Перстень от покойника. Часть 7

. А как остановить, способ найдут. Так что, один взгляд на тебя, должен сразу же исключить нас из серии подозреваемых. Поняла?

-Смотри, психолог. Чтоб мне в таком дурацком парике не привлечь к себе внимания, а не наоборот.

-Движущаяся машина. Ты, яркое пятно. А на яркое пятно их глаз сейчас не настроен. Короче, я знаю, что делаю. Слушай старших и все будет в порядке.

Эдик покинул гараж. Светка пожала плечами и про себя возму­тилась, что старшим он, ну, аж никак быть не может. Или ровес­ник, или младше. Ну и ладно. Собственно говоря, какая ей разница?

-Выходи, — заглянув в гараж, заявил Эдик. Светка захватила свою сумку и выбралась из машины. Эдик отобрал у нее сумку и закинул ее на заднее сидение «Жигулей». Какой-то мужчина за­пер ворота гаража и, махнув Эдику, пошел в сторону дома.

Они выехали со дворов на два квартала выше Светкиной фирмы и поехали мимо нее. Дорога здесь была с двухсторонним движе­нием. Но сейчас, левая полоса была перекрыта. Там установили знак «Аварийные работы» и весь поток машин пошел по правой стороне. Двигаться пришлось медленно из-за скопления автомо­билей. У обочины стояли какие-то типы и буквально ощупывали глазами пассажиров каждой машины. Светка изобразила на физи­ономии полное безразличие и скуку. Она видела, что, взглянув на нее, стоящий у обочины мужик, тут же перевел взгляд на другую машину. Светка его явно не заинтересовала, не смотря на свой экзотический вид. Таки Эдик оказался прав. Психоло­гический трюк с использованием цветовых эффектов себя оправ­дал.

Женька проехал уже мимо Алексеевского залива и прибавил га­зу. Пока дорога сносная, надо пользоваться. Здесь можно идти и с большой скоростью. Он включил магнитофон, и зазвучала му­зыка. Минут десять он слушал блатные песни, потом от них на­чало уже тошнить. Он пошарил рукой в подкассетнике. Извлек наощупь очередную кассету и заменил ею надоевшую. Эта тоже ока­залась какой-то ерундой. Он вставил следующую. Но вместо му­зыки, вдруг, донесся мужской голос. Кто-то записал разговор двух мужчин. Женька добавил громкость и стал внимательно слушать.

-Пойми, ты, она хитрая сука и подставляет тебя по полной программе. Пока ты крутого изображаешь и с Вероникой траха­ешься, она на всем подряд бабки делает. И огромные суммы пе­реводит в зарубежные банки. Не брезгует ничем. Ты знаешь, что она одна из воротил в наркобизнесе?

-Не верю. Знаю, что Седой там что-то крутит по мелочам. Но это его проблемы. Меня это не касается. Кабак на Аньке, и она не допустит, чтоб Седой засветился там с наркотой. Зна­чит, он сбывает их где-то на стороне. А Аньке хватает бабок. У нее салон меховых изделий. У нее три ресторана. Два мага­зина. Мелкие точки. Доход от этого всего бешенный. С чего бы ей еще и лезть в наркобизнес? Сказки все это. Зависть.

-Хорошо, ты знаешь, что было на той пленке, из-за которой она взбесилась?

-Не знаю. И не уверен, что, вообще, была какая-то пленка.

-Была, можешь мне поверить. Я видел с нее копию. Одному психу как-то удалось заснять момент получения партии героина.

-Героина?! Ты с ума сошел! Откуда?

-Пока не узнал что и откуда. Но на пленке хорошо видно, как твоя Анька в сопровождении Ахмета, Фили, Кости и Мамона получают пакеты с героином и выкладывают за них бабки. Все происходит у нее на звероферме. Ну, там, где она норок раз­водит.

-Расскажи мне про эту пленку все что знаешь.

-Что знаю? Снимал мужик. По наводке одной сумасшедшей бабы. Они зарабатывали деньги шантажом. Кто-то пустил слух, что норок на звероферме кормят трупами с кладбища. Это чушь неимоверная. Не знаю, откуда такая утка появилась. Кормят зверей отходами с рыбзавода и мясокомбината. Я сам ездил когда-то договаривался по этому поводу. Так вот, такой ду­рацкий слушок кто-то распустил, и, я думаю, те мужик с бабой на него клюнули. Как-то пробрались на звероферму и там засе­ли. Надеялись заснять такой сенсационный материал. Но поня­ли, что их надули и стали снимать, что попадется. Лишь бы пустыми не уходить. И тут им повезло. Или не повезло. Не знаю. Короче, сняли они эту сделку. Если бы умные были, сидели молча, как мышки и никому про эту пленку не мычали. А они, придурки. Баба шизя, а мужик алкаш. Мозгов нет. Мужик с этой пленкой, (как потом выяснилось, с копией пленки), зая­вился прямо к Косте. Он принял его за босса, очевидно из-за Костиного веса. Самый толстый, самый солидный, значит на­чальник! Пообещал отдать пленку в обмен за какую-то сумму. Ему с пленкой дали спокойно выйти. Назначили встречу через пару часов. Сели на хвост. Проследили, куда он пленку спрятал, и грохнули вместе с его подругой. Пленку из тайника забрали и успокоились. Потом, кусочек пленки рискнули показать эксперту, и он им сказал, что это копия. Теперь у них паника. Ищут саму пленку. Вышли на каких-то друзей убитого мужика. Всех взяли. Но эти друзья оказались не хилыми мальчиками. Положили с десяток Филиных людей. Правда, потеряли и двоих своих, но двое все-таки ушли. Пленки пока нет. Но, к чему я тебе все это рассказываю. Анька сделала все возможное, чтобы все думали, что она не у дел. Заправляешь всем ты. А она, всего лишь твоя любящая жена, не вникающая в рабочие пробле­мы мужа. То есть, перевела стрелки. Не удивлюсь, если двое сбежавших мужиков уже взяли твой след. Так что, выводы делай сам. Но, мой тебе совет. Что можешь, из ее денег быстро пере­веди на свои счета и дергай отсюда куда-нибудь за границу. Обставь все, как отъезд на море, где-нибудь рядышком, и сры­вайся. Времени у тебя мизер. А почему поблизости, сейчас объясню. Не надеясь на сто процентов, что тебя достанут те два мужика, Анька, наверняка, пошлет кого-то со своих, чтобы расправились с тобой своими силами, если у тех мужиков сор­вется. Ну и мужиков, заодно, убрали. Так вот, я точно хочу знать всех, кто в этой операции будет участвовать.

-Но зачем ей все это?!

-А затем, что на твое место есть другой кандидат. Она уже давно крутит с Ахметом. Ты не интересовался куда делась Анькина секретарша?

-А что, она куда-то делась?

-Привет. Ты что, не заметил, что у нее другая секретарша уже две недели?

-Я в «Белую ворону» уже месяц не заявлялся. А что?

-Она ее грохнула. Приревновала к Ахмету и застрелила. Труп Филя спрятал в холодильную камеру. Ждет удобный момент. Пока Анька будет на море, он должен будет инсценировать ав­токатастрофу. Ну, сделать так, как будто Жанка разбилась в машине. А машина взорвалась и сгорела.

-Господи, ты мне такого понарассказал, что на уши не на­тянешь. Это что, все правда?! Ты не пошутил?

-Я вот думаю, почему этого рыжего ублюдка называют Ахме­том? — вместо ответа, помолчав, спросил говоривший. — Он же рус­ский. Басков Александр Филиппович. Ничего не напоминает имя Ахмет. Может, служил в Афгане?

-А черт его знает. Никогда над этим не задумывался. Ты лучше, как опытный адвокат, подскажи, как перевести на себя хоть какую-то часть денег. А то я чувствую, что даже если останусь жив, то голый и босый. Вот стерва. Надо было ее еще три года назад бросить и остаться с Вероникой в Италии. Ведь была такая возможность. Нет же, вернулись зачем-то сюда.

-Ладно, собирайся с мыслями. Через час я в твоем распоря­жении и сразу же займемся твоими финансовыми проблемами.

На этом разговор оборвался. Женька обалдело наблюдал за до­рогой, пережевывая полученную информацию. Кассета шуршала пленкой и вдруг, на ней опять послышался голос. Но новый. Не из тех, что звучали до этого.

-Гурами, прослушав это, ты должен понять, что Анька, не та баба, на которую можно ставить. Найдется пленка и ей хана. А заодно и твоим людям, участвовавшим в той передаче «то­вар-деньги». А там, глядишь, и на тебя выйдут. Делай выводы сам.

Значит, пленка записывалась специально для какого-то Гура­ми, но по техническим причинам до адресата не дошла. Женька теперь не знал, что и делать. Ехать в Большевик, или возвращаться в город? Судя по всему, в Большевике этого типа не было, и нет. Он, скорее всего, уже где-то за границей. Но, собственно говоря, получается, что он Женьке и не нужен. Их пустили по ложному следу. Но туда помчались и его оставшиеся в живых друзья. И ждет их в этом Большевике засада. Значит, надо все-таки ехать.

Женька сбросил скорость, потому что впереди скоро должен быть очень крутой поворот. Потом еще такой же. А потом, вы­езд на дамбу. А на дамбе не дорога, а сплошной кошмар. Там одни выбоины. И их столько, что невозможно объехать.

Перед въездом на дамбу стоял знак- 40 километров. Но ехать по ней можно было, не больше двадцати. Иначе, отпадут колеса. Женька сосредоточился и прополз этот участок на второй пере­даче. Потом пошла нормальная дорога, и он опять ушел на сто десять километров в час. Больше, не рискнул. Это максимум, который можно себе позволить на данной трассе.

Женька сосредоточился на дороге, поставив себе целью по­пасть на побережье, как можно скорее. В три часа ночи он, наконец-то, въехал в Большевик. Но останавливаться на турбазе передумал и свернул вправо, к мес­ту, где располагалась «дикая» стоянка.

Здесь, в пяти-шести метрах от воды стояли палатки, а между ними машины. Палатка — машина. И опять, палатка — машина. Меж­ду соседними палатками расстояние было метров по десять. Иногда чуть меньше, иногда чуть больше. Отдыхающих в этом году, почему-то, наблюдалось намного меньше, чем обычно. Возможно, люди испугались разбушевавшейся недавно стихии и предпочли остаться дома. А возможно, многие стали отдыхать в более престижных местах. Сейчас стало модным ездить на отдых за границу. И кому позволяют деньги, конечно же, отправляют­ся куда-нибудь на Канары. Большевик остался местом отдыха для тех, у кого денег кот наплакал. Не зря за глаза его ста­ли называть не Большевик, а Бомжевик.

Женька пристроил свою машину между двумя отстоящими не очень далеко друг от друга палатками. Извлек из багажника взятый напрокат у Сашки чехол и накрыл так, чтобы не видны были номера. Осмотрелся на местности и пешком отправился в сторону цивилизации, то есть, на базы.

Там еще вовсю работа­ли ночные заведения. Доносилась музыка, пахло шашлыками, всюду горели неоновые рекламы баров. Он поочередно заходил в каждое открытое заведение. Осматривался, брал пачку сигарет в одном, зажигалку в другом, и так, пока не обошел все. В последнем по счету открытом баре он устроился основательно и решил, что поиски придется откладывать до утра. Заказал се­бе шашлык, салат и рюмку коньяка. Надо, во-первых, подкре­питься, а во-вторых, расслабиться и подумать.

Итак, куда могут отправиться его друзья сразу же по приез­ду? Где могут остановиться? Могут бросить машину и на стоянке. Наверняка ведь рванули не на своей. И ни номер машины, ни марка, никому из бандитов не известны. Это он на стоянку сунуться не может, если бандиты уже тут, вычислят в момент. А может на побережье? А может в частном секторе? Хотя, могли, в принципе, спокойно завернуть и на любую из турбаз. Вон ведь, пока Женька от одного бара до другого прошел, куча объявлений «Сдаются домики».

Да, найти их оказывается намного труднее, чем он себе представлял. Женька жевал шашлык, даже не ощущая его вкуса, и тщательно анализировал ситуацию. Хорошо, а если оставить вопрос, где они остановились и поп­робовать представить себе, что они станут делать, сразу же, как приедут. Надо рассматривать два варианта. В первом слу­чае, допустить, что они имеют четкое представление, куда на­до направлять стопы свои. А во втором, что они, так же как и Женька, сейчас, понятия не имеют, где искать того, кто им ну­жен. Что, кстати, более вероятно.

Если рассматривать вариант первый, то найти друзей стано­вится проблематично. Они могут направиться сразу же к цели и…, одному Богу известно, чем тогда все закончится. Нар­вутся, скорее всего, не засаду, и он даже не в силах им помочь.

А если вариант два, то по логике, они, так же как и Женька начнут с осмотра злачных мест, сразу же по приезду. И если получат нулевой результат, займутся поисками с утра. Проче­шут пляж? Это километра два. И надо знать в лицо того, кого ищешь. Сложно. Скорее, пойдут на какую-нибудь хитрость. Са­мое простое, это объявить по радио на весь пляж, что тако­го-то срочно вызывают куда-нибудь. Например, на почту, или еще куда-то. Ну и куда, например? И что ему делать на почте, имея компьютер и мобильник? Но как-то же они надеются вычислить этого типа. Иначе, не понеслись бы сюда сломя голову.

Кстати, мысль с объявлением по радио, может пригодиться и ему самому! Можно сделать объявление, используя клички. Ник­то, кроме тех, кто на эти клички ни один год откликался, ни­чего не поймут и не заподозрят. Это мысль неплохая! Если друзья в это время будут находиться на пляже, они его услы­шат и придут в назначенное время. Надо будет повторить объявление несколько раз в течении дня, может, сработает. Женька поднялся из-за столика и отправился к покинутой ма­шине. Уже скоро рассвет. Не помешало бы пару часиков поспать.

Он вышел на пляж и пошел в сторону «дикой» стоянки, спустив­шись к самой воде. Разулся, подкатил джинсы и пошлепал по воде. Вода была теплая. Море спокойное. Следы на песке светились. Очевидно, настало время цветения мелких водорос­лей. Когда таких светящихся водорослей много, то начинают светиться и мелкие рачки дафнии и медузы. Тогда, каждая вол­на, набегающая на берег, заворачивающаяся в бурун, светится зеленовато-белым светом. Сейчас, волны не светились. Но мок­рые следы на песке, немного светились. Женька перестал стро­ить планы на завтра и просто шел по мокрому песку, размыш­ляя, почему море в этом году так плохо светится. При прибли­жении к дикому пляжу, прибрежная полоска песка стала шире. Впереди себя он уловил какое-то движение. Женька свернул к обрыву, отделявшему песчаный берег от твердой земли, на ко­торой и расположился палаточный городок. Стал продвигаться вперед осторожно, внимательно вглядываясь в немного посвет­левшую предрассветную темноту. Сквозь шум моря уловил музы­ку. Потом, его глаза выхватили из темноты какую-то движущую­ся фигуру. Но она двигалась в воздухе! Движения, вроде бы совпадали с долетавшей до него мелодией.

Женька сказал: «Б-р-р-р!» и потряс головой, как пес, вылез­ший из воды. Не хватало только всякой мистики. Может, пере­пил? Так вроде бы и выпил чуть-чуть! Он подобрался ближе и сел на песок, прижавшись спиной к круто уходящему берегу.

Светало быстро, и скоро он понял, что это вовсе не порхающая над водой фигура, а танцующая девушка. Она танцевала на мок­ром песке. В полете делала шпагат, всевозможные балетные па и вполне осязаемо касалась потом босыми ногами грешной зем­ли, а вернее, мокрого песка. Значит, никакая ни мистика. Просто, какая-то сумасшедшая. Ну и, слава Богу. Женька хотел встать и продолжить свой путь дальше, но не решался. Спугнет.

От мокрого песка джинсы на заднице отсырели, и сидеть стало очень неуютно. Радовало только то, что солнце стало выпол­зать из-за горизонта, и темнота быстро сменилась светом. На море вообще очень быстро встает и садится солнце. Только вот было темно и уже светло. А вечером, наоборот. Только красный огненный шар висел над водой, и вот он уже нырнул в морскую пучину.

Женька с любопытством рассматривал танцующую девушку. На купальник было надето что-то прозрачное, воздушное и летящее следом за ней в пространстве. Фигура, как у мраморной стату­этки. «Наверное, она не сумасшедшая, а просто, балери­на!» — осенило Женьку. — «Тренируется, по-видимому, к какому-ни­будь конкурсу. А чтобы никто не видел и не мешал, делает это по ночам».

Он незаметно выбрался к палаткам, чтобы не спугнуть танцу­ющую, и отправился искать брошенную машину. А, найдя машину, забрался под брезентом в салон и умостился спать. Уснул сра­зу же, как только закрыл глаза. И все два часа, которые проспал, вдел во сне танцующую девушку. Он пытался к ней по­добраться поближе, чтобы рассмотреть, как следует. Но она все время оставалась на одном и том же расстоянии. Не приближа­лась и не удалялась. Как мечта, или, как линия горизонта. Женька наконец-то устал от своей затеи и проснулся.

Под брезентом машина успела прогреться, и в салоне было душно и темно. Женька выбрался наружу. Искупался в море. Кое-как привел себя в божеский вид и отправился на поиски друзей.

Майка сначала запаниковала не на шутку, когда ей доложили, что Светку украли под носом у ее охранников. Приставленные к Светке ребята ничего толком объяснить не могли. Лепетали что-то про типа в черном плаще, неизвестно откуда взявшегося. Рассказывали, как переполошились и их конкурен­ты. То есть, те бандиты, от которых, собственно говоря, Светку и надо было охранять. В общем, что-то абсолютно непонятное и совершенно неожиданное.

Майка помчалась к Пете. И как оказалось, правильно сделала. Петя ввел ее в курс дела, и Майка успокоилась. Она и не по­дозревала, что в дело ввязалась еще одна из их структур. Вот же холера! Как бы, не вышло путаницы. Каждый ведь работает сам по себе, не вводя коллег в суть дела. У каждого свои це­ли и задачи в этом деле. И каждый держит все в тайне. Ника­кой, гад, преемственности! Наломают дров, как пить дать!

Злая, как сто чертей и одна ведьма, Майка отправилась домой. Все к чертовой бабушке! Она будет заниматься только своим делом. А именно, бегать, высунув язык, и беседовать со свиде­телями, искать концы несуществующего фонда и пропади все остальное пропадом. Надоело!

Она проехала больше половины пути домой и вдруг вспомнила, что оставила на работе косметичку, в которой лежали кроме косметики еще и документы на машину. Ладно, в городе ее каж­дая собака знает, А вот за городом дежурят ребята из район­ного ГАИ. И ни она их, ни они ее. Плохо. Если остановят, то… конечно, ничего страшного не произойдет. Позвонит сво­им и они все утрясут. Но потеряет кучу времени и нервов.

Перед Майкой встал вопрос, как лучше себя сейчас держать, чтобы усыпить бдительность гаишников. Мило им улыбаться, когда поравняется с «засадой», или наоборот, скорчить свире­пую рожу, демонстрируя, что она Мегера. Подумав, Майка оста­новилась на свирепой роже. Скорчив самую жуткую рожу, на ко­торую только была способна, и, вцепившись в руль мертвой хваткой, она без всяких проблем проскочила мимо всех постов и благополучно добралась до своего гаража.

Выудив из машины пакеты с едой, которые закупила еще днем, она поплелась на свой четвертый этаж. Еле дотащилась. Но когда, переведя дух перед своей дверью, полезла в сумку за ключом, оказалось, что его-то как раз в сумке и нет.

Майка вспомнила, что когда резко тормознула перед очередной колдобиной, сумка шлепнулась с сидения на пол. Очевидно, ключ выпал. Пришлось бросить продукты перед дверью и топать в га­раж. Хорошо хоть он у нее во дворе.

Ключ действительно лежал на полу под соседним сидением. И из-под того же сидения торчали ноги… курицы. Она тоже при падении сумки выпала и закатилась в укромное местечко. Хоро­шо, что Майка спустилась за ключом! А если бы дома кто-ни­будь был? Она бы не пошла за ключом. И не обнаружив в сумке курицу, решила бы, что забыла ее на прилавке в магазине. Та­кое с Майкой бывает. И курица бы благополучно завонялась под креслом. Майка, наверняка, обнаружила бы ее только по запаху и не раньше, чем через пару дней. Так что, выпавший из сумки ключ, это еще одно подтверждение тому, что нет худа без доб­ра! Майка опять потащилась на свой четвертый этаж, волоча за ногу злополучную курицу и ругаясь про себя ужасными словами.

Настроение у нее было препаршивейшее. Даже если не брать в расчет все осложнения связанные со Светкой, то и без этого, причин для плохого настроения было достаточно.

Когда в один и тот же день накрывается компьютер, со всей имеющейся там информацией, ломается стиральная машинка «Инде­зит», и выпадает из зуба пломба, поневоле возникает подозре­ние, что судьба повернулась к тебе задом. Или просто отвеси­ла тебе оплеуху, чтобы жизнь не казалась медом, и, не дай Бог, не упал твой жизненный тонус!

Майка, правда, решила не сдаваться без боя и потянула канат удачи в свою сторону изо всех имеющихся сил. Доказывая судь­бе, а заодно и себе, что так просто ее не сломать, Майка ре­шила, что хоть всемирный потоп, а все будет так, как она хо­чет! И принялась восстанавливать статус кво.

С утра забежала в стоматологию и поставила новую пломбу. Компьютер отдала в надежные руки. Если не удастся его испра­вить, то хоть информацию скачают. Стиральную машинку обещали отремонтировать в выходной.

На работе Майка пожаловалась на судьбу одной своей коллеге. Та выслушала, покачала сочувственно головой и сказала, что в народе такое явление характеризуют: «С воза упал, вол обосрал, и колесом ногу придавило». Одним словом, пошла черная полоса. И в этом случае ничего не сделаешь, пока она не кончится и не начнется белая. Надо просто подождать.

Ждать Майка абсолютно не умела и совершенно не хотела. Поэ­тому, поперла напролом. То, что не получалось сделать с нас­коку, брала измором. Опросив кучу друзей Сени и Леопольдины, (а это были еще те свидетели, сплошные алкаши), она узнала — таки одну интересную деталь.

Оказывается, что Сеня иногда все-таки ссорился со своей возлюбленной, несмотря на неземную любовь и тогда уходил от нее. Правда, ненадолго. Не больше чем на два-три дня. По­том опять возвращался. Но важен сам факт, что он где-то ведь эти дни проживал! Квартиры у него не было. У родственников он не появлялся. Значит, надо искать его «берлогу».

Майка переговорила с дворником из ЖЭКа, со старушками, про­водящими половину своей жизни на лавочках во дворе, с дворо­выми мальчишками. Остались неопрошенными разве что дворовые коты и собаки. И когда Майка уже потеряла всякую надежду что-либо узнать по этому поводу, на ее пути абсолютно слу­чайно оказался местный почтальон. Старенький дедок подраба­тывал к пенсии, разнося по домам газеты. Он то и подсказал Майке, где проводил в уединении свое время Сеня.

-На чердаке Леопольдиныного дома он после скандалов с ней отсиживался, — не задумываясь, сообщил дедок. — Там запер­то. Но Сеня же в этом доме, кажись, сантехником раньше рабо­тал. Ключик то у него был. Вот и отлеживался там, пока страсти не улягутся. Я сам видел, как он туда поднимался.

Майка не поленилась и поднялась на последний этаж, что бы глянуть, какой там замок на чердачной двери. Замок оказался навесным, старым и, очень, огромным. Она подергала дужку. Убе­дилась, что без ключа такой замочек не откроешь, и уже собра­лась было идти в ЖЭК за ключом, как ей позвонили, что похи­тили Светку.

Майка помчалась к себе на работу. Потом к Пете. А после всего, уже в ЖЭК нечего было и ехать. Кончился рабо­чий день. Значит, займется чердаком завтра с утра.

Утром, захватив с собой своего коллегу Сашу и набор отмы­чек, Майка, минуя ЖЭК, попала-таки на интересующий ее чердак.

Сашка влез первым и сразу же включил фонарь. И, как оказа­лось, очень правильно сделал, иначе, они с Майкой повывора­чивали бы себе ноги. На полу валялись обрезки труб, досок, пустые ящики, кирпичи, корыто, в котором размешивали цемент­ный раствор. Очевидно, здесь велись какие-то ремонтные рабо­ты, а потом, никто не удосужился убрать весь этот строитель­ный хлам. Саша осветил фонарем все жизненное пространство, но никаких признаков проживания здесь кого-либо не обнаружи­лось.

Майка осторожно пошла вдоль стены, ведя по ней рукой, и вдруг, чуть не улетела в пустоту. В стене был проем, веду­щий в следующее помещение. Вход завешивал старый мешок. Он сливался по цвету с серыми стенами и был абсолютно незаметен. Войдя в комнату за мешком, Саша обнаружил автомобильную пере­носку. Ее конец был закреплен на потолочной балке, и над голо­вой болталась лампочка.

Саша был толстенький и маленький, за что имел кличку «Колобок». Ему пришлось притащить из сосед­ней комнаты пустой ящик, чтобы дотянуться и вкрутить лам­почку в патрон до конца. А когда ему это удалось, и зажегся свет, он бедняга, чуть не свалился с ящика на пол, от увиден­ного. Такого, он никогда еще не видел!

— Отпад! — только и мог выдавить из себя Саша.

Они с Майкой находились в маленькой комнатке. Все стены были оклеены огромными фотографиями, от пола до потолка. Куда там всяким фотообоям! Снимки были сделаны под водой. Заросли во­дорослей, рыбы, медузы, крабы, кораллы. Создавалось такое впечатление, что ты в данную минуту находишься на морском дне. Под одной стеной стоял диван. Он был разложен, оче­видно, спинка была сломана и не поднималась. На диване лежа­ла шкура какого-то животного. Возле дивана на полу, еще одна.

-Медведь? — ткнула пальцем в шкуру Майка.

-Шанхайский барс, — хмыкнул Саша. — Скорее, какой-то козел, а может быть собака.

-Совсем одно и то же. Или козел, или собака. Специалист!

-Ну, пардон мадам. Я не по этому делу, — возмутился Саша. В углу комнаты стоял старый комод. Он явно был из какого-то ценного дерева, но изрядно поточенный шашелью. В другом углу стояло кресло и журнальный столик. На кресле тоже красова­лась шкура. А на журнальном столике лежала книга. Саша пос­мотрел название и присвистнул.

-Ирвин Шоу «Две недели в другом городе»! Интересный мужик этот Сеня.

-Был, — добавила Майка.

-Ладно, давай приступаем к осмотру. Ты, кажется, что-то хотела поискать, — напомнил Саша о цели их визита в Сенину «берлогу».

Искать особо было негде. Только в комоде. Поэтому, Майка сразу же к нему и направилась.

-Слушай, как эту махину можно было сюда затащить? Он же даже в чердачную дверь не пролезет! — удивилась Майка, разгля­дывая этого мебельного монстра, времен царя Гороха.

-Черт его знает. Может через крышу? На этом доме три го­да назад крышу перекрывали. Диван, кстати, тоже сюда через чердачную дверь не пропихнешь. Да и кресло, вряд ли, — почесав затылок, глубокомысленно изрек Саша.

-Через крышу, тоже проблематично, — пожала плечами Май­ка. – Попробуй-ка, выпри это все на крышу! Как и чем?

Саша другую версию предложить не смог, поэтому, просто про­молчал. Майка выдвинула самый нижний ящик. Он был заполнен… кон­сервами. Шпроты, килька в томате, сардины в масле, куриная и свиная тушенка. В большой металлической банке лежали сухари. Еще в одной такой же, сухое печенье, надежно спрятанное от мышей. Несколько баночек пива и две бутылки водки.

-Да у него здесь запас, как у мышки-норушки, — восхитился Саша. — Давай, про эту комнату никому и говорить не будем! Ты представляешь, какая это отдушина!? Поругаюсь я со своей Ир­кой, например, и сбегу сюда… страдать! Отдохну от нее пару дней среди морских тварей, лежа на мягких шкурах, попивая пиво, треская консервы с сухарями и читая Ирвина Шоу! И вер­нусь потом в семью умиротворенный, спокойный и философски настроенный. Балдеж! Здорово?

-Здесь, наверное, по ночам крысы бегают. И ты же без теле­визора не выдержишь и часа!

-Крысы живут в подвале. На чердаке им делать нече­го, — уверенно заявил Саша. — А без телевизора я прекрасно обой­дусь. Там все равно последнее время смотреть нечего. Сплош­ные сериалы. Тошнит уже от них.

-А новости?

-И что там слушать? Криминальную сводку и на работе ус­лышу. Ежедневные заверения в том, что наше правительство не продавало «Кольчуги»? Да продавало, продавало! Это же и коз­лу ясно. Чего тут оправдываться? Ничего, блин, с умом сде­лать не могут. Ни украсть, ни продать, ни убить. Во, сборище дебилов! И почему я не родился в другой стране?

-Например, в Китае, — пробурчала Майка. — Трескал бы себе дождевых червей в майонезе и ковырялся палочками в миске с рисом.

-Ну и ковырялся бы! А здесь каждый день в гамне ковыря­ешься. И что досадно, так это то, что сколько его не разгре­бай, а количество данного продукта не уменьшается, а даже, наоборот. Прям руки опускаются.

Сашка обреченно махнул рукой и выдвинул следующий ящик. Он был забит одеждой. Джинсы, футболки, трусы, носки, ветровка и два стареньких, но очень теплых свитера.

Майка и Саша перещупали одежду, но ничего не обнаружили. Сложили все, как было, и выдвинули последний ящик. Вся надеж­да у Майки теперь возлагалась на него.

В этом ящике оказалось очень много интересного, но никаких пленок не было. Самой интересной находкой оказался фотоальбом. Но сейчас не было времени его внимательно разглядывать. Поэтому, его просто быстро перелистали и решили взять с собой на работу. Потом, извлекли толстую общую тетрадь и два потрепанных блок­нота. Судя по записям, цифрам, расчетам, это были бухгалтерс­кие сводки. Тоже, надо тщательно разбираться с ними на рабо­те.

-А это что за штучка? — крутя в руках какую-то коробочку, спросила Майка. Саша отобрал у нее находку и заглянул внутрь коробочки.

-Это бритва, причем, работающая на батарейках. Вот класс! Мне бы такую. В дороге, незаменимая вещь,- восхитился Саша.

-Ну, так и забирай. Она ведь теперь больше никому не нуж­на. Чего зря валяться будет?

Сашка не заставил себя упрашивать и сунул бритву в карман. Они обнаружили еще миниатюрный приемник, консервный ключ, на­бор пластиковых стаканчиков, складной многофункциональный нож, керамический подсвечник и штук пять свечей, спички, блок сигарет «Прилуки», и средство от комаров. Все. Больше в комоде ничего не было.

-Ну, где же эта чертова пленка может быть? — с досады просто таки взвыла Майка, усевшись на диван.

-А ну-ка, кыш с дивана. Дай я посмотрю в диванном ящике. А ты пока осмотри кресло, — распорядился Саша.

Он выдвинул ящик и стал извлекать на пол картонные коробки. Так как в кресле ничего не оказалось вообще, Майка оставила его в покое и присоединилась к Саше. Они вытряхивали из каж­дой коробки на пол ее содержимое, пересматривали его и укла­дывали не место. В одной коробке лежали всякие винтики, бол­тики, гайки, прокладки. В другой инструменты: молоток, от­вертки, плоскогубцы, ключи. А из третьей, на пол шмякнулся пистолет, замотанный в цветную тряпку.

-Вот уж чего не ожидала здесь найти, так это оружие, — удивилась Майка. — Хотя, он же из этих, короче, морских дивер­сантов. О группе резерва что-нибудь слышал?

-Да. Но это же далекое прошлое. Их уже лет пятнадцать, если не двадцать, как расформировали за ненадобностью. Так он из них? А ты вроде бы говорила, что алкаш. Бывший сантехник. За ГР, по-моему, и речи не было?

-Не было. Эта информация, можно сказать, случайная. В де­ле данный факт не фигурирует. Я пока не решила, стоит ли об этом упоминать. Понимаешь, могут начаться всякие непредви­денные осложнения. Пришьют сюда политику, «дворцовые» интри­ги. Короче, я, о том, что он из ГР, знаю. Этот момент учиты­ваю, но не афиширую… пока. А там видно будет. Ты тоже по­малкивай.

-Понял. Слышь, Майка, давай и об этой квартире будем помал­кивать, а? Может, пригодится как конспиративная, а может, правда используем когда и в личных целях.

-Ладно, — улыбаясь, согласилась Майка. — Используй в личных. Сашка проверил пистолет. Не заряжен. Поискал патроны, но нигде не нашел. Пожал плечами и сунул его в карман, обернув в ту же тряпку. Извлек последнюю коробку, заполненную письмами и какими-то фотографиями. Это было все. Больше искать негде.

-Может никакой пленки не существует, а? — вздохнул Сашка.

-Должна существовать! Ты же слышал, что говорили эти ти­пы в «Белой вороне»? У них копия и они ищут оригинал.

-А. может быть, они ошиблись. Может у них и есть оригинал, а они в этом деле ни бум-бум. Ну ладно, давай посмотрим, мо­жет какой тайник здесь еще есть. Но, вряд ли, — сдался Сашка под колючим Майкиным взглядом.

Они простучали стены. Облазили все углы. Поискали в захлам­ленной части чердака. Но, увы. Поиски больше ничего не дали. Покрытые слоем пыли и паутины, Майка и Саша спустились в подъезд. Саша запер чердак. Еще раз высказался на тему, что его это убежище неимоверно заинтересовало и понравилось. Вздохнул. И они с Майкой отправились на работу разбираться с найденными бумагами.

Светка была доставлена в обычную двухкомнатную квартиру, в стандартной старой пятиэтажке. Квартирой, похоже, давно не пользовались. На мебели лежал толстый слой пыли. Воздух был каким-то спрессованным и затхлым. Светка уловила запах мышей и удивилась, что они могут делать в пустой квартире, где нет ничего съедобного. Потом, подумав, решила, что мыши вполне могут ходить питаться в соседние квартиры, а сюда возвра­щаться жить. И тут же мысль о мышах навела ее на мысль о лю­бимом коте Ваське.

-А где мой кот? — рявкнула она на Эдика.

-У меня дома. Сейчас съезжу, привезу тебе провизию и за­одно заскочу домой за котом, — успокоил ее Эдик, открывая окна.

Светка бросила в угол сумку и отправилась в ванную. Нашла там ведро и тряпку, и, не теряя времени, приступила к уборке. Находиться с таким количеством пыли в одном помещении она не хотела. Эдик одобрительно кивнул.

-Ладно, наводи пока порядок, а я скоро буду. Из квартиры нос не высовывай. Дверь никому не открывай. Хотя, никто зво­нить в дверь и не должен, но, мало ли что в жизни бывает. Он удалился, а Светка принялась за работу. Эдик явился через часа два, но Светка даже не заметила, как эти два часа про­летели. Она успела устать в борьбе за чистоту, а до полного завершения уборки еще было далеко.

Эдик явился с двумя сумками и большим целлофановым пакетом. Одна сумка была заполнена Светкиной одеждой, а в другой при­был Светкин любимый кот. В целлофановом пакете была провизия. Эдик загрузил то, что необходимо в холодильник. Прошелся с деловым видом по квартире и изрек, что условия нормальные и несколько дней здесь прожить можно вполне комфортабельно. Кот выбрался из сумки и перепугано взирал по сторонам, вы­тянув шею и надув хвост. Но через несколько минут, обнюхав всю квартиру, освоился и успокоился. Теперь кот спокойно разгуливал по комнатам и знакомился с обстановкой. Светка продолжила наводить порядок, а Эдик отправился на кухню и оттуда, через несколько минут, запахло чем-то вкусным. Светка потянула носом, вспомнила, что сегодня не ела, а пе­рекусывала и поспешила закруглиться с уборкой. Завтра все окончит. А сейчас в ванную и за стол. Она включила колонку и влезла под душ.

-Ты там не долго, — прокричал Эдик,- еда остывает.

-Сейчас иду,- отозвалась Светка.

Когда она появилась на кухне, на столе уже стояла сковорода с жареным салом, луком и яйцами. Миска салата из огурцов и помидор, хлеб и бутылка водки.

-Вот!- с гордостью показал рукой в сторону стола Эдик. — Верх моего кулинарного искусства. Давай отметим твое похищение и временное заточение. И пусть тебе оно не пока­жется ужасным. Расслабься, отдохни, отоспись. Когда еще та­кая возможность представится!

-Да уж… — неопределенно хмыкнула Светка.

Они выпили по рюмке водки, и Эдик положил на Светкину тарелку огромный кусок яичницы с салом. Светка с огромным удовольст­вием разделалась со своей порцией. Очень вкусно. И почему ей не приходило в голову, что яйца можно жарить на сале? Это же сказка. А она всегда только на масле. Надо взять себе на во­оружение.

-Я здесь буду одна?- сразу же решила уточнить Светка.

— Если страшно, я могу остаться, — с полным ртом промычал Эдик. — Никого другого привлекать не хочу. Не люблю случайнос­тей. Про эту квартиру знаю только я. А если к тебе кого-то приставлять, то будут знать еще люди. Думаю, это ни к чему. Видишь ли, я доверяю только себе и то, не всегда.

-Ладно, побуду одна. Не утруждай себя. Мне не бывает страшно, а бывает скучно,- отмахнулась Светка.- Кстати, а ты кто?

-Оно тебе надо? Считай, родной брат Бетмана, — засмеялся Эдик.

-Не хочешь, не говори, ради Бога. А семья у тебя есть? Это хоть не секрет?

-Такие мужики, как я, на дороге не валяются,- серьезно сообщил Эдик. — Конечно, есть жена и куча детей.

-А куча, это сколько? — уточнила Светка.

-Куча-это двойня, — вздохнул Эдик.

-Мальчики или девочки?

-Мальчики. Перешли в пятый класс. Шкодливые, как коты. Устал уже отбиваться от соседей и учителей. Как Маугли, всех успели достать, — засмеялся Эдик.

Они проговорили о детях до позднего вечера. Другие темы Светка решила пока не трогать. Все, что ее интересует, она все равно узнает, но постепенно, без нажима и без вопросов в лоб. В десять Эдик ушел, проинструктировав Светку на все случаи жизни.

-Да, и никому не звони. У той же Майки, да и у Петьки, могут прослушиваться телефоны. И вычислить, где ты находишь­ся, не составит труда. Если случится что-нибудь неординар­ное, звони мне по телефону 44-75-28. Если я позвоню, то сра­зу же назову себя. Если не назвал, бросай трубку и ни с кем не говори ни слова, — обуваясь, выдал последние указания Эдик, и исчез за дверью, пообещав, появиться завтра, в десять утра.

Светка убрала со стола, провела с котом беседу, почти такую же, как с ней Эдик: на шторах не кататься, когти о кресла не точить и обои не обдирать. Показала Ваське, где стоит его ко­робочка-туалет, где водичка. Не очень, правда, веря, что кот все понял, как надо. Хотела сесть за свои бумаги. Но пережи­тые впечатления, выпитая водка и усталость, взяли свое. Гла­за просто слипались, и Светка отправилась спать.

Утром ее разбудил кот. Он никак не мог найти свою коробочку и орал во всю глотку, носясь по квартире, как лось. Светка отнесла его к нужному месту. Убедилась, что на этот раз он все понял правильно, и глянула на часы. Шесть утра. Кошмар. В такую рань она никогда не просыпалась. Светка отправилась на кухню, чтобы поставить на плитку чайник и удивилась коли­честву бегающих по столу тараканов. Невероятно! Никто в квартире не жил черт знает сколько времени, а тараканов, тьма! Она попробовала их передавить. Дудки. Те разбегались в разные стороны с бешеной скоростью. И из сотни, ей удалось прикончить только троих. Счет, явно, не в ее пользу. Надо будет обязательно сказать Эдику, чтобы привез какую-нибудь отраву. Такое соседство Светку раздражало. Она передумала ставить чайник, и пошла досыпать.

Эдик, как и обещал, появился ровно в десять. Привез Светке все, что она просила. Сообщил, что новостей пока никаких нет. Пообещал заехать в шесть вечера и удрал. От нечего делать, Светка закончила все свои бумажные дела, чего от себя даже и не ожидала и устроилась перед телевизором. Кот забрался к ней на руки и от удовольствия громко замурлыкал. Не часто ему удавалось посидеть на руках у своей хозяйки. Ей вечно некогда. Носится по дому, как угорелая, и только успевай спа­сать свои лапы и хвост, чтобы не оттоптала.

В шесть прибыл Эдик. Сообщил, что видел Майку. Та передала, что с детьми все в порядке. Довольны жизнью и не скучают. В делах, никакого пока прогресса.

Светка запаниковала, что ей придется сидеть здесь веч­ность, пока у них там наметится прогресс. Но Эдик заверил ее, что все скоро кончится. Возможно, даже раньше, чем плани­ровали. Объяснять что-либо отказался. Забрал Светкины бумаги и, пообещав передать их Петьке прямо сегодня, отбыл в неиз­вестном направлении. Сказал, что очень спешит и сегодня не сможет, к сожалению, составить Светке компанию за ужином. Попросил сделать с собой какой-нибудь бутерброд, так как до­мой уже не успевает, и унесся.

Короче, все нормально. Единс­твенное, что раздражало, так это тараканы. Причем кота они раздражали не меньше чем Светку. А тараканы вели себя просто возмутительно. Сначала, они появлялись из своих укрытий только, когда Светка погасит свет. Потом осмелели и стали появ­ляться и при свете, но когда Светка уходила из кухни. А через какое-то время совсем обнаглели и перестали вообще обращать на нее внимание. Шастали, как по Бродвею. И их количество просто таки ужасало!

За отраву Светка забыла сказать Эдику, и теперь ломала голо­ву, как бороться с этими нахалами. Порылась в кошачьих ве­щах, которые по ее просьбе доставил утром Эдик, и извлекла маленький тюбик. Это было средство от блох и клещей. Тюбик был махоньким. Всего три миллилитра. И надежды, что он как-то, губительно, будет действовать на тараканов, у Светки вообще не было. Но выбирать все равно было не из чего. Она отрезала колпачок, накапала жидкость на палец и поелозила по краям стола, возле мойки и по кухонной тумбочке. Больше ни на что не хватило. А в кухне еще была тьма мест, где жили эти твари. Светка вздохнула и, поняв, что это дурацкая затея, плюнула на тараканов и пошла спать.

Разбудил ее Эдик. Он явился ровно в десять утра и страшно удивился, что Светка до сих пор дрыхнет. Пока она умывалась, ­он отправился на кухню варить кофе.

-Эй, Светка, ты, что вчера на ужин готовила? — донесся через минуту перепуганный голос Эдика.

-Картошку отварила и колбасу порезала. Ну, еще чай за­кипятила. А что? — проорала Светка из ванны.

-Кончай плюхаться и иди, глянь, что тут творится!

Светка вылетела из ванны, и полетела в кухню узнать, что там произошло, что Эдик орет таким страшным голосом. Весь стол, тумбочка и мойка были устелены тараканьими трупами. Пол был покрыт ковром из дохлых тараканов. Зрелище впечатля­ло! Они с Эдиком смели три полных совка этого добра и смыли в унитазе.

-Чего это они у тебя нажрались? Может колбаса такая, что от нее даже тараканы дохнут?

-Да нет. Это я помазала на кухне кошачьим средством от блох и клещей. Но там его граммулечка всего была. Если честно, то вообще не верила в успех, рассчитывала только, что они в лучшем случае, просто временно уйдут к соседям. Но, что будет такой «падеж скота» и предположить не могла, — призналась Светка. — Вон, кстати, тюбик на подоконнике лежит. Забыла вы­кинуть.

-Дай, я ребятам на работе покажу,- попросил Эдик. — Ска­жу, пусть сходят в ветаптеку и купят таких, штук десять. У нас там тараканов, как грязи. И ничего их гадов не берет. Карандаши, порошок, аэрозоли. Господи, чего только не пробо­вали! Но, эти паразиты… хотя бы для приличия, пару штук сдох­ло. Сами чуть не окочурились, а им хоть бы хны. Ну, теперь мы им покажем Кузькину мать!

Светка вымыла стол, и они с Эдиком сели пить кофе. Разговор ни на шаг не отходил от тараканьей темы. Эдика прямо перемк­нуло на этих «пернатых». Светка вполне обоснованно подозрева­ла, что он сознательно развивает эту тему, чтобы она не лез­ла ни с какими расспросами. Ладно, сегодня не будет. Надо усыпить его бдительность, а потом, потихоньку, по-хитрому, все, что ее интересует, выудить. Время не поджимает. Успеет.

Чтобы Светка не скучала, Эдик принес ей пару книжек. Так как ее вкусов он не знал, то захватил один детектив и один женский роман. Надеялся, что не промахнется при любом раск­ладе. Все его знакомые женщины читали либо то, либо то. Поо­бещав заскочить вечером, Эдик умчался на работу.

Светка устроилась на диване с книгой в руке, но почитать не пришлось. Вдруг, ни с того — ни с сего, разболелся ее зуб под коронкой. Он периодически давал о себе знать, но Светка да­вила его анальгином и эту проблему успешно решала. Сейчас же на анальгин зуб не реагировал. Боль нарастала и Светка прос­то не находила себе места. Ну, надо же, как некстати. Она ре­шила обследовать его перед зеркалом. Может, найдет под корон­кой щель и туда удастся запихнуть кусочек анестезина? От не­го десна занемеет и, возможно, зуб успокоится.

Зеркало было только в ванной. Причем, расположено так неу­добно, что Светке, чтобы рассмотреть свой зуб, надо было влезть в саму ванну. Она стала босыми ногами в мокрую сколь­зкую ванну, открыла рот, но тут же поскользнулась и шлепнулась, больно треснувшись ногой. На ноге стала вздуваться си­няя шишка. Очевидно, пострадала вена. Найдя в аптечке бинт, Светка наложила тугую повязку. Теперь у нее болели и зуб и нога. Вот холера, хоть смейся, хоть плачь. Но больше хотелось плакать. Зуб ныл невыносимо. Терпеть больше не было сил.

Плюнув на все, она натянула джинсы и футболку. Собрала волосы в конский хвост, (чего не делала со школьных времен). Одним движением руки отхватила прядь волос надо лбом. Получилась отличная челка. Водрузила на нос солнцезащитные очки, в которых ее привез сюда Эдик. Глянула на себя в зеркало. Убедилась, что ее, и мать родная не узнает, и принялась искать ключи от квартиры. Но ключей нигде не было. А зуб болел уже так, хоть на стенку лезь. Ре­шив, что за час в квартиру вряд ли заявятся грабители, Свет­ка плотно закрыла входную дверь на газетку, предварительно заблокировав защелку замка, чтобы он не захлопнулся, и выс­кочила во двор. Сориентировалась, где она находится, и помча­лась к автобусной остановке.

Через десять минут она уже си­дела в зубоврачебном кресле у своей знакомой. Та осмотрела зуб и сообщила, что ему «капец». Он под коронкой просто сгнил.

-Выдирай его к чертовой бабушке и побыстрее, — попросила Светка.- Болит, сил нет терпеть. Просто умираю!

Ольга набрала в шприц лекарство. Пару раз кольнула рядом с зубом и через каких-то пять минут его без особых усилий вы­дернула.

-Лечить вовремя надо. А то думаешь задницей, а потом без зубов останешься. Корень совсем расплавился от гноя. Антиби­отики дня три попей, а то остеомиелит челюсти заработаешь.

-А что это такое?

-Сгниет челюсть и отпадет, тогда узнаешь, что это такое. Возьмешь в аптеке амоксил, и по одной таблетке два раза в день будешь пить. Поняла? Все, вали отсюда, у меня людей еще пол­но,- не очень вежливо выпроводила Ольга подругу. — Да, и зава­ри шалфей, пополоскай теплым раствором.

Светка покинула стоматкабинет и вышла на улицу. Нестись сломя голову в покинутую квартиру, или заскочить все-таки на рыночек и купить все, что ей надо?

Светка была на распутье. В принципе, десять минут роли не сыграют. Стрелка весов скло­нилась к посещению рынка. Зуб больше не болел, что радовало. Но нога болела. Пешком до рынка не дойти, хоть тут и идти-то всего ничего. Светка вздохнула и поплелась на автобусную ос­тановку. Автобус был полупустой и Светка села в центре у ок­на. Рядом с ней сел мужчина. Светка глянула на соседа и чуть не свалилась с сидения на пол. Рядом с ней сидел тот, кого она видела лежащим на асфальте в луже крови. Лицо того муж­чины она запомнила очень хорошо. Смуглое, с тяжелым подбо­родком, сросшимися на переносице бровями. Нос с горбинкой и тонкие, но красиво очерченные губы. Она рассмотрела его еще тогда в кафе. Потом, лежащего на асфальте. Нет, сдуреть мож­но. Зомби, что ли? Ну, не мог он ожить! Тот мужчина точно был мертвый. Мертвее просто не бывает. Господи, да это, на­верное, просто двойник. Почему сразу оживший труп? Совсем крыша съехала! Размышляя, Светка и не сообразила, что смот­рит на мужчину в упор, вытаращив глаза и разинув рот.

-Что-нибудь не так? — удивленно спросил мужчина.

-Нет-нет, все в порядке, — поспешила заверить его Светка и убрала с лица признаки идиотизма.

-А чего вы на меня так странно смотрите, как будто я ино­планетянин? — шепотом спросил мужчина.

-Я не на вас. Я просто глянула в вашу сторону и в это время, вдруг, вспомнила, что не выключила дома утюг. А у ме­ня дома только кот. Кошмар! — пролепетала Светка.

-Тогда выходите сейчас на остановке, хватайте такси и быстрее домой. Может еще не поздно. Деньги на такси есть?

Светка моментально прокачала ситуацию. Скажет, что есть, придется распрощаться и выходить на остановке ни с чем. А если скажет, что нет? Может он предложит ей деньги на такси? Тогда она может разжиться его координатами, под предлогом, что надо отдать долг.

-Нет, только мелочь на обратный путь, — беспо­мощно помотав головой, сообщила Светка.

Изображать растерянность и полное обалдение ей в данный мо­мент не надо было. Светка уже догадалась, что на ее физионо­мии сейчас налицо все признаки полного идиотизма в сочетании с ранним, но хорошо выраженным маразмом.

Мужчина извлек из кармана полтинник и протянул Светке. — Бегом к выходу, а то не успеете. Сейчас остановка, — рявкнул он на Светку.

-Скажите свой адрес, я потом вам завезу деньги, — беря ку­пюру, выпалила Светка.

-Ой, ладно, переживу, — отмахнулся мужик,- тоже мне, сум­ма, из-за которой стоит дергаться. Быстрее к выходу!

Автобус остановился, и Светке ничего не оставалось делать, как выйти. Автобус все никак не отъезжал от остановки, и ей пришлось перейти на другую сторону улицы и поднять руку, тормозя такси. Мужчина смотрел в окно, и видно было, что он всерьез переживает за Светку. Удастся ли этой дуре добраться домой раньше, чем сгорит ее квартира.

Рядом затормозило такси. Светка забралась в салон как раз в тот момент, когда отправился наконец-то автобус. Так что, мужик убедился хотя бы в том, что Светка поймала машину и благополучно отбыла.

-Куда?- спросил таксист. И Светка, выпалила: «К централь­ной аптеке». Ляпнула первое, что пришло в голову. И на черта ей сдалась эта центральная аптека? Хотя…, там, рядом есть рыночек. Прекрасно. Купит все что надо… А в аптеку то ей тоже ведь надо! Ольга сказала, может отпасть челюсть. Еще только этого не хватало. Что у нее тогда будет за вид без нижней челюсти? О, Господи! Конечно, в аптеку!

Купив амоксил, она, прям тут же, проглотила одну таблетку без воды. Чего терять время? Ведь с каждой минутой, наверняка, опасность для ее челюсти возрастает. Нельзя рисковать своим внешним видом!

Она пробежала по рыночку. Накупила всего что хотела и нап­равилась к телефонным автоматам, которые выстроились в линию возле стены какого-то здания. Эдик сказал никому не звонить. Но нельзя звонить только из квартиры, могут вычислить ее по номеру телефона. А с автомата ведь можно! Она быстренько по­говорит, бросит трубку и улетучится с этого места. Попробуй ее тут вычисли. Довольная пришедшей в голову идеей Светка отправилась воплощать эту идею в жизнь. Но ее ждало разочарование. Майки на месте не оказа­лось. Ее секретарша сообщила, что та уехала на прерывистые курсы в Днепропетровск и будет на работе завтра.

Слава Богу, хоть Петька оказался на месте. Сообщил, что бу­маги шефу передал. Ей оформил больничный у какого-то своего знакомого доктора. Шефу о похищении ничего решили все-таки не говорить. Начнет дергаться и наделает каких-нибудь глу­постей. И вообще, с понедельника Петька выпросил для Светки отпуск и уже подписал все бумаги.

Светка даже расстроилась. Она то думала, что весь город только и делает сейчас, что обсуждает ее похищение! А оказы­вается, никто и не в курсе. Даже обидно. Никакой тебе славы. Ну и как это называется?

Светка быстро закончила разговор с Петькой, попросив, не упоминать об этом событии Эдику.

-Так ты что, сбежала?- ахнул Петька.

-На две минуты. Уже бегу назад, — скороговоркой сообщила Светка и бросила трубку.

Через десять минут она уже влетела в брошенную квартиру. Сразу же проверила, не появились ли в ней новые жильцы и не посетили ли ее за это время воры. Но ничего за время ее от­сутствия не изменилось. Кот с сонной физиономией встретил ее в коридоре и сразу же приступил к обследованию принесенного Светкой пакета. Рассовав по местам продукты, они с котом от­правились на кухню чистить селедку.

Перстень от покойника. Часть 7: 16 комментариев

  1. Алена, привет! Порадовала с утра, обожаю приключения твоих героинь))! Потрясающе!
    П.С. Как раз зуб под коронкой заныл, гад)..

  2. Ань, приветик! Спасибо! Ты, как всегда, самая первая! А зуб под коронкой лечи! Вырывать нельзя, а то потом придется вставные носить… С теплом. Алена.

  3. На этом сайте очень неудобно читать: странички загружаются медленно. Пришлось открыть два окна — одно для чётных страниц, другое для нечетных. Так чтение идёт быстрее 🙂
    Напугала Ты с челюстью, тоже зуб болит. Пополощу с содой, затихнет. Надо к врачу выбраться. Сегодня у нас опять революция в стране, хотя за нашим окном всё спокойно. Но завтра или послезавтра надо как-то выбраться 🙂

  4. Тань, ты там хоть осторожно. Никуда не влазь. Ну их нафиг с их революцией! И вообще, вам там не страшно жить?

  5. На Украине тоже жизнь ужасная. Заводы останавливаются, работы нет. Зарплаты и пенсии мизерные. И становится всё хуже и хуже…

  6. Пол женской Украины уже в Хургаде. Причем, не какие-нибудь шолошовки (хотя и такие, наверное, есть), а красавицы, с высшим образованием, по 2-3 иностранных языка знают… Теряет генофонд Украина, да и Россия тоже. Но, видимо, Создатель решил малость перемешать расы и нации, а то скучновато ему наблюдать загнивание Человечества 🙂

  7. Тань, если бы я была помоложе, тоже куда-нибудь рванула. Но… дети, внуки, собака, коты, больная мама и больная свекровь (ей уже 84)… В общем, не могу в этом году даже на море на недельку вырваться. С улыбкой. Алена.

  8. Ой, какие приключения у героев детектива!
    Шараются то по подвалам, то по чердакам, что-то находят!
    Как говорится, «какая интересная у людей жизнь!»
    А тууут же ж! ))

  9. Ну и авантюристы!
    Однако без этого не было бы интересного детективчика 🙂

    Иду дальше

  10. Сочувствую я всем этим «красиво» живущим, только и смотри, откуда камень прилетит, то ли от ментов, то ли от своих 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)