Убей своего дракона сама. часть 8

Игорь долго молчал и сосредоточенно морщил лоб. Очевидно, пытался заставить свои мозги работать. Но они, видать, объявили ему забастовку. Так ничего и не вспомнив, он молча пожал плечами.

-Кушать будете? – видя, что толку от его попыток восстановить минувшие события, нет, и, скорее всего, не будет, спросила Татьяна.

-Нет, — в один голос ответили ее гости и одинаково скривили физиономии. Конечно, с такого перепою, какая там еда! Им, видать, от одной мысли о еде или выпивке, дурно делается.

-Я, пожалуй, пойду домой, — сообщил Игорь и попробовал подняться, но пошатнулся и чуть не опрокинул стол.

-Сиди, я такси вызову. Куда ты такой пешком пойдешь? Ты являешься постоянным клиентом какой-нибудь из этих фирм такси или вызывать любое?

-Я всегда вызываю такси по номеру, который начинается с нуля. Но какой номер, сейчас никак не могу вспомнить.

Татьяна принесла справочник и начала искать номер вызова такси начинающийся с нуля. Оказалось, что такая фирма перевозок действительно существует. Так что, память Игорь потерял не совсем, что радовало и вселяло надежду на лучшее. Она набрала номер и сделала вызов.

-Вы наш постоянный клиент? – спросила девушка диспетчер. – Если да, то назовите, пожалуйста, ваш номер.

-Телефона? – спросила Татьяна.

-Нет. Ваш личный номер.

-Видите ли, я вызываю машину для гостя. А он не то что свой номер сейчас не вспомнит, а и свое имя. Он, мягко говоря, не трезвый. Но, совершенно для окружающих не опасный, и способен передвигаться самостоятельно, — поспешила заверить диспетчера Татьяна.

-Хорошо. Ждите. Будем через десять минут.

-Спасибо, — облегченно выдохнула Татьяна. Она очень боялась, что ей сейчас откажут и Игоря либо придется отвозить своей машиной, либо держать у себя, пока он не протрезвеет окончательно. За машиной идти не хотелось. А терпеть Игоря под боком как минимум пару часов, не хотелось еще больше.

-И где ты так напился, черт побери? – все-таки возмутилась она, положив телефонную трубку.

-А какой сегодня день? – не отвечая на ее вопрос, задал свой Игорь.

-Вторник, — сообщила Светка.

-А понедельник что, уже был? – удивился Игорь.

-Нет, ты, честное слово, как после встречи Нового года, — возмутилась Татьяна. – Знаешь, когда алкаш утром спрашивает, как ты сейчас: «Какое сегодня число»? Ему отвечают: «Второе». А он удивленно: « А первого что, не было»?

-Господи, мне же в понедельник надо было быть уже в Новой Каховке! – схватился за голову Игорь. – Конец света! И где же я так надрался?

-Вот – вот.

-Что «вот-вот»!? Я вообще не пью! Идиотизм какой-то. Мне же интервью с одним большим человеком надо было делать. Его еле удалось уговорить на эту встречу. И состояться она должна была в понедельник!

-О, у клиента восстанавливается память! – обрадовалась Светка. – Это хороший признак.

-И о чем я теперь напишу? – сам себя спросил Игорь.

-О говорящей собаке, — подсказала Татьяна. Игорь шутку не понял, потому как, разговор с Тэди уже не помнил. – Придешь в себя. Созвонишься со своим клиентом. Объяснишь, что неожиданно заболел. Допустим, у тебя было пищевое отравление. Сутки не мог отойти от унитаза, ни то что, куда-то там ехать. Извинишься и договоришься о новой встрече. Так что, не стоит делать трагедии из ничего, — попыталась она его утешить.

Но Игорь был расстроен не на шутку и абсолютно безутешен. В таком состоянии Татьяна со Светкой и затолкали его в прибывшее такси.

-Фу! Слава тебе Господи! – вздохнула с облегчением Татьяна. – Ну и денек! Пошли в дом, — потянула она Светку за руку.

-Мне надо было бы к Марине заехать, — спохватилась Светка. – А то вчера заскочила только на минутку. Спешила в ресторан. Обидится. Сидит там сама, скучает. А я, свинья такая, до сих пор не нашла для нее время.

-Поедем вместе. Я собиралась завезти ей кое-какие книги. Пошли, соберусь, возьму ключи от машины, собаку и съездим.

Марина их приходу обрадовалась. Лежать ей уже надоело. Интересно, когда каждый день ходишь на работу то кажется, что нет ничего лучше, как остаться дома, ничего не делать и поваляться в постели. Но когда по той или иной причине тебя вынуждают валяться весь день в постели и ничего не делать, это становится невыносимым. Сразу же хочется вскочить и куда-то нестись, что-то делать, в чем-то участвовать. Кажется, что жизнь проходит мимо. И пока ты лежишь, совершаются важные дела, происходят великие события. И все это без тебя. С этим трудно смириться. А особенно Марине, которая, со своей бьющей фонтаном энергией, вообще не может находиться в состоянии покоя больше нескольких минут. Время на ночной сон, конечно, не в счет.

Днем она попробовала попрыгать по дому на одной ноге и даже хотела помочь на кухне маме. Но та подняла крик. Заставила Марину опять лечь и категорически запретила скакать по дому. Побоялась, что Марина или поскользнется или обо что-то зацепится. Дорожки в коридоре ерзают по скользкому линолеуму, даже когда на них просто становишься. А если на них прыгнуть, можно уехать вместе с дорожкой. Кроме того, мебель везде выставила свои острые углы. Кресла коварно порасставляли ножки. И вообще, для человека со сломанной ногой, прыгать по квартире на здоровой ноге, это большая угроза сломать и ее. Так считала Маринина мама, и переубедить ее было невозможно. Марина сдалась и согласилась полежать еще один день. Она терпеливо выдержала телевизор целых два часа. Но потом поняла, что если сейчас же его не выключит, то запустит в него чем-нибудь тяжелым, например, напольной керамической вазой. Почитала немного. Сколько, не знает, потому что уснула, прикрыв книгой лицо. Проснувшись, вспомнила детский анекдот об армянском радио: « В чем преимущество газеты перед телевизором? Телевизором нельзя отмахиваться от мух и заснуть, накрыв ним лицо». Признала правоту сказанного и относительно газет и относительно книг, и начала усиленно соображать, чем бы еще заняться. Но ничего не могла придумать. Хорошо, позвонила Татьяна и озадачила этой криминальной историей. Теперь, Марина лежала и мысленно перемалывала полученную информацию. Гоняла ее взад-вперед. Строила версии. Сама их критиковала, испытывала на прочность и реальность. И так этим увлеклась, что оставила свое занятие только тогда, когда явились Татьяна, Света и Тэди.

Маринина мама чуть не упала в обморок, когда увидела Тэди. Но возмутиться не решилась. Во-первых, возмущайся, не возмущайся, а пес уже в квартире. А во-вторых, вдруг он на ее возмущение тоже возмутится и, возмущаясь, ее просто съест? Она быстренько ретировалась на кухню, и принялась жарить блинчики.

Марине очень хотелось изложить Татьяне свои соображения по поводу дальнейшего расследования, но при Светке она этого сделать не могла. Татьяна строго-настрого приказала ни Ольгу, ни Светлану в курс дела не вводить. Сейчас Марина слушала сегодняшние «пьяные приколы» и ломала голову, куда бы минут на десять командировать Светку, чтоб поговорить с Татьяной.

-Света, будь другом, сходи в магазин и купи, пожалуйста, большой пакет с гранатовым соком. Я не прошу Татьяну, потому что за ней увяжется пес. А с собакой в магазин не пускают, — наконец-то придумала она.

Светке не очень хотелось топать в магазин. Но отказать больной подруге она не могла. Поэтому согласилась и отправилась за соком.

-Слушай, что мне пришло в голову, — начала Марина, как только за Светкой захлопнулась дверь. – Надо узнать у Мудрова номер телефона раненой девушки. Ну, тот, по которому они связались с ее родителями. И посмотреть, есть ли такой номер в блокноте.

-А может девушка жила не с родителями и у нее совсем другой телефон. Или только мобильник, — высказала сомнение Татьяна.

-Не исключаю. Но я когда записываю номер телефона ближайшей подруги, то пишу все номера, по которым могу ее отыскать. Домашний, мобильный, рабочий, ее родителей. Может и у них так? Надо проверить. В любом случае, мы ничего не теряем и особо не напрягаемся.

-Хорошо. И что нам даст ее номер?

-Подтвердит, что девушки были знакомы.

-И?

-Значит, могли приехать сюда вместе.

-Допустим, они приехали вместе. Но это ни на шаг не приближает к разгадке, где делась вторая девушка.

-Надо опросить знакомых и одной и второй девушки, может кто-то что-то знает или догадывается.

-На это уйдет очень много времени. И я думаю, что этим уже занимается милиция.

-Хорошо, давай зайдем с другой стороны. Быстро выяснить все про убийцу и поговорить с теми, с кем он общался. Ты узнала его фамилию и адрес?

-Когда и где? – рассердилась Татьяна. – Ты же знаешь, чем я сегодня весь день занималась. Хотя, постой, на той квитанции, что я нашла в машине, была фамилия Михайлов, и стояли инициалы В. Г. По-моему, это квитанция из фотоателье. Я когда в универмаг сдавала пленку на проявку, кажется, мне давали точно такую же бумажку.

-А где эта квитанция?

-Мудров забрал вместе с пауком.

-Дай сюда телефонный справочник.

Марина открыла справочник на букве «м» и начала искать Михайлова с такими же инициалами. Но, хотя Михайловых оказалось шесть, инициалы у всех были другие.

-Придется ехать по всем шести адресам и проверять их на месте. Может, телефон оформлен на кого-то из родственников этого В. Г. Давай, списывай все адреса.

-Зачем? Я могу узнать адрес и фамилию у Мудрова, — вздохнула Татьяна.

-Вот черт, конечно, — согласилась Марина и тоже вздохнула. – Что-то я соображаю явно не тем местом. Все-таки, надо начинать активно двигаться. А то, лежу, сижу. Кровь от головы отливает к заднице, и она становятся аккумулятором идей.

-Да не в тебе дело, — отмахнулась Татьяна. – Просто, никто не знает, с какого конца начать. И, я же тебе говорила по телефону, Мудров со своими сотрудниками еще ночью успели осмотреть и квартиру, и дачу того типа. Не думай, что они глупее нас.

-Тогда надо идти и разговаривать с наркоманами, с которыми тусовался этот покойный Геша или Гоша, как там его. Другого плана у меня нет.

-Это конечно более реальное предложение. Но, думаю, с ними тоже уже пообщалась милиция. И вряд ли они что-то кому-то скажут, даже если и будут в курсе событий.

-Милиции, может и не скажут. А вот если ты представишься родственницей пропавшей девушки. Расскажешь душещипательную историю, со слезой в голосе, может, что и скажут.

-А меня эти типы не прибьют? Они же все без крыши и без тормозов!

-Не думаю, чтоб они жаждали твоей крови. А разговаривать с ними можно вполне даже нормально. У меня сосед конченый наркоман. Но иногда мы с ним сталкиваемся во дворе и беседуем. Если бы я не знала, что он колется, то, общаясь с ним вот так, сидя на лавочке у подъезда, никогда бы и не заподозрила. Мыслит вполне логично, здраво и даже обладает чувством юмора.

-И что мне у них спрашивать?

-Ну, выясни, знали ли они убийцу Гоши. Если да, то попытайся узнать, что этих двоих могло связывать. Не упоминал ли этот Гоша о какой-нибудь девушке. Не знают ли они места, в котором можно было бы спрятать похищенного человека. В конце концов, не носил ли сам Гоша или кто-то из них куда-нибудь еду. Так, что еще? Ага, не говорил ли Гоша, что скоро у него появятся деньги. Или, может, уже появились, в последние дни. В общем, спрашивай это и вообще все, что по ходу беседы придет в голову. Главное не дрефь и не выходи из роли перепуганной, страдающей родственницы, надеющейся отыскать живой свою, допустим, двоюродную сестру. Поняла?

-Господи, как ты не вовремя сломала ногу! Я уверена, что ты бы сыграла эту роль блестяще. А вот из меня актриса, как из козы скаковая лошадь. Мне не поверят.

-А ты сделай так, чтоб поверили. Иначе, нам вообще не с чего начинать.

Пришла Света с полуторалитровым пакетом гранатового сока, и беседу пришлось оборвать. Татьяна взяла блокнот, вернее его копию, и, оставив Маринку со Светой, отправилась с псом домой. Всю дорогу она обдумывала, как явиться в нарко притон. Брать с собой Тэди или оставить дома? Идти туда одной или дождаться Веру? К кому обращаться и с чего начать беседу? Перебирала варианты, но так ни на чем и не остановилась. Придя домой, первым делом позвонила Вере. Но ее домашний телефон не отвечал, а номер мобилки Татьяна никак не могла вспомнить. Где-то он был у нее записан, но вот вспомнить бы еще, где именно. Поискать? Ну да, у нее это здорово получается. Недавно она, например, искала зонтик. Перевернула весь дом вверх ногами. Нашла три рулона запечатанных в целлофан обоев. Когда и кто их покупал, осталось загадкой. Нашла новый свитер с неотезанной этикеткой и ценой. Она купила его еще весной и, положив в шкаф, благополучно о нем забыла. Нашла пропавшие полгода назад духи, три пары новых запечатанных в красивые пакетики колгот. Еще кучу всяких интересных мелочей, о существовании которых и не знала, но зонтик так и не нашла. Зато, когда она через неделю начала искать свой старый фен, потому что сгорел новый, она нашла зонтик, и конечно же, не нашла фен. Ничего, начнет как-нибудь на днях искать очередную вещь, найдется и фен. Куда ему из дому деться?

Машину Татьяна в гараж не отгоняла. Оставила во дворе. Скорее всего, Верка выпьет с родителями немного вина или коньячка и явится к ней без машины. А вдруг, им срочно придется куда-то ехать? Правда, Верка может и выпивши сесть за руль. Вкинет под язык «антиполицай» и вперед. Она из этого никогда не делала проблему, в отличие от Татьяны. Ну, и ладно. Не понадобится машина, отгонит ее в гараж и ночью. Все равно с Тэди надо будет выходить гулять. Туда доедут, а обратно прогуляются.

Пока Татьяна размышляла над этой проблемой, Тэди сходил на кухню. Столкнул носом крышку с миски, в которой лежали приготовленные для отбивных кусочки куриных грудок. И решив, что жарить их это предрассудки и лишняя морока, быстро и с аппетитом съел все сырыми. Обнаружив, пустую миску и, увидев довольную собачью физиономию, Татьяна только махнула рукой. Ну что толку пса за это ругать? Во-первых, все равно грудки уже съедены. А во-вторых, сама виновата. Надо было спрятать миску в холодильник, а не бросать на столе.

Вера приехала к восьми часам вечера и не на своей машине, а на такси. И причина была не в том, пила она или нет. А в том, что у нее в машине полетело сцепление. Первый вопрос, который она задала, входя в квартиру, был: «Ты куда-то собираешься ехать, или просто поленилась отогнать машину»?

-Поленилась отогнать.

-Прекрасно. Тогда домой я поеду на твоей. Оставлю ее ночевать в своем гараже, а утром на ней к тебе приеду. Идет?

-Идет, — согласилась Татьяна, радуясь, что не придется на ночь глядя, переться в гараж. Лучше она с Тэди во дворе погуляет.

-А теперь рассказывай и быстрее, что тут без меня уже успело произойти, — усаживаясь за кухонным столом, приготовилась слушать Вера.

Татьяна вскипятила чай. Порезала пиццу. И принялась подробно рассказывать события дня. Она как раз успела закончить свой рассказ, когда пришел Денис. Он осторожно просунул голову в дверь. Убедился, что на полу никто не лежит, и только после этого направился в кухню.

-Ты чего прибежал? – спросила Татьяна, отрезая для него кусок пицы побольше.

-Да так. Решил узнать, ушли твои гости или тебе помочь от них отделаться, — серьезно произнес Денис.

-Какие гости? – удивилась Верка.

Татьяна рассказала ей только события связанные с расследованием. И о визите Игоря и Светки говорить не стала. Не хотела сбиваться на второстепенные темы. Теперь же пришлось рассказать и о них.

Денис красочно дополнял ее рассказ и Верка, представив себе всю картину в ролях, хохотала до слез. Но, отсмеявшись, она вдруг обратилась к Дениске с неожиданным вопросом.

-Денис, а ты, случайно, не подскажешь, как нам с Таней можно попасть в этот притон? Ну, тот, где все наркоманы собираются, у Плешивого? Вы ж, мальчишки, народ ушлый. Все видите, все знаете.

-Не знаю, — пожал плечами Денис. – А зачем вам туда?

-Надо поговорить с ними. Может что-то прояснится с убийством того наркомана в парке и с той девушкой, — как взрослому, совершенно серьезно заявила Верка.

-Чужаков они на свою территорию не пускают. Но, даже если вы туда как-нибудь и попадете, вам никто ничего не скажет, — отрицательно помотал головой мальчишка. – Надо только искать знакомых, вхожих в их компанию.

Татьяна опять удивилась, насколько не по детски рассуждает этот ребенок. А Верка предприняла новую попытку.

-А через кого, например, ты бы стал выяснять у них какой-нибудь вопрос?

Денис задумался. Потом хлопнул себя по лбу и сообщил: «Через Людку с первого этажа»!

Татьяна с Верой только переглянулись. Действительно, как они могли не сообразить сами? Дело в том, что на первом этаже, с момента заселения этого дома, жили мама и двое детей. Где делся папа этих детей, никто не помнил. Но, кажется, они всегда жили втроем. Мама, очень красивая и очень порядочная женщина работала медсестрой в больнице. Старшая девочка, умница и такая же красавица, как мама, с медалью окончила школу. Потом окончила институт и сейчас преподавала высшую математику в институте бизнеса и права. Меньший сын тоже учился не плохо и был тихим спокойным мальчиком. Окончил мед училище и пошел работать фельдшером на скорую помощь. Но через год его уволили с работы, потому что обнаружилось, что он наркоман. Это был гром среди ясного неба. Мама и сестра были в ужасе. Что только они не делали, чтобы вылечить и вернуть его к нормальной жизни. Ложили в специализированную клинику в Днепропетровск, где ему делала обменное переливание крови. Таскали по бабкам и экстрасенсам. Водили его в церковь, пытаясь обратить в веру. Говорят, что некоторые наркоманы, став верующими людьми, бросили наркотики. Но эти слухи явно преувеличены. Пашу на путь истинный наставить не удалось. Он бросал наркотики и снова к ним возвращался. Измучил всех. Терпение у родных кончилось. И его отселили. Сейчас Паша жил отдельно от мамы и Людмилы. Ему купили квартиру в соседнем доме. Он нигде не работал. Мама и сестра его содержали и давали деньги на очередную дозу, чтобы он не пустился во все тяжкие, не пошел воровать и убивать. Не известно чем бы все это кончилось. Они еле-еле сводили концы с концами. Наркоман высасывал из них не только все деньги, но и все жизненные силы. Но, четыре года назад Людмила вышла замуж. Муж у нее оказался очень состоятельным. И содержание брата своей жены взял на себя. Для него это были копейки. И он отстегивал их без сожаления, пытаясь хоть каким-то образом создать Людмиле душевный комфорт. Буквально через пару месяцев Людмила посвежела, еще больше похорошела и просто расцвела. А через год родила мальчика и, похоже, окончательно успокоилась и смирилась с участью своего брата. Или ей сейчас было просто не до него. Паша же, получая постоянно свою «пенсию», продолжал таскаться по притонам и частенько бывал у Плешивого. Значит, надо попросить Люду, чтоб она свела их с Пашей. А через Пашу уже попытаться выйти на всю эту братию. Только вот вопрос, удобно ли это? Захочет ли она им помочь?

Повздыхав и поохав, Татьяна и Вера решили спуститься на первый этаж и попытать счастье. А вдруг? Ну, а если нет, значит, нет. Значит, не судьба. Что ж, будут искать тогда какой-нибудь другой вариант.

Дениска остался в квартире с Тэди, а они отправились к Людмиле.

Татьяна нажала на кнопку звонка, и тут же за дверью раздался заливистый лай. Дверь открылась и на лестничную клетку выскочила рыжая такса, а за ней показалась и сама Людмила, держащая на руках трехлетнего Антошку. Такса обнюхала Татьяну и Веру. Признала в них своих, как-никак, а во дворе они довольно часто встречались, и вернулась в квартиру. Татьяна всегда угощала таксу чем-нибудь вкусненьким. Ей очень нравилась эта рыжая сосиска на ножках. Она даже мечтала завести себе такую же красавицу. Но все как-то не получалось. Таксу по паспорту звали Барбара, а по-домашнему, просто, Бася. Бася, была примерно такого же возраста, как и Тэди. Может быть чуть младше. То есть, ей около года. А значит, еще бестолочь.

Людмила немного удивилась, увидев на пороге Татьяну и Веру, но в квартиру пригласила.

-Людочка, ты извини, что мы тебя отвлекаем, но у нас к тебе одно очень деликатное дело. Ты очень занята? – выпалила Татьяна все это за одну секунду.

-Да нет, не очень. Суп варю и воюю с Антошкой и Баськой. А что случилось?

-Давай, ты будешь варить суп. Вера будет развлекать Антошку и Баську, а я буду помогать тебе на кухне и расскажу, что нас к тебе привело.

-Идет, — улыбнулась Людмила и спустила с рук Антошку. Он тут же с веселым воплем помчался по квартире, а за ним, с радостным лаем, понеслась такса. Верка вопросительно и испуганно глянула на Татьяну.

-Иди и играй с ними, — скомандовала Татьяна. У Верки все дети, и человеческие и собачьи, вызывали панический ужас. Она понятия не имела, как с ними обращаться, а тем более, играть. У нее не было ни младших братиков и сестричек, ни племянников, и о своих малышах она пока даже не помышляла. Никогда в жизни Верка не держала дома щенка. Короче, без предварительных курсов по обучению, она ни к тем, ни к другим по собственной инициативе никогда бы и на пушечный выстрел не приблизилась. А тут, сразу два малыша и к ним никаких тебе сопроводительных инструкций и объяснений. Ужас! Татьяна прекрасно понимала, что сейчас бросает подругу на амбразуру, но другого варианта не было. Верка с Людмилой знакомы через пень колоду. «Здрасьте и до свидания». А Татьяна знает Людмилу столько, сколько живет в этом доме. Людмила на пару лет старше и поэтому, подругами они никогда не были, но в приятельских отношениях состояли. Поэтому, если кому из них двоих и разговаривать с Людмилой, то только Татьяне. Значит, Вере достается нянчить ребенка. Все справедливо.

Пока Людмила терла на терке морковку, Татьяна чистила картошку и рассказывала Люде о произошедшем. Причем, рассказывала с самого начала и ничего не пропуская. Решила что, узнав все, Людмила тоже загорится желанием расследовать эту историю до конца. И она не ошиблась. Людмила слушала с интересом. Сидя сейчас дома с маленьким ребенком, она как бы выпала из водоворота жизни, бурлящего за пределами ее квартиры. И сейчас она почувствовала вдруг себя причастной к чему-то важному, загадочному и непонятному. Людмила была само внимание, но их разговор бесконечно прерывался. Из Верки была все-таки отвратительная нянька. Она не справлялась со своими обязанностями, и Антошка все время прибегал за маминой помощью.

-Бака каки. Ай – я – яй, — громко объявил он, появившись, первый раз.

-Сейчас уберу, — сказала Людмила, и они с Антошкой вместе помчались в комнату. Верка поплелась следом, с видом приговоренного к смертной казни.

-Вот засранка, — возмутилась вернувшаяся через минуту Людмила. – Час гуляла на улице с ней и с Антоном. Только ведь завела их в квартиру. На улице она ничего не сделала. А дома наложила кучу посреди комнаты.

-Ей уже год есть?

-Нет. Но через месяц будет. Пора бы уже и соображать, — продолжала сердиться на собаку Людмила.

-Год исполнится, сразу же поумнеет. У меня овчарка в детстве была. Помнишь?

-Помню.

-Так вот, она прекратила свои безобразия, когда ей исполнился год.

Они опять вернулись к истории в парке. Но через минуту снова в кухню вбежал Антошка, а за ним Верка.

-Бака кадики ам, — сообщил Антон и потянул Людмилу за руку.

-Что он сказал? – спросила Татьяна, а Верка только обалдело похлопала ресницами.

-Сказал, что собака съела карандаши, — перевела Людмила. – А зачем ты ей давал карандашики? Чем теперь будешь рисовать, а? – напустив строгости в голос, произнесла Люда.

Антон виновато потупил глазки, а выглядывавшая из-за него Бася, на всякий случай нырнула под стол.

-Вера, будь другом, собери эти погрызенные карандаши и выбрось в мусор, — попросила Люда.

Верка кивнула, и они с Антоном скрылись с кухни. Татьяна поняла, что собака шкодничает не меньше, чем маленький ребенок, а может и больше, и про себя посочувствовала Людмиле. И как она с этими двумя шалопаями справляется?

Татьяна уже дошла до событий на стройке, когда в двери появилась перепуганная Верка.

-Что случилось? – всполошились и Татьяна и Люда.

-Антон сел на горшок. Штанишки снял, а трусики нет. И, по-моему, накакал в трусики, — перепугано сообщила горе-нянька.

-Фу ты, — отмахнулась Люда. – Я уже подумала, черт знает что. У тебя такой вид… — и она, смеясь, ушла спасать положение.

-А ты куда смотрела? – возмутилась Татьяна. – Ты что, сама не могла его на горшок посадить нормально?

-Не успела. Он так быстро все обтяпал, — покачала головой Верка.

-Интересно, и что ты будешь делать, когда родишь ребенка? А если двойню или тройню? – развеселилась Татьяна. – Это будет точно, кино из серии: «Бедная мать и обосранные дети»!

-Посмотрела бы я на тебя, как бы ты с Антошкой и этой сумасшедшей собакой справилась. Тебе хорошо тут. Сидишь, рассказываешь. А я ношусь за ними по всем комнатам, не приседая.

-Так займи ребенка чем-нибудь. Построй ему дом из кубиков. Повози с ним машинку по полу. Расскажи что-нибудь. Чего ты носишься следом за малышом и собакой, как угорелая? Такое впечатление, что у вас, у всех троих, мозгов одинаково, — разозлилась Татьяна. Верка обиделась и ушла с кухни.

Пока Татьяна дорассказала историю до конца Людмиле еще раз пять или шесть приходилось все бросать и идти разбираться с Антошкиными и Баськиными проблемами. Но, все имеет начало и конец. Наконец-то Татьяна «доехала» до финала и объяснила, чего они с Веркой хотят от Людмилы.

-Сейчас позвоню Пашке, — согласилась та. – И если он при памяти, сходим, поговорим.

-Может, мы сами пойдем? Ты только поговори с ним, чтоб он нас не выгнал и постарался помочь. Чего тебе с Антошкой к нему идти?

-А мы пойдем не сейчас. Через час моя мама придет. Я ей оставлю и Антошку и Басю, а сама схожу с вами. Он может не захотеть говорить даже со мной. А с вами и подавно, — обрадовала Татьяну Людмила. — Вы идите пока домой. Как только мама появится, я к вам зайду. Хорошо?

-Хорошо, — согласилась Татьяна.

Верка, уходя, чмокнула Антошку в нос, и, помахав рукой, сказала: «Пока». Он помахал ей в ответ и, улыбаясь, проговорил: «Покап»!

-Милый малыш, — произнесла Верка, когда они уже подходили к Татьяниной квартире. – Но как оказывается трудно с детьми! Я раньше думала, подумаешь, сидит целый день мамаша с ребенком. Покормила, игрушки перед ним в кучу ссыпала и пусть он себе возится с ними. А сама быстренько домашние дела переделала и отдыхай. Оказывается, дудки! Его же ни на одну секунду нельзя выпускать из поля зрения. И играть игрушками он сам ни за что не будет. Как, вообще, имея маленького ребенка можно приготовить поесть, убрать, постирать, погладить, покормить его, причем не один раз, уложить поспать, погулять с ним на улице?! Кошмар. Да я бы пока его одела для дневной прогулки, уже, наверное, надо было бы раздевать и укладывать на ночь спать.

-Если ты даже с горшком разобраться не смогла, то о какой прогулке речь может идти? – засмеялась Татьяна. Верка только отмахнулась.

Через полтора часа за ними зашла Людмила, и они втроем отправились к ее непутевому брату. Тэди ушел на внеплановую прогулку с Денисом. У Дениски на завтра отменили уроки. В их школе должна была состояться какая-то конференция, по его словам, чуть ли не мирового масштаба. В их школу должны съехаться учителя со всего города и района. Поэтому, завтра дети отдыхают, а в субботу будут учиться за этот день. Дениска был в восторге. Где там еще эта суббота, а внеплановый выходной, вот он, завтра. Уроки можно не учить и весь день провести в свое удовольствие. Что он сегодня и делал. И, несмотря на то, что на улице стояла уже непроглядная темень, Денис уговорил Татьяну отпустить его с Тэди еще хоть чуть-чуть погулять на улице.

-Только во дворе и не больше часа, — оговорила она условия. – Мы пока сходим кое-куда по делам. Если нас через час не будет, заведешь Тэди ко мне. А сам, смотри. Если бабушка возражать не будет, можешь играть с ним в моей квартире. Если будет возражать, закроешь его и пойдешь домой. Держи ключ.

Денис взял ключ, заверил, что все понял и все будет отлично, и убежал.

Паша жил в соседней пятиэтажке. Идти было всего ничего. Три минуты. Они поднялись на второй этаж и Людмила, не постучав и не нажимая пальцем на звонок, просто толкнула дверь его квартиры. Дверь открылась, и они оказались в маленькой однокомнатной квартирке. На удивление, здесь царил порядок. И Татьяна, и Вера представляли себе, что, переступив порог Пашиной квартиры, попадут в обстановку, как у бабы Раи. Грязь, вонь, старая поломанная мебель или вообще отсутствие таковой. Обшарпанный замызганный Паша. А тут… Чистота, красивая удобная мебель, телевизор с огромнейшим экраном. Музыкальный центр. Полки с книгами. На полу в комнате светлый ворсистый ковер. Красивая люстра под потолком, в которой горят все лампочки. И что совсем поразило обеих, до потери дара речи, это огромный лохматый котяра пепельного цвета, вольготно развалившийся на столе, возле вазы с желтыми хризантемами. Сам Паша, как порядочный гостеприимный хозяин, которого предупредили о визите дам, накрывал на кухне стол для чаепития.

Посреди стола красовалась вазочка с печеньем и шоколадными конфетами. На одной тарелочке порезанный и засыпанный сахаром лимончик. На другой тарелочке, красиво уложенные ломтики сыра и колбасы. Четыре изящные чашечки небесно голубого цвета и такие же сахарница и заварник. Голубые салфетки и маленькая голубая вазочка с непонятным, неизвестным им обеим белым цветком. Обалдеть!

Сам Паша тоже производил такое впечатление, что впору было упасть тут же у порога в глубокий обморок.

Он, как и сестра, был натуральным блондином с огромными серо-голубыми глазами. Очень изящные и тонкие черты лица. Высокий, гибкий, как кошка. Одет в джинсы, и стального цвета тонкий обтягивающий красивый торс свитерок. Красавец! И что особенно поражало и сразу же бросалось в глаза, это очень красивые руки с длинными аристократическими пальцами.

-Добрый вечер, — поздоровались Татьяна и Вера. А Людмила выпалила: «Привет, киндер сюрприз»!

-Здравствуйте, — улыбнувшись, самой обаятельной улыбкой, какой только могут улыбаться красавцы, произнес бархатным голосом Паша. – Проходите, пожалуйста. Присаживайтесь.

Татьяна и Вера были так поражены увиденным, что обе впали в ступор и абсолютно забыли, за чем явились. Они молча сели к столу и не отрываясь, смотрели на Пашу. Единственное что они могли контролировать, это чтобы от удивления у них не отвисла челюсть. А для этого надо было держать закрытым рот и поэтому обе молчали.

Паша тем временем закончил нарезать кружочками огромный апельсин и, как принято говорить только в кино, произнес: «Шампанское, коньяк, водку»?

-Нет, спасибо, — проглотив комок чего-то, собравшегося в горле, наверное, нервов, каким-то чужим голосом проговорила Татьяна. Со стороны она даже не узнала свой собственный голос. Верка, наверное, тоже не узнала, потому что посмотрела на нее округлившимися глазами. Людмила, поняв, что ее брат произвел на обеих впечатление такое же, как удав на кроликов, взяла инициативу в свои руки.

Она вкратце пересказала историю, которую ей рассказала Татьяна. Правда, с некоторыми фантазиями, которые они накануне оговорили. Пропавшая девушка, это двоюродная Верина сестра. Она за день до приезда сообщила, что приедет сюда, возможно, машиной и не одна, а с подругой. Больше ничего не сообщила. Так вот, ее машину Татьяна и Вера нашли припаркованной на стоянке у банка. Ее сумочку, в парке, рядом с раненой девушкой. А сама она, как сквозь землю провалилась. Ну, а все остальное в данной истории оставили, как было на самом деле.

Пока Людмила рассказывала, Паша внимательно слушал, не забывая подливать всем в чашки чай, и жестом показывая, чтоб угощались тем, что стоит на столе. За время ее рассказа он не произнес ни одного слова. Ничего не уточнил, ничего не спросил. Просто слушал, и его лицо не выражало абсолютно никаких эмоций: красивое, бледное, сосредоточенное. Когда Людмила закончила рассказ, он просто спросил: «Какова здесь моя роль»?

-Мы думаем, что покойный Гоша, или что-то знал о произошедшем ночью в парке. Или даже, сам в этом участвовал. Нам бы поговорить с теми, с кем он общался. Может быть, они что-то видели, слышали, или догадываются? — наконец-то взяв себя в руки и придя в нормальное состояние духа, проговорила Татьяна. – Но мы никого лично не знаем из его окружения. Знаем только, что он часто бывал у Плешивого. А ты ведь тоже там бываешь, — сказала Татьяна и смутилась.

-Бываю, — спокойно и ничуть не смущаясь, в отличие от Татьяны, подтвердил Паша. – Вы хотите, чтоб я сам расспросил людей, или вы хотите лично пообщаться?

Татьяна и Вера переглянулись, не зная, что ответить. Людмила опять пришла на помощь.

-А если и ты и они? Каждый сам по себе, а потом обменяетесь информацией? И вообще, скажи, как ты думаешь, могли Верину сестру похитить и сейчас где-то прятать?

-Зачем? – наконец-то задал Паша первый вопрос по теме. – Она очень богата? С нее, а вернее за нее, можно получить выкуп?

Татьяна и Вера понятия не имели, каково финансовое состояние пропавшей девушки. Но если судить по тем вещам, что были в багажнике машины, и по тому, что она якобы отдыхает сейчас за границей, к нищим ее не отнесешь. Поэтому Вера, как «двоюродная сестра», решила взять оценку ее финансового состояния на себя. И уверенно заявила, что с деньгами у Антонины проблем не было. А точнее, она сказать не может потому что, просто, не интересовалась. И вообще, они лет пять уже не виделись.

Паша опять-таки не выказал никаких эмоций и не задал ни одного идиотского вопроса. Хотя бы: «А чего это, ее сестру, вдруг, черт принес в наш город ни с того, ни с сего? И именно ночью? Чего она поперлась в парк, который расположен рядом с домом ее родственницы, и даже не заскочила до этого сказать «здрасьте»? Да при желании, можно было задать целую кучу подобных вопросов, но Паша воздержался. Он молча что-то обдумал, а потом произнес: «Хорошо. Завтра в двенадцать я позвоню. Оставьте ваш номер телефона».

Татьяна написала номер и они, поблагодарив Пашу за отличный прием, распрощались. Людмила еще о чем-то пошепталась с Пашей пару минут. Потом, тоже простилась, и они втроем покинули его квартиру. Уже оказавшись на улице, Татьяна тяжко вздохнула. А Верка задала вопрос, который и у Татьяны вертелся на языке.

-Неужели он наркоман?

-Да, — однозначно ответила Людмила.

-Такой красавец. Боже, неужели ничего нельзя сделать?

-Не знаю. Мы перепробовали все, что могли.

-Но у него такой порядок в квартире и сам он великолепно выглядит, — помолчав, проговорила Вера. – Не верится, что он действительно употребляет наркотики. Может, бросил, а ты и не знаешь?

-Не бросил, — мрачно произнесла Людмила.

-Неверное, у него отбоя нет от женщин? – вклинилась в разговор Татьяна.

-Он не интересуется женщинами, — вздохнула Людмила. – Он интересуется мужчинами. И сейчас у него появился очень богатый партнер, который его полностью содержит. Пашка даже отказался от нашей финансовой помощи. Вот такие вот пироги. Наркоман, да еще и гомик. И в кого он удался такой?

-Слушайте, сейчас так много гомосексуалистов развелось, — возмутилась Татьяна. – Чем это можно объяснить? Может эмансипацией женщин?

-Да их всегда было много, — отмахнулась Вера. — Только раньше об этом помалкивали. А сейчас никто своей сексуальной ориентации не скрывает. Поэтому нам и кажется, что их много. Вспомните хотя бы великих людей, о которых нам известно, что они были гомосексуалистами. Александр Македонский, Леонардо да Винчи. Или ближе по времени и месту обитания, Айвазовский, Шевченко, Чайковский. Мир не меняется. Он не становится ни хуже, ни лучше. Даже количество добра и зла находятся в одном и том же соотношении.

Все помолчали. О чем тут спорить, если Верка права? Дошли до подъезда и, простившись, отправились Людмила к себе, а Татьяна и Вера поднялись к Татьяне.

Дениска с Тэди лежали на диване. Тэди спал, а Денис дремал перед включенным телевизором. Но, как только хлопнула входная дверь, оба вскочили. Тэди запрыгал вокруг Татьяны и Веры, облизывая их по очереди. А Дениска, отрапортовав, что все в порядке, отдал Татьяне ключ и, зевая во весь рот, пошел домой спать.

Татьяна и Вера устроились на кухне и закурили. Есть не хотелось. Кофе не хотелось. Чай, так тот вообще польется через уши, если они выпьют еще по одной чашечке.

-Все-таки, как несправедлива жизнь, — затянувшись, проговорила Татьяна.

-Ты о Пашке? – уточнила Вера.

-И о Пашке тоже. Нет в мире гармонии. Красавец. Нет, надо же, и наркоман и гомик. Лучше бы уже был пьяница и бабник.

-А какая разница?

-Представляешь, я его сто лет не видела. Как-то все на глаза не попадался. А сегодня как увидела, обалдела! Просто в себя прийти не могла, — созналась Татьяна. – Ты же знаешь, на меня произвести впечатление сложно, если не сказать, невозможно. А тут… ну, не могу глаз отвести.

-Угу, — хмыкнула Верка. – Я и сама впала в ступор, когда его увидела. Может и хорошо, что он гомик. А то мы обе бы в него влюбились еще чего доброго, не глядя на то, что он наркоман и что у меня дома уже имеется законный муж. И зачем скажи на милость, нам такие стрессы?

Обе прыснули со смеху.

-А давай по коньячку? – предложила Татьяна. – По двадцать грамм.

-Наливай. Снимем стресс и немного расслабимся.

Они проболтали под коньячок до двух часов ночи. Потом, Верка вспомнила, что у нее действительно есть муж. И что он, наверное, уже давно дома. И, если не надрался в своем кабаке до поросячьего визга, то волнуется. А может и не волнуется, а дрыхнет на диване даже не сняв ботинок. Но в любом случае и при любом раскладе, не мешало бы отправляться уже домой. И по обстоятельствам, или успокоить его, что она жива и здорова. Или устроить ему головомойку и объяснить с помощью кухонной утвари, что пьянки вредны для здоровья.

-Так, я беру твою машину, — напомнила Верка. – Где ключи?

-Держи, — протянула Таня ключи, техпаспорт и свои права. – Если что, то ты, это я.

-Понятно.

-Да, у меня дальний свет не работает. Но в городе он тебя не нужен. Доедешь и на ближнем.

-Все остальное на сегодняшний день работает? – на всякий случай уточнила Верка. Вообще-то Татьянину машину Верка побаивалась. Машина у Татьяны старая и вечно с ней какие-то проблемы. То вдруг ни с того ни с сего западает педаль сцепления, и ее приходится отдирать от пола носком туфля, чтоб вернуть в нормальное положение. То летит какой-нибудь подшипник, то слетает ремень, который неделю как поменяли, и так далее и тому подобное. И все в этой чертовой машине происходит неожиданно и вдруг. Это машина, в которой нельзя расслабляться ни на минуту. Руль нужно держать крепко, смотреть в оба, и слушать не музыку, а звук, издаваемый мотором. Чтобы вовремя уловить, если что-то пошло не так. Где-то застучало, заскрипело, изменился тембр звука работающего мотора, и успеть адекватно отреагировать.

Убей своего дракона сама. часть 8: 12 комментариев

  1. Что-то у меня эта часть то появляется, то исчезает. Это только у меня или у всех? Алена.

  2. Сколько же преград приходится преодолевать молодым детективщицам: собаки, дети, красавцы-наркоманы, автомобили-развалюхи, пьяные мужья и так далее. Очень упорные девушки 🙂 Значит, что-нибудь нароют в итоге 🙂

  3. Девчонки — такие болтуши! Рассказали уже чуть ли не половине города об этом ЧП. Наверное, настоящие детективы так не делают ))

    Жду продолжения!

  4. Спасибо! Да, как установлено, женщины умеют хранить секреты только большими группами. Смеюсь. С теплом. Алена.

  5. Начало не читала, но даже из этого …и прочитанного вашего ранее…узнаваема атмосфера кипения жизни в тесном…кругу лиц, которых объединяет нечто большее, чем банальная дружба в радости. Это скорее дружба в нескончаемых горестях, которые так охотно находят сами приятели…которые еще не зачерствели окончательно под натиском эгоизма золотого тельца.
    Девиз — каждый сам себе спасательный круг- явно не ими написан….что радует.

    Конечно надо прочесть и начало…хотя честно…суть интереса больше не в причине истории…а в процессе ее развития.

  6. Ирма, спасибо! У меня детективы — не детективы. А так, что-то не имеющее названия. Короче, не типичные. Написанные специально для женщин. Чтобы они читая, отдохнули и ушли на какое-то мгновение в приключения, ну, и немного улыбнулись. С теплом. Алена.

  7. Аленочка, замечательно! Подружки не скучают и никому не дают)). Пошла читать следующую гчасть.

  8. «Интересно, когда каждый день ходишь на работу то кажется, что нет ничего лучше, как остаться дома, ничего не делать и поваляться в постели. Но когда по той или иной причине тебя вынуждают валяться весь день в постели и ничего не делать, это становится невыносимым. Сразу же хочется вскочить и куда-то нестись, что-то делать, в чем-то участвовать. Кажется, что жизнь проходит мимо», — сущая правда, жизнь — движение… 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)