидуумов сверхспособностями, чтобы ваша алчность заставляла вас действовать во имя своего блага и во вред обществу, потому что, если одного дурака наделить сверхспособностями, он сможет погубить миллиарды таких же дураков. Но, увы, вы не просто дураки. Вы конченные идиоты. Вместо того, чтобы попытаться завоевать мир, ты, например, увлёкся убийствами ради убийств. Если ты будешь истреблять себе подобных такими темпами, тебе и миллиона лет не хватит, чтобы истребить хотя бы десятую часть земного населения. А если ещё учесть, что оно плодится быстрее, чем ты его уничтожаешь, то зачем ты нам вообще такой нужен? Ведь не зря тебе Толик говорил про неограниченную власть, которая будет у того, что подчинит себе время. Чем ты слушал?

Он уже почти орал. Виктор Борисович сидел перед ним как провинившийся ученик, которому велели прийти в школу с родителями. Только при слове «Толик», он встрепенулся и уставился на крюконосого.

— Толик? Вы сказали, Толик?

— Я сказал, Толик. А что тебя удивляет?

— Он что, тоже из ваших?

— Нет, он не из наших. Скорее, он из ваших. Но он оказался легко внушаемым и наделённым способностью принимать чужие мысли за свои. Тогда в ресторане он был на сто процентов уверенным, что додумался до всего сам.

— А зачем вы мне всё это рассказываете? – спросил Виктор Борисович, но вместо крюконосообразного, опять оказался полицейский.

— Чего? – спросил он

Слепой и лампа. Глава пятая и последняя. Антибиотик: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)