Операция «Вечность»

Министры выходили из кабинета, неудоменно глядя на Президента, шептавшего молитву, слышанную в детстве от прабабушки. Он смотрел в голубое небо и по его щекам катились слёзы…

Командир.

« Брала русская бригада
Галицийские поля.
И досталась мне награда:
Два кленовых костыля.

Я вернусь в село родное.
Дом срублю на стороне.
Ветер воет, ноги ноют
Словно вновь они при мне…»

Пётр Пахомов, унтер-офицер, кавалер Георгиевского креста, а ныне обычная пьянь, сидел на табуретке в грязной комнатёнке, что снимал за гроши на окраине Тулы. За мутным окном выл февральский ветер. Ныла, оторванная австрийским гаубичным снарядом, нога. Так и валяется там, где-то под Перемышлем. Пётр затейливо выругался. Рыжий сытый кот приоткрыл глаза. «Спи, Ганс. Я не тебя». Он налил в грязный стакан мутную самогонку и вновь затянул песню про галицийские поля. Под вой ветра лезли плохие мысли. Вспомнилось возвращение в родную деревню. Бегающие глаза брата Андрея. Его вороватый шепоток: «Ты конешна герой, Петруха. Тока ты не работник на землице. А мне семью кормить, отца с мамкой. Ехал ба ты в город. Авось проживешь как нибудь». Петр сунул ему «орденские» деньги и уехал. Устроился сторожем к купцу Грибникову. На комнатенку и выпивку хватало. Оставалось даже на еду тощему котёнку, выросшему в огромного кота. Тяжко. Невеста была перед войной, увидела его без ноги и… Пётр опять выругался. На улицах кричат про царя и революцию. Люди хмурые. Глаза недобрые. Да пошли они все! Он опять запел:

Из села нас трое вышло.
Трое первых на селе.
Два остались в Перемышле,
Гнить в чужой сырой земле…

Как же болит оторванная нога! Перед глазами опять тот бой. Рота в атаке. Пулемёты. Выпученные глаза австрияка, которому в живот влетел штык Петра. Смрад сгоревшего пороха, чавкающая земля. Снова атака. Разрывы снарядов… И госпиталя. Эх мать твою… Еще стаканчик и спать.

В углу возникло свечение. Захмелевший Пётр даже не стал креститься, лишь уставился мутным взглядом в возникшего прозрачного человека.

— Чего надобно, бес?

— Простите кто? А… Понял. Нет, я не метафизическое существо из ваших религиозных взглядов. Я человек. Ученый из будущего. У нас беда. Вы можете помочь.

— Безногий?

— При нашей медицине ногу вам восстановить — проблем нет.

— Взамен душу?

— Ну как вам объяснить? Я не бес, не иблис, не Папа Лмембе! Мы ваши потомки из будущего. У нас беда. Нужны солдаты. Люди воинской чести.

— Чё же среди « благородных» не искал?

— Нам подходите вы. Если согласны, – прошу в сияющий круг. Что вам здесь терять? Скоро революция. Все будут убивать всех. Страна рухнет в пропасть. Выкарабкиваться будет лет двадцать. Кому будет дело до инвалида «империалистической» войны? Сдохнете с голода. А мы… Мы вернем вам ногу. Будете жить в красивом месте. Кота вашего с собой возьмём. Кто вас тут ждет, кому вы нужны? Взамен – один бой. За правое дело.

— Умеешь уговаривать, бес. Никому я тут не нужен. Только Гансу. Поехали.

Пётр взял кота на руки и шагнул в сияющий круг.

Солдаты Вечности.

Пётр стоял на обеих ногах и щурился на ласковое солнце. Не обманули. Ногу восстановили за два дня. Дали комнату с видом на море. Рыжий Ганс носится по деревьям, гоняя белок. А унтер-офицер Угличского полка, кавалер Святого Георгия, Пётр Пахомов рассматривал своих подчинённых. Четверо крепких парней. Сильные руки, обветренные лица и … потерянные глаза, в которых еще жило упрямство и стремление побеждать. Он поправил Георгиевский крест на груди и обратился к своим солдатам:

— Сначала коротко о задании. Все вроде просто. Германцев тридцать человек, сопротивления не ждут. Прут как на параде. Делов–то: устроить засаду, и посечь из пулемётов. После чего раздача наград и пьянка. Пулемёты исправны, вы здоровы и веселы! Значит – победим. Давайте знакомиться. Имя, фамилия, кем воевал, где. Ты?

Операция «Вечность»: 4 комментария

  1. Первые пару предложений насторожили, а потом прочёл без единой остановки. Качественно, сочно и вместительно для проблем человечества в таком коротком произведении. Особенно ценю скрытый юмор. Кажется, самый агрессивный и воинственный из наших вождей, Никита Сергеевич первым назвал планету Земля голубой. Место, откуда появилось СС, тоже, как отдельный образ. Офицерская судьба увечных для всех времён в нашей Родине… Отдельные планеты для всех, кто претендует на землю обетованную(расселение коммуналки), вообще — шикарная находка! Не буду дальше, а то нарвусь на вопросы.
    Острый ум, способность несколькими фразами создать и завершить образ, масса других достоинств…
    Спасибо.

  2. @ Александр Касько:

    Спасибо. Я задумывал рассказ о неблагодарности власти, о тех, кто защищает Родину какой бы она не была. Как сказал Екклезиаст: » Всё было, всё будет. И нет ничего нового под этим солнцем»…

    Рад Что Вы увидели многое, чего я коснулся лишь пробегая мимо)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)