Убей своего дракона сама. Часть 5

-А такие деньги для чего у нее с собой? Хотела кому-то за что-то заплатить? И что это за странные фотографии в конверте?

-Знаешь, надо все-таки посмотреть ее блокнот с телефонами. Ты можешь привезти ксерокопии этого блокнота?

-Прям сейчас? Так я без машины.

-Нет, когда Вера приедет. Оставьте мне до завтра ксерокопии этого блокнота и фотографий. Вам сегодня они вряд ли понадобятся. Все равно будете с этим Стасом по парку шататься, потом бомжа искать. А я помозгую немного. Делать мне нечего, вдруг что-то гениальное придет в голову.

-Насчет телефонных номеров мы собирались посоветоваться с Валерой. Он в этом деле крупный спец.

-Какой Валера?

-Тот, который был Дедом Морозом. Помнишь: «Ну, и какая сволочь стихи уперла»? – процитировала Татьяна.

-А, — развеселилась Марина. – Ну да. Можно его подключить к данному вопросу. Это идея! А вообще-то…, у меня появилась одна интересная мысль. Может быть, мы и без него обойдемся. Пока я не посмотрю сама блокнот, Валере не звоните. Хорошо?

-А что за мысль?

-Потом скажу.

Тэди, дремавший на полу, вдруг открыл глаза и насторожился. Посмотрел в коридор, прислушался, поводил носом, потом встал и пошел к двери.

-Ты чего? – спросила его Татьяна, как будто бы он мог ей объяснить свое поведение словами. Но в это время раздался звонок в дверь, и стало ясно, в чем дело. По тому, как он стал крутить обрубком хвоста и поскуливать Татьяна поняла, что пришел кто-то со своих. Она открыла, и Тэди встретил Ольгу традиционным облизыванием физиономии. Очевидно, это был его ритуал встречи своих людей. Проявление собачьих чувств и восторга. Вот только не все от этого приходили в ответный восторг.

-Тэди, бандит! Весь макияж слизал! Ну что за дурацкие манеры у этого собаки! Сил нет. Два часа красилась и за две секунды вся красота съедена, — возмутилась Ольга, но пса все-таки потрепала по холке и, разувшись, потащила на кухню объемистые пакеты. Татьяна тут же спрятала Ольгины итальянские туфли в шкаф. Если Тэди их пожует, Ольга убьет обоих. То есть и пса и хозяина. А так как хозяина в данную минуту представляла Татьяна, то свою жизнь она решила обезопасить.

Бросив пакеты на кухонном столе, Оля помчалась в комнату к Марине, а Татьяна на кухню. Нет, что значит Ольга, никогда не держала в доме собаку! Туфли бросила, пакеты бросила. Ей бы на пару дней отдать домой Тэди, он бы ее быстро научил «Родину любить».

-Оля! – проорала она с кухни. – Иди сюда, потом будете общаться с Мариной хоть до завтрашнего утра.

-Чего тебе? – просунула Ольга голову в дверь кухни.

-Ты пакеты для Тэди принесла?

-Нет, для Марины. А что?

-Так разбери их сейчас же и размести, куда что надо. А то он, в два счета разберется без тебя, — кивнула Татьяна в сторону Тэди, который очень уж заинтересованно водил носом, крутясь рядом со столом.

-О Боже! Вот же, наказание Господне. Ты что, не могла его дома оставить?

-Не могла.

Ольга, сопя от негодования, занялась пакетами. Татьяна, чтоб не мешать, ушла к Марине. Через пять минут появилась и Ольга в сопровождении облизывающегося Тэди.

-Что ты ему такого вкусненького скормила? – поинтересовалась Марина. – Аж морда от удовольствия светится!

-У нас самообслуживание. Он сам себе скормил, — буркнула Оля. – Пока я в холодильник продукты укладывала, он спер копченую курицу и сожрал ее вместе с упаковкой. Идиот, а не собака.

-Упаковка из чего?! – ахнула Татьяна.

-Целлофан, — спокойно объяснила Оля.

-Я тебя убью! Ты соображаешь вообще, что делаешь? Если у него будет заворот кишек, я не знаю, что с тобой сделаю!

-Да ни черта с ним не случится! Он же жрет все подряд и притом, со скоростью звука. По-моему, у него в желудке и гвозди переварятся. Я не успела глазом моргнуть, как он с курицей покончил.

Татьяна понеслась на кухню и тут же вернулась обратно успокоенная. В руках у нее был жирный целлофановый пакет, распространявший запах копченой курицы.

-Под столом лежал. Он его просто разорвал и достал тушку! Умный пес! А ты, не забывай, что у нас сейчас на попечении этот зверь и следи за собой. Привыкла, все швырять, где попало. Кстати, твои туфли я спрятала в шкаф

-А он что, и туфли ест? – вытаращила Оля в ужасе глаза.

-И туфли, и книжки, и сумки, и куртки, и вообще все, что находится в зоне досягаемости. Отныне, чтоб ничего не валялось на полу, в кресле, на диване и так далее. У моей знакомой щенок съел колготки и умер от непроходимости. Понятно? – грозным голосом провела Татьяна инструктаж.

-Чтобы я когда-нибудь завела себе собаку… — в ужасе произнесла Ольга. — Сплошная головная боль!

-С тебя и мужа хватит, — засмеялась Марина. — Две головные боли на одну голову, это много.

Об истории в парке Татьяна и Марина договорились Оле ничего не рассказывать. По крайней мере, пока. Поэтому, разговор пошел в другое русло. Марина включила телевизор в надежде найти какой-нибудь концерт. Но по всем каналам мелькали южноамериканские лица. Шли бесконечные сериалы, от которых просто тошнило. Она щелкнула пультом.

-Чтоб вы пропали, — в сердцах пробурчала Марина. – Ну, кончится когда-нибудь этот форменный идиотизм?

-А чем тебе не нравятся сериалы? – удивилась Оля. – Там такая любовь…

-Бадяга, — фыркнула Татьяна, а Марина просто отмахнулась.

-А мне нравится, — обиженно захлопала своими огромными глазами Оля. – Я так переживаю, когда смотрю. Там такие красивые женщины, такие красивые мужчины. И вокруг них все красивое. Природа какая! А одежды какие у женщин! А как они разговаривают, как любят! Вы просто ничего не понимаете в жизни!

-Ну да, конечно. Полный отпад. Смотри ради Бога, если тебе нравится. Включить? – вздохнула Марина.

-Не надо. Будете комментировать, и издеваться над героями, и испортите мне все впечатление, — рассержено проговорила Ольга. – Давайте я лучше что-нибудь поесть соображу.

-Угу. Что-то наш песик давно не кушал. Целых двадцать минут! Как бы не похудел. И вообще, что-то я не пойму. Вы что, перешли на какую-то новую диету? То целыми днями на морской капусте и тертой морковке сидели, а, начиная с субботы, жрете, как мой Тэди. Потом квартетом будете мне выть, что лишние килограммы набрали? Учтите, буду сгонять вам вес касторкой или клизмами, — пообещала Татьяна.

-Это кто жрет, как Тэди? – возмутилась Ольга. – Я сегодня утром выпила чашечку кофе с одной крохотной печенюшкой и больше во рту ничего не держала. А уже почти час дня! И вчера сидела весь день на обезжиренном кефире и трех яблоках! Совести у тебя, Танька нет.

-Ладно, иди готовь, — смилостивилась Татьяна. – Лично я сегодня уже три раза поела. Почему-то решила, что и вы тоже. Только не вздумай скормить Тэди еще одну курицу или что-нибудь большое и жирное, да еще и в упаковке.

-А ты, сделай одолжение. Подержи своего крокодила рядом с собой, чтоб его духу на кухне не было, пока я буду готовить.

-Давай, дуй, пока я его держу. И дверь плотно закрой за собой.

Как только за Ольгой закрылась дверь, Марина схватила телефон и набрала Верку.

-Ты где? – поинтересовалась она для начала.

-У себя в гараже. Только что выгнала машину, и собираемся со Стасом отогнать ее к нему. А что?

-Захвати ксерокопии блокнота и фотографий. Я хочу кое-что обмозговать. На сегодня вам они все равно не понадобятся.

-Хорошо. А вы чем там заняты? Не скучаете?

-С Тэди соскучишься. Как раз тот случай. Ладно, мы тебя ждем, не задерживайся.

Вера явилась через час. Ее привез Стас, но в квартиру не поднялся. Сказал, что очень спешит. Они договорились встретиться через два часа у Татьяны дома. Вера пообещала, что отведет его на место преступления и поможет отыскать Цыгана. Но взамен потребовала узнать и сообщить им с Татьяной о самочувствии девушки. Стас с легкостью дал обещание, и уехал.

Марина взяла принесенный конверт с ксерокопиями, и сунула себе под подушку. Займется ним, когда останется одна. Вообще-то, ей очень хотелось, чтоб сейчас все ушли. Она бы сначала просто поспала. Глаза сами закрываются. Ночью она плохо спала, потому что болела нога, мешал гипс, и невозможно было найти удобную позу. Утром мешал поспать муж, суетившийся и носившийся по квартире, как будто у них дома пожар. Сейчас, вроде бы и нога перестала беспокоить, и муж удрал на работу, так Вера, Татьяна с Ольгой и Тэди торчат рядом. Марина тяжко вздохнула.

-Ты чего? – спросила Татьяна.

-Да так. Спать хочу, — призналась Маринка.

-Ну так, спи. Сейчас Ольга тебя накормит. Умащивайся поудобней и отдыхай. Мы с Верой поедем ко мне. А Ольга пусть включает мексиканские страсти и потихоньку наслаждается, пока твой Вовка явится. А вечером тебе позвоним. Захочешь – приедем. Не захочешь – не приедем.

Они так и сделали. Ольга с удовольствием включила какой-то сериал. Прикрутила звук до минимума и замерла в кресле перед телевизором. Марина отвернулась к стене и тут же уснула. А Татьяна с Верой и собакой потихоньку покинули квартиру.

На улице посветлело. Тучи заметно поредели, но неслись по небу очень быстро. Как будто кто-то записал на пленку их обычное плавное движение и сейчас прокручивал эту пленку с ускорением. И вообще, небо напоминали драное ватное одеяло грязно-серого цвета. А в дыры выглядывало синее небо, как чье-то голое тело. Иногда в дыры попадало солнце. И тогда становилось солнечно, ярко и все вокруг преображалось, но ненадолго. Туч было больше, чем просветов между ними и солнышко они выпускали на волю на какие-то мгновения. Но все равно, было видно, что погода меняется в лучшую сторону. А с улучшением погоды улучшалось и настроение.

-Ну что, поедем, поищем твоих бомжей, пока время есть? – предложила Вера.

-Поехали. Только откуда начинать поиск? Может Дениску в помощники взять? Он скорее сориентируется, где они могут быть.

-Он, наверное, еще из школы не пришел, — глянув на часы, сказала Вера.

-Точно. Я и забыла, что ребенок в школу ходит, — согласилась Татьяна. – Ладно. Мудров приедет в три. Дениска будет уже дома. Мы лучше ему сплавим Тэди. Его очередь с собакой гулять! А сами займемся парком, бомжами и всем остальным. А сейчас можем проехать мимо всяких злачных мест, может нам и повезет. Найдем «сладкую парочку». Хотя, очень я в успехе этого дела сомневаюсь.

Попав в Татьянин район, они стали объезжать все питейные заведения по очереди. Останавливались возле очередного пивбара, магазина, кафе, выходили из машины, обходили данное заведение со всех сторон. Убеждались, что бабы Раи и Цыгана нет, и ехали дальше. Самое интересное, что им на глаза не попался ни один местный бомж или алкаш. Такое впечатление, что в это время они все устроили себе либо перерыв на обед, либо послеобеденный сон, либо вообще, вымерли, как мамонты. Осталось проехать только по дворам и посмотреть возле мусорных баков. Но дворов много. Их и до вечера все не осмотреть.

-Может, посмотрим в бараке? – предложила Татьяна. – Но если и там нет, то я просто ума не приложу, где они могут быть.

-Ну, в театр, в кино, в интернет клуб они точно не пошли. В другой город не уехали. Значит, где-то здесь. Будем искать, — оптимистично заявила Вера.

-Вообще-то, могут собраться где-нибудь теплой компанией в любом подвале и пьянствовать.

-Могут, конечно. Но, будем надеяться на лучшее. Где там этот барак?

Они сели в машину и поехали в сторону, где многоэтажки сменялись частными домами. Эти дома еще лет тридцать тому назад собирались сносить. Люди, в надежде получить комфортабельные квартиры побольше площадью, попрописывали к себе всех своих родственников. Многие забрали из деревень стариков, продав там их дома за бесценок. Но снесли только с десяток домиков, выстроив на их месте школу, и не достроив какое-то непонятное административное здание. Дальше что-то не заладилось. Строительство прекратили. Остальные дома так и остались стоять на своем месте и стареть вместе со своими хозяевами. Уже поумирали старики, привезенные сюда из деревень. Состарились те, которым было по тридцать, и которые так хотели большие новые квартиры со всеми удобствами. Выросли и разъехались их дети. Некоторые дома совсем пришли в негодность. Хозяева их не ремонтировали. Зачем, если скоро дома снесут? Но, большинство сориентировалось правильно. Раз стройка остановилась и больше года не возобновляется, значит — все. Никто ничего уже ни сносить, ни строить не собирается. Значит, надо исходить из того, что имеешь. Что-то достраивать, перестраивать, делать себе удобства самим, не надеясь на чужого дядю. И жизнь пошла своим чередом. Кто-то обложил старенький дом кирпичом, перекрыл крышу. Кто-то даже умудрился построить в своем дворе новый красивый дом, а старый снести. Провели газ и воду. Теперь новые дома-терема чередовались с развалюхами, и эта часть района имела довольно странные вид.

Барак стоял сразу за останками того самого недостроенного административного здания. От здания остались только фундамент и бетонные плиты. Остальное давно растащили местные жители для своих нужд. Сам барак был ничем иным, как старым вагоном. Окна были забиты фанерой. Из одного окна торчала металлическая труба, и из нее шел дым. Очевидно, в бараке топилась печка «буржуйка».

Вера оставила машину возле одного из частных домов. Дом смотрелся солидно и машина возле него не вызывала подозрений. Тем более что рядом была припаркована еще одна машина. Татьяна зачем-то посмотрела на номер и зафиксировала его в памяти. Очевидно, после того как она полдня усиленно изучала номера машин на всех стоянках вокруг парка, у нее это вошло в привычку.

Тэди вылетел из машины, как пуля и потащил Татьяну к развалинам. Она пыталась тянуть его к бараку, но пес настоял на своем. Татьяна засеменила туда, куда надо было ему, а не наоборот. Вера, засмеялась и, махнув на них рукой, пошла к бараку сама. Она открыла дверь и оказалась в темном вонючем помещении. Воняло потом, мочой, какими-то объедками и гарью.

-Есть кто живой? – громко спросила она. Ответа не последовало. Глаза еще не привыкли к темноте, и Вера с трудом различала очертания предметов. Единственное, что было хорошо видно, это огонь в печке, сделанной из какой-то металлической бочки. Потом она различила стопки дров, сложенных ровными штабелями у одной из стенок. У другой стены стоял старый диван. Вернее часть дивана. Спинок и ножек у него не было. Просто разложенная верхняя мягкая часть, на которой можно лежать. Рядом, стол, сделанный из строительных козлов. Четыре пустых деревянных ящика. Очевидно, они служили здесь стульями. В углу стоял ящик побольше, и в нем сложенные какие-то тряпки. Очевидно, это что-то, типа шкафа. А тряпки, одежда. В другом углу были сложены одно в другое старый тазик, миска с оббитой эмалью, цинковое ведро, относительно новое. На стенке крепилась полочка, и на ней стояли несколько алюминиевых кружек, пару чашек без ручек и тарелки. Похоже, баба Рая старалась поддерживать в своей берлоге порядок. Людей в помещении не было. Это показалось Вере странным. Печка, в которой горят дрова! Если за те годы, что баба Рая живет в этом бараке, она его еще не сожгла, то, вряд ли собралась сжечь барак именно сегодня. Тогда, как это она оставила горящую печку и покинула свой «дом»? Вера внимательно осмотрела все еще раз. Может, ее убили и засунули в тряпки в ящик? Преодолевая отвращение, она порылась в тряпье, но ничего не обнаружила. Укромных углов здесь не было. И если бы был труп, его тут никак не спрячешь. Странно. Она пожала плечами и вышла наружу.

А в это время Татьяна рискуя сломать ноги, руки и шею, лазила по развалинам бывшей стройки. Тэди тянул ее за собой, как тягач велосипед. Он что-то вынюхивал, ежеминутно задирал лапу, все подряд метил, и продвигался все дальше, вглубь развалин. Здесь, за столько лет, успел разрастись кустарник, и вымахало несколько огромных кленов и акаций. Татьяна никогда до этого не заглядывала сюда. Сейчас ей почему-то это место напомнило брошенный город в дебрях Амазонки. И еще, ее не покидало чувство опасности. Чего она опасалась, Татьяна сформулировать словами бы не смогла. Но подсознание подсказывало: «Будь на чеку. Опасно. Берегись»! Чертов пес, абсолютно не слушался. Очень хотелось спустить этого гада с поводка, и пусть катится ко всем чертям, но нельзя. Убежит и потеряется. Что она тогда скажет Сашке? Вытащить Тэди отсюда у нее не хватало сил. Он пер вперед, как танк. Оставалось одно. Тащиться следом за ним, и ждать, пока ему надоест здесь гулять и он сам пожелает выбраться отсюда. Вдруг, Тэди резко затормозил и встал, как вкопанный. Татьяна налетела на него, не успев сбавить обороты, и еле удержалась на ногах.

-А, чтоб тебя, придурок! – громко выругалась она, хватаясь рукой за торчащую из плиты арматуру. Но, проследив за взглядом Тэди, тут же потеряла дар речи. В кустах сидел Цыган. Смотрел на нее перепуганными глазами и прижимал к губам палец. Очевидно, это означало, чтоб она о его месте нахождения молчала. Он от кого-то прятался. Татьяна кивнула в знак того, что все поняла. Тэди посмотрел на Цыгана пару секунд и потерял к нему интерес. И бабу Раю и Цыгана Тэди видел тысячу раз, и они его не интересовали. Очевидно, его просто удивило, что этот человек неожиданно вырисовался на его пути в таком необычном месте. Татьяна еще раз глянула на Цыгана и тут только заметила, что у него рука, прижимающая к губам палец, вся в крови. И вообще, вид не только перепуганный, а и довольно таки странный. Не смотря на то, что температура воздуха не выше восьми градусов, он был в одной лишь майке. Нет, из одежды на нем были какие-то штаны, штиблеты. Но ни куртки, ни даже рубашки не наблюдалось. Старая грязная майка и голая рука, от плеча до кончиков пальцев в крови. Татьяна в ужасе не могла отвести от этой руки взгляд.

Господи, может быть, он допился до чертиков и прирезал бабу Раю? А сейчас у него какие-нибудь глюки, и он прячется тут именно от них? Татьяна шарахнулась в сторону. Тэди потащил ее дальше, и она оказалась за плитой, скрывшей из поля зрения Цыгана. Тут Тэди вдруг повел себя странно. Он прижал к голове уши, насторожился. Шерсть по хребту встала дыбом, и пес грозно зарычал, страшно оскалив клыки. Потом принял стойку, как перед броском, вытянувшись в струну. Татьяна поняла, что он сейчас сделает стремительный прыжок, и она улетит за ним. Улетит то, ладно. А вот как приземлится? Вот сволочь, она точно из-за него сегодня или убьется или, в лучшем случае, покалечится.

-Стоять! – заорала она на него с перепугу так, что даже сама испугалась.

Впереди раздался какой-то шорох, и Татьяна только успела увидеть силуэт человека, мелькнувшего и скрывшегося за выступом обломанной плиты. Потом она отчетливо услышала топот. Человек убегал. Тэди потянул ее в ту сторону. Она подчинилась. Но двигалась осторожно, боясь упасть, и тормозила пса. Шум шагов стих. Очевидно, убегавший, в отличии от Татьяны хорошо знал это место и передвигался уверенно и быстро.

Тэди выволок Татьяну из каменного лабиринта прямо в какие-то кусты. Плиты, арматура и куски разбитого фундамента остались позади. Она поняла, что они покинули стройку, и попали в заросли кустарника, разросшегося на подступах к ней. Отсюда была видна улица, дома и Веркина машина. Татьяна вдруг заметила, что с той стороны кустов, что подходят к домам, выскочил мужчина и бросился к машине, стоящей рядом с Веркиной. Она шестым чувством уловила, что это именно тот тип, который только что был на стройке и так не понравился псу. Машина через минуту сорвалась с места и умчалась в сторону многоэтажек. Татьяна постояла еще минуту в каком-то оцепенении и решила вернуться к Цыгану. Но Тэди идти не захотел. Он расставил лапы и крепко уперся ними в землю. Сдвинуть его с места можно было разве что трактором. Татьяна плюнула на него. Привязала поводок к дереву и пошла искать Цыгана сама. Он сидел в той же позе и за тем же кустом. Вид у него лучше не стал.

-Ты от кого прячешься? – шепотом спросила она, наклонясь к самому его уху.

-Мужика здесь никакого не видела? – тоже шепотом спросил Цыган.

-Удрал какой-то мужик, только что. Мы с Тэди его напугали. Он умчался к домам. Сел в машину и уехал.

-Машина красная?

-Красная. А что?

-Тогда, фу! – выдохнул Цыган. – Значит еще поживу немного.

Он встал во весь рост. Но, то ли у него затекли ноги, то ли он потерял много крови, пошатнулся и чтоб не упасть, сел на землю.

-Что у тебя с рукой? – кивнула на окровавленную руку Татьяна.

-Еще не знаю. Этот, видать, метил ножом в сердце, но я увернулся, и он полоснул по руке.

Цыган скосил глаза и попытался осмотреть свою руку. Потрогал ее другой рукой. Татьяна увидела глубокий порез, идущий от плеча до локтя. На вид рана была страшная, но похоже, не смертельная. Кровь не бежала ручьем, а сочилась вяло. Если даже без перевязки кровотечение почти остановилось, значит ни вена, ни артерия не повреждены. Просто разрезана мышца. Но, похоже, рану надо шить. Все-таки очень уж она глубокая и длинная.

-Таня! – раздался Верин голос. Голос у нее, дай Бог каждому. Короче, глотка луженная. От ее крика Цыган аж дернулся, а Тэди отозвался не менее мощным «Гав».

-А где ты собаку дела? – спросил Цыган. – Где это она лает?

-Привязала к дереву, — только и успела сказать Татьяна, перед тем, как Тэди появился пред ее ясны очи, волоча на противоположном конце поводка половину дерева.

Цыган, не смотря на боль и не прошедший до конца страх, захохотал.

-Вот гад, — возмутилась Татьяна. – Его, наверное, можно только к баобабу привязывать. Давай, вставай. Я помогу. И пошли отсюда. Ты же совсем раздетый.

Кое-как, с Татьяниной помощью, Цыган поплелся к выходу из этого строительного лабиринта. Вера стояла возле барака и ждала Татьяну и Тэди. Она правильно расценила обстановку. Если пойдет их искать, а они будут искать ее, то это хождение затянется надолго. Проще стоять на одном месте, быстрее встретятся.

Когда из-за каменных выступов и зарослей кустарника показалась Татьяна, волочащая на себе Цыгана и идущий рядом с ними Тэди, за которым тянулось на поводке пол дерева, она растерялась.

-Что случилось? – спросила она, подбегая и пытаясь помочь Татьяне. – Куда его?

-В дом, — кивнул на барак Цыган.

Вера открыла дверь, и первым в нее попытался вскочить Тэди. Но ему помешало дерево, застрявшее в дверном проеме. Вера с трудом его отцепила.

-А что это у тебя пес дрова за собой таскает? Это так специально задумано?

-Это я его к дереву привязала, — отмахнулась Татьяна. Она дотащила Цыгана до дивана и сгрузила, как мешок с картошкой.

-Вера, принеси из машины аптечку. Надо перевязать рану.

Вера не заставила просить дважды, и, через несколько минут они уже вдвоем с Татьяной обрабатывали Цыгану руку. Вылили флакон перекиси водорода, не обращая внимания на вопли пациента, и забинтовали, как умели.

-Где баба Рая? – наконец-то приступила к допросу Татьяна.

-А хрен ее знает. Где-то лазит, слава Богу. Если бы оказалась здесь, ее бы точно этот псих прирезал. Это я шустрый, вывернулся. А она бы, не смогла, — затараторил Цыган.

-Расскажи по порядку, что здесь случилось, — приказала Вера.

-Сам ничего не пойму, — изобразив на физиономии максимум честности и невинности, произнес Цыган. – Я лежал себе, отдыхал. Входит этот сумасшедший, без стука и без звука. Постоял у двери немного, наверное, к освещению привыкал. Я сразу понял, что надо делать ноги. Подобрался весь, готовясь вскочить и рвануть к двери, но виду не подаю. Вроде бы как сплю. Он подходит. Замахивается ножом. А я в это время делаю кувырок и, прям у него под рукой, проскакиваю к двери. Когда он меня успел ножом зацепить? Клянусь, даже и не заметил и не почувствовал. Выскочил на улицу, а он следом. Куда бежать? К домам? Не успею. Догонит. Я на стройку. И тут чувствую, что бежать не могу. Сил нет, и земля из под ног уходит. Забился между плит, за кусты и вроде как отключился. Сколько времени прошло, не знаю. Потом, открыл глаза, а на меня собака смотрит. Страшная, как исчадье ада. Душа в пятки ушла. Когда присмотрелся, а собака то знакомая. Это же из шестнадцатого дома псина. Сашкина! Когда глаза повыше поднял, гляжу, Танька. И тут вспомнил, что за мной тот, с ножом, гнался. Ну, я и показал им, чтоб молчали. Нету меня тут и все! Они ушли. Вдруг слышу, ты как заорешь: «Стоять! Руки вверх!» — глядя на Татьяну, проговорил Цыган.

-Какие «руки вверх»? – прыснула со смеху Татьяна. — Я собаке заорала: «Стоять!» Он увидел того мужика и собрался на него прыгнуть. Я представила, как полечу следом за ним, и что после этого со мной будет. Там же под ногами куски бетонных плит, кирпичи, проволока, толщиной с мой палец торчит во все стороны, а поводок ведь на руку накручен. Поэтому и заорала, чтоб пес остановился. Мужик, очевидно, испугался Тэди и дал деру. Я хотела с собакой к тебе вернуться, а пес уперся, как осел и ни с места. Пришлось привязать к дереву. Нашла тебя, а тут и мой красавец надумал таки идти со мной. Явился вместе с тем деревом, к которому я его привязала.

-Так, это понятно, — кивнула Вера. – А что за мужик? Ты его раньше видел? Какие у него к тебе претензии?

-Да не видел, вроде бы, — неуверенно проговорил Цыган. – Хотя, его морда что-то такое мне навевает. Только вот вспомнить, что именно, не могу. Наверное, сталкивался с ним по пьяне.

-Может, стащил у него чего? – подсказала Вера.

-Может, — не стал отрицать Цыган. – Но… не думаю. Что я мог у него стащить, за что меня нужно зарезать?

-Например, кошелек с большими деньгами.

-Не, — уверенно заявил Цыган. – У меня больших денег отродясь не водилось. Я так, по мелочевке работаю.

Вера глянула на часы, присвистнула и достала из кармана мобилку.

-Время то, тю-тю. Мы где с тобой должны были быть в три часа? – задала она вопрос Татьяне и, не дожидаясь ответа, пошла к выходу. – Я сейчас позвоню и вернусь. Без меня ничего важного не обсуждайте!

-Слушай, а ты на самом деле цыган или это просто кличка у тебя такая? – спросила Татьяна, чтоб не обсуждать ничего важного без Верки, и в то же время, не молчать, как два истукана.

-Кличка, — объяснил Цыган. – Я когда-то в театре цыгана играл и цыганские романсы пел.

-Ты, в театре? – удивилась Татьяна.

-Да. До тюрьмы. Я же не всегда бомжевал, — скривился собеседник. – Когда-то, в другой жизни, была и работа и дом и жена. А потом не стало ничего.

-Как это?

-А вот так. Сел. Жена тут же со мной развелась. Квартиру продала и куда-то уехала. Когда вышел, жилья нет. На работу не берут. Жрать не за что. Одеваться не во что. Знаешь, где я год жил? В посадке в землянке. Правда, до зимы. Зимой не выдержал, вернулся в город искать теплый подвал или чердак. И тут все оказалось занято. Совсем бы мне пропасть, да Райка сжалилась. Взяла к себе. Вот возле нее пятый год и живу. Печку топлю, дрова рублю, есть варю, бутылки собираю и сдаю, подворовываю, если удастся, на мусорке старые вещи собираю, ремонтирую и продаю.

-Что там можно найти ценного?

-О. Там много можно найти. И старый утюг, и старую настольную лампу, и сгоревшую электроплитку и сломанный зонтик. Да мало ли чего. Я все могу починить.

-А за что ты сел, если не секрет?

-Не секрет. За убийство.

-Ни черта себе! И кого ты убил?

-Пьяная драка. В кабаке напились и молотили друг друга. Такое у нас часто случалось. Но заканчивалось всегда побитыми рожами и поломанной мебелью. А в тот раз, не повезло. Видать судьба у меня такая. Звезданул одного типа бутылкой по башке и того… насмерть.

-Да…. А что, друзей у тебя не осталось? Ну, вышел из тюрьмы. И не к кому было за помощью обратиться?

-Представь себе, не к кому. Кому нужны чужие проблемы? Да и за восемь лет раскидала жизнь кого куда. Театра давно нет. Сунулся было к паре старых корешей, они меня отшили. Больше контактов и не искал. Да ладно, чего старое ворошить. Я уже к своей новой жизни привык. Мне, вроде бы другой и не надо.

Они беседовали уже довольно долго, а Верки все не было. Татьяна выглянула на улицу, но Верки не было и там. Ее машины тоже не было. Отсюда хорошо просматривалось то место, где они оставили машину. Куда ее нелегкая понесла? Неужели поехала на встречу с Мудровым? Почему тогда ничего не сказала?

Татьяна вернулась к Цыгану. Тэди лежал на полу у самого дивана и поглядывал на раненого с сочувствием. Очевидно, он безошибочно определял очень многие вещи. Например, плохой человек перед ним или хороший. Здоровый или больной. И искренне ненавидел, любил, сочувствовал или просто игнорировал. Цыгана пес, очевидно, отнес в разряд хороших, но больных. Он держал себя дружелюбно, без каких либо признаков агрессии и с состраданием. А того психа, ранившего Цыгана, он возненавидел с первой секунды. И если бы Татьяна его тогда отпустила, разорвал бы на месте. Надо было отпустить. А вдруг бы тот успел ударить собаку ножом? Боже упаси! Хорошо, что не отпустила. Если бы с Тэди что-то случилось, Татьяна бы получила разрыв сердца в ту же секунду. И не потому, что надо было бы отчитываться потом перед Сашкой. А потому, что Тэди уже успел стать для нее родным, любимым и вообще, самым дорогим существом на свете. И как она его вообще вернет хозяину? Это же будет ее личная трагедия. Она присела на корточки и погладила пса по голове.

-Слушай, а почему у тебя Сашкина собака? – поинтересовался таки Цыган. Как и баба Рая, Цыган знал всех жителей дома и в лицо и по именам. Знал, у кого есть собака, у кого кот. У кого какая машина. Кто чей муж и кто чья жена. И еще много чего знал, даже кое-какие тайны, ведь жизнь жильцов проходила у него на глазах.

-Сашка в командировку уехал, а пса некуда было деть. Вот он и попросил, чтоб я посмотрела за Тэди несколько дней.

-И как ты не побоялась взять к себе такого пса? А вдруг бы ты ему не понравилась? Мог ведь и сожрать.

-Ты что? Он добродушное существо. Это только с виду песик страшный. А так, шалопай, сущий ребенок. Да он, вообще-то, ребенок и есть. Ему только годик. Для собаки это еще не возраст.

-А у меня так никогда и не было собаки и уже не будет, — вздохнул Цыган. – Да и ничего уже не будет, разве только собаки.

Он махнул здоровой рукой и замолчал. Цыган лежал молча и, наверное, думал о своей жизни, Татьяна, обдумывала ситуацию, Тэди дремал, время шло, а Верки все не было.

Татьяна твердо знала, что этот тип с ножом, напавший на Цыгана, ни кто иной, как убийца наркомана и той девушки из парка. Наверное, Цыган по пьянке растрепал на всех углах, что видел того, кто убил Гошу. Каким-то образом об этом узнал убийца и пришел по его душу. Но, ему не повезло, а Цыгану повезло… на первый раз. В том, что свою попытку отправить Цыгана на тот свет убийца повторит, Татьяна не сомневалась.

Послышался шум мотора. Цыган перепугался и с ужасом посмотрел на Татьяну. Она встала и выглянула на улицу. У самого барака остановилась Веркина машина и из нее вышли Мудров и Верка. Тэди вскочил и помчался им навстречу.

-Это свои, — успокоила Татьяна Цыгана.

Верка вошла первой, за ней влетел пес и за ним показался Стас.

-Ну что, порядок? – выпалила Верка. – Слушай, Цыган, у тебя такой аромат здесь! Как с улицы заходишь, можно в обморок упасть. И темно, как в жопе у негра.

-Таня, возьми там, на полке керосиновую лампу, — распорядился Цыган, скромно промолчав насчет аромата. И внимательно стал рассматривать Мудрова.

-Ну, что, поговорим? — пододвинув поближе один из ящиков, спросил Стас, и уселся рядом с Цыганом.

-Поговорим, — согласился Цыган и тут же спросил, — А о чем?

-Расскажи все, что видел в дот день, когда парня в парке убили. Я имею ввиду все, что относится к делу, — поправил себя Стас, очевидно решив, что если Цыган начнет рассказывать все свои впечатления того дня, начиная с рассвета и до заката, то беседа получится до завтрашнего утра.

Татьяна тем временем достала с полки керосиновую лампу, и вертела ее в руках, понятия не имея, что с ней делать дальше. Она видела такую штуку когда-то у кого-то на даче. Но как с ней обращаться, никогда не интересовалась. Верка тоже с интересом рассматривала данный предмет. Мудров встал. Отобрал у Татьяны лампу и зажег. Поставил ее на стол и снова сел на свое место.

-Ну, чего там рассказывать, — скривился как от зубной боли Цыган. – Стою на автостоянке, возле магазина «Сигнал». Там машины каждую минуту отъезжают, подъезжают. Я у водителей сигаретку спрашиваю. Кто дает, кто нет. Но даже в самый плохой день за какой-то час я набираю штук двадцать-тридцать. На два дня хватает. А иногда и на три. Ну, в тот раз я уже уходить собирался. Сигарет настрелял достаточно. А тут, возле меня красная «шестерка» остановилась. Вылез из нее мужик. Я к нему сунулся: «Дай, мил человек закурить, коли не жалко». А он меня послал подальше, запер машину и пошел. Ну, послал и послал. Не он первый, не он последний. Я бы о нем и забыл через секунду. Но… он пошел не туда, куда все и я машинально провел его взглядом.

-Как это, не туда, куда все? – удивилась Татьяна.

-Ну, все кто там останавливается, бегут в магазин. Там всякую бытовую технику продают. А чуть дальше магазин автозапчастей. Народ весь день туда — сюда носится.

-Понятно, — кивнул Мудров. – А этот куда пошел?

-А этот перешел через дорогу и пошел к парку. Дошел до ограды, оглянулся, посмотрел по сторонам и полез в дырку в заборе. Ну, мне стало любопытно, куда это он и почему осматривался по сторонам, как шпион. Я потихоньку за ним. Он дошел до старой беседки. Смотрю, а там Гошка. Наркоша местный. О чем-то они поговорили пару минут, и Гошка двинул к выходу. Вроде бы спокойно говорили. Не ругались. Мне, правда, слов слышно не было, я далеко сидел. Но по интонации точно могу сказать, что ссоры не было. И тут, этот мужик сделал такое резкое движение за спиной у Гошки. Я даже не сразу понял, что произошло. Гошка упал. А он переступил через него и ушел тем же путем.

-А Гошка ему ничего не передавал? – спросил Мудров.

-Не видел. Я пока за тумбой умащивался, пока по сторонам позыркал, может, чего и пропустил.

-А как этот мужик выглядел? Описать можешь? – спросил Стас.

-Если найдешь простой карандаш и чистый листок бумаги, я тебе его и нарисовать смогу, — неожиданно предложил Цыган. – Правда, не знаю, как рука. Будет слушаться или нет?

О раненой руке Цыгана к всеобщему стыду все забыли.

-Знаете что, — вздохнула Татьяна, — поехали сейчас все ко мне. Цыгана в ванную. Потом переоденем. Свозим в больницу, пусть врачи рану глянут. По-моему, ее зашивать надо. А потом, выдадим ему карандаши, и пусть рисует.

-Не, — испуганно замотал головой Цыган. – Чего это я к тебе попрусь? Грязный, вонючий в чистую квартиру? Да ни в жисть! И вообще, я отсюда не могу уйти, пока Райку не дождусь. Надо ее предупредить.

-О чем ты хочешь ее предупредить? – вздохнула Верка.

-О том, что надо пока сваливать отсюда. Опасно. Этот обязательно вернется и, скорее всего, ночью. И зарежет и меня и ее. Переберемся пока в какой-нибудь подвал или на чердак.

-А чего тебя на развалины понесло? – все-таки задала Вера, мучавший ее вопрос. – Почему к людям не бежал? Это же случайность, что он тебя не нашел. Да нашел бы, как пить дать, если бы Тэди его не спугнул.

-Я же хромой. Бегать быстро не могу. До домов и людей я бы добежать не успел. Он бы меня в два счета догнал. Развалины, это был мой единственный шанс… хоть и маленький.

-Слушай, а как он узнал, что ты его в парке видел? – спросила Татьяна, хотя и так догадывалась, что виной всему Цыгана длинный язык и залитые водкой мозги. Не трепался бы по пьянке, не сидел бы сейчас с порезанной рукой.

-Не знаю. Напился я сильно в тот день. Говорил много, — подтвердил ее догадку Цыган.

-А кому ты говорил? – спросил Стас.

-Не помню. Где пил, там и рассказывал, как Гошку убили. А где только я в тот день не пил, — отмахнулся Цыган.

-В общем, так. Собирайся и поедешь сейчас со мной, раз к Татьяне не хочешь.

Убей своего дракона сама. Часть 5: 10 комментариев

  1. Аленочка, привет!
    Все интересней и интересней. Как же тебе так удается, невероятно?! Молодчинка!

  2. Ань, спасибо! Рада тебя видеть. Как ты поживаешь? Черкни пару слов, если будет время. Чмоки. Алена.

  3. Очень интересно! Когда будет опубликовано всё, скачаю, и сделаю себе отдельную книгу! Людмила.

  4. Славная компания детективов, а Тэди в ней — один из главных! Как говорится, «собака с милицией обещала приехать» 🙂
    Есть кое-какие «погрешности», но все равно читается легко и с интересом.
    Жду продолжения.

  5. Ай да Тэди, ай да …сукин сын )))
    Здорово помогает в детективных делах. Да только вот Татьяна к нему привязалась, как потом будет без него? А попробую-ка угадать! Вдруг, они с хозяином Тэди подружатся настолько, что станут больше чем соседями. Посмотрим, посмотрим ))
    С улыбкой,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)