Убей своего дракона сама. Часть 9

Руль нужно держать крепко, смотреть в оба, и слушать не музыку, а звук, издаваемый мотором. Чтобы вовремя уловить, если что-то пошло не так. Где-то застучало, заскрипело, изменился тембр звука работающего мотора, и успеть адекватно отреагировать. Но, в любом случае, лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Потихоньку как-нибудь до своего дома Верка на ней доедет. А ехать как никак, а на другой конец города.

Улицы были пусты. Машин почти не было. Пешеходов вообще нигде не наблюдалось. Конечно, все нормальные люди в это время видят уже десятый сон, а не мотаются по городу.

Освещение на улицах было хорошим. Дальний свет абсолютно оказался не нужным. Можно было бы и вообще ехать не включая даже ближний. И так все отлично видно. Гаишников нигде не было. Но Верка на всякий случай вкинула в рот таблетку «антиполицая». Мало ли что. Хоть они с Татьяной и выпили всего ничего, по паре маленьких рюмочек коньяка, но запах спиртного не зависит от количества выпитого. Он есть и после десяти капель. Поэтому, лучше не рисковать, тем более Татьяниными правами. Если их отберут гаишники, Танька ее убьет, или… заставит идти и пересдавать вместо нее на новые права. А это, равносильно убийству, даже хуже. Мучиться дольше.

Потихоньку Вера дочергыкала до своего дома и загнала Татьянину машину в свой гараж. Заперла ворота и отправилась домой. Муж и не думал переживать из-за Веркиного отсутствия. Он крепко спал. Ботинки и куртку снял, а на костюм, то ли не хватило сил. То ли он забыл, что эти вещи не мешало бы снять перед тем, как ложиться в постель.

Верка села на край стола, стоящего напротив дивана, и стала внимательно рассматривать своего мужа. Толстый, пузатый, морда чуть не треснет. Храпит во всю глотку, аж стены дрожат. На усах то ли слюна, то ли сопли. Фу. Верке стало противно. Она мысленно сравнила его с наркоманом Пашей. Пришла к выводу, что ее Толик внешне проигрывает Пашке, где-то, со счетом десять ноль, если не больше. Постаралась себя утешить тем, что Толик зато, прекрасно поет. Но что-то этот аргумент не сработал. Муж продолжал вызывать очень отрицательные эмоции. И почему-то захотелось его чем-нибудь треснуть, как следует, например, комнатным тапком или своей любимой сумочкой. Наверное, потому, что они попали ей сейчас на глаза. Она вздохнула. Мысленно плюнула на все на свете, в том числе и на Толика и отправилась спать в другую комнату.

Утром Татьяну разбудил Тэди и потащил гулять. Как она не старалась уговорить его отправиться на стадион, он, как ездовая собака санки, не напрягаясь, потянул ее в парк. Причем, с такой скоростью, что она еле успевала переставлять ноги. Кто кого водит на прогулку, над этим не надо даже думать и так все ясно. Это не она водит его гулять, а он ее. Причем, маршрут выбирает тоже не она. Единственное, что делает Татьяна, это держит в руках поводок. А вернее, держится за поводок и бежит туда, куда надо собаке. Да, дрессировщик из нее аховый. Но,… уступая в малом, мы выигрываем в большом. Татьяна пока еще не могла точно сказать, в чем именно она у Тэди выигрывает, но чувствовала, что «зарабатывает очки», возможно, на будущее. И Тэди обязательно отработает то, что сейчас она ему, можно сказать, дарит.

В парке было темно и сыро. Они промчались по аллеям, оббежали пару кругов вокруг старого фонтана и понеслись на теннисный корт. Там наконец-то Татьяна отпустила Тэди на волю. Сняла поводок и разрешила носиться в свое удовольствие, а сама села на скамеечке отдышаться. Но через пять минут замерзла, и пришлось, чтобы согреться, опять бегать вместе с псом. Назад она еле тащилась. Хорошо, что Тэди на обратном пути занялся любимым делом. Обнюхивал каждый куст и ставил на нем метку. Это он делал обстоятельно и неспеша. Так они дошли до старой беседки, в которой был убит наркоман Гоша. Вспомнив о покойнике, Татьяна поежилась и потащила Тэди в сторону. Но он как танк пер вперед. Не доходя буквально пару метров, пес вдруг насторожился, а потом злобно зарычал.

-Только не очередной труп! — произнесла Татьяна вслух. И подумала, что если Тэди опять обнаружит кого-то прирезанного, она ни за что не станет вызывать милицию. Просто повернется и уйдет. Потому что тот милиционер, который уже дважды приезжал на Тэдины находки, точно решит, что все это ее рук дело. И арестует Татьяну, как предполагаемого убийцу, причем, вместе с ее собакой. И это в лучшем случае. В худшем, он их обоих прибьет на месте, чтоб раз и навсегда прекратили заваливать милицию подобными находками.

Татьяна даже хотела произнести какую-нибудь молитву или заклинание, чтоб на этот раз Всевышний отвел от нее неприятности. Но на ум ничего не приходило. Она мучительно вспоминала. Как же там? «Боже, спаси и сохрани? Или, спаси и пронеси?» Она еще подумала, потом прошептала: «Боже, спаси и сохрани, сохрани и пронеси, спаси и пронеси!» После чего, решив, что все варианты учла, выдохнула воздух, как перед прыжком в воду и двинулась в сторону того, на что рычал Тэди. От кустов возле самой беседки отделилась тень. Материализовалась в какое-то непонятное существо, одетое в тряпье. Потом, этот кто-то промычал непонятную фразу и побежал вглубь парка, шлепая явно не зашнурованными ботинками. Татьяна вдруг поняла, что это тот самый дурачок Шура. Но что он делает в парке в такую рань? Дениска говорил, что он проводит в парке весь световой день. Но сейчас еще темень непроглядная! Может он вообще круглые сутки слоняется по парку?

-Шурик! – позвала она убегающего. – Иди сюда, детка. Я тебя не обижу. Иди, зайчик, поговорим!

Татьяна вложила в голос всю мягкость и нежность, на которую была способна. Если этот дурачок не понимает слов, может он отреагирует на интонацию? Поймет, что ему ничего не грозит и вернется?

Какой там. Шурика через секунду и на горизонте не наблюдалось. Соображал он плохо, если вообще соображал. Но бегал быстро. И сторожевой рефлекс у несчастного был, судя по всему, выражен не плохо. Дурак, а знает, что если опасно, надо ноги в руки и мотать подальше и побыстрее.

Татьяна и Тэди направились к тому месту, где только что копошился Шурик. Между кустами она увидела небольшой холмик из опавших листьев, сухих веток, бумажек и прочего мусора. Может, дурачок собирался это все поджечь? Сделать себе костер и погреться? Но почему не на полянке, а между кустами? «Почему, почему»? – сама себя, вслух, передразнила Татьяна. Да потому, что мозгов нет. Ему все равно, где поджигать. Но на всякий случай, она вооружилась палкой и стала разгребать кучу. Каково же было ее удивление, когда из-под листьев показалась тряпичная сумка.

Она присела на корточки и осторожно, двумя пальцами, подтянула сумку к себе. У нее когда-то давным-давно тоже была такая вот сумка. Татьяна ходила с ней на пляж. Пошита она из какой-то мешковины, а ручки сделаны из толстой веревки. Лет десять назад такие сумки были в моде. Эта, очевидно, сохранилась с тех самых времен. Причем, за это время, судя по ее виду, сумку ни разу не удосужились постирать. Ручки были засалены до такой степени, что за них противно взяться. А о самой сумке лучше вообще умолчать. Превозмогая брезгливость, Татьяна заглянула внутрь. Там что-то лежало. Но что, рассматривать в темноте Татьяна не стала. Она вытащила из кармана носовой платок. Обернула ним ручки сумки и решила отнести находку домой, а там уже заняться изучением ее содержимого. Может, Шурик нашел эту сумку где-нибудь на помойке и она не имеет никакого отношению к происшествиям в парке. А может и имеет.

Дома Татьяна бросила сумку в ванной на полу. Вымыла руки и решила сначала покормить Тэди. Сумка никуда не денется, а пес от голода начнет жевать все подряд. Кстати, что-то он в последнее время перестал есть провода от телефона и телевизора, мебель и накидки на креслах. В чем дело? Может, заболел? Вроде бы нет. Неужели поумнел? Верится с трудом. Скорее всего, жует что-то такое из вещей, что пока не попало Татьяне на глаза. Надо будет внимательно все осмотреть.

Пока Тэди с аппетитом уничтожал свой завтрак, Татьяна расстелила на полу в ванной газетку и высыпала на нее содержимое сумки. Выпало несколько завернутых в газетку свертков. Развернув первый, она обнаружила разноцветные стеклышки, очевидно от битых бутылок. Когда она была еще ребенком, то тоже собирала и складывала в коробочку такие же стеклышки. Они ей тогда казались драгоценными камнями и были ее сокровищами. Если учесть, что Шурик затормозился в своем развитии на уровне пятилетнего ребенка, то эта находка объяснима. В следующем свертке лежали карамельки. Самые обыкновенные дешевые конфетки. Это тоже понятно и вполне объяснимо. Татьяна развернула третий сверток. На газету выпали блестящие металлические предметы. Чайная ложечка, похоже, мельхиоровая, начищенная то ли Шуриком, то ли кем-то другим. Кусочек бронзовой трубки, толщиной с карандаш и длиной около десяти сантиметров. Татьяна повертела трубочку в руках, пытаясь угадать ее назначение. Ничего не придумала, положила и взяла следующее «сокровище». Металлическая крышечка, похоже, от фляги. Потом, несколько цветных крышечек от пивных бутылок. Сломанный браслет от часов, из какого-то желтого металла. Оправа от очков без одного ушка. И еще один сломанный браслет, но не от часов, а тот, который женщины носят на руке, как украшение. Одним словом, Шурик, как сорока, собирал все блестящие предметы. Татьяна свалила весь этот хлам на газету. Надо упаковать все как было, уложить в сумку и отнести туда, где она ее взяла. Грех лишать больного человека его игрушек. Она уже уложила все на место и вдруг, что-то щелкнуло в мозгу. Ну-ка, ну-ка! Что это был за браслетик? Татьяна снова развернула пакет с металлическими «игрушками» и, отыскав женский браслет, стала внимательно его рассматривать. Металл непонятный. То ли мельхиор, то ли это нержавейка, то ли серебро. Но явно черненный. Где-то она уже такой видела. И именно над этой проблемой уже ломала голову. Наверное, в мозгу сейчас, когда прошла та же аналитическая операция, и сработал сигнал «еще раз посмотри»! Так, прекрасно, и что мы видим? Застежка оторвана. Сам браслет представляет собой плоское литое полукольцо, шириной около двух сантиметров. А вот по центру, очевидно, что-то крепилось. Четко виден след облома. Как будто здесь что-то было припаяно. Может какой-нибудь цветок или что-то с камушками? Мать твою за ногу! Паук! Точно паук. Тот паук, которого она нашла в спичечном коробке в машине Гошкиного убийцы. Это он сделан из такого же непонятного металла. Вот откуда чувство, что она уже видела такой металл. И паук идеально бы сюда вписался по размеру и по композиции.

Татьяна уложила опять все в сумку, и пошла звонить Мудрову. Ни домашний, ни рабочий телефон не отвечали. Она посмотрела на часы. Ну, конечно. Только семь. На работе ему быть еще рано, а дома уже поздно. Мудров где-то в пути. Можно позвонить на мобилку, но, не стоит отвлекать человека находящегося за рулем. Позвонит ему на работу чуть попозже.

Она схватила сумку и, крикнув Тэди, что сейчас вернется, понеслась в парк. Уже совсем рассвело, но небо заволокло тучами, и вокруг было как-то серо и мрачно. Татьяна нашла то самое место между кустами, где в куче листьев и веток дурачок зарыл свою сумку, а она ее отрыла. Положила сумку на место и забросала ее, сделав все, как было. Постояла немного. Поглазела по сторонам, в надежде заметить Шурика. Но никого не обнаружила и побежала домой.

Во дворе стояла ее машина. Значит, Верка уже приехала и ждет в квартире. Господи, и чего той не спится? Вот если бы не пес, Татьяна бы в жизни не встала раньше десяти. А у Верки, ни пса, ни кота. Муж? Так тот после своих полуночных выступлений в кабаке спит до двенадцати дня. Чего вскакивать ни свет ни заря? Хотя это, наверное, такая натура. Не зря же людей делят на сов и жаворонков. Просто, Татьяна типичная сова. Она ложится спать после двенадцати ночи и встает после десяти утра, если конечно удается. А Верка ложится в девять и встает в шесть. Тоже, если удается. Последнее время Татьяне не удается встать после десяти, а Верке лечь в девять. Они обе выбились из графика и скоро упадут с ног от усталости. Надо будет обязательно ввести в расписание дня послеобеденный сон.

Верка варила кофе и мурлыкала под нос какую-то песенку. Тэди, лежа на брюхе, обнял передними лапами огромный мослак и с непередаваемым наслаждением его грыз.

-Привет, — поздоровалась Татьяна. – Это что за костомаха? От слона, что ли?

-Привет, — отозвалась Верка. – По-моему, от бычка. Специально сегодня на рынок заскочила к самому открытию. Такие косточки дефицит. Вот, отвоевала у конкурентов в честном бою. А тебя где это носит? Пес сам дома сидит и пищит под дверью, а собачья нянька, где-то шляется.

-Наливай кофе, сейчас руки вымою и все расскажу.

Верка крутила в руках браслет и внимательно его разглядывала. Включила настольную лампу и осмотрела с внутренней стороны и с наружной, чуть ли уткнувшись в браслет носом. Татьяна внимательно следила за выражением ее лица. Но, судя по выражению лица Верки, она ничего интересного не обнаружила.

-По-моему, обычная железяка. А паук точно был из такого же металла?

-Не могу сказать с уверенностью, но, похоже, что да.

-У тебя магнит есть?

-Где-то был. А тебе зачем?

-Давай сюда. Сейчас посмотрим. Если эта штука железная, она притянется к магниту. А если мельхиор или серебро, не притянется. Хотя, я понятия не имею, что нам это даст.

-Я тоже, — пробурчала Татьяна и, пошла искать магнит. Через пару минут она явилась с круглой болванкой. К этой болванке притягивались ножницы, ножи, гвозди. То, что это был настоящий магнит, у Татьяны сомнений не вызывало. Она продемонстрировала его способности Вере, и только потом ткнула данной болванкой в браслет. Ни он на болванку никак не отреагировал, ни она на него. Как лежали на столе, так и остались лежать. Даже на миллиметр браслет не сдвинулся в сторону магнита.

-Нет, это не железяка, — сообщила Верка, хотя Татьяна и сама уже это прекрасно сообразила. – Интересно, на чьей руке он был? У той девушки, которую ранили, или у той, которую украли? Скорее всего, у той, которую украли.

-Почему украли, а не убили? – удивилась Татьяна вылетевшей из Веркиных уст фразе.

-Если браслет сломался, даже «паук» отлетел, значит, его владелица дико сопротивлялась. А раз сопротивлялась, значит, ее пытались не убить, а скрутить, связать. Вторую вот взяли и просто ткнули ножом, она, по-видимому, и пикнуть не успела. А та, видать шороху наделала.

-Но почему мы с Сашкой ничего не слышали? В парке было тихо. Шум борьбы мы бы наверняка услыхали.

-Может быть, борьба была еще до того, как вы пришли в парк. Скорее всего, преступник куда-то отволок ту девушку, а потом вернулся, чтобы забрать, как он думал, труп второй девушки. Вот тогда вы уже гуляли в парке, и Тэди его услышал и спугнул.

-Все может быть, — подумав, согласилась Татьяна. – Но где же ее искать, а?

-Подождем, что нам Людин брат скажет. Кстати, и с Мудровым бы не мешало поговорить. Может, милиция уже что-то раскопала?

-Так он нам и расскажет, не раскатывай губу! Я кстати ему звонила, но ни дома, ни на работе его нет.

-Надо на мобилку звонить.

Верка набрала номер, и Стас тут же ответил.

-Ты где? – поздоровавшись, перешла она сразу к активным действиям.

-Еду на работу. А что?

-Тебе браслет к пауку нужен?

-Какой браслет, и какому пауку он нужен? – не понял Стас.

-Тупица. Танька тебе отдала паука в спичечном коробке. Так вот, к нему нашелся браслет!

-А, — дошло до Мудрова. – Девочки, заеду заберу, но только вечером. Сейчас занят буду по самое некуда.

-Ладно, звякнешь, как надумаешь заехать. Чтоб мы хоть в это время дома были и не разминулись. Мы же не сидим здесь привязанные.

Татьяна тем временем сходила в комнату. Порылась в письменном столе и явилась на кухню с лупой. Достала копии фотографий из найденной в парке сумочки, и принялась их по очереди внимательно изучать.

-Ну что, кольцо в виде паука? – заглядывая ей через плечо, спросила Верка.

-Нет. Смотри сама. Какие-то загогулинки. Просто незатейливый плетеный узорчик. Вот металл по цвету вроде бы похож.

Верка отобрала у Татьяны лупу и принялась изучать ту же фотографию. Причем, рассматривала внимательно каждый предмет. Изучила мебель, на фоне которой была снята пожилая пара. Попыталась увидеть даже то, что не было видно. Например, сережки у женщины. Они были закрыты волосами, но чуть-чуть проглядывали. А точнее, угадывались.

-Слушай, а серьги, похоже, тоже темные. Наверное, из такого же металла, — тыча Татьяне лупу в руку, проговорила Вера.

-Только не надо фантазировать, — посмотрев фотографию, отмахнулась Татьяна. – Их вообще не видно. А то, что заметно, прикрыто волосами и получается темным, потому что его почти не видно. Тень, помехи. Дай я лучше посмотрю ту фотографию, где молодая рука с кольцом. Там кольцо крупным планом.

-А где эта фотография? – удивилась Верка. — Я думала, что ты ее уже посмотрела.

Но той фотографии как раз и не оказалось. Их было не четыре, а три. Татьяна перевернула все бумаги, вытряхнула все из своей сумки. Заставила проверить Верку и ее сумку. Но нигде снимка не нашлось.

-Ты копии со всех сделала?

-Конечно. Я все проверяла. Это уже ты ее где-то запихнула. Давай, ищи!

-Погоди, а у Маринки она не осталась случайно?

-Черт! Скорее всего. Сейчас ей позвоню.

Верка набрала Маринин номер. Фотография действительно оказалась у нее. Она выпала из папки и залетела под диван. Ее вечером случайно обнаружила Маринина мама. Марина хотела сразу же позвонить им и сказать об этом. Но сначала не дозвонилась, потом пришел муж и затуркал своей суперзаботой так, что она забыла обо всем. А когда вспомнила, была уже ночь. Решив, что фотография, это не так уж и срочно, Марина отложила свое сообщение на утро. И как раз сейчас сама собиралась им позвонить.

Пока Вера рассказывала Марине последние события, Татьяна успела разогреть завтрак. Кофе, это конечно хорошо, но поесть нормально, никогда не помешает. Тем более, если они с Веркой сорвутся с места и куда-то полетят на поиски пропавшей девушки, то может и есть больше некогда будет.

До двенадцати у них была еще уйма времени. Верка засела за телефон и, используя все свои связи и неимоверное количество знакомых, принялась добывать информацию. Через какой-то час она уже знала, на кого зарегистрирована вишневая «тройка». В каком гараже она стояла. Где ремонтировалась. И еще массу всяких сведений, которые не понятно было, как и использовать.

Они валялись с Татьяной на диване и переваривали информацию. Тэди лежал на полу рядом с диваном и продолжал грызть косточку. Веркин подарок ему так понравился, что он сегодня больше ничем другим и не интересовался. Даже брошенные в коридоре Татьянины кроссовки оставил без внимания. Она, правда, спохватившись, быстренько спрятала их в кладовку. Но, похоже, сегодня можно было этого и не делать. От косточки Тэди не могло отвлечь ничего. Разве что еще одна такая же косточка.

-Итак, что мы имеем? Машина принадлежит Михайлову Анатолию Ивановичу. А на квитанции найденной в машине написано Михайлов В.Г. Очевидно, они родственники. Но никак не отец и сын и не братья. В обоих случаях не подходят отчества. Может дед и внук? – размышляла вслух Верка.

-Может и двоюродные братья, и дядя и племянник, — возразила Татьяна. – Но нам такие мелочи ни к чему. Короче, машина принадлежит кому-то из родственников.

-Ну, не скажи. Это не мелочь. Нам надо срочно выяснить эту родственную связь. У этого родственника могут быть дача или загородный дом. Пустующая квартира. Еще один гараж. Все это надо осмотреть.

-Я думаю, милиция уже эту версию отработала.

-Может да, а может, и нет!

-Тогда слазь с дивана и звони дальше.

-Куда? Может быть, я лучше съезжу в гаражный кооператив, где ставили эту машину, и выясню все про этих Михайловых на месте? Что-то мне в голову ничего умного больше не приходит. Я не знаю, куда и кому еще можно позвонить.

-Если ехать, то только вдвоем. А вернее, втроем. Берем Тэди и вперед. Сколько времени до двенадцати?

-Выше крыши. Почти два часа.

-Тогда вскакиваем и помчались! Ты знаешь, где находится этот гаражный кооператив?

-Знаю. Возле горводоканала. Дорога там раздолбанная в конец, насколько я помню, но как-то же люди ездят, значит и мы проедем.

Через пятнадцать минут они добрались до нужного места. Оставили машину сбоку от въезда, чтоб никому не мешать, и без всяких преград прошли на территорию. Сторожа и близко не наблюдалось. Въезд загораживал шлагбаум, который представлял собой деревянную палку, раскрашенную белыми и черными полосками. Палка лежала на двух деревянных столбиках. К одному она была прикреплена с помощью какого-то фантастического шарнира, напоминающего искусственный коленный сустав. «Сустав» был пластмассовый. Очевидно, металл здесь держался очень короткий срок, поэтому, его заменяли, чем только могли. Это объясняло, почему к другому столбику шлагбаум крепился с помощью веревочной петли, накинутой на край полосатой палки.

-Ничего себе, запор от воров, — хмыкнула Верка.

-Просто, когда-то здесь видать стоял металлический шлагбаум, но его украли и сдали в металлолом. А этот соорудили, чтоб хоть что-то было, — философски заметила Татьяна. – Что ты хочешь, если даже металлическую кованую ограду вокруг центрального парка среди бела дня умудрились упереть. И забор вокруг туб диспансера. И это в самом центре города. А здесь на окраине чего можно ожидать?

-Я бы ни за что не хотела в таком вот кооперативе иметь гараж и оставлять в нем свою машину.

-Если другого нет, то, что остается делать? Думаешь, на улице под открытым небом было бы лучше?

Они потихоньку переговаривались и двигались по первой гаражной улице. Гаражи с обеих сторон шли двумя сплошными стенками из шлакоблока. Один переходил в другой.

-Ты смотри, ну и система. Достаточно влезть в один гараж, а потом проламывай себе перегородки между ними, и иди по всей линии, от первого до последнего! Никаких помех. Выберешь себе машинку по вкусу. Откроешь гараж изнутри и тю-тю.

-Ну конечно. Ты скажешь. Попробуй, проломи стену из шлакоблока!

-Элементарно. Это кирпичную тяжело, а из шлакоблока, как раз, проще пареной репы. Короче, это все, защита от честных воров. Слушай, что-то я людей в упор не вижу, — возмутилась Верка. – Может быть, здесь вообще уже сто лет никто машины не ставит?

-Но гаражи же не распахнуты настежь, — Татьяна подергала парочку ворот. – Видишь, заперты. Просто, время мы выбрали не очень удачное. Наверное, сейчас все на работе. Пошли, пройдем по следующим улицам. Может там повезет?

Только на третьей улице им повезло. Перед одним из гаражей стояла старая «копейка» с поднятым капотом. А из открытого гаража доносился мат. То есть, на лицо все признаки обитаемости данной местности.

Татьяна с Веркой и Тэди заглянули в гараж. Два мужика возились с какой-то железякой и сопровождали свою возню такими выражениями, что для общего развития, их стоило бы послушать. Но Тэди не дал им поговорить вволю. Мужики ему чем-то не понравились, и пес им об этом громко сообщил. Он ни с того, ни с сего, гавкнул так, что даже Татьяна и Верка подпрыгнули с перепугу. А мужики одновременно выпустили из рук железку, которая, очевидно весила прилично. Та шваркнула им по ногам, и оба тут же взвыли, как две пожарные сирены. Это воодушевило Тэди и он залился таким лаем, какого Татьяна еще от любимого песика не слышала, хотя догадывалась, что он парень способный. А Верка и не подозревала, что он такой страшный зверь, а главное, такой шумный.

-Господи, Тэди, закрой пасть! Сдурел, что ли? – перекрывая его лай, проорала Татьяна.

Но такого обращения Тэди либо не понял, либо сделал вид, что не понял. Он лаял, как бешенный, оскалившись и брызгая слюной. Морда была такой страшной, что Татьяна не на шутку забеспокоилась. Она поняла, что если Тэди сейчас вырвется у нее из рук и решит этих мужиков съесть, или просто погрызть, она ничего не сможет сделать. Ни она, ни Верка ему не смогут помешать это дело осуществить. Вот зараза! И что теперь делать? Какие команды надо отдавать этому охламону в такой ситуации?

На помощь пришла Верка. Она встала перед самой мордой Тэди, закрыв ему обзор. Рявкнула: «Тихо!» И стала теснить Тэди и Татьяну от ворот. Когда пес перестал видеть мужиков в гараже, он тут же прекратил лаять. Хотя рычать продолжал. Но это было уже не так агрессивно. Татьяна тем временем пробовала все команды, какие приходили на память, чтоб окончательно успокоить собаку. «Нельзя», «фу», «тихо», «молчать». Гладила его по голове и потихоньку отходила к стоящей машине.

-Сдурел, что ли? – возмущенно обратилась к Тэди Вера. – Что за собачьи истерики?

-А действительно? Чего это он с катушек слетел? Ни разу ни на кого не кидался и не лаял, а тут, как взбесился? – удивилась Татьяна.

-Эй, мужики! — прокричала Верка, не заходя в гараж. – Чего это наш пес на вас так среагировал? Вы что, когда-то чем-то его обидели?

-Пошли вы на…! – донесся голос из гаража. – Мы вашего пса в глаза никогда раньше не видели. Валите отсюда со своим придурком, пока не навернули вас всех монтировкой!

Верка сделала Татьяне знак, чтоб она с Тэди отошла подальше от гаража, а сама направилась к гаражным воротам.

-А вот грубить не надо. А то пес вас покусает или нет, а я точно загрызу на месте.

Ответа не последовало, только донесся звук, как будто бы на цементный пол попадали какие-то предметы.

Она заглянула в гараж и … никого там не увидела… сначала. Потом осмотрелась повнимательнее и обнаружила хозяев гаража, но в необычном месте. Оба мужика стояли под потолком гаража на каких-то полочках, довольно таки хлипких. Очевидно, полки были сделаны, чтобы на них держать не очень тяжелые запчасти или инструменты. На двух толстых мужиков эти сооружения никак рассчитаны не были. Понимая это, мужики пытались уменьшить давление на них за счет того, что перенесли часть своего веса на руки. Они оба вцепились мертвой хваткой в крюк, для каких-то целей, вбитый в потолок. Крюк был не над полками, а сдвинут где-то на полметра вперед. И поэтому мужики располагались не вертикально, а под большим углом к потолку, и, естественно, к полу. Если крюк не выдержит, они имеют все шансы спикировать головой вниз. Куртки и рубашки у обоих задрались кверху, и для обозрения предстали два толстых голых пуза. На физиономиях неподдельный ужас. Хотя в глазах, запредельная злость. В общем, эту картину трудно описать, ее нужно только видеть.

-Эй вы, мыши летучие, слазьте вниз! Собаку увели, — скомандовала Верка. – Интересно, и чем это вы собирались держать монтировку?

-Слышь, вали отсюда! – злобно прошипел один из мужиков. Было видно, что ему страшно неудобно висеть в такой позе. Что у него затекли руки. И продержаться под потолком ему долго не удастся при всем желании. Второй висел молча. Но, не оттого, что ему нечего было сказать, а, скорее всего, из экономии сил.

-Да спускайтесь вы на землю, черт бы вас побрал! — рявкнула на них Верка, как Татьяна пару минут тому назад, на Тэди. – Не тронет вас собака! Подруга ее увела на безопасное расстояние. Мне с вами поговорить надо.

Поколебавшись с минуту, мужики предприняли попытку к возврату на грешную землю. Но давно известно, что куда-нибудь влезть всегда проще, чем потом оттуда слезть. Так и получилось. После долгих маневров, они, в конце концов, просто свалились вниз, как два созревших плода, оборвав все-таки полки, на которых стояли. И произведя при этом такой грохот, что с остальных полок попадало все, что на них стояло. Один приземлился вполне благополучно, а второй, при падении повредил ногу. Теперь он сидел на цементном полу, держался за щиколотку и подвывал.

Верка уже не один раз за последние несколько минут пожалела, что вообще решила связаться с этими идиотами. Но других, к сожалению, нигде не наблюдалось. Так что, выбирать было просто не из кого. Вот, пожалуйста, теперь придется проявлять милосердие и тащить этого кабана в травматологию. Не бросать же раненого в гараже рядом с поломанной машиной и безмозглым приятелем. Черт бы их побрал, недоумков.

-Стать на ногу можешь? – подойдя к нему поближе, спросила Верка.

-Сгинь с моих глаз, — прошипел мужик. – Это все из-за тебя.

-Это все из-за твоей дурной башки! Какого черта было лезть на потолок? Сказала же, что собаку увели. Два таких здоровенных мужика, а серливые, как пацанята. Дай, посмотрю ногу.

Мужик вытянул вперед ногу и опять взвыл. Верка ощупала щиколотку и пришла к выводу, что это не вывих. Девяносто девять против одного, что тут перелом.

-Сиди пока и не шевелись. Я сейчас подгоню свою машину и отвезу тебя в больницу, каскадер несчастный.

-Не надо. Я завяжу ее тряпкой и доковыляю домой. А там уже забинтую, — вполне нормально, без злости и без мата, проговорил мужик. — Дня за два пройдет.

-Не пройдет. Тут перелом, — обречено вздохнула Верка, и пошла за машиной.

Татьяна осталась гулять с Тэди возле гаражей, а Верка, погрузив с помощью второго мужика пострадавшего, уехала в больницу. Гулять в данном месте было не интересно даже псу. Он уже пометил все что мог и теперь откровенно скучал. Татьяна таскала его вдоль шеренги гаражей туда сюда и с тоской поглядывала на дорогу.

Подойти к гаражу и поговорить с оставшимся мужиком она боялась. Вдруг Тэди опять озвереет и накинется таки на него. Что тогда? Непредсказуемый пес совершенно. А еще Сашка уверял, что он послушный и дрессированный. Бандит собачий. И чего, спрашивается, взбеленился? Отреагировал на мат? Так он его постоянно слышит со всех сторон. И раньше она что-то не замечала, чтоб он собаку раздражал. Не понравились мужики? Бывает, конечно, что собаки кого-то ненавидят с первого взгляда. Вот не понравился и все. Но все-таки интересно, с чего вдруг? Может у Тэди какие-то неприятные воспоминания, связанные с запахом в гараже или с запахом, исходящим от этих мужиков? Ладно, что зря мозги сушить. Тэди не объяснит в чем дело, а она вряд ли сможет отгадать эту загадку. Лучше подумать о чем-нибудь другом, более актуальном. Например, через сколько вернется Верка. Час времени уже ушел псу под хвост. Остается еще час. И через час им с Веркой надо быть дома и сидеть у телефона. Может все-таки сходить поговорить с тем мужиком, что остался в гараже? Жалко ведь переведенного впустую времени. Но как быть с Тэди?

Татьяна поискала глазами предмет к которому можно было бы пса привязать, но ничего подходящего не нашла. Разве что к шлагбауму. Так он вместе с этим шлагбаумом будет в гараже через пять минут, и это самое большее. Единственное место, куда можно его на время спрятать, так это машина того мужика, который ковыряется в гараже. А что, это мысль. Татьяна развернулась, и они с Тэди направились к стоящей с поднятым капотом «копейке».

Подойдя к «копейке», Татьяна распахнула дверцу, делая вид, что собирается садиться в машину. Потом посторонилась, пропустила в машину Тэди. И как только он забрался на переднее сидение, захлопнула за ним дверцу. Тэди оказался в ловушке. На звук хлопнувшей дверцы из гаража выскочил перепуганный мужик. Увидав в своей машине пса, напугавшего его до полусмерти, он лишился дара речи и стоял растерянный, беззвучно открывая и закрывая рот.

-Да не волнуйтесь вы так, — попыталась успокоить его Татьяна. – Я хочу с вами поговорить. Но так как вы с собакой друг друга очень плохо воспринимаете, я решила его пока изолировать. Кроме вашей машины здесь нет больше ни одного места, где бы его можно было закрыть. Сейчас мы с вами пять минут поговорим. Я заберу собаку, и мы спокойно уйдем.

-Во, пристала, как банный лист к жопе! – пробурчал, пришедший в себя мужик. – О чем поговорим-то?

-Меня интересует красная, вернее, вишневая «тройка» с номером…, — Татьяна достала из кармана бумажку с записанным номером и прочитала его мужику. – И не только машина, а и ее владелец. Короче, все, что вы скажете о машине и ее хозяине, для меня сейчас очень ценная информация.

-А зачем тебе это надо? – заинтересованно поглядывая на Татьяну, проговорил мужик с нотками неподдельного любопытства в голосе. Агрессивности у него заметно поубавилось.

Татьяна в уме прикинула, что о смерти типа, сидевшего за рулем вишневой «тройки» мужик еще не знает. И теперь решала, упоминать об этом факте в разговоре, или лучше умолчать. Но так ничего и не решила.

-Понимаете, у нас пропала подруга. И мы подозреваем, что к ее исчезновению причастен тип, который ездил на этой машине, — поколебавшись с минуту, выпалила Татьяна.

-Который? Старый или молодой?

-А сколько лет старому?

-Ну, где-то под восемьдесят, — подумав, сообщил мужик.

-А молодому?

-Тридцать, наверное. А может чуть больше, или чуть меньше.

-Скорее тогда молодой.

-Они оба сволочные, что старый, что молодой. От обоих можно любую гадость ожидать.

-А кто они друг другу? Я имею в виду, в каком родстве? – решила сразу же уточнить Татьяна.

-Дед и внук. Дед всю жизнь в горкоме партии просидел. Какую-то там солидную должность в свое время занимал. До сих пор из себя великое цабэ строит. Гамнистый, дальше некуда. Его здесь на нюх никто не выносит. И внук весь в деда, тоже бандит.

-А чем этот его внук занимается?

-А хрен его знает. Слухи всякие тут ходят, но точно, по-моему, никто и не знает.

-И что за слухи?

-Разные. Одни говорят, что он баб за границу продает. Другие, что не продает, а здесь в городе публичный дом содержит. Третьи, что он просто сутенер. Но все слухи вокруг баб крутятся. А что, если ваша подружка красивая, вполне можно допустить, что это чмо ее украло, — покачав головой, и внимательно разглядывая Татьяну, задумчиво проговорил мужик.

-А если допустить, что украл, где он мог ее спрятать? – выпалила Татьяна.

-Вот чего не знаю, того не знаю. Они же оба с дедом такие скользкие, что никто толком о них ничего не знает. Да и ведут себя так, что и знать о них вообще-то никто ничего и не хочет. Оба даже ни с кем из здешних мужиков не здороваются. А если обращаются к кому-то, то не иначе как: «Эй, ты! Подай то-то, Принеси то-то». Ни тебе спасибо, ни, пожалуйста. Ну, мужики им тем же платят. Посылают подальше. Короче, отношения не сложились. У них и этот старый «Жигуленок» не понятно, для каких целей. То старый козел сюда на иномарке прикатит. «Жигуленок» из гаража возьмет. Иномарку туда загонит. И куда-то на «тройке» мотнется. Потом, через пару часов обратный маневр совершит и скроется на неделю. Иногда, и на больше. То, молодой. Старого, я, например, уже месяц не видел. А вот молодой, наоборот, зачастил. За последние две недели, почти каждый день эту машину брал, а свою «Ауди» оставлял.

-А который его гараж?

-Пошли, покажу, — уже совсем миролюбиво предложил мужик. Он повел Татьяну на вторую по счету улицу и подвел к покрашенным суриком гаражным воротам. – Вот. Они три года назад его у одного ханыги почти задаром купили. Мы все еще удивлялись, неужели этот старик рискнет свой «Мерс» в таком месте оставлять? Хотя он тут ворота поменял сразу же. Поставил крепкие, толстые. Но, что ворота, когда стены никуда не годятся. Треснул пару раз по стенке кувалдой и…, — мужик выразительно махнул рукой. – Место глухое. Охраны давным давно уже здесь нет. Шлагбаум для вида стоит. В общем, не место это для дорогой машины. Когда глядим, а он сюда эту «старушку» пригнал.

-А как бы в гараж заглянуть? Там смотровая яма или подвал какой-нибудь есть?

-Смотровые ямы тут в каждом гараже. А у некоторых, из смотровых ям есть ход и в подвал. Но насчет этого гаража точно не скажу. Никогда внутри не был. И как туда заглянуть без ведома хозяина и без ключа, понятия не имею. Замок-то, видишь, какой?

-Какой? – внимательно разглядывая замочную скважину, спросила Татьяна. Замочная скважина вроде бы была обычной. Дырка, как дырка.

-Врезной замок и с секретом.

-А если я возьму кувалду, то где надо стучать?

-По задней стенке, — не задумываясь, выпалил мужик и тут же удивленно уставился на Татьяну. – Ты чё, серьезно хочешь раздолбать этот гараж?

-Вообще-то, сначала попробую попасть в него так. Но если не удастся, то раздолбаю, — твердо пообещала Татьяна.

-Думаешь, он мог подругу в гараже спрятать? Вряд ли. Хотя, чего в жизни не бывает? Ты это, знаешь что. Сходи к Петьке Акимову. Сейчас я ему записку напишу и как найти объясню. Он любой замок открыть может. Только каждому встречному он этого делать не будет. А для меня сделает. Должник он мой. Я ему всю ходовую в машине за так сделал. Он сейчас на мели сидит. Расплатиться не чем, а без колес ему никак. Пожалел дурака. Так вот, он мне не откажет.

Татьяна с мужиком вернулись в его гараж. Она достала из сумки блокнот. Вырвала из него чистый лист, достала ручку и протянула мужику. Тот начал писать, потом вдруг передумал.

-Нет, придется мне с тобой идти и самому ему все объяснять. Не поверит он тебе даже с моей запиской. Его жизнь столько раз мордой в гамно тыкала, что он теперь осторожный, как дикий зверь, — почесал мужик затылок, подумал с минуту и, решившись на что-то, махнул рукой. — Ладно. Гуляй тут пока со своим псом, и охраняйте мою машину. Не можем же мы сейчас с тобой вместе уйти и все это бросить. Я лучше сам за ним схожу. Петька тут рядом живет. Пять минут ходу. Машину только не бросай. Здесь вроде бы никого нет. Но стоит на минуту что-нибудь без присмотра оставить, тут же найдется тот, кто это сопрет в один момент. Поняла?

-Поняла. Вы уж простите нас за этот инцидент с собакой, — решила извиниться Татьяна.- Честное слово, мы и сами не ожидали, что Тэди может себя так повести.

-Да ладно, — отмахнулся мужик. – Просто, я с детства собак боюсь до ужаса. А он у вас такой страшный!

-Он совсем не страшный и не злой, — пустилась Татьяна в объяснения. — По возрасту, почти щенок. Непослушный и бестолковый. И вообще, скажу по секрету, это не наша собака. Его хозяин уехал в командировку и мне пса оставил на несколько дней. Я уверена, что если бы песик был с хозяином, то этого бы не произошло. Тэди лишний раз и пасть бы не открыл. А меня он не слушается и делает, что ему в голову взбредет. Мы с ним друг друга еще не очень понимаем. Я вот даже не поняла, чего вы ему не понравились?

-Страх почуял. Говорят, что если сильно собак боишься, они, если не очень далеко находятся, по запаху это чувствуют и обязательно нападают. А мой страх, наверное, за версту собаки могут уловить. Да и мой напарник не лучше меня. Тоже очень испугался. Вот пес и озверел. Все. Я пошел. Времени у меня лишнего нет. И так, считай, час уже потерял.

Мужик быстрым шагом, почти бегом, удалился. Татьяна открыла дверцу машины и выпустила Тэди на волю. У него на морде было написано недовольство и обида.

-Сам виноват, — заявила ему Татьяна. – Вел бы себя нормально, не сидел бы взаперти. Пошли, погуляем.

Они с Тэди ходили взад вперед возле покинутого открытого гаража. Далеко отходить Татьяна не решалась. Если здесь место кишащее ворами, лучше гараж и машину из поля зрения не выпускать. Хотя, где эти воры? Вообще, ни одной живой души на всей территории этого гаражного кооператива.

Интересно, а почему милиция до сих пор не осмотрела гараж этого типа? Если даже Верка без проблем вычислила, где ставили вишневую «тройку», то для милиции это просто пара пустяков. Они вообще занимаются расследованием или нет? А может быть милиция идет другим путем? Может у них есть на руках что-то более важное? Ну и ладно. Пусть они идут своим путем, а они с Веркой своим. Главное, чтоб хоть у кого-то из них был результат.

Что, например, она, сейчас рассчитывает найти в гараже? Девушку или ее труп? Чушь собачья. Это совершенно неподходящее место, чтоб прятать здесь кого-то живого или мертвого. Но раз уж они с Веркой сюда попали, то уйти, не осмотрев гараж, просто обидно. Надо работать методом исключения, раз ничего путного в голову не приходит. По типу: «Здесь нет, здесь тоже нет, и здесь нет». Авось доберутся до нужного места. Вопрос только, когда они таким путем доберутся и доберутся ли вообще.

Из-за гаражей показались два мужчины. Один из них был хозяином «копейки». Татьяна в срочном порядке опять затолкала Тэди к нему в машину.

Мужчина, который, судя по всему, и был Петькой Акимовым, выглядел намного моложе своего спутника. Хозяину гаража на вид было лет шестьдесят, а этому, около сорока. Высокий, поджарый, бледный, волосы с проседью, руки изящные с тонкими длинными, как у пианиста пальцами. Прямо, как у наркомана Пашки. Вид очень интеллигентный. Татьяна почему-то ожидала увидеть мощного мужичару с ручищами граблями и горой мышц. А этот, ее просто таки разочаровал. Она глянула на него и надежда, что сейчас удастся попасть в таинственный гараж, растаяла.

Интеллигент, подойдя к Татьяне, молча ей кивнул. Это, наверное, означало приветствие и она растеряно пробормотала: «Здрасьте».

-Ну вот, Петр сейчас гараж тебе откроет, а я пока у шлагбаума на стреме постою. Не дай Бог кого черт принесет не вовремя. Потом неприятностей не оберешься, — выпалил мужик.

Петр внимательно осмотрел гаражный замок. Достал связку отмычек и с первой попытки открыл ворота. Бесцеремонно распахнул створки и первым вошел в гараж. Татьяна последовала за ним. В гараже стояла синяя «Ауди». Петр натянул перчатки. Открыл машину, завел и вывел из гаража. Татьяна сначала не поняла, зачем он это сделал. Но потом сообразила, что смотровая яма находится ведь под машиной. По-другому в нее не попасть.

Петр убрал доски, закрывающие саму яму, и спустился внутрь. Татьяна последовала за ним. В смотровой яме было пусто. Никакого хода в подвал из нее тоже не было. Они внимательно осмотрели саму яму. Все делали молча. Татьяна сама не знала, что ищет, но самым тщательным образом обследовала стенки, пол, валявшуюся на полу ветошь. Абсолютно ничего подозрительного. Ни засохших капель крови, ни завернутых в тряпку ножей, ни спрятанных пистолетов.

Они выбрались из ямы и, не сговариваясь, направились к машине. Интеллигент остановил жестом Татьяну у самой машины и молча протянул ей резиновые перчатки. Она кивнула и быстренько их надела. Он прав. Не стоит оставлять следы своих пальцев везде, где появляешься. Надо будет, кстати, позаботиться об этом и приобрести пару комплектов перчаток для себя и для Верки. Не помешают.

Они вместе осмотрели сначала салон машины, затем багажник. Нигде ничего. Петр загнал машину в гараж. Запер его и молча пошел к шлагбауму.

-Ну, что? – с нескрываемым любопытством спросил Татьянин знакомый мужик. Она не поинтересовалась, как его зовут, и теперь, про себя, звала просто Толстяком.

-Как я и думал, ничего, — впервые подал голос Петр. – Надо искать в доме у старика. Если он действительно девку украл, то повез только туда.

-А чего ты так думаешь? – спросил Толстяк.

-Там есть, где спрятать. Не дом, а замок. И дед лежит парализованный. Свой нос при всем желании никуда сунуть не сможет.

-Что, старого козла паралич разбил? То-то я его месяц в гаражах не видел. Слышь, Петь, а где этот дом? Ты барышне дай адресок. Пусть там потихоньку пошуруют, или милицию туда пошлют. А, кстати, вы в милицию обращались? – запоздало поинтересовался он у Татьяны

-Обращались. Но что-то они то ли не ищут, то ли плохо ищут, то ли нам с Веркой невтерпеж, и нам кажется, что они плохо ищут. В общем, милиция милицией, а мы решили сами не сидеть, сложа руки.

-Правильно, — кивнул Толстяк. – Я тоже никогда ни на кого не надеюсь. Если что-то серьезное, берусь за эту проблему сам.

Петр нацарапал на листочке бумаги адрес. Нарисовал схему, как найти этот дом и как к нему лучше подъехать и отдал бумажку Татьяне.

-Только осторожней там. Во дворе два огромных дога. Сожрут и не подавятся.

-А откуда ты знаешь, где он живет, и что у него во дворе делается? – хитро сощурившись, поинтересовался Толстяк.

-Месяца два тому назад проводку там на втором этаже менял.

-А откуда знаешь, что деда парализовало?

-Он в больнице с моим тестем в одной палате лежал. У тестя тоже инсульт приключился. Ну, тесть мой сейчас вроде бы ничего. Уже ходит. А этот плохой. Речь отобрало, и, правая рука и нога не работают. Лежачий он. При мне его на носилках в машину спускали, когда домой выписывали.

-Да, мир тесен. С тем учился, с тем работал, с тем в больнице лежал, а с тем, глядишь, могилы рядом окажутся, — философски заметил Толстяк.

Петр почему-то поморщился от его фразы, как от зубной боли. Быстро простился и ушел.

-А кто он такой? – не удержалась и спросила Татьяна.

-Интересный человек. На каком-то заводе сейчас главным энергетиком работает. А в прошлом был медвежатником. Ну, сейфы вскрывал и еще чего-то там. Подробностей не знаю. Потом вдруг в веру ударился. Несколько лет в монастыре жил. Но почему-то вернулся к мирской жизни. Учиться пошел. Женился. Ему вот уже сороковник, а знаешь, сколько его дочке? Всего три года. Надумал, на старости лет. Хотя, чего там, дети это всегда хорошо. Вот только надо успеть их на ноги поставить, прежде чем в ящик сыграть. Вообще-то умный мужик, только чекнутый. Мы с его мамашей соседи, вот уже лет пятнадцать. Как-то так получилось, что и с Петькой подружились.

Дорассказать историю дружбы Толстяку не удалось. К шлагбауму лихо подрулила Верка. Выскочила из машины и бегом припустила к ним.

-Так, твоего друга отвезла домой, — выпалила она сходу. Верка практически со всеми разговаривала на ты, независимо от возраста. Причем, делала это абсолютно подсознательно. И что самое интересное, никто на нее не обижался, и казалось, даже такой фамильярности не замечал. Толстяк, к Татьяниному удивлению, тоже. Он только удивился, почему она отвезла его напарника домой, хотя собиралась везти в больницу.

-Сначала в больницу. Сделали рентген. Там перелом малой берцовой кости. Без смещения, — на одном духе выпалила она диагноз, из которого Толстяк понял только, что у напарника сломана таки нога. – Наложили гипс, и я отвезла больного домой. А какой толк с него здесь?

-Нет, все правильно, — поспешно согласился Толстяк. – Ну, это, того, — он засмущался,- девочки, вы там поосторожней.

Татьяна с пониманием кивнула, а Верка удивленно посмотрела на них, но ничего уточнять не стала. Потом постучала пальцем по своим часам и скомандовала Татьяне: «Давай, поехали. Время вышло. А где, кстати, Тэди»?

-Сейчас приведу, — Татьяна помчалась к «копейке» и через минуту они с Тэди уже бежали назад. Толстяк испуганно шарахнулся от собаки. Но Тэди сделал вид, что он его не видит и не знает. Подбежал к Верке. Поставил лапы ей на плечи и облизал физиономию.

-Нет, ну это просто свинство! Ты долго будешь мне красоту слизывать?! – отпихивая от себя пса, возмутилась Верка.

Толстяк хмыкнул и, помахав им рукой, молча пошел к своему гаражу.

-Спасибо! – прокричала ему вслед Татьяна.

-Да не за что. Удачи вам, — оглянувшись, прокричал мужик в ответ и скрылся в гараже.

Пока добирались к Татьяне домой, она успела рассказать Верке о последних событиях. Та молча слушала и сосредоточенно смотрела на дорогу.

-Ну, чего молчишь? – не выдержала Татьяна. Она ожидала, что Верка будет ахать, узнав, что удалось осмотреть гараж и даже «Ауди». Ну, если не ахать, то, по крайней мере, выразит как-то свое восхищение. И то, что Верка сидела, как мумия ее начало раздражать.

-Думаю, — пробурчала Верка. – Я тоже узнала кое-что интересное. Дома расскажу. Черт, если этот наркоман окажется пунктуальным, то мы пролетаем с получением от него информации, как фанера над Парижем. Ты посмотри, который час!

-Ну, полпервого. И чего ты так нервничаешь? Если даже он уже звонил, позвонит еще раз.

-Может и не позвонить.

-Куда он денется? Сходим к Люде, она сама ему позвонит. Не делай проблем на пустом месте и не усложняй жизнь.

-И чего я не сообразила оставить ему номер своей мобилки? Ну, совсем мозги не работают.

-Если даже он вообще не позвонит, я думаю, потеря невелика. Зацепка у нас появилась и очень даже неплохая.

-Это какая?

Убей своего дракона сама. Часть 9: 11 комментариев

  1. Аленочка, такие подруги пробьют хоть что, а не только стены)). Потрясающе, расследование полным ходом!

  2. Ну, классно! Детективу можно дать второе название: «Четыре сыщицы и собака» (хотя фактически сыщиков гораздо больше!) )) А третье название: «Татьяна и её команда», потому что она вовлекла в расследование уже больше половины города ))
    Интересная часть, как и предыдущие. Жду продолжения!

  3. Погони (пса за мужиками), травмы, новые находки… Сплошные приключения!
    А развязка пока не проглядывается…

    🙂

  4. «Дорога там раздолбанная в конец, насколько я помню, но как-то же люди ездят, значит и мы проедем», — так и живём! 🙂

  5. Тань, действительно, так и живем, и никогда ничего не поменяется…. Сегодня моталась по городу и занималась фигурным катанием. По возможности, пыталась объезжать ямы. Ругалась при этом, как портовый грузчик. С улыбкой. Алена.

  6. Наркоманы и бомжи…
    Не чурайся и дружи,
    Как серый волк из сказки той,
    Они Тебе ещё сгодятся 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)