Не убий…

Он не понял, где оказался… Может он умер? Ведь вокруг, всё похоже на рай, который прямо манит типографской краской с журналов свидетелей Иеговы. Ядовитая, неестественная зелень вокруг, чарующе голубое небо над головой… А если слегка подпрыгнуть и можно ухватиться за белоснежную вату перистых облаков, которые лёгкий тёплый ветер гнал куда-то на север… или на юг…? Перед ним открывалась невероятной красоты поле усеянное невиданными цветами. Оно упиралось в высокие горы с пышными снеговыми шапками и обдавало Антона пьянеющим запахом. Доносились завораживающие звуки, напоминающие трель птиц… или не птиц… Бабочка с огромными вишнёво-кровавыми крыльями плавно села на плечо, и шевельнув своими тончайшими усиками, также плавно перелетела на высокое дерево. Здесь всё какое-то непостижимое. Что за место? Солнца нет над головой, но светло. Вокруг светилось всё. Каждый изумрудный лист на дереве, каждая травинка на земле, каждая капля кристально чистой воды в ручье, что бежал в нескольких шагах от него. Всё наливались каким-то таинственным блеском, который был до безумия ослепителен, но в то же время абсолютно не резал глаз. Он сделал шаг, затем ещё один шаг, и убедился, что если попытаться оттолкнуться сильнее от этой шёлковой травы, то можно взлететь. По телу расплылась невероятная лёгкость… Он всю жизнь мечтал летать до определённого момента… Но до какого? Вспомнить трудно… Жажда. Ему очень хотелось пить. Он подбежал к ручью и полностью окунул голову. Сделав несколько глотков, он понял, что вода отдавала прохладным вкусом, и приятно обдавала своим серебром лицо… Его лицо! Когда волнующаяся едва заметными кругами поверхность успокоилось, он разглядел своё отражение. Синие круги под глазами, сильно выделяющиеся на его бледном лице, крашенная розовым чёлка…!

— В такой мир ты хотел убежать? – донёсся откуда-то из-за спины мужской, твёрдый, уверенный голос.

Антон испуганно повернулся и увидел в десятке шагов от себя высокого светловолосого человека, в слепяще-белом деловом костюме. На носу у него поблёскивали очки с позолотой, обозначая измождённый взор, на морщинистом лице серела трёхдневная небритость. С виду он напоминал профессора какого-нибудь университета, хотя Антон учился только в одиннадцатом классе, и не знал, как выглядят профессоры. Но таких он по телевизору, по крайней мере видел точно… Но его появление почему-то было крайне нежелательным для Антона. Вместе с этим незнакомцем пришла и дрожь, и головная боль, и неглубокий порез на запястье, который проступил огненной кровяной полоской. Антон сдавленно застонал и присел на корточки, держась за руку…

— Что? Больно, Антон, да? Ну, ничего до свадьбы заживёт – криво усмехнулся незнакомец.- Меня кстати, Павел Сергеевич зовут, а ты так и не ответил на мой вопрос. – он шагнул ближе и достав из внутреннего кармана темный пыльный пузырёк с перекисью водорода, обработал рану.

— Где я? – прошептал Антон.

— А почему не сонную артерию, а? – с ноткой презрения спросил незнакомец.

— Я умер? – спросил Антон, вглядываясь в зелёные и хмурые глаза этого Павла Сергеевича.

Cogito ergo sum… — задумчиво произнёс Павел Сергеевич.- Булгакова не читал? Ну да… Чему вас только в школе учат? Даже вены себе порезать нормально не могут!

Кровь в ране постепенно стала застывать, а порез затягиваться. Павел Сергеевич подошёл к не пойми, откуда взявшейся ванной на поляне, и, не закатывая рукав, опустил руку в воду. Пенный каскад сорвался с рукава обратно, а он достал оттуда тёмно-зелёный осколок с наполовину содранной этикеткой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)