Ушелец. Иди погуляй, мальчик.

Начало здесь: http://prozaru.com/2012/10/ushelets-prishestvie/

Продолжение тут.

Окончание там.

— Иди, погуляй, мальчик.

Эту фразу в разных интерпретациях Вадим слышал с самого раннего детства. Она исходила от многочисленных маминых ухажёров и означала, что он на ближайшее время окажется лишним на этом празднике жизни. Сначала он не понимал, почему ему предлагают погулять, но со временем всё понял и даже научился извлекать некоторые выгоды. О том, что ему предлагали погулять, когда мама оставалась наедине с каким-либо дядей, ни в коем случае не должен был узнать отец, и, когда Вадим это понял, у него больше не было проблем с новыми игрушками. У мамы этих проблем тоже не было, потому что приобретение игрушек спонсировал какой-либо дядя. Да и у папы проблем тоже не было, потому что тот никогда не интересовался, сколько стоят игрушки и не удивлялся тому, что стоимость приобретаемых для его сына в течение месяца игрушек, порой была сопоставима с маминой зарплатой.

Вот и сейчас, дядя Лёша, с которым мама познакомилась всего два часа назад на пляже под ласковым солнцем города Сочи, предлагал Вадиму на некоторое время побыть предоставленному самому себе.

— Дядь Лёш, а купишь мне робота-трансформера?

— Что???

— Дядя Лёша купит тебе робота, — сказала мать, в упор глядя на дядю Лёшу; тот неуверенно кивнул, и Вадим ушёл гулять удовлетворённым.

Да и что ещё нужно мальчику в его возрасте? Солнце ласково припекает, море нежно шумит лёгким штормом, в кармане можно наскрести денег на мороженое, а, если повезёт, то и на два. Быть представленным смому себе, избавиться от назойливой опеки взрослых и ещё за это получить впоследствии робота-трансформера. Кто-нибудь здесь ещё сомневается, что жизнь прекрасна?

Он снял с себя шорты и майку и зашёл по щиколотку в воду. Немного штормящее море нежно погладило его ступню. Поёживаясь от холода и спотыкаясь о подводные камни, он вошёл по пояс, фыркнул, оттолкнулся и нырнул с головой. Потом вынырнул с криком «ухты!» и быстро поплыл, удаляясь от берега. Море принимало его и манило к себе, рассыпаясь под руками тысячами маленьких солнц, являющихся точной копией одного большого и самого главного. Вадим перевернулся на спину, раскинул в стороны руки, зажмурился от света большого солнца и улыбнулся. Так можно было лежать бесконечно долго – солёная вода держала не хуже матраса, да и чувствовал он себя в воде как рыба, потому что с двух лет родители водили его в бассейн.

Полежав так несколько минут, он повернулся на живот и поплыл обратно брасом. Берег оказался немного дальше, чем он себе представлял, но это не пугало. Вадим перешёл на кроль и поплыл быстрее. И вдруг ему показалось, что берег не становится ближе, а, наоборот, удаляется. Вадим поплыл ещё быстрее, погружая при гребке голову в воду для наименьшего сопротивления. Проплыв таким образом ещё минуты три, он посмотрел на берег и уже без всяких сомнений понял, что берег медленно удалялся. «Мамочка…» — пробормотал он.

— МАМОЧКА! – заорал он что есть мочи, но его никто не услышал. Сегодня он слишком понравился морю, и оно решило забрать его к себе.

— ПОМОГИТЕ! – орал он во всю силу своей подростковой глотки, но крик этот потонул в клёкоте чаек, шуме ветра и блеске воды.

«Мамочка, я не хочу… ну пожалуйста… я никогда больше… не заплыву так… спасите… пожалуйста» — слова в бредовом беспорядке срывались с холодных губ и тонули в тёплом море, совершенно бесполезные и нематериальные, никому не нужные – ни людям на берегу, ни птицам в небе, ни рыбам в море. Ноги стали тяжёлыми, словно это были вовсе не его ноги, а чьи-то чужие, по странному недоразумению оказавшиеся вдруг пришитыми к его телу, но пришитые против своей воли, а потому непослушные и в данной ситуации опасные.

«Мамочка… ма…» вместо слов раздалось булькание; голова погрузилась под воду. Хотелось получить хоть каплю воздуха – того бесценного богатства, которого в обычной жизни у нас в избытке и на которое мы не обращаем никакого внимания, но которое вдруг оказывается самым ценным на свете и самым недоступным.

«М-м-м-м…»

Он очнулся на берегу от дикого приступа кашля. Казалось, что организм хочет вывернуться наизнанку, чтобы навсегда отторгнуть губительную воду, не оставив её в себе ни капли. Рядом сидел спасатель, тяжело дыша и вытирая пот со лба.

— Ну и напугал ты нас, малой! Что же ты делаешь? Разве можно заплывать так далеко, да ещё в шторм?

— Спсб.

— Что?

— Спасибо, — еле выговорил Вадим, встал и пошёл в сторону набережной.

— Э-э-э, ты куда? Ты же еле живой!

— Мне к маме надо.

Он шёл, не разбирая дороги, не видя окружающих, не узнавая этот город, вдруг неожиданно сделавшийся чужим. Люди вокруг бегали, веселились, поглощая килограммы сладкой ваты и холодного мороженого, кружили головы на аттракционах, ныряли с пирса в море вниз головой, и им не было никакого дела до того, что рядом с ними идёт тот, кто уже жить не должен. И от одной только мысли, что он только что чудом избежал смерти, что ещё чуть-чуть, и он никогда бы не увидел ни этого солнца, ни этого моря, вообще ничего, от одной только мысли, что он мог быть сейчас синим, холодным и ни на что не способным, делалось дурно.

На ватных ногах, он добрёл до гостиницы, вошёл внутрь, добплёлся до лифта и нажал на нужную кнопку. Поднявшись на нужный этаж, он подошёл к номеру и постучал. За дверью послышалась какая-то возня, громкий шёпот и топание босых ног по полу. Через некоторое время дверь отворилась, и Вадим увидел на пороге мать в цветастой блузке, плохо заправленной в короткую юбку. Волосы у неё были местами слипшиеся, а местами растрёпаные. Впрочем, если бы даже она была идеально, с иголоски, одета, запах, обдавший Вадима, сразу рассказал бы о том, чем она занималась с дядей Лёшей, пока её сын тонул.

— Ну как прогулка? – спросила мать, не давая войти внутрь.

— Замечательно. А море такое ласковое, — ответил Вадим, вложив в эту фразу сарказма столько, сколько смог и пытаясь протиснуться внутрь.

— Может быть, ещё погуляешь? – спросила мать и будто бы случайно перегорадила проход.

— Ты отцу звонила? – неожиданно спросил Вадим.

— Нет, ты же знаешь, как это дорого.

— Ну тогда СМС напиши. Напиши, что всё хорошо. Что сын твой чуть не утонул, пока ты тут с дядей Лёшей трахаешься!

Он вышел из номера и с силой захлопнул дверь.

Она говорила, что звонить по мобильному дорого, поэтому отцу они писали СМС-ки. Раз в два дня, потому что каждый день тоже дорого. Текст был дежурным: «Отдыхаем хорошо, море тёплое, солнце яркое. Скучаем, целуем». Ответ тоже не отличался оригинальностью: «Рад за вас. А у нас тут дожди. Люблю. Папа». По большому счёту, не было совершенно никакой разницы, писал это папа, или сам телефон генерировал буквы. И в том и в другом случае, буквы были бы одинаковыми.

Гулять не хотелось. Он вышел из гостиницы, купил в ближайшем киоске мороженое, отошёл к скверику неподалёку и сел на самейку так, чтобы хорошо просматривался вход в гостиницу. Результат не заставил себя долго ждать: из дверей вышел дядя Лёша и огляделся по сторонам. Вадим выбросил остатки мороженого, встал со скамейки и направился быстым шагом в сторону дяди Лёши.

— ДядьЛёш, — крикнул он, пориближаясь к своей цели.

— Что? Ты откуда здесь, — на его лице отображалась странная смесь злобы и любопытства.

— Я? Да неважно. Ну… И где мой робот?

— Какой робот?

— Трансформер. Ты мне обещал.

— Ничего не знаю. Иди, погуляй, мальчик.

— Я уже нагулялся сегодня. Понял, козёл?

— Что?!.. Иди сюда, щенок! – дядя Лёша кинулся было за подростком, но того уже и след простыл. – Щенок, — повторил он, плюнул на асфальт и зашагал в противоположную сторону.

***

Жёлтый автомобиль с чёрными шашечками въехал в арку, обогнул двор и остановился у подъезда, заскрипев тормозами. Из машины вышли немолодая женщина и мальчик лет десяти. Пожилой таксист открыл багажник и помог вытащить сумки. Женщина расплатилась с водителем, пересчитала сдачу, что-то сказала мальчику, взяла сумку побольше и направилась в сторону подъезда. Мальчик взял сумку поменьше и пошёл за ней. Они зашли в подъезд, вызвали лифт и поднялись на нужный этаж. Выйдя из лифта, они подошли к одной из дверей. Женщина поставила сумку на пол и достала из кармана ключ. Поднеся его к замку, она застыла в нерешительности.

— Он что, замки поменял? – спросила она.

— Не знаю. Позвони.

Она подняла руку и нажала на кнопку звонка. Через некоторое время дверь открылась. На пороге стоял довольно упитанный человек среднего возраста.

— Вам кого? – спросил он.

— А Вы кто? – спросила женщина и почему-то схватилась за сердце.

— А Вам зачем это знать? Вы приходите в мой дом с сумками и спрашиваете, кто я такой.

— Но это мой дом! Убирайтесь отсюда!

— Ваш? Вы знаете, я не знаю, кто Вы такая, но эту квартиру я купил две недели назад. Все документы в порядке, я сам юрист.

— Ты куда папку дел, сволочь? – заорал мальчик, до этого молчавший и кинулся в сторону обитателя квартиры.

Он очнулся на берегу от дикого приступа кашля. Казалось, что организм хочет вывернуться наизнанку, чтобы навсегда отторгнуть губительную воду, не оставив её в себе ни капли. Рядом сидел спасатель, тяжело дыша и вытирая пот со лба.p class=»MsoNormal»p class=»MsoNormal»

Ушелец. Иди погуляй, мальчик.: 4 комментария

  1. Должно быть — большой роман будет… Весь бы сразу почитать, не люблю сериалы)

    Написано отлично. Только вот оборвано резко. Я, так думаю, юрист этот непростой тип…

    Блин, заинтриговал ты этим рассказом)))

  2. Спасибо. Роман врядли получится, тем более, большой. У меня никогда не получалось написать больше 4-х авторских листов 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)