ПРИВИВКА ОТ ЛЮБВИ.

Рабочий день приближался к своему логическому завершению. Арина зашла в диспетчерскую:
— Девчонки, как у вас сегодня с машиной?
— Арина Юрьевна, только что отправили на Советский. Валера повез Демкина домой.  Вернется  минут через  тридцать. Вы подождете?
— Моя лошадь уже запряжена и отбывает через пятнадцать минут… но не в Париж. Ладно… пока!
— Приходите завтра, Арина Юрьевна! До завтра! — пошутила  диспетчер Танечка.
— Конечно, обязательно. Куда уж без нее, без  родимой работы…
Арина любила ходить по магазинам, но не любила возить с работы тяжелые сумки, правда, иногда это правило все-таки приходилось нарушать, от жизни никуда не денешься. И в такие дни, если машина была свободна, то просила водителя подвести до остановки автобуса. Сегодня был не ее день. Есть такое слово «не везет», а как с ним бороться мало кто знает. Обычно ее подвозила домой Олеська, если была на машине, которую делила с мужем, но  эта неделя была не ее, а Дениса. Постояв над большими пакетами из «Пятерочки»,  Арина достала телефон и набрала номер Виталия. Он  ответил на первом же гудке, будто ждал ее звонка:
— Ариша, привет!
— Привет!
— Как дела? Что-то случилось?
— Дела идут, контора пишет… Ничего не случилось…-ответила Арина.
— Только не говори, что смертельно соскучилась и захотела меня услышать…
— Виталя, ты сейчас где?
— Совсем рядом…
— Ты можешь меня до остановки подвести? — спросила Арина.
— Конечно.  Выходи на улицу.
Через минуту машина Виталия стояла уже перед крыльцом. Он быстро выскочил из нее, легко, как перышки, подхватил пакеты и засунул на заднее сидение, открыл пассажирскую дверь перед Ариной. До остановки домчал за несколько минут.
— Ну вот и приехали… — с каким-то сожалением вдруг произнес Виталий.
— Спасибо, Виталик. Как хорошо, что есть друзья…- улыбнулась Арина.
— Ариша, я могу быть не только другом… Ты разве не поняла это за  два года нашего знакомства?..
— Нет,  друг мой… Лучше быть хорошими друзьями, чем  любовниками…
— Но я хочу быть не… не только любовником… Назови хоть одну причину, почему мы не можем быть вместе.
— Пожалуйста! Ты сначала реши проблемы со своей бывшей женой и детьми…
— Мы подали на развод… Это ерунда, что мы живем вместе…
— Это не ерунда. Вторая причина — ты младше меня на двенадцать лет…
— Я повторюсь, что это ерунда, Ариша. Вон Пугачева с Галкиным…
— Звездам можно все. Тебе  тридцать пять… У меня взрослый сын… Нет, Виталя… Нет… Спасибо, что подвез.   Извини… автобус…
Он вытащил ее пакеты из машины, донес до остановки и поставил рядом с ней.
— Ариша, все что сказал — это серьезно… Пока!
Как хорошо, что есть дорога домой… Да сейчас можно было полностью отключиться от всех мыслей о работе и о домашних делах. Сорок минут дороги — это ее собственное время, когда она могла думать о чем угодно. Арина нашла в телефоне «Дорожное радио», и в наушниках зазвучало: «Я была счастливая, а счастливы ли вы? Пусть вам повезет в любви…»  «Смешной Виталька… Я ему даже повода не давала, чтобы так думать.  Дружба дружбой… Нет.  Страсти меня давно не мучат. А Виталя не вызывает никаких чувств, кроме дружеских… Странно… А была ли любовь в моей жизни? Наверное , была к мужу… Но карты, девочки, друзья ему были дороже… Не нужен был дом, сын… Он постепенно убивал эту самую любовь, а расставание стало спасением для нее и, наверное, для него.  Потом Сергей… Хм… Какое-то помрачение рассудка. Влюбилась, как девчонка, а он… он испугался… После этих отношений… Ничего… Есть прививки от кори, краснухи, а она получила прививку от любви… «- думала Арина, сидя в автобусе. Еще немного, еще чуть — чуть, и она будет дома. Как хорошо возвращаться в свой старый дом, в его стены после работы. Он был для нее действительно  крепостью, в которую за последние пять лет не зашел ни один мужчина даже на «попить чаю». После Сергея подруги пытались ее знакомить с неженатыми друзьями своих мужей, но ни один не вызывал в ней никаких, даже легких волнений, чувств. То ли любовь умерла, то ли заснула так крепко, что набат небесного колокола ее не мог разбудить. Поэтому и Виталькино предложение вызвало у нее только легкую полуулыбку. Она давно решила, что с мужчинами у нее может быть только дружба, а с любовью покончено… Подруга шутила: «Ничего, ничего… Вот раздастся гром небесный и влюбишься, и будет у тебя все хорошо… Женщина не должна жить без любви!» Годы идут, идут, а гром все молчит и молчит, и теперь ей оставалось только отшучиваться на слова подруги: «Нет, Наденька… Я теперь стала мудрой, как черепаха Тортилла, да и возраст… С ним уже ничего не поделаешь… И привыкла к спокойной жизни, когда думать или беспокоиться ни о ком не надо…  Если только о сыне. Так женится скоро. И стану сама себе хозяйка… Можно будет идти на все четыре стороны… Свободная, как ветер.» Вот и ее остановка. Еще пять минут и дома, дома… Пакеты оттягивали руки, но как говориться, своя ноша не тянет… У нее во дворе каждую весну зацветает старая дикая груша. Еще сегодня утром на ней были только бутоны, а сейчас она стояла вся в  цветах, как невеста в белом платье перед алтарем. За один день из старого — старого дерева с кривыми ветвями она превратилась в чудо природы, на которое полюбоваться останавливались все прохожие. Не прошло и часа, как  Арина покинула город из стали и бетона с  шумом тысяч машин на  автострадах,  а сейчас  стояла среди деревенской тишины, которую нарушало только  жужжание сотен пчел среди ветвей цветущей груши. Стоять и любоваться можно было бы еще долго, но… Она только открыла калитку, как перед домом остановился большой внедорожник, а из него вышел мужчина с фотоаппаратом и начал фотографировать дерево. Соседка смеялась: «Твоя груша достопримечательность нашего района… Когда цветет надо вешать на заборе объявление, что частная собственность и съемка разрешена только с согласия владельца.» Жаль то, что эта красота живет всего  несколько дней…  Какой-то миг, мгновение, как жизнь — утро, день, вечер, утро, опять день…
Каждое утро, приходя на работу, кажется, что с нее и не уходил вовсе… В эту пятницу рабочий день начинался особенно бурно — телефон не умолкал, и было похоже, что еще немного и из черного он превратиться в красный, раскалившись от слов и просьб, кто-то спорил в коридоре, что-то требовали, даже кричали… один из сослуживцев зайдя к Арине в кабинет пошутил: «Ну все, началось утро в деревне…» Прошло каких-то два часа и вдруг наступила тишина, будто людские страсти выдохлись и улеглись сами собой. Арина занялась  сметой, которая зависла и не хотела укладываться в сумму разрешенного лимита. Вдруг раздался стук в дверь, и не дожидаясь  ответа, дверь отворилась. Компьютер у Арины стоял так, что  работая на нем, она сидела спиной к двери, не успев повернуться, услышала вопрос, заданный приятным мужским баритоном:
— Можно войти?
— Вы уже вошли… — ответила она, поворачиваясь к вошедшему. На пороге стоял мужчина лет пятидесяти, чуть выше среднего роста, подтянутый, с египетским или турецким загаром и с улыбкой во все тридцать два зуба, как у голливудских актеров. «Какого дяденьку к нам занесло,»- подумала про себя Арина.
— Здравствуйте! Мне посоветовали к вам обратиться, как к одной из самых лучших специалисток этой организации. Мне нужна экспертиза по смете,- и мужчина протянул Арине синюю папку с документами.
— Здравствуйте… У меня, извините, очень много работы. У нас есть и другие, гораздо лучше меня, специалисты. Например, в кабинете напротив… Карасев Максим Максимович…
— Но я был у него… Он меня направил к вам. Посмотрел документы и отказался. Пожалуйста посмотрите их. Вы должны мне помочь. Очень прошу. Я хорошо вам заплачу…
— Все вопросы решаются через договорной отдел и директора,- ответила жестко Арина.
— Я вам лично заплачу,- продолжал настаивать мужчина.-Неужели вам не нужны деньги, Арина Юрьевна?
—  Нужны… Но такие вопросы решаются именно только так. Извините. Кабинет директора на втором этаже. До свидания. — Арина дала понять, что разговор окончен и продолжения не будет.
Мужчина еще постоял пару минут и вышел, громко хлопнув дверью.
— Расхлопался еще тут, — уже в пустоту сказала она,  принимаясь опять за правку «упрямой сметы», но почему-то появление этого человека  выбило ее из привычного ритма.
У нее своей работы было, как говорят выше крыши, за которую платили по нынешним временам довольно прилично, и она никогда не брала «левак» в производство, даже если за него обещали хорошие деньги. Дверь с шумом распахнулась и на пороге появилась Олеська:
— Привет! Сегодня не день, а какой-то дурдом. Веселая пятница! Какой-то бешеный пришел и требует оформить договор на экспертизу сметы. Генеральный уперся рогами, не хочет брать… Тот требует… Настырный такой.
— Привет! Он у меня уже был… Хотел в обход…
— Ну да, нормальные герои всегда идут в обход… Пойдем кофе попьем… А, если честно, то мужичок ничего себе так… «Одинокий мужичок за пятьдесят…» — вдруг пропела Олеська.
— Прямо как на плакате: «Вот он я! Любуйтесь!» А улыбка…- смеясь, поддержала Олеську Арина.
— Меня такие раздражают… Хотя парфюм у него настоящий, французский…  Действительно, дядечка, как с плаката или рекламы. Не знаю о чем они с Андреевичем договорятся… Не приведи Господи, для такого смету делать… к каждой запятой будет придираться, — разливая по чашкам кофе, продолжала Олеся. Но кофе попить была не судьба. В комнату отдыха влетел взъерошенный эксперт Малов:
— Арина Юрьевна! Там клиент к вам пришел… Ломится в  кабинет, а вас нет на месте. Не работа, а какой-то сумасшедший дом сегодня. Опять, наверное, какие-то пятна на солнце… Идите, голубушка, кофе потом допьете.
Арина уже предполагала, кто это может быть.
— Где вы ходите? Я здесь уже десять минут стою…- завидев Арину, начал мужчина.
— Простите, не десять, а две…- улыбаясь перебила его она.- Или вы считаете, что нападение самое лучшее средство защиты?
— Да… но… Простите. Вот договор.
— Хорошо. Давайте ваши бумаги и приходите через неделю.
— Но у меня оплачен еще и выезд специалиста на объект.
— И где у нас объект?- листая договор сама себя спросила Арина, но увидев название населенного пункта, оторвала взгляд от бумаг и посмотрела удивленно на мужчину. — Это где же такое находится?
— Электричкой три часа езды… Дорожные расходы будут компенсированы.
— Но это  на целый день… я даже не знаю, как туда добраться.
— Ничего, найдете. — В кабинете повисло неловкое молчание.- Но… хотите  я могу вас отвезти, но только  завтра… Позвоните мне, если надумаете. Вот мои координаты.- Он положил на стол визитку и вышел из кабинета, тихо прикрыв за собой дверь, оставив выбор за ней: ехать неизвестно куда на электричке или воспользоваться его предложением, испортив себе выходной день. Ближе к обеду заехал Виталик:
— Привет! Что-то у тебя видок совсем не важнецкий, Арина, и настроение совсем на нуле, как погляжу.
— Пятница… и этим все сказано. Ты чего приехал?
— Просто был рядом вот и заскочил. Пойдем пообедаем вместе.
— Не хочу. Настроения нет.
— Тогда поехали, я тебя в такое место отвезу… Закачаешься. Просто погуляем…
— Если просто погуляем, то  поехали. Только недолго, ладно.
Виталий взял в со стола оставленную визитку и прочитал:
— Иноземцев Сергей Васильевич… Это кто такой?
— Клиент… Работенку тут подкинул.
— Старый, кривой и злобный…- пошутил Виталий.
— Нет… Только очень настырный и…
— Значит молодой и красивый…
— Не угадал. Солидный и средних лет…
— Не то что я.
— Так, положи визитку и поехали,- улыбнулась Арина.
— Вперед, к новым приключениям спешим друзья…-дурачился Виталик.
Он привез Арину на берег залива.  Солнечные блики мерно покачивались на волнах, пахло тиной… Они шли по песчаному берегу. Говорить совсем не хотелось.
— Ариш, о чем ты думаешь?- прервав молчание, спросил Виталий.
— Ни о чем… Так, мелочи жизни.
— Знаешь, у меня такое желание — сгрести тебя в охапку и утащить в ЗАГС…
— Виталя, давай больше не будем возвращаться к этому теме. Мы друзья ни больше, ни меньше.
— Слушай, Ариша… Я знаю  все твои колючки и трещинки… Ты самая лучшая женщина, которую когда — либо встречал.  Я тебя люблю. Выходи за меня замуж.
— Прости, но я не могу тебе ответить тем же… спасибо за прогулку. Отвези меня обратно, пожалуйста. И давай больше не будем возвращаться к этому вопросу.
— Ариша, ну почему, почему? Почему только друзья? Почему? Я хочу большего.
— Я дорожу именно нашей дружбой. Вот и все…
— Ты оставишь мне хоть маленькую каплю надежды?
— Нет. Извини,  мы  герои разных романов.
— Но я не хочу быть тебе просто другом.
— Пойми, а не могу быть,  стать…  для тебя   больше, чем другом. Виталя, я уже старая, как старуха Изыргиль. Посмотри вокруг. Я же вижу, как молодые женщины и девушки смотрят на тебя.
— Да плевать я хотел на них… Хочу, чтобы только ты смотрела на меня так.
— Нет, ты не понимаешь!
— Не хочу ничего понимать… — настаивал Виталий.
— Извини, обед заканчивается… Отвези меня, пожалуйста.
— Хорошо. Но ты всегда уходишь от разговора… То автобус, то обед…
— Я все сказала тебе честно.
— Ты боишься, что скажут люди?
— Ничего уже в этой жизни не боюсь.
— Боишься! Боишься, что тебя полюбят, боишься ответить на эту любовь любовью.
— Не говори ерунды. Нет, сегодня точно, протуберанцы на солнце…
Ближе к концу рабочего дня, Арина все-таки решила воспользоваться предложением Сергея Васильевича и съездить с ним на этот объект в Тьмутаракани, чем потом ехать на электричке и терять целый день. Она несколько раз набирала его номер, но, увы,  никто не ответил. Уже собираясь домой, она набрала еще раз, но результат был тот же самый. Кидая телефон в сумочку  подумала: «Не судьба… Придется потом самой… Да, ладно первый раз, что ли? Где наша не пропадала…» И тут раздалась трель телефонного звонка, а трубке  приятный мужской голос:
— Иноземцев… Вы  звонили несколько раз.
— Господин Иноземцев, это Арина… Вы просили вам перезвонить, если захочу завтра съездить посмотреть объект.
— Конечно, конечно. Рад. что так решили. Вы сейчас на работе?
— Да, но…
— Не уходите. Я  заеду к вам через десять минут и  по дороге поговорим.
— Вы  что сейчас хотите ехать…- но она не успела договорить, как он отключился, и в трубке раздались короткие гудки. — Непредсказуемый клиент этот Иноземцев С. В…
Он не опоздал ни на минуту, ровно через десять минут раздался его звонок. С ним в машине была хорошенькая девушка лет двадцать, которую представил, как своего секретаря. «Ну, да… Конечно, секретарь… По другому точнее не назвать. А, принципе, какая тебе разница секретарь она или нет,»- подумала Арина, сев в машину на заднее сиденье. Он всю дорогу оживленно беседовал со своей молодой спутницей, а у нее спросил только куда   отвезти. «Совсем странный товарищ… Да и день сегодня странный… «- подумала Арина. Остановив машину у  дома Арины, Сергей Васильевич вышел, и, прощаясь, сказал:
— Какая у вас здесь тишина! Когда живешь в многоэтажках, то даже не знаешь, что остались такие места в городе, где так тихо и спокойно. Ни толкотни, ни суеты… Когда совсем состарюсь и надоест городская толчея, переберусь вот в такой же место… А это что у вас так цветет? Яблоня?
— Нет, дикая груша.
— Красиво… Завтра я заеду за вами, Арина Юрьевна, часов в восемь. Не рано?
— Нет. До завтра, — ответила она и скрылась за калиткой.
Сергей Васильевич еще несколько минут постоял, потом сел в машину и уехал. Арина занялась своими обычными делами, но мысли нет — нет да возвращались к дневным событиям. Арина любила наблюдать за людьми, общаясь с ними, в автобусе, на улице… Чем, ее мог зацепить этот Иноземцев, что мысли постоянно возвращались  к нему. Он  разительно отличался от тех, кого встречала ранее. Когда подруга заводила с ней разговор о мужчинах, то Арина смеясь отвечала, что с молодыми интересно, но ей хватает общения с сыном и его друзьями, а ровесники скучны, будто придавлены жизнью,  а   этих хватает на работе. Как послушаешь их брюзжание по поводу жизни и женщин, так думаешь — нет уж лучше  быть одной, чем каждый день слушать о том, кто виноват в том, что все так плохо. И она вдруг поняла, что Иноземцев был не таким- он не искал виноватых, он просто делал свою жизнь такой, какой  хотел, чтобы она была.  Но ее размышления о нем прервал сын, вернувшийся с работы. Сидя за ужином, он вдруг спросил:
— Мама, у тебя все хорошо?
— Конечно. Лучше не бывает. А почему ты спрашиваешь?
— Ты у меня сегодня задумчивая какая-то… Я хочу тебя завтра кое с кем познакомить.
— Да неужели настал час икс?- пошутила Арина.
— Ма, настал… Завтра Саша придет к нам в гости…
— Сын, я завтра  уезжаю утром, когда вернусь не знаю… Так что твоя Саша пусть здесь похозяйничает сама, если захочет.
— Не, ну я хотел, чтобы вы познакомились… Так не интересно!
— Женька, открою тебе один очень маленький секрет! Мы с ней познакомились… случайно еще два месяца назад… Она пришла, когда ты ей не позвонил, что задерживаешься на работе. Она тебя ждала, ждала и пришла… Мы с ней попили чай, поговорили… Мне она очень понравилась. Хорошая девочка.
— Заговорщицы. А ведь она мне ни слова не сказала! Партизанки, елки-палки… — возмутился Женька.
— Ладно, не сердись сын… Так вышло.
— Тогда скажу второе: мы женимся в августе.
— Тоже хорошо. Молодцы.
— Мама, мы решили, что после свадьбы будем жить на квартире Сашиной  бабушки. Ты  не думай, я не оставлю тебя одну… Буду помогать.
— Я ничего не думаю и пока еще со своими проблемами и делами могу  справится сама. У тебя своя свадьба, у меня своя…
— Ма, я знал, что ты так ответишь. Я так хочу, чтобы ты была счастливой.
— Я и так счастливая. У меня есть ты. Разве это не счастье? Это счастье.
— Не, я хочу чтобы ты была счастлива по-настоящему.
— А что такое настоящее счастье, ты знаешь? Не знаешь, пока не знаешь… Нет, сынок, я счастлива, и мне уже больше ничего не надо.
— Я хочу, чтобы ты была не одна. Вот!
Иноземцев…  Иноземцев… И она уже не хотела никуда завтра ехать, считая, что лучше бы съездила одна и потом. Неужели это грянул тот самый небесный гром, о котором ей твердила Надежда. Нет, нет и еще раз нет. Это не тот человек, да и она о нем ничего не знает. Так не бывает, а если бывает то только в кино и в женских романах, которые она когда-то читала запоем, а потом забросила. Вон  они  стройными рядами стоят на книжной полке, пылятся. Надо бы отдать той же самой Надежде, пусть читает, да все руки не доходят… Спала она плохо. Всю ночь снился этот самый Иноземцев с улыбкой в тридцать два зуба, как у актера. Проснувшись утром, сварила кофе, и только успела привести себя и свои чувства в порядок, как к дому подъехала машина.  Раздался требовательный  сигнал клаксона. «Вот, блин, приехал, мог планы поменять, гром грянуть, торнадо… Но ничего   такого за ночь не случилось,»- выходя из дома, подумала Арина.
Они ехали молча. В салоне тихо играла музыка. Она  смотрела в окно в каком-то расслабленном состоянии, похожем на полудрему. Мимо пролетали километры.
— Арина, вы всегда такой замечательный собеседник?- вдруг спросил Иноземцев.
— Что? Не поняла… Я  вас вроде не отвлекаю…
— Арина, дело не в этом. Вы всегда так молчаливы?
— Просто очень хорошая музыка…
— Вам понравилась… Мне тоже нравится саксофон…
— Так, что вы — ведите машину, а я буду слушать хорошую музыку. И погода ей под стать… Сегодня, если не обманули, обещали  солнечно на весь день.
— Вы это так сказали … Мне показалось, или   вы действительно  жалеете, что поехали со мной.
— Получилось, как получилось… Чего уж жалеть. Кофе не хотите?
— Хочу, — останавливая машину на обочине, ответил Сергей Васильевич.- Только давайте его будем пить не в машине, а вон на той лужайке… Смотрите какая красота- зеленая трава и желтые одуванчики… У меня есть два походных кресла… Берите ваш кофе и идем. У меня редко бывают такие дни, когда могу вот так вот посидеть… в хорошей компании и среди одуванчиков.
— Завтрак на траве…- пошутила Арина, доставая термос и коробку с бутербродами.
Он оказался очень замечательным рассказчиком. То ли повлияла хорошая погода, то ли непринужденная обстановка, но мало- помалу они разговорились, и им стало весело. Арина  почувствовала, что какая-то невидимая стена вдруг упала, а ей стало легко.  Он рассказывал смешные истории из жизни, и делал так мастерски, что можно  сказать — это был театр одного актера. Она, смеясь, наливала кофе в стаканчики, предлагала ему бутерброды.  Люди, проезжающие мимо  в автомобилях, глядя на них  из  окон, принимали  за семейную пару, и тихо завидовали этой идиллии. И почему-то  проехав  несколько сот метров, тоже вдруг останавливались и выходили за обочину, за которой простиралось сплошное одуванчиковое поле, манившее пройти по нему босиком. Сев в машину, Сергей Васильевич,  сказал:
— Арина… можно без отчества? — получив согласие, продолжил,- у меня такого замечательного завтрака не было ни разу в жизни… Спасибо, что согласились со мной поехать…
— Мне тоже понравилось… — улыбнулась она в ответ.
— Почему вы так редко улыбаетесь?  Вам очень идет улыбка… Мне редко встречались в  жизни люди, с которыми  было так хорошо… как с вами, Арина. — накрыв ее руку своей, продолжил Сергей Васильевич.
— Спасибо. Вы тоже замечательный рассказчик,- выдергивая свою руку из его ладони, ответила она.
Странно, но в кабине машины она почувствовала, что весь тот флер, непринужденность просто улетучились в один момент. Она убрала руку не потому, что его прикосновения были ей неприятны, нет… Она поняла, что просто боится увязнуть в  новых отношениях, чувствуя, что он именно тот человек с которым она их возможно и захотела бы… Но опять  появился тот липкий страх, от которого,  казалось, удалось избавиться после тех отношений с Сергеем — быть брошенной, покинутой, потерять себя… И опять Сергей… Она еще тогда решила, что это имя для нее роковое, и никогда в ее жизни больше не появится мужчина с ним.  Ее размышления прервал голос Сергея Васильевича, что  приехали, и он сейчас покажет что и как… Они долго ходили по стройке, она записывала все его пожелания , что должно быть учтено в смете. Потом она услышала случайно его разговор по телефону, и почему-то решила, что он разговаривает с той девушкой, которую  видела у него в машине. Почему она так решила, сама не знала. Арина что-то записывала в блокнот,  прикидывала, считала, но в конце концов он не выдержал:
— Арина, что я вам такого сказал, что вы опять надели на себя какой-то панцирь… Вы здесь и не здесь… Где вы спрятали ту Арину, что сидела рядом со мной на поляне среди одуванчиков? Посмотрите же на меня и улыбнитесь, как вы умеете… Что случилось?
— Ничего… Я выполняю свою работу. Вы меня наняли, заключили договор… Я просто хочу ее выполнить качественно… Вот и все. Улыбка в смету не входит, — почти как робот, отчеканила она.
Прощаясь у ее дома, он сказал:
— Спасибо вам за чудесный завтрак на траве…
— Экспертиза сметы будет готова через неделю. Получите ее в договорном отделе. До свидания, — ответила Арина и направилась к калитке.
Он догнал ее и остановил, придержав за руку:
— И это все, что вы можете сказать мне?
— Да… Прощайте.
— И на этом наше знакомство, хотите сказать, окончено?
— Да. Продолжение в смету не заложено,- глядя ему в глаза, очень холодно ответила она, открывая калитку. Звук клацающей щеколды, закрывшейся с той стороны, был похож на точку в конце предложения.
… В четверг у Арины заключение по смете было готово и сдано в договорной отдел. Сергей Васильевич позвонил в пятницу утром, и, узнав об этом, сказал «спасибо», и без лишних слов прервал разговор. Она, прощаясь с ним тогда, не думала, что еще раз услышит или увидит его. Соседка Надежда была права, что гром небесный гремит, когда его не ждешь. Арина убеждала себя, что это не любовь, потому что она от нее застрахована.  Просто понравился человек и все, но как понравился, так и разонравится, только почему-то она постоянно думала о нем, вспоминая, как  было хорошо тогда на поляне  пить кофе. Никто не знает по каким законам люди влюбляются друг в друга, по каким расстаются, почему так стараются скрыть свои чувства, не веря, что на них могут ответить тоже любовью. И она уже ни один раз задавала себе вопрос: «Неужели Виталька прав, что она так боится влюбиться и боится ответить на любовь, что страшно аж жуть… » Она гнала от себя эти мысли, да и некогда  было особо думать об этом, тем более у нее сегодня день рождения. В субботу соберутся друзья, сослуживцы у нее дома, как обычно, но цветы дарили сейчас, и в кабинете стояла несколько роскошных букетов гербер, хризантем и роз. Под конец рабочего дня, когда уже совсем не хотелось работать, дверь ее кабинета с шумом распахнулась, а на пороге появился Иноземцев. Его появления она ждала меньше всего.
— Здравствуйте, Арина. Я зашел вас поблагодарить лично за отличную работу.
— Здравствуйте, Сергей Васильевич.
— У вас день рождения?
— Да.
— Вы еще не уходите?
— Пока нет…
— Я сейчас вернусь. Только пожалуйста дождитесь меня.- И он быстро вышел.
Прошло минут пятнадцать, как в кабинет влетел Виталька с букетом роз:
— Привет! С днем рождения, дорогая! Аришка, знаешь, чего я тебе желаю больше всего на свете?
— Чего?
— Влюбиться по настоящему по самые уши… И чтобы тебя любили до самого донышка, — сказал он, обнимая  и целуя ее в щеку.
— Кх, кх… Ничего, что я здесь стою? Я вам не мешаю, Арина Юрьевна?- она услышала голос Иноземцева.- Теперь  понимаю… Дамочкам нравятся мальчики по- моложе…- Он как-то небрежно бросил большой букет белых роз на письменный стол и вышел, больше ничего не сказав.
— Это, что за крендель?- спросил Виталька.
— Иноземцев… Не важно… Но он больше никогда не придет… Понимаешь, он все не так понял… Он больше не позвонит…- оседая на стул, почти простонала Арина.
— Я его сейчас догоню и все научно-популярно объясню, хочешь, Ариш? Если он такой непонятливый…
— Нет… Пусть идет… Значит ему туда дорога…  Ты меня отвезешь домой? — Она взяла розы со стола и отнесла  к девочкам-диспетчерам.
Виталик помог донести цветы до машины, потом они пили у нее дома чай, о чем-то говорили, но она почти ничего не слушала. Арина проводила его до калитки… У сына было свидание с Сашей, и он неизвестно когда вернется. В доме стояла необыкновенная тишина. Даже рыжий кот куда-то смылся, видимо, тоже на свидание… Она прижалась к шершавому стволу старой груши и вдруг расплакалась. Арина  уже не плакала много лет, а тут слезы  потекли сами собой, будто за все прошлые годы разом. Она их вытирала, но они текли и текли… Легкий ветер прошелся по ветвям груши, растревожил, и с них посыпались белые лепестки. Вихрь их подхватывал, кружил, нес, опускал на землю, потом опять подхватывал и кружил, как снежинки  в зимнюю вьюгу… «Здесь  снег идет из лепестков отцветшей груши, трава не скошена на солнечном лугу, находят тут покой мятущиеся души средь соловьиных трелей по утру…»- почему-то она вдруг вспомнила эти строки, но тут же оборвала себя,- Довольно лирики… Завтра придут гости, а сегодня я стала еще на один год старше… А Иноземцев?.. У меня прошел возраст любви с первого взгляда… Все блажь… И это обязательно пройдет…»  Стерла его номер телефона, когда вдруг поняла, что хочет ему позвонить, услышать его голос, не важно, что он будет говорить, ей просто хотелось услышать… В понедельник, перебирая машинально бумаги на своем рабочем столе, вдруг обнаружила, что визитка Иноземцева исчезла. «Значит туда ему дорога,»- опять подумала она. Дни, недели, месяц… Отчеты, экспертизы, сметы… Жизнь не терпит пустоты, а работа, как и в прошлый раз стала для нее лекарством. Она заполняла ей все свое свободное время, да и дома ей не давал скучать Женька — полным ходом шла подготовка к его свадьбе. Она все реже и реже вспоминала Иноземцева. Их встреча была просто одним маленьким эпизодом в ее жизни, который доказал, что нет таких прививок, которые могут застраховать от любви…  Все вернулось на круги своя, как говорят… Но человек только предполагает, а кто-то невидимый, располагает и направляет его по своему усмотрению, иногда не считаясь с человеческими желаниями и решениями. Арина ушла с головой в работу. Если бы не Виталий… После ее дня рождения они не виделись с ним ни разу, а тут он позвонил совершенно неожиданно:
— Ариша, я хочу тебя пригласить в одно место…
— Спасибо, но не могу. Работы много, даже очень много.
— Работа не волк, в лес не убежит. И от нее надо иногда отдыхать.
— Не получается… Делаешь ее, делаешь, а меньше не становится.
— Ты опять прячешься за своей работой… Завтра я хочу отвезти тебя туда, где тебе очень понравится… Правда, правда!
— Виталя, ты опять за старое?
— Нет… я все понял еще тогда. Только  дружба и ничего личного. Просто тебя надо спасать… Ушла в работу и забыла вернуться…
— Ага, а ты хочешь выступить в роли спасителя?
— Может я, может не я … Короче как получится.
— Что-то ты говоришь загадками, друг мой,- усмехнулась Арина.
— Завтра в семь я заеду за тобой… Пока! До встречи.
В телефоне раздались короткие гудки, а она какое-то время еще стояла и слушала их…
Утром Виталий молчал, как рыба, и на все  вопросы отвечал очень уклончиво, но потом сказал:
— Скоро все сама увидишь. А сейчас я должен завязать тебе глаза вот этим платком, только чур, не подсматривать, а то сюрприза не получится.
— Я не понимаю… Что это за тайны Мадридского двора, — попыталась возмутиться Арина.
— О, моя дорогая, здесь не только Мадридский двор отдыхает, но и Санта-Барбара с ним в придачу, — пошутил Виталий, проверяя хорошо ли завязан платок.- Расслабься и принимай все так как есть!
Он проехал еще немного. Остановив машину, открыл дверь:
— Так, а теперь осторожно выходим, держимся за руку и идем.
Он взял Арину за руку и повел куда-то вперед. Она ничего не видела, но почувствовала в воздухе запах медуницы, а под ногами траву. Но рука,  ей почему-то вдруг показалось,   была не Виталия — крепкая, надежная, уверенная с чуть шероховатой кожей на ладони, но здесь никого кроме них не должно было быть…
— Так теперь аккуратно присаживаемся… Ваш стул, мадам… А теперь я снимаю повязку,- продолжал он шутить.- Вуаля!
Арина зажмурилась от яркого солнечного света, ударившего ей в глаза, но когда открыла, то увидела улыбающихся Сергея Васильевича и Виталия:
— Я не понимаю, что это все значит? Вы оба мне можете объяснить?
— Аришк, не сердись… Это все придумал я. В день твоего рождения, помнишь, когда он зашел в кабинет,- Виталий указал на Иноземцева, — я тебя целовал в щеку, а он понял все не так и ушел, и ты расстроилась, сказав, что он больше не придет… Я сложил дважды два… Понял, что помешал чему-то очень важному  случиться… Короче, я спер ту злополучную визитку… Хотел объяснить, но товарищ был очень долго вне зоны действия сети, и только три дня назад я дозвонился до Сергея Васильевича и  ему объяснил… И мы придумали вот это все. Думаю, ты не пошлешь нас с этим к чертовой бабушке… А то мне очень понравилась роль Купидона… И так, Купидон выполнил свою миссию, Купидон может уходить… пардон, улетать. Вы тут пейте кофе… В общем отдыхайте, говорите и желаю вам большого — большого счастья… Особенно тебе, дорогая Арина!
Сергей Васильевич налил кофе в кружку и протянул ей:
— Доброе утро, Ариша! Прости меня за то, что тогда понял все не так… Этот молодой человек оказался очень настойчивым…
— Доброе утро, Сергей Ва…
— Просто Сергей… Знаешь, мне очень нравится, как ты произносишь мое имя… А еще мне нравится, как ты улыбаешься мне… Ариша, ты веришь в любовь с первого взгляда?
— Думала, что с первого взгляда можно влюбиться только в юности… А прожитые годы делают от нее прививку… Как я ошиблась на этот счет.
— Когда тебя увидел первый раз, и ты  отправила меня со всеми моими бумагами за звездочкой на небо… Я ведь специально настоял, чтобы отдали их на экспертизу именно тебе…  И поездку придумал специально… А потом увидел, как наш Купидон тебя целует… вот  и подумал… Прости.
— Какие же вы бываете смешные, мужчины…- улыбнулась она.

— Наверное, когда влюбляемся — глупеем.
— Да и мы тоже хороши… верим, что есть такая прививка от любви…
— Главное, что сейчас  все хорошо, — сказал Сергей Васильевич, целуя Арину. Они еще долго стояли обнявшись  на этой поляне у обочины дороги. Как вдруг желтые одуванчики начали просыпаться от ночного сна и раскрывать свои бутоны, подставляя их под теплые солнечные лучи, превращая зеленую поляну в сплошной солнечный ковер…

ПРИВИВКА ОТ ЛЮБВИ.: 1 комментарий

  1. — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Девушка ушла? Ну наконец-то! Теперь она не будет тебя доставать своим тупым нытьём, не будет требовать цветов и подарков. А потрахать найдёшь кого-то другого. Ты ведь её даже никогда и не любил. Любил? Больно?! Слууууушай! Я знаю способ! Сейчас полегчает – покончи с собой. Сожги себя заживо. Докажи свою любовь. Давай. Удачи тебе!

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Хи-хи… Нет-нет… Я над тобой не смеюсь. Нет же! Мне смешно, что в Африке дети умирают от голода, а одна тупая жадная жирная сука никак не может похудеть. Правда, смешно? Да нет! Это я не про тебя! Посоветовать? Жрать надо меньше, вот что. Спортом заниматься, следить за собой. Нет. Это не поможет. Сказала же – не поможет, дура, не реви! Всё, пока.

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Хм… Так кто тебе лекарь? Сама и виновата. Ты просто протормозила, если он тебе нравится, а ты к нему не подошла. Ты – тормоз, понятно? Не буду я тебе ничего советовать! Другие люди за это деньги берут. А, вот. Бесплатный совет – в следующий раз не тормози. Всё. Захочешь покончить с собой – звони. А по мелочам не беспокой. Пока.

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Опять ты? Как моё средство? Помогло? Прошла любовь, завяли помидоры? Я же говорила!!! Хха! А ты как думал? Ну, сгорела рука немножко, без этого никак. Болит? Это хорошо. Так и надо. Правильно. Не смогу. Я вечером занята. Ладно, пока. Нет, больше звонить мне не надо. Ну разве только если ещё захочешь себя убить. Согласись, это забавно. Если бы тебе звонило столько человек с этим желанием, тебе бы тоже было забавно. Всё, я сказала. Не занимай линию!

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Ха-ха-ха. Вперёд! Какой этаж? Отлично! Прыгай, это наверняка. Так кто тебе лекарь? Прыгай, мне зачем звонить? Достали, блин!

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Не плачьте, пожалуйста… Успокойтесь. Расскажите, что случилось. Под машину?! Плохо, блин! И что? Не плачьте, говорите, раз позвонили. Расскажите о нём. А хотите, приезжайте сюда, поговорим. Хорошо. Жду. Не прощаемся.

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Так кто тебе лекарь? Да иди ты! Мне некогда.

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Сколько тебе годиков? А мне зачем звонить? Да ты вообще придурок, я смотрю! Только вдумайся в создавшуюся ситуацию: взрослый мужик звонит двадцатитрёхлетней девчонке и спрашивает, как ему быть дальше. А если бы я была твоей дочкой? Слабак! Сам разбирайся.

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас…

    К начальнику смены линии доверия подошёл начальник социального департамента. Они молча наблюдали за девушкой, не заходя в комнату, где она работала.

    … тупая сука! Зачем?! Зачем ты это сделала? У тебя мозги есть? Странно… Так кто тебе лекарь? Конечно, можешь их вышибить! Всё равно ты ими не пользуешься, идиотка, блин! Я таких ещё не видела! Давай, сделай это! Хоть один достойный решительный поступок в своей сраной жизни! Давай! — кричала она в микрофон.

    — Вы что тут? Обалдели совсем? Почему ты не вмешаешься? Почему она на всех орёт?

    — Да она всегда так. Не волнуйтесь. Самоё интересное – в её смены самоубийств заметно меньше.

    — Вы позвонили в «Линию доверия». Слушаю вас. Минутку, подождите… — она крикнула в сторону: — не пейте без меня! Я сейчас! – потом в микрофон: — Моя смена закончилась, извините. Всего хорошего, — и отключила связь. ©

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)