ДОГОВОР С ПИГМАЛИОНОМ

— Светуля, ты что сегодня не в духе?
— Ой, Ляля, будет здесь настроение… Папуля себе новую любовницу завел… Представляешь, она ему в дочери годиться, а он… Она младше меня на три года, представляешь? —  возмущалась Светлана.
— Да уж, ну что сделаешь… Мужики нынче с ума посходили… У них сексуальная революция… Не драматизируй. — вторила ей, как эхо подруга Ляля.
— Она сама вешается ему на шею, а он не против… Я не знаю, что делать. Была бы жива мама… Нет, представляешь, она  уже себя  хозяйкой чувствует… Хорошо хоть мамой не заставляет называть… Домработница от нее  стонет… Хочет уйти… Вера Павловна у нас сто лет работает… А эта как хочет так и крутит…
— Свет, а что делать-то собираешься?
— Пока не знаю, но надо что-то придумать…
— Познакомь ее с Бариком…
— Барик на Тибете  застрял… Приобщается. Не получится…
— А если отцу какую-нибудь тетку постарше подогнать… Может, клюнет? Мужики народ странный… Только она должна быть а) красивая, б) образованная, в) умная и г) уметь себя вести в обществе.
— Да где взять такую?  Это надо что-то эдакое…
— Ну, да… Может  тетю из Бразилии выписать, где много —  много  диких обезьян…- болтала, смеясь, Ляля.
— Фантазерка! Тебе все хи да ха-ха, это же не твой отец.  Где  тетю-то взять? У меня ее нет… Мама была единственным ребенком в семье.
— А ты подумай… А вон с помойки… Видишь… Тетка… Если отмыть, одеть, причесать…За деньги можно все!
— Тоже скажешь! Ей, наверное, лет семьдесят… Старуха.
— Совсем даже не старуха… Заплатишь  денег, оденешь, отмоешь, снимешь  квартиру и вот тебе тетя из Бразилии или из Саратова, что тебе больше нравится, готова. Голова!..
— Ой,  Лялька, ты фантазерка. Давай спросим, правда, к ней подходить то опасно… Фу, какая грязная, оборванная, а воняет… Шанель отдыхает… Эй, тетка иди-ка сюда!
— Света, ты что задумала?
— Пока сама не знаю, но… Ты же предложила вариант борьбы с будущей мачехой…
Женщина нерешительно подошла к ним.
— Э, нет, стой там, близко не подходи!- воскликнула Света и наморщила свой маленький аристократический носик.- Денег заработать хочешь?
— А кто не хочет? Покажите мне такого человека… А чего делать-то надо? –  шмыгая носом, спросила бомжиха. – Вы такие барышни, что вряд ли я чем могу вам помочь.
— Можешь, можешь… Короче вот адрес… Придешь когда стемнеет, чтоб народ не пугать, а то еще в полицию кто-нибудь сдаст… Тебя как звать?
— Зачем вам мое имя?
— Если спрашиваю, значит надо.
— Ну, Анькой зовут…
— А  отчество и  фамилия?
— Девонька, зачем это надо… Уж и не помню… Вы, что из полиции?
— Давай вспоминай,  если спрашиваю!
— Анна Сергеевна Колесова… Не, а что делать – то надо?
— Я сама пока еще не знаю… Но к вечеру  придумаю…Приходи обязательно по этому адресу …  Консьержке покажешь визитку.  Она меня позовет.
— И денег дадите?
— Дам, дам…  И оденься поприличней…
— Ну, если так, то приду. Только я ничем противозаконным заниматься не буду,- тетка еще раз шмыгнула носом, проведя грязной пятерней по своей щеке. Отвернулась и вернулась опять к своему мусорному баку, в котором копошился какой-то мужик такого же бомжеватого вида. Она налетела на него с криком: «Эй, ты… Вали отсюда, а то как вдарю! Нечего чужую собственность экспроприировать, пока хозяйка в отлучке… А ну вали, гад ползучий,- продолжала тетка, подняв с земли какую-то палку,  встав в оборонительную позицию.
— Ладно, Светик, идем … Вот какого нас сюда занесло?.. А все ты… Идем в этот переулок, здесь ближе до стоянки… Бомжатник какой-то,- бубнила Ляля.
— Ляля, сейчас  домой,  и думаем, думаем!
— Она придет, как думаешь?- спросила Ляля
— Придет, куда  денется…
Света и Ляля еще очень долго спорили, стоит или не стоит устраивать эту аферу, но, в конце концов, решили, что стоит. Будет потом над чем посмеяться, если все получится. Главная цель – не отдать этой малолетней самозванки не пяди «родной земли». Уже стемнело, когда в квартире Светланы зазвонил телефон. Консьержка извинялась и просила спуститься Светлану Михайловну в вестибюль, потому что к ней пришла какая-то нахальная дама, утверждающая, что ее пригласили. Светлана спустилась вниз и увидела, что там стоит смешно одетая женщина, с претензией на даму, но совсем не похожая  на ту бомжиху из подворотни. Эта была одета в какое-то совершенно немыслимой расцветки платье, шляпу с облезлым пером, туфлях размера на два больше, чем  нужно, и казалось, что с ног до головы облилась духами «Серебристый ландыш»,  запах стоял такой, что хоть надевай противогаз. Но в этот раз женщина была умыта, и девушка обратила внимание на то, что та была довольно  привлекательна и не так стара, как показалась на первый взгляд, только лицо было обветренным, но глаза горели каким-то лихорадочным огнем. Тетка стояла, что-то доказывая консьержке, тыча  чуть ли  не в лицо какую-то бумажку.
Света, извиняясь,  позвала разбушевавшуюся Анну Сергеевну и почти силой втолкнула в лифт.  Та успокоилась только тогда, когда вошла в квартиру. Открыв рот и широко распахнув глаза, ходила по комнатам  и было слышно : «Вот это да… Живут же люди… Да… Эх ма, красота…» А потом остановилась перед картиной с бушующим морем и тонущим кораблем вдруг спросила:
— Айвазовский… Это подлинник?
— Копия. Постой, голубушка, а ты откуда про Айвазовского знаешь?
— Так я же не родилась на помойке… Это жизнь так повернула. Я и английским владею… владела с лондонским прононсом… Были раньше времена, а теперь одни моменты… Эх, жизнь моя жестянка…
— Анна расскажи нам о себе.
— Да нечего рассказывать. Окончила университет, вышла замуж удачно, только Виталий, муж мой, начал раскручивать бизнес, дефолт, обвал… Пришлось все отдать, продать, а что и отжали… Потом мыкались с ним по друзьям, знакомым… Гордый был… Потом начал пить… Медленно, но верно опустились на дно колодца. Потом какой-то гадости нажрался и умер прямо в парке… Вы что думаете, там на свалках только безграмотные люди живут? Ошибаетесь… Там есть те, кому просто не повезло в жизни… Да, ладно что вам говорить… Давайте о деле… В чем я вам должна помочь?
— Анна… ты должна понравиться вот этому мужчине с фото… —Представительный… И дочка у него хороша. Вся в папу. С чего вы взяли, что я ему понравлюсь? Такая вот… прямо с помойки… Шутницы, однако, я погляжу.
-Нет, мы не шутим. И это не дочка, а его, возможно,  будущая жена…
— Да и пускай женится и будет счастлив, если любовь его накрыла с головы до…- посмотрев еще раз на снимок, ответила Анна Сергеевна.
— Я его дочь, единственная… Эта пигалица крутит им как хочет, и еще парой таких дураков вертит, а он ничего не видит… «Ланочка, птичка моя певчая… Солнышко…»,- видимо, кого-то передразнивая сказала Света,- Тьфу, аж противно… «Иди сюда мой тигр… Котик мой мягкий…» А он ей в ответ «Мур, мур, мур…»- кривляясь, продолжала Светлана.
— Завтра по плану – массаж, косметолог, парикмахерская и прогулка по магазинам, — вставила свое слово Ляля. – Я вас отведу к своему мастеру… И вы там молчите, кто вы, что вы… Если спросят, почему так огрубела кожа на лице, скажете, что были в долгом плавании… Но старайтесь больше молчать! Ой, еще сколько работы предстоит… Но надо очень быстро. А собственно, кем были в прошлой жизни?
— Искусствовед…
— А еще завтра решим правовые стороны нашего договора… Все будет по закону, — продолжила Светлана.- И еще… надо, чтобы над вами поработал стилист… Жаль, время совсем мало. А сейчас едем в одно место. Нечего здесь светиться до поры до времени…- продолжила девушка.- Там будете жить. Сейчас что-нибудь из одежды подберем. Размерчик-то почти мой… Так… Вот этот бежевый подойдет… Примеряй…
Они ехали по ночному городу минут сорок. Когда машина остановилась, Анна Сергеевна поняла, что  находятся в каком-то спальном районе города. Стояли потрепанные временем хрущевки с не очень опрятным двором. Ветер гулял по крышам и тихо завывал в водосточных трубах. Квартира тоже оказалась неухоженной: обшарпанные обои, несколько стульев, шкаф, диван и зеркало на стене, но и это ей казалось почти дворцом. Когда Света с Лялей уехали, то первым делом Анна налила в ванну воды. Там ее разморило, и она  заснула. Проснулась от холода. Время было уже далеко за полночь. «Да, кажется я ввязалась в какую-то авантюру… Но, она обещала помочь маленький домик в деревне… Все-таки будет крыша над головой на старости лет… Если бы кто много лет назад сказал, что меня ждет такая жизнь, я бы, наверное, сказала — да ну ее нафиг,  на такое не подписываюсь…» Она вдруг вспомнила то время, когда была счастлива, строила планы на будущее, когда мечтала о большой семье. Анна Сергеевна старалась забыть то время, и, кажется, у нее это получилось, но сейчас все вспомнилось…
Светлана не обманула. Был составлен договор, по которому после выполнения своей, так называемой работы, Анна получала в дар  домик в деревне Волково, но   исчезала из жизни Светланы по первому ее требованию. Следующее три недели стали для Анны Сергеевны пыткой —  пришлось вспомнить все, что она забыла за эти годы — походку, манеры и  много еще чего… По плану Светланы,   она должна была сыграть роль  состоятельной  сорокапятилетняя  вдовы из провинции, приехавшей развеять тоску – печаль в большой город. Анна Сергеевна, глядя  в зеркало, не узнавала себя – слишком разительны были произошедшие перемены с ее внешностью… И так захотелось жить, начать все с нуля, с чистого листа. Ведь начать все сначала никогда не поздно…  Однажды Ляля пошутила, что  «наша вуменбизнес» обязательно должна быть с маленькой собачонкой, и тут же появился маленький пинчер Райт, вредный, как сто пиратов. Но Анна Сергеевна с ним сумела подружиться, прикармливая за хорошее поведение, кусочками сыра. Как-то вечером Светлана и Ляля приехали к Анне Сергеевне очень возбужденные.
— Ну, что Анна… Завтра вечером твой выход… Короче, как в шахматах — ход конем е2-е4. У меня день рождения. Отец будет обязательно, — сказала Светлана.
— А новоиспеченная  «мама» тоже будет?- кривя рот, спросила Ляля.
— Лялька, я тебя сейчас прибью,- закричала Светлана и кинула в нее маленькую подушку. Ляля , поймав ее на лету, бросила обратно.
— Нет, не будет… Она Улетела в Париж на две недели… Отец обещал к ней присоединиться, когда освободится от дел… Надо, чтобы у него этого времени не осталось.   Так… Во что бы тебя одеть?
— Девушки, может не надо? Пусть живет как живет… если он счастлив.- вдруг сказала Анна Сергеевна.
— Не забывайте, что это и мое дело. Он мой отец, и я сама знаю, где его счастье. Договор забыли?- раздраженно ответила Светлана.
— Нет, не забыла… Просто, мне кажется, что делаем большую глупость… И не стоит ему мешать.
— Я сама знаю стоит или не стоит. Не твоего ума дело. Все уже решено, и ты согласилась. Обратного хода нет,- резко оборвала Анну девушка.
— А если не получится? Он же взрослый человек, и, думаю, бог его умом не обидел.
— Умный, только его ум сейчас в другом месте. Все, разговор окончен… Вот деньги. Купи себе то, что понравится. Доверяю твоему вкусу. И завтра в шесть у ресторана «Камелот». Ляля  будет ждать внизу у входа. А эту коробочку мне подаришь, как подарок. Так… ничего не забыла?  Представим тебя дальней родственницей Ляли из  Самары. Завтра Королева делает ход конем  и выигрывает.
… На следующий вечер Анна Сергеевна была в назначенное время у входа в ресторан «Камелот», где ее встретила Ляля. которая оценивающе осмотрела  наряд, высказала свое одобрение, и они вдвоем вошли в хол, где их уже встречала улыбающаяся Светлана. Рядом с ней стоял  отец. Это был мужчина лет пятидесяти, довольно моложавый с благородной сединой на висках и очень внимательным взглядом.
— Ну, наконец-то вы приехали! Папочка, это Анна Сергеевна… Дальняя родственница Ляли из Самары…
— Анна… Сергеевна.
— Михаил Аркадьевич,- представился он, целуя руку даме.  Она несколько смутилась, а он ей приветливо улыбнулся. Они прошли в зал. Света так постаралась, что Анна за столом оказалась рядом с ним.  Поздравления, поздравления, музыка… Шампанское немного кружило ей голову. Несколько пар танцевали медленный танец. Михаил Аркадьевич вдруг предложил Анне присоединиться к ним. Анна, после выпитого бокала шампанского, как ей казалось, совсем успокоилась и была в ударе. Она протянула ему руку, и они вошли в круг танцующих. Светлана зорко следила за всем происходящим…
— Так, лед тронулся присяжные заседатели… Но успокаиваться не стоит… Анна молодец… Сегодня выглядит, почти как аристократка… Какие жесты, улыбка и ни тени фальши. Артистка… — прошептала она на ухо Ляли.
— Ой, Светик, смотри не пожалей потом… Не было бы хуже…
— Ляля, все будет хорошо! Главное теперь не отпустить его в Париж к этой дуре Лане… То, что она дура знают все, кроме папули…
— Зато Анна не дура, ты это поняла? Не смотря, что с помойки…
— Тссс, не ори…
— Да никто и не слышит.
— А вдруг?
— Будь спок!
В зале стало душно, и Анна вышла в холл. Через какое-то время там оказался и Михаил Аркадьевич… Тихо кашлянув, будто привлекая к себе внимание, он спросил:
— Вам стало скучно?
— Нет, немного устала… Давно не была в ресторане… Не до них было…
— Я тоже не люблю такие места… Шум, гам… Устал сегодня, но на день рождения своей единственной и любимой дочери не мог не прийти… Вы о чем-то задумались?
— Смешно, но думаю, как отсюда уйти не прощаясь… Именинница занята гостями, что не хочется ее отвлекать…
— Я бы тоже с удовольствием отсюда сбежал… И прогулялся по вечерним улицам. Давно не гулял… Все дела, дела… Город из окна автомобиля только и вижу.
— Дааа, — как-то многозначительно произнесла Анна.
— Слушайте, а ведь это идея… сбежать отсюда. Побродить по городу, как в юности… Вы давно приехали?
— Нет, два дня назад.
— И город не видели?
— Нет, у Лялечки не было времени…- напропалую врала Анна Сергеевна, мысленно ругая себя за эту ложь.
— Я сейчас вернусь,- вдруг сказал Михаил Аркадьевич и скрылся в зале, где продолжалось веселье. Через несколько минут он почти выбежал из него, схватил Анну за руку и, улыбаясь, потянул к выходу:
— Идемте… Идемте… Я предупредил Светочку, чтобы она меня и Вас не искала. Идемте, я покажу Вам вечерний город.
Белые ночи… Дворцовая площадь… Много гуляющих людей. Остановившись у дома 57 на улице Декабристов, Михаил Аркадьевич вдруг продекламировал:
— И каждый вечер, в час назначенный (Иль это только снится мне?), Девичий стан, шелками схваченный,  В туманном движется окне. И медленно, пройдя меж пьяными, Всегда без спутников, одна Дыша духами и туманами, Она садится у окна…
Анна Сергеевна продолжила:
— И веют древними поверьями Ее упругие шелка, И шляпа с траурными перьями, И в кольцах узкая рука…
— «Незнакомка»… В этом доме жил и умер Блок… Он, знаете ли, любил и не любил этот город… Мистический поэт… Первый раз встретил женщину, которая не только знает, что был такой поэт, но и помнит его  стихи наизусть…
— Вы мне льстите, Михаил Аркадьевич!
— Ни чуть… Вы, наверное, замерзли? От Невы несет сыростью и прохладой. Я себе не прощу, если вы вдруг простудитесь,- он снял  пиджак и накинул  его Анне на плечи.
— Спасибо, но не стоило беспокоиться… Прохладно, но я люблю прохладу,- смущаясь ответила она. Они еще часа три бродили по улицам города. Потом он вызвал такси, и прощаясь, сказал:
— Спасибо Вам, Анна, за чудесный вечер… Вы любите театр?
— Да, только очень давно  не была,- с каким-то внутренним сожалением произнесла она.
— Я  приглашаю вас в театр… В Мариинку на «Спящую красавицу»… Вы согласны?
— Да, но…
— Никаких но! Я вас приглашаю… Вам позвоню… Сударыня, Вы не будете так любезны, оставить мне номер вашего телефона?
— Сударь, буду так любезна, только я его не помню наизусть…- улыбаясь, ответила Анна.
— Набирайте номер!
Когда раздался звонок его телефона:
— Вот теперь, думаю, мы с вами обязательно пойдем в театр! До встречи, Анна. Шеф, доставь даму, куда она скажет.
Очень поздно Анне позвонила Светлана, которая потребовала отчета:
— Я плачу тебе деньги и хочу знать все.- Узнав, что отец пригласил Анну в театр, она хмыкнула и сказала:
— Это хорошо, даже очень… Ты произвела на него впечатление… Завтра будешь прогуливаться с Райтом недалеко от его офиса в час дня.
— Может не стоит?
— Делай, как я сказала… Особо не лезь на глаза, но и будь там, так чтобы можно было заметить. Все.
На следующий день, Анна шла по 7 линии Васильевского острова. Райт весело бежал на поводке чуть впереди хозяйки, как ее окликнул Михаил Аркадьевич:
— Анна, какими судьбами? Как приятны случайные встречи. Я сегодня утром думал о Вас. Даже хотел позвонить и договориться о встречи…
— Почему же тогда не позвонили?
— Не хотел показаться навязчивым… Но провидение устроило нам случайную встречу… Я очень рад Вас видеть!
— Я тоже.- а про себя подумала: «Провидение по имени Светлана… Как жаль, что приходится его обманывать… Если бы в другой ситуации…»
— Анна, приглашаю  на обед. Как вы относитесь к восточной кухне?
— Мне больше европейская по-душе.
— Садитесь в машину… Какой у вас песик симпатичный.
— Это Райт… За сыр душу продаст. Молодец, Молодец, Райт,- поглаживая пинчера по голове, улыбалась она. Райт немного поворчал, но потом успокоился, и, свернувшись на заднем сидении, заснул. Выйдя у ресторана из машины, Анна остановилась у рекламного щита с вывеской о новой выставке импрессионистов в Русском музее.
— Анна, вам нравятся импрессионисты?
— Да. Как вы узнали?
— у вас было такой мечтательный взгляд… А хотите мы с сходим на выставку?
— Михаил Аркадьевич, я не знала, что мужчины любят ходить в театры, музеи… Казалось, кроме дел, бизнеса и зарабатывания денег их мало что интересует.
— Вы ошиблись, Анна. Просто мне не с кем было сходить… Не было компании. Когда была жива жена, то мы с ней часто устраивали походы в театр, музей или даже уезжали  на рыбалку, на нашу дачу… Были вдвоем, и нам было очень хорошо… Анна, знаете, вы на нее очень похожи…
— Я не поверю, чтобы у такого мужчины, как вы, не было спутницы для посещения таких мест…
— И правильно делаете, что не верите… но это все не то… Ей не интересны эти места… Ее больше интересует…
— Михаил Аркадьевич, это глупо с моей стороны было сказать…
—  Идемте обедать.
После он пытался ее отвезти домой, но Анна настояла на том, чтобы «вернули туда, где взяли».
— Анна, откуда вы взялись? Я познакомился с  вами всего  день назад, ничего не знаю о вас, но ваше общество мне доставляет массу удовольствия… И мне кажется, что я вас знаю целую вечность.
— Спасибо за обед. И чудесно проведенное время.
— А на выставку мы обязательно сходим… в субботу.
— Хорошо! До встречи, Михаил Аркадьевич!
В субботу бродя по залам Русского музея они случайно, как показалось Михаилу Аркадьевичу, столкнулись у картины Моне «Весенние цветы» со Светланой и каким-то молодым человеком.
— Дочь, я не думал, что тебе нравятся импрессионисты… Мне казалось, что кроме дел твоего бутика, тебя ничего не интересует… И ты бы не хотела нам представить своего спутника?
— Уже «нам»?.. Быстро… Папуля, так же как и я не думала, что могу встретить тебя в музее, а не на собрании акционеров… Ха-ха… Это Антон, мой друг. Не будем вам мешать, — съязвила она и направилась к выходу из зала, подхватив под руку  Антона.
Потом была «Спящая красавица» в Мариинке, прогулки на автомобиле по ночному городу, Пушкин и Петродворец… Так пролетело две недели. Анне казалось, что Михаил Аркадьевич старается проводить с ней все свое свободное время, но она принимала это как заботу и желание мужчины, показать ей, провинциалке, как красив его любимый город. Светлана была очень довольна тем, как развиваются события, но ей предстояло устроить встречу Ланы с отцом, когда тот будет в компании с Анной. И ей это удалось. Она знала, что та может устроить отцу безобразную сцену и надеялась, что после этого тот вычеркнет ее из своего круга общения.
Лана ворвалась в кафе, как фурия… Орала и визжала, не стесняясь в выражениях в отношении Анны и Михаила Аркадьевича, пока ее не вывела на улицу охрана… Он извинился перед Анной, но настроение было испорчено у обоих, и они расстались в этот день, ни сказав друг другу ни слова, молча. Когда Светлана узнала об этом, то была рада:  отец наконец-то понял, что представляет из себя его бывшая подружка, еще нужно было «закрепить успех»,  но надо выждать время… Прошло недели две. Анна не встречалась с Михаилом Аркадьевичем, да и он не звонил и не проявлял интереса к ее персоне, но однажды вечером он все же ей позвонил.
— Анна, простите, что вас оставил одну, но я думал, что после той безобразной сцены вы не захотите больше меня видеть… Вы только не смейтесь, но мне очень не хватало наших встреч. Скажу честно, я соскучился по вашему обществу… Если вы согласитесь, то  хочу вас пригласить… не в театр и не на выставку, а на рыбалку… Вы бы поехали со мной в эту субботу?
— Хорошо… Я  боялась, что вы мне не позвоните и мы больше не встретимся.
— Простите, Анна, я дурак… что позволил вам выслушать все то, что вам сказала Лана. Вы этого не заслужили… Я во всем виноват. Я рад, что вы согласны.
— Михаил Аркадьевич, не корите себя в том, в чем вы не виноваты… Все в прошлом.
— Я заеду за вами завтра утром, только скажите куда. Вы же живете у Ляли?
— Нет… Давайте встретимся у метро на Удельной.
— Но я могу заехать.
— Не надо. Пожалуйста! Зачем лишние хлопоты.
— Ну хорошо, раз не хотите. Тогда завтра в семь. Обещаете?
— Обещаю.
Эти два дня многое изменили в отношениях Анны и Михаила Аркадьевича. Она понимала, что это скоро все закончится, но ничего не могла с собой поделать. Ее душа оттаяла, а сердце любило, и в какой-то миг оно почувствовало ответную любовь. Анна боялась того момента, когда весь обман откроется и, узнав все, Михаил Аркадьевич ее оттолкнет и вычеркнет из своей жизни. Она гнала от себя эти мысли. А пока они сидели на берегу озера, удили рыбу, дурачились, как дети… Они были счастливы.
Вернувшись после выходных, Михаил Аркадьевич застал у себя дома Светлану.
— Ты где был? Я до тебя не могла дозвониться два дня. Уже стала волноваться, не случилось ли чего. Где ты был, папуля?
— Ты думала, что я внезапно умер? Нет, Светланка, я живее всех живых! И, знаешь, чувствую себя очень хорошо! Я встретил наконец женщину, которая очень похожа на твою маму… не думал, что такое возможно. Я, дочь, влюбился, как пацан, как мальчишка.
— Что? Кто-то похож на мою маму? Папа, ты бредишь! Тебе пора показаться врачу! Мама была исключительной женщиной. Она любила тебя, и ты любил ее, и должен ее любить всегда. Не прошло и трех лет, как ее не стало, и ты забыл все, как мы были счастливы все вместе,- гневно кричала Светлана.
— Света, мама умерла… Но жизнь продолжается. Я люблю женщину, которая…
— Брось, сколько у тебя было таких любовей после смерти мамы… Ты бредишь! Лана — похожа на мою маму! Ты сумасшедший!
— Это не она… Она так еще ничего не понимающий избалованный ребенок, как и ты. Я встретил настоящую женщину! Это Анна Сергеевна. Она правда очень похожа на твою маму, Света. Не кричи.
— Что? Что ты сказал? Анна-эта пройдоха тебя окрутила? Я сейчас с ней разберусь. Пусть уматывает в свой Саратов, Урюпинск, свалку… Куда угодно… Ноги ее здесь не будет. — она с яростью хлопнула дверью. Потом Михаил Аркадьевич слышал, как взвизгнули тормоза машины, раздался рев двигателя… И наступила тишина. Он стал набирать номер телефона Анны, но та все не отвечала и не отвечала. Он ходил из угла в угол, прислушиваясь не зазвонит ли телефон, но тот молчал.
Светлана ворвалась в квартиру к Анне.
— А ну  вали из города, чтобы больше тебя  не видела. Ты даже перевыполнила наш договор… Там не было пункта, чтобы он в тебя влюбился. Ты спала с ним?
— Светлана, успокойтесь. Я сейчас уйду и вы меня больше не увидите.
— Нет, ты скажи, спала с ним, грязная тварь?
— Я люблю твоего отца и не хочу отвечать на этот вопрос. Это дело мое и твоего отца.
— Я ему расскажу правду, как тебя купила за деньги и домик в деревне. Вот твой домик в деревне. Держи.- она кинула в лицо Анне бумаги.- И чтобы через пять минут тебя здесь не было… Как ты смела! Тебе тоже нужны его деньги? Я ему сейчас все расскажу и он тебя забудет, как это сделал с Ланой.
— За домик спасибо… Я не хочу больше возвращаться на улицу. А деньги- деньги, девочка, не самое главное в жизни, поверь. Прощайте. Пусть у вас в жизни все будет хорошо.
Анна собрала бумаги, рассыпавшиеся по полу, сунула их в сумку, выложила ключи и сотовый телефон на стол, тихо вышла из квартиры. Через два часа она сидела в вагоне поезда, проходящего через Псков: «Вот и вся история… А ты что хотела? Сейчас  она все ему расскажет, а он… он вычернит меня из своей жизни. Я же знала, что так будет… Кто он, и кто я? Женщина без определенного места жительства. Раньше таких высылали за сто первый километр… Вот и я еду за этот самый километр… В какое-то Волково, дом номер пять… Ладно, переживу, бывало и хуже… Сейчас бы спрятаться от всего света и никого не видеть.»
Когда Светлана вернулась домой, то у парадной она увидела отца.
— Света, я не могу дозвониться до Анны. Ты же знаешь, где она живет. Что ты с ней сделала?
— Ничего, но ее ты больше не увидишь. Она вернулась к своим бомжам на свалку.
— Дочь, что ты говоришь?
— Пора тебе узнать правду! Это мы с Лялей придумали этот дурацкий план… Я наняла первую попавшуюся бомжиху за деньги… Отмыла, одела… Сделала из нее даму… Я сделала то, что сделал Пигмалион… Помнишь, как он создал статую красивой девушки, а потом она ожила… Вот и я из тетки со свалки, благо у нее были хорошие задатки, создала то, во что ты влюбился… Я заключила с ней договор, по которому  должна была отвлечь тебя от Ланы, но там не было и слова о любви. Так что, папуля, выброси ее из головы… У нас все будет как прежде, как  когда жива была мама. Папа, понимаешь, она обманывала тебя, что она кто-то или что-то. Ты ее не знаешь, она…
— Я правда ее не знаю, Анна мне мало, что рассказывала о себе, все больше о прошлом… и ничего о настоящем.
— А что ей было рассказывать? Как она по помойкам шарит, собирает банки и бутылки? Нет, папуля, ты совсем не умеешь разбираться в женщинах.
— Света, зачем ты это сделала?
— Да, я эгоистка, но ты должен всегда помнить и любить маму.
—  Света, куда Анна пошла или поехала? Ты же знаешь, правда?
— Папуля, ты правда в не влюбился? И даже узнав о ней правду, это не отвратило тебя от нее?
— Дочь, я хочу с ней поговорить и понять, почему она мне сама не рассказала правду.
— Ясно, что из-за домика в деревне… Ой…- Светлана вдруг поняла, что проговорилась.
— Какой домик? Ты ей отдала бабушкин дом? Так там жить не возможно… В нем уже лет пятнадцать никто не живет… Эх, Света-Света! — и Михаил Аркадьевич сел в машину.
— Папа, ты куда собрался?
— Домой. Я устал от сегодняшнего дня… И от этой жизни. Пока, дочь…  Прости,- и уехал.
— За что простить? Не поняла…- Она еще долго сидела на скамейке у парадной, но почему-то радости от того, что Королева сделала ход и выиграла не было совсем, а было гадко и противно в том месте, которое называют душой.
… Анна вышла из вагона на перрон. Псков… Здесь она не была ни разу в своей жизни. Теперь надо было найти автобус, который шел в это самое Волково. Шел дождь. На ней было легкое платье, в котором она ушла, в кошельке  совсем немного денег, но ей хотелось как можно скорее оказаться хоть под какой-нибудь крышей, спрятаться и, наверное, выплакаться… Слишком много чего произошло в ее жизни за эти несколько месяцев… Она направилась в сторону вокзала, там можно было узнать, как доехать до Волково, согреться и выпить стаканчик горячего чая. Это все, что она могла себе пока позволить… А дальше? Дальше будет видно.
— Анна… Аня!-  показалось, что ее кто-то окликнул, но она точно знала — здесь ее никто не знает и она никого не знает, но все же оглянулась. В метрах тридцати от нее стоял Михаил Аркадьевич. Через мгновение, он уже прижимал ее к себе.
— Ты замерзла… Пойдем в машину. Ты вся дрожишь.
— Как вы здесь оказались? Как узнали? Я виновата перед вами, и не заслуживаю снисхождения. Оставьте меня. Вы зря приехали, Михаил Аркадьевич.
— Анечка, помолчи. Идем быстрее. Ты промокла совсем насквозь.
В машине было тепло, чуть слышно играла музыка.
— Аня, почему ты мне не рассказала все?
— Знаю, что надо было все сразу рассказать, но я боялась, что вы рассердитесь, узнав правду и вычеркните меня из списка живых…
— Глупая ты моя, глупая… Если бы ты мне была безразлична, то я не гнал бы сюда в Псков с такой скоростью, что прибыл раньше поезда… Сейчас немного отдохнем и поедем назад, домой.
— Нет… Я обещала Светлане, что она меня больше никогда не увидит…
— Но ты не обещала этого мне, а я хочу тебя видеть каждое утро, каждый день, каждый вечер и каждую ночь… Помнишь, как мы были счастливы вдвоем, там на на даче?
— Помню…
— И я хочу, чтобы так было всегда, — убирая с ее лица мокрые пряди волос, сказал Михаил Аркадьевич…-Далекие милые были!.. Тот образ во мне не угас. Мы все в эти годы любили,Но, значит,Любили и нас…
— Есенин… «Анна Снегина»…- прижавшись к нему, прошептала Анна.- Как я могла тебе не верить? Просто в этой жизни слишком много было плохого…
— Теперь все плохое позади. Оно ведь проходит, и остается только хорошее и прекрасное. Едем домой!

ДОГОВОР С ПИГМАЛИОНОМ: 20 комментариев

  1. Пути Господни неисповедимы. Рассказ о превратностях судьбы современной Золушки оставляет послевкусие горечи за всех оказавшихся в такой ситуации, а таких в нашей стране ох, как много. Радует, что иногда судьбы может вознаградить обездоленные судьбы и перевернуть внутренний мир, наполнив жизнь новым смыслом и вознаградить любовью в полной мере за всю горечь потерь. Спасибо за рассказ. Он актуален. Выставила на обсуждение в жюри.

  2. предлагаю «Договор с Пигмалионом» не обсуждать. Не нетленка

    8 страниц обычной женской бредятины с хепиендом. Написано на суконном литературном языке телесериалов. Своего читателя и так найдёт, любители есть. А жюри будет загружено излишним объёмом.
    2 балла

  3. @ quentin ws: Произведения на сайте читают не только высокие интеллектуалы и гурманы, еще и простые люди. Вот по таким сценариям много фильмов поставлено в последнее время и такие рассказы кому-то тоже нужны. Не все стремятся к высокому интеллекту, нужны и простые мелодрамы. Аудитория разная и вкусы разные. Я же не требую отправить судьям в топ или еще куда рассказ, но знаю, что такие рассказы имеют неплохой рейтинг. В наших городах сама жизнь бредятина порой, да и на сайте полно бредятины, выдаваемой за шедевры в угоду авторам, лишь бы не обидеть. А этот автор новый. Пусть публикуется и доставляет радость домохозяйкам после их несладкого дня.

  4. пусть публикуется, кто против
    Только в жюри-то зачем? хватает им и так Сорокина обсуждать. Вы тут рехнулись, похоже, со стремлением не обидеть. Весь год только Сорокина и обсуждаете.

  5. @ quentin ws:
    Спасибо за Ваши комментарии. Я человек новый на этом сайте и не знала, что необходимо писать только интеллектуальные «произведения» , но по опыту последних 2-х лет знаю, что эта, как Вы выразились»женская бредятина, написанная суконным литературным языком» даже очень читаема и в некоторых случаях помогает поддерживать в людях веру в хорошее, во что веришь, то и получаешь, как ни странно. И ху из Сорокин?))) Простите за серость))) На нетленку не претендую, не претендовала и не собираюсь претендовать)))) Мировой литературе хватит и нетленных «Повестей Белкина» у А. С. Пушкина, а также сонетов Овидия, Петрарки, Шекспира)))) А если перелистать чью-то жизнь, то можно сказать:» Это все случилось с ним? Не может быть! Это не жизнь, а целый киносериал!» И истории о Золушках, как ни странно, в этой жизни не часто, но встречаются.))

  6. @ quentin ws: Насчет Сорокина с тобой согласна. Однажды сделала замечание по этому поводу рекомендателю, получила то, что ты сейчас видишь на форуме. Тоже, как и ты возмущена была. Но увы есть законодательница моды, которая считает только его и достойно обсуждать. Так, что о вкусах не спорят и лучше не делать замечаний иначе станешь изгоем.

    @ riabina: Согласна с вами. Писать о наших превратностях жизни просто необходимо. Возможно такие рассказы и вселят надежду в потерянные души, а это иногда главное.

  7. @ Надежда Матвеева:
    Спасибо за комментарии))) Не знаю, что такое «отправить в жюри», но спасибо за добрые слова и поддержку. Есть слова в песне «Странная женщина» «Странная женщина, странная, Схожая с птицею раненой, Грустная, крылья сложившая, Радость полёта забывшая» Сколько таких женщин, которые перестали верить, что в их жизни может случиться что-то хорошее, может еще встретиться любовь, потому что в какой-то момент потеряли все или почти все, и им нужен только внутренний толчок для того, чтобы поверить вновь в свои силы… За последний год таких рассказов у меня написано много, просто я не знала куда их деть) они выставлены в другом месте. Их читают люди разных возрастов, специальностей, мужчины и женщины, чаще всего пережившие тяжелые жизненные ситуации. У этих рассказов действительно своя аудитория, как и у любого другого направления…

  8. riabina написал:

    И ху из Сорокин?)))

    Друг мой. Смотри, что написал:

    Жрать тот рояль, что всё прощенья просит,
    Когда садишься ты, укором фонарю,
    Который режет и чернит твой профиль
    И гонит яростно ослабшую зарю.

    Поднимешь руки и опустишь руки.
    И время скорчится, и рухнет, и замрет.
    Восстанут из могил живые звуки,
    Затопит бельведер жестокий мёд.

    Хрустите, пальцы, в черно-белом тесте,
    Меси рояль, угрюмое дитя!
    Горит фата на замершей невесте,
    Ты разрываешь ей плеву шутя!

    Ведь чем невинней платье у мазурки —
    Тем инфернальней спрятанный костяк.
    Пусть для двуногих все мазурки — жмурки,
    Но для тебя — боль и огонь в локтях.

    Но для тебя — священная истома
    И жажда выгнуть этот мир дугой.
    Ты балансируешь на линии разлома,
    Ты содрогаешься, ты жертвуешь собой.

    В твоей руке сверкнул зловещий молот —
    Стон рваных струн сливается в хорал.
    Мир пополам мазуркою расколот
    И поражен тобою, как Ваал!

    Нравится?

  9. увы, мальчик из Шира, здесь обсуждают другого Сорокина.
    Кирилла. Есть у него неплохие вещи, но таких, как у Владимира, я не замечал.

    riabina: принципы, которыми Вы руководствуетесь при сочинительстве я не поощряю. Но и не запрещаю. Не запрещайте и Вы мне сказать своё слово о пошлости

  10. @ quentin ws:
    Если вы считаете, что писать о любви — это пошлость, то это только Ваше личное мнение, и если честно, оно меня мало трогает. Вы работаете совсем в другом жанре) Значит и аудитория читателей разная. И Вы лично не можете что-то запретить или поощрить)) Не судите и не судимы будете) Если, что-то не нравится, то это можно и не есть, т.е. не читать.)) С уважением,riabina

  11. @ мальчик из Шира:
    Вы спрашиваете-нравится или нет? Если честно, то не поняла о чем это стихотворение. И если оно о разрушении, то разрушением не удивить Ваала-он сам по себе уже разрушение) Очень много красивых слов, тонущих в какофонии рвущихся струн и черно-белых клавиш рояля.. Если это новаторство, то значит, я безнадежно отстала, мне ближе классика, когда «…в одну строку сливаются слова и звуки.»

  12. В. Сорокин ни поэт, а прозаик. Стихами он от дури балуется, а пишет в основном прозу. Его Лед и Путь Бро культовые романы для детей-индиго. Пророк не самое удачное слово, но оно первым приходит на ум.
    Рассказ прочитал. Симпатии он, к сожалению, не вызвал. Но написано неплохо… на мой сермяжный взгляд.

  13. Написано посредственно, наивно, «велосипед не изобрели», ещё одна история про «Доярку из Хацапетовки» — от которой воротит. История золушки уже так заезжена, что она сама уже измучена своим многомиллионным дублированием на разные лады. Ну, отмыли, ну, причесали, ну, приодели, ну налгали с три короба. Напишите что-нибудь интересное, покопайтесь в сложном внутреннем мире человека, оставьте шелуху поверхностного пересказа «из грязи в князи». Этого добра и так хватает на прилавках.

  14. @ Kosslave:
    Как ни странно, не хотела изобретать велосипед или самокат) Для копания в сложном внутреннем мире человека есть такая модная в наше время наука ПСИХОЛОГИЯ, знатоком которой себя считает почти каждый второй) Вы не заметили, что все уже когда-то было в первый раз, а потом только повторяется на каждом последующем витке развития истории) Стоит ли копать еще глубже сложный внутренний мир человека, чем уже раскопали Гоголь, Достоевский, Толстой, Чернышевский? А если, как вы пишете, этого добра хватает, но оно и востребовано… А если оно востребовано, значит людям именно этого не хватает в реальной жизни. Не хватает именно обычных человеческих чувств… С уважением.

  15. @ Песни и пляски:
    Не думала, что этот рассказ будет обсуждаться) К сожалению, я не принадлежу к детям-индиго)) и не читаю «умную и сложную прозу»… потому что прозы достаточно в реальной жизни… А многим в ней не хватает сказки и веры в чудо… Получаешь в этой жизни именно то, во что веришь)))

  16. @ Alisa:
    Спасибо!))) Несколько тысяч лет назад в одном древнеиндийском трактате, кажется в «Ведах» какой-то мудрец написал: «Мужчины умны от книг, женщины умны от природы»)))

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)