Купание в канализации — это к счастью (часть 10)

-Давай, коли их, что они знают о конкурентах,- вздохнул Валерка. — Час от часу не легче. Я обрадовался, дурак, что уже все. А тут… на тебе, выкуси! И что делать дальше?

-Отпусти этих. Пусть они сами найдут тех. Только объясни, что те их специально подставили. Сами, без тебя, разберутся в два счета! — посоветовал Тёма.

-Дудки! Столько сил потратили пока их взяли. И не забы­вай, что они двух людей Грузина убили.

-На войне, как на войне. Без потерь не бывает, — пожал плечами Тёма.- Я бы именно так и сделал.

Он опять заговорил с арабами. Странно, но они беседовали с Тёмой свободно и охотно. Можно сказать, у них шла задушевная беседа. Даже, знай Валерка в совершенстве английский язык, вряд ли бы он смог вот так вот беседовать с этими арабами сейчас по душам. Нет, этот Тёма, просто подарок судьбы. Не зря Грузин тянул с «отловом» этих кадров, до прибы­тия Тёмы. Взяли бы раньше, успели бы уже наломать дров, и перевод­чик бы не понадобился. Эти азиаты, если не захотят говорить сами, не откроют рта даже под пытками. Что же действительно делать дальше? Может быть, Тёма прав и пока не оформлялись никакие бумаги, отпустить арабов втихаря? Натравить их на конкурентов и посмотреть, что будет дальше. Все равно, нику­да они уже не денутся. Ребята из Интерпола их возьмут сами со временем. Судя по всему, им тоже нужно, чтобы эти кра­савцы их на что-то вывели. То есть, получается, что пока, они нужны им на свободе. Так что, надо решаться…, или-или. Грузин в этом деле не советчик. Он их за своих ребят размажет по стенке, сразу же, как до них доберется. Не так-то все просто. А изъятое оружие? А группа захвата? А техника? Как он будет это все объяснять начальству? Может связаться с этими ребятами из Интерпола, что они по этому поводу скажут?

Тёма наговорился и теперь переводил Валерке, оторвав его от тяжких дум. Они назвали гостиницу, в которой проживают двое из тех, кто «путался у них под ногами». Дали описание. Один, высокий брю­нет, с голубыми глазами и родинкой справа над губой. Второй, настолько обычный, что они не могут его даже описать. Ни фа­милий, ни имен, не знают. Вычислил один из этих арабов, их, случайно.

-Ты меня извини, но я им уже объяснил, что их спе­циально подставили. И знаешь, что они предлагают?

-Их срочно отпустить,- проговорил Валерка.

-Почти. Один из них берет все на себя. Они понимают, что за содеянное надо расплачиваться и готовы на все. Но свои дела надо всегда доводить до логического конца. Поэтому, двоих просят отпустить. Один, может не справиться. И о недоразумении с Сержем им надо срочно сообщить своим. Иначе, им на смену придут другие.

-Переведи, что я согласен, — махнул рукой Валерка, чем до смерти удивил Тёму. Тот, в душе, не верил, что он решится на такое. — Пусть решают, кто остается, а кто уходит. Даю им на все размышления десять минут. Только напомни, что за ними должок. Они просто обязаны помочь нам найти вторую бригаду охотников на Сережку.

Тёма перевел.

-Они заверили, что именно для этого и собираются поки­нуть стены нашего гостеприимного учреждения, — хихикнул Тёма.

Через десять минут, Валерка выполнил свое обещание. Двоим, вернули их личные вещи, успев в скоростном темпе вмонтировать по радиомаячку. Терять их из виду Валерка все-таки не соби­рался. И слежку снимать, тоже. Пока всё и все остаются на своих боевых постах.

Он глянул на часы. Начало восьмого. Еще предстояло написать кучу бумаг, а в девять надо быть у Сережки. Тёма не стал ждать, пока Валерка освободится. Они вдвоем дернули по рюмке коньяка прям в кабинете.

-Огромное спасибо. Если бы не ты, я не знаю, что бы с ними делал. Наш переводчик, это, обнять и горько плакать. Пришлось бы просить американцев и все бы пошло уже официаль­но и как положено. Никаких тебе авантюр. Правда, неизвестно еще, что из нашего эксперимента получится, но… будем наде­яться, что поступили правильно.

-Правильно. Можешь даже не сомневаться. Я на интуиции жи­ву. А моя интуиция сейчас говорит, что это лучшее решение. Да, и еще совет. Не говори Грузину, что двоих отпустил. Прос­то, взяли пока одного. А сколько их всего, еще не знаешь. Он никогда никому не прощает смерть своих друзей. Поймает этих сам, убьет. А они сейчас, ой как нужны живыми! Без них, вы потеряете уйму времени, пока выйдете на тех, вторых. И, дай Бог, чтобы не потеряли Сергея.

-Так, не каркай, — пробурчал Валерка. — Приходи сегодня к Сережке в девять вечера. Там обсудим все вместе сегодняшние события, и будем решать, что делать дальше.

-Вы это дело официально ведете? — кивнув, поинтересовался Тёма.

-Нет. Никакого дела по Сережке нет. Заведено дело по по­воду убийства совершенного у него в саду. Сергей там фигури­рует только как владелец того сада, где обнаружен труп. И все. Дело веду не я. Так что, я здесь вообще, сбоку припека.

-Слушай, а как же вы тогда акцию по задержанию этих ара­бов провели? На основании чего?

-На основании того, что было совершено бандитское напа­дение на автомобиль. Убийство водителя и пассажира. Машину с убийцами обнаружили и провели задержание. Пока Сережка нигде не фигурирует. Ладно, иди. Мне еще писать и писать, а време­ни, о-го-го. Встретимся у Сережки.

————————————————————-

Натали разделалась с работой. Посмотрела телевизор. Поигра­ла с котом. Заняться вроде больше и ничем. Вообще-то, конеч­но, есть чем. Можно погладить белье. Можно постирать гардины. Окна целыми днями открыты. Пыли на них собралось уже навер­ное полтонны. Можно, многое еще что можно, но совершенно ни­чего делать не хочется. Она поймала себя на мысли, что даже тяжело толочь картошку на пюре. Почему-то совершенно нет сил. Устала? От чего? Ничего сверхъестественного она сегодня не делала. Обычная нагрузка. Скорее, это просто хандра. Сос­кучилась по сыну. Осточертели мелкие и крупные ежедневные проблемы. Ну, вот кому она нужна? Да, красивая. Да, молодая. Да, энергичная. Но совершенно невостребованная. Ее работа мало оплачивается, хотя она на ней выкладывается. Ее красота не нужна мужу. Он привык и не обращает внимания. Ее молодость, просто уходит в прошлое и скоро от нее ничего не останется. Конечно, она нужна сыну. Он еще маленький и без нее пропадет. Она нужна своему коту. Без нее его не будут кормить. Он похудеет и даже умрет с голоду. Потому что не умеет ловить мышей и считает, что пищу надо добывать в холо­дильнике. Натали вздохнула и посмотрела на часы. Почти во­семь. Интересно, где это черт носит ее мужа? Уже давно дол­жен был быть дома. Последнее время совсем от рук отбился.

Муж явился, где-то, через час. От него за версту несло коньяком. Опять у них было какое-то совещание на высшем уровне, а потом они устраивали в гостиницу приехавших из других городов коллег. Ну и, конечно же, не могли не посидеть с ними в ресторане. Все логично, но… надоело и раздражает.

Ужинать муж отказался и тут же завалился спать. Натали на­брала Светкин номер телефона. Но теперь Светка была занята. Она занималась своими мужиками. Кормежка, головомойка, при­готовление им на завтра одежды. Это у нее вечерний ритуал.

Натали хотела уже распрощаться, когда Светка вдруг предло­жила.

-Если не ложишься сейчас спать, то я через минут сорок к тебе подскочу. Сейчас разделаюсь со всеми и приеду.

-Хорошо, я буду ждать, — согласилась Натали.

Светка пришла в десять вечера с бутылкой шампанского, банкой кофе, пластмассовым ведерком мороженого, на целый килограмм, сыром и палкой копченой колбасы.

-О, а это, откуда? — удивилась Натали. — Зарплату еще вроде не давали. Признавайся, кого ограбила?

-Получила взятку или плату за услуги. Не знаю, как это называется. Ты лучше сюда глянь!

Светка сунула Натали под самый нос руку с часиками. А потом пальцем потыкала в серьги и кулон.

-Пока носом не ткнешь, ни на что внимания не обра­тишь! — покачала она головой.

-Золото? — удивилась Натали. — Вот это да! Прелесть! Но от­куда? Ты меня начинаешь пугать. А ну-ка, быстренько признавайся, где ты это все взяла.

-Я Сережку с Раулем познакомила и поднялась уходить. А Рауль поблагодарил и протянул мне пакет. Сказал, что на па­мять. Я, правда, как только из бара вышла, попалась на глаза Грузину. Он тут же пакет конфисковал и отдал одному парню, проверить, нет ли там чего-нибудь опасного. Тот проверил и вернул. Вот так вот!

-А деньги откуда?

-Ах, да. Там еще конверт был. В нем записка и долла­ры. Я их пошла и поменяла. Целое состояние считай на голову упало из ниоткуда! Я оттуда немножко потянула, а остальные оставила. Потом детвору в школу одену и …, финансовых дыр «несчитано и немеряно». Ты, кстати, тоже на бобах сидишь. На, на текущие расходы.

-Спасибо. Давай. Я через неделю отдам, — обрадовалась На­тали.

-Отдавать не надо. Мне они достались на шару. Так что, пусть и тебе хоть чуть-чуть перепадет.

-Ладно, Рокфеллер, расшвырялась тут деньгами! Может, и у меня скоро деньги появятся. Грузин обещал найти нормальную работу, где я буду получать зарплату, а не это пособие по бедности.

Они прошли на кухню. Светка поставила вариться кофе, а На­тали принялась делать бутерброды. Кот учуял колбасу и его восторг дошел до истерики. Он орал так, как будто ему при­щемили дверью яйца.

-Дай ему кусок, чтоб заткнулся, — не выдержала Светка.

-Дам. Пусть даст мне, хотя бы, ее почистить.

-Зачем ему чистить? Дай так, а то я его тресну чем-ни­будь. Ну и голос противный! Прямо такое ощущение, что железом по стеклу скребут.

Кот наконец-то получил то, что хотел и, рыча как десять тиг­ров, умчался с добычей в комнату.

Светка разлила по чашкам кофе. Натали сняла фольгу с шам­панского.

-Только открывай тихо. А то проснется твой муж, и тогда уже не поболтаем.

-Ему сейчас можно пробкой от шампанского в лоб выстре­лить, даже не почувствует. Полный наркоз.

Пробка от шампанского вылетела аккуратно, даже не попала в лампочку. И особого шума не получилось. Услышали, разве что, этажом выше и этажом ниже. Остальной дом остался в неведении.

-Ну, ничего себе! — ахнула Светка. — Я же тебя просила, тихо.

-Пардон, как получилось. Я его вообще открывать не умею. Главное, что не разлилось. Видишь, только дымок над бутылкой взвился! Класс! А зачем ты так много мороженого купила? Мы же столько не осилим.

-Из-за ведерка. Смотри, какая прелесть. С крышечкой. Мож­но потом в нем что-нибудь хранить.

-Ты мне сейчас напоминаешь Вини Пуха с горшочком из под меда, — засмеялась Натали. — Ладно, давай выпьем за твою удачу. И пусть тебе так везет, ну хотя бы раз в неделю.

-Согласна!

Они потихоньку пили шампанское, кофе с мороженым и болтали. Светка пересказала разговор Рауля и Сережки, и они теперь мусолили эту тему со всех сторон. Но обе склонялись, что принимать такое предложение стоит. Главное, конечно, чтобы его не убили, не арестовали и не надурили. Прикрыть его за границей некому. Проследить за ходом этой операции никто из своих не сможет. Риск колоссальный. Но и отказываться нельзя. Все-таки, такие деньги! Это же если брать по сегодняшнему курсу, то получается… — сумасшедшие бабки!

-А что за работу тебе Грузин предлагал? — устав от Сереж­киных проблем, переключилась на другую тему Светка.

-Ничего он мне пока не предлагал. Обещал что-нибудь пут­ное подыскать. И машину в ремонт забрал. Сегодня сказал, что завтра утром будет стоять в гараже, как новенькая.

-Что, за два дня все сделали? У тебя там только мелких неполадок, на неделю работы! Что-то мне не верится.

-Не знаю, что там с ней сделали, но завтра посмотрим. Он вообще-то на трепача не похож. А там… черт его знает.

-А как тебе, вообще, этот Грузин?

-В смысле?

-Ну, как мужчина?

-Внешний осмотр оставляет хорошее впечатление, а как насчет всего остального, не знаю, — хмыкнула Натали.

-Ну, так возьми и проверь. Кстати, он что, правда, бандит? Что-то, совсем не похож.

-У тебя старые понятия. Это раньше бы считалось, что он бандит. А сейчас, обычный бизнесмен. У него три ресторана и что-то там еще, не помню. Причем, это все легально.

-Интересно у нас получаеся, — задумчиво произнесла Светка. — Ресторанов, кафе, баров, пооткрывалось — море. Новых магазинов — ­куча. Банков, как грибов после дождя. А заводы, фабрики, как накрылись мокрой тряпочкой, так до сих пор и не дышат. Везде талдычат, что экономика у нас «выздоравливает» и становится на ноги. На какие ноги? По-моему, она давно уже сдохла.

-По-моему, тоже.

-Слушай, а ты бы не хотела заняться политикой? У тебя бы наверняка получилось, — у Светки от такой мысли засверкали гла­за. Ей она явно показалась гениальной.

-Представь себе, не хотелось. Такой бред мог прийти в го­лову только тебе, — возмутилась Натали. — Вот если бы туда по­меньше перлись всякие, кому эта мысль по пьянке в голову при­шла, было бы больше толку.

На кухню неожиданно явился муж Натали. Физиономия у него была заспанная, изрядно помятая и удивленная.

-Привет, — поздоровался он со Светкой. — А чего это вы полу­ночничаете? О, и шампанское пьете! — узрел он на столе пустую бутылку из-под шампанского и тоже уселся за стол.

-Иди оденься, ради Бога, — отмахнулась от него Натали. — Не швендяй здесь в одних плавках.

-А что надеть?

-Надень галстук, — разозлилась Натали. — Я к твоим гостям в одних трусах не выхожу.

-Еще чего не хватало! — и удивился и возмутился одновре­менно ее муж, но одеваться не побежал.

-Да пусть так сидит, — заступилась за него Светка. — Игорь, кофе налить? Кофе — глиссе. Смотри, сколько у нас мороженого!

-Да, — кивнул он. И от интенсивного кивка, чуть не упал с табуретки, потеряв равновесие.

Светка сделала ему кофе, бутерброд и пододвинула под самый нос. Игорь откусил кусок бутерброда, сделал глоток кофе и ушел в туалет. Он, по-видимому, туда и направлялся сразу же. Но увидел Светку и Натали на кухне и непроизвольно поменял курс. Выйдя из туалета, Игорь и не вспомнил уже об их сущест­вовании, а спокойно отправился досыпать.

-Завтра подумает, что мы ему приснились, — засмеялась Свет­ка.

-Завтра, он не вспомнит, что было сегодня. Он же на ав­топилоте. Надоел гад, как горькая редька.

-Ну, так возьми и поменяй на другого, — пожала плечами Свет­ка. — Долго ли?

-Жалко. Без меня тут же пропадет. Сопьется. Выгонят с работы. Начнет под заборами валяться.

-Почему ты так думаешь? Может быть, тоже кого-то найдет и она, в отличие от тебя, возьмет его в руки.

-Сомневаюсь, — вздохнула Натали. — Что-то я не замечала, чтобы за ним очередь из баб стояла. Кому он кроме меня нужен?

-Это ты так думаешь. А не успеешь и глазом моргнуть, как желающие найдутся, — засмеялась Светка.

-В хорошие руки я бы его с превеликим удовольствием от­дала. А бросить просто так, не могу, — вполне серьезно заявила Натали, чем до слез рассмешила Светку.

-А давай объявление в газету дадим. Там где, «ищу спутни­ка жизни…» Например, таким текстом: «Отдам мужа в хорошие руки. Претенденткам прислать по такому-то адресу свою цвет­ную фотографию, характеристику с работы и из ЖЭКа», — развесе­лилась Светка.

-А из ЖЭКа зачем? — удивилась Натали.

-Чтобы убедиться, что данная особа не алкоголичка и не проститутка.

-Ну, во-первых, в ЖЭКе этого могут и не знать. А во-вто­рых, из проституток получаются хорошие жены.

-Ладно, пусть будет проститутка, — тут же легко согласи­лась Светка. — В конце концов, это твой муж. Тебе виднее.

Раздался телефонный звонок и прервал их на самом интересном месте. Натали сняла трубку и услышала голос Светкиного мужа.

-Светка у тебя? — поинтересовался он.

-У меня. А что случилось? — забеспокоилась Натали.

-Да ничего не случилось. Просто, уже час ночи. Вы чем там, в черта занимаетесь?!

-Вообще-то, ничем. Кофе пьем. Сейчас я дам трубку твоей половине.

-Да, — пропела Светка в трубку. — Нет, с ума мы не сошли… еще. Да что мы, на часы что ли смотрим!? Ну, приеду я через десять минут. Чего ты кричишь? Весь дом разбудишь! Интересно, тебе можно до часу ночи, а мне нельзя! Ложись спать, я обещаю, что, когда проснешься, то меня обязательно увидишь.

Светка положила трубку и вернулась на кухню.

-Ну, что там?

-Бросил трубку. У него там истерика. Как сам заявляется и в час, и в два, так это — вариант нормы. А как я один раз задержалась, так куда там. Конец света! Ладно, поехала я. А то еще припрется сейчас сюда. А нам только его для полного счастья в данный момент и не хватает.

Натали провела Светку к машине. Ехать ей домой всего минут пять. Улицы пустые. Опасности вроде бы никакой. Но полбу­тылки шампанского все-таки Светка приговорила. Поэтому, Ната­ли десять раз предупредила, чтобы ехала осторожно.

-И как приедешь домой, сразу же позвони. Я буду ждать у телефона, — приказала Натали.

Ровно через десять минут Светка отчиталась, что уже дома. Добралась нормально. Дети спят и муж, кстати, тоже. Можно было и не спешить. Обидно. Но не ехать же обратно. Они простились и отправились спать.

————————————————————

А Сережка, распрощавшись с Раулем, отправился к Валентине за собакой.

Валентина сидела возле подъезда на лавочке, а Бальзам нюхал кусты рядом и на каждом старательно оставлял свой автограф. У Валентины вид был скучающий. Зато у Бальзама, вполне до­вольный, и даже, можно сказать, счастливый. Увидев Сережку, Бальзам радостно взвизгнул и понесся навс­тречу. Поставил ему лапы на грудь и с восторгом облизал всю физиономию.

-Боже, как тебя отучить проявлять радость таким вот спо­собом?! — возмутился Сергей, но дружелюбно потрепал пса по загривку. — Из-за тебя, я теперь, как свинья. Ты посмотри, что наделал.

Но Бальзаму было абсолютно все равно, что он там наделал. Он радостно прыгал вокруг хозяина и вилял хвостом.

Валька глянула на Сережкину белую рубашку и ахнула. Отпе­чатки грязных собачьих лап красовались на плечах, на груди, даже на рукавах.

-Ну и вид у тебя! Можно подумать, что ты валялся под за­бором, и по тебе стая собак бегала туда-сюда, — покачала она головой. — Надо отучить его от этой дурной привычки. Это же кошмар!

-Отучу. Не все сразу. Как он себя вел?

-В принципе, ничего. Только мой муж от него до сих пор в шоке. Они с Бальзамом не понравились друг другу. Муж начал орать, зачем я приволокла в дом это чучело. Не дал мне даже объяснить, что к чему. А Бальзам, очевидно, решил, что меня обижают. Кинулся к нему и завалил на пол. Я конечно Бальзама сразу же оттянула от него, а муж удрал в ванную. Закрылся и не выходит. Вопит через дверь, что, если я не уведу этого мон­стра, он будет жить в ванной и объявит голодовку, — рассмея­лась Валентина. — Я ему туда проорала, что он псих, и лечиться уже поздно. Собрались с Бальзамом и демонстративно ушли гу­лять.

-Ты извини, что я доставил тебе неприятности. Сейчас под­нимусь к нему и извинюсь.

-Не надо. Я теперь его буду Бальзамом пугать. Скажу, что если будет себя плохо вести, приведу этого пса и оставлю у нас жить. Расскажи лучше, как прошла встреча.

Они сели теперь уже вдвоем на Валькиной лавочке, а Баль­зам вернулся к прерванному занятию. Сережка вкратце расска­зал о самой встрече и о том, что обсуждалось. Валентина слу­шала, открыв рот.

-Опасно, но дико заманчиво! — покачала она головой, дослу­шав до конца. — Все гарантии под честное слово. Не исключено, что тебя могут в худшем случае прибить, а в лучшем — кинуть. Но… я бы на твоем месте, конечно, согласилась. А ты что решил?

-Я сказал, что ответ дам завтра. На том же месте и в то же время. Он согласился. А пока… буду думать.

-Ладно, давай я тебя домой отвезу, не автобусом же вам с собакой добираться, — предложила Валентина.

-Спасибо. Не надо. Меня Алешка ждет в машине.

-А где он? — посмотрев по сторонам, удивленно спросила Ва­лентина. — Что-то я его в упор не вижу. Рискуешь!

-За углом твоего дома. Грузин тут во дворе своих людей понатыкал. Перед двором тоже. После сегодняшнего прокола, злой как Змей Горыныч. Так что, почти не рискую. Ладно, буду идти. Еще раз, спасибо за Бальзама.

Он подозвал собаку. Привязал протянутую Валентиной веревку к его ошейнику и повел к машине. Бальзам вопросительно загля­нул Сережке в глаза, но тот погладил его и сказал: «Домой, малыш, домой»! Пес все понял. Оглянулся на Валентину. Помахал ей на прощанье хвостом и послушно пошел рядом с хозяином.

————————————————————

Валентина вернулась в квартиру. Муж на нее обиделся всерьез и не разговаривал. Можно было подумать, что это она завалила его на пол и хотела укусить. И кто ему виноват? Чего было орать на нее и на собаку дурным голосом?

Валентина послонялась по дому. Позвонила маме и узнала, чем там они с Татьяной занимаются. Татьяна взяла трубку и сооб­щила, что они с бабушкой только что пришли из цирка. И сра­зу же начала рассказывать, какие там изумительные мишки. А сейчас они собираются к тете Нюсе на чай и яблочный пирог. Домой она пока еще не хочет. И вообще, ей у бабушки очень нра­вится.

Валентине стало совсем скучно. Танька удрала. Муж не разго­варивает. Крысак Васька ходит все обнюхивает и сердито хрю­кает. Его раздражает запах, оставшийся в доме от чужого зверя. В общем, никто не хочет уделить хоть чуть-чуть внимания Валентине. Придется самой себя развлекать и радовать.

Валентина замазала тональным кремом свой синяк. Влезла сно­ва в свои любимые джинсы и собралась отправиться или к Свет­ке, или к Натали. Но, вдруг, обнаружила в кармане Сережкин газовый пистолет. Она и забыла, что подходя к машине, Натали дала ей пистолет, так как не знала, куда его деть. Карманов-то у нее не было. Валентина должна была вернуть пистолет Сережке, но совершенно за него забыла. А вдруг он ему понадобится? Недолго думая, Валентина выгнала из гаража машину и отпра­вилась к Сережке. Все равно делать нечего. Скучно и тош­но, хоть вешайся.

Она не стала подъезжать к его дому. Загнать машину во двор все равно не удастся. Там очевидно стоит Алешкина. Возле Се­режкиного дома площадка для стоянки маленькая и неудобная. Лучше всего бросить машину возле крайнего от угла дома. Мес­та там предостаточно и можно потом спокойно сдать назад, не опасаясь снести соседский забор. Она так и сделала. Припар­ковала машину. Заперла и отправилась пешком вдоль Сережкиной улицы. Солнце уже давно зашло, и наступил как раз тот период суток, когда уже не светло, но еще не темно. Валентина сде­лала шаг и вдруг, чуть не растянулась. У нее на левом крос­совке развязался шнурок, и она умудрилась наступить на него правой ногой. Чертыхнувшись, Валентина присела на лавочку у рядом находящегося дома и принялась его зашнуровывать.

Мимо нее прошел какой-то человек. Валентина не обратила бы на не­го внимания, если бы он не крался по улице, как кошка на охо­те. Если бы она его не увидела, то ни за что бы не услышала. Он шел как-то так, что совершенно не производил шума. Прямо, как привидение. От удивления Валентина похлопала своими длинными ресницами, потом встала и пошла следом. Она тоже ста­ралась идти как тот, что шел впереди нее. Но свои шаги все равно отчетливо слышала, а его — нет. Интересно, как это ему удается? Может подошва на обуви такая? Нет, скорее всего — это у него такая походка, а не подошва. А если попробовать пере­носить тяжесть тела не на всю ступню, а на ее наружную боко­вую поверхность? Валентина попробовала. Получилось тише, чем было до этого, но все равно слышно. Пока она сосредоточилась на своей походке, впередиидущий тип пропал. Только что шел, и уже нет. Куда это он в черта делся? Валентина подошла к оче­редной скамеечке возле очередного дома и уселась, делая вид, что опять завязывает шнурок. А сама в это время, внимательно осматривала окрестности в надежде обнаружить пропавшего.

Сгущавшиеся сумерки ограничивали видимость. Да еще эти заросли сирени почти у каждого двора. Ни черта не видно. Она нащупала газовый пистолет и достала его из кармана. Оторвала куст ка­кой-то зелени, растущей рядом со скамейкой, и сделала, как Натали. Прижала руку с зажатым в ней пистолетом и пучком травы к груди и пошла вперед. Вряд ли в сумерках удастся разглядеть, что она держит. Листья травы торчат в разные сто­роны и создают иллюзию, что она несет много чего-то расти­тельного.

Сзади появилась машина и осветила улицу фарами. Валентина сместилась ближе к домам. Улица узкая, еще зацепит машина, чего доброго. В свете фар Валентина увидела пропавшего типа. Он пытался перебраться с ореха, растущего возле впереди рас­положенного дома, на крышу гаража. Задача была не из легких. Между гаражом и орехом расстояние оказалось приличным. Ва­лентину абсолютно не взволновал вопрос, чего этот тип туда лезет. Ее заинтересовало, как он собирается свой замысел осуществить. Она притаилась в кустах сирени и стала наблюдать за этим циркачом. Он все примерялся. То взбирался на метр выше, то опять спускался ниже. Очевидно, искал ветку, от ко­торой можно оттолкнуться и совершить прыжок на крышу. Но ведь ему в полете будут мешать ветки, которые расположены впереди. Пройти по ним вперед он не сможет. Орех, дерево хрупкое. Под его тяжестью они обломаются. А прыгать с того места, где он находится — абсурд. Большое расстояние, плюс помехи. Во, псих! Лез бы с забора, что ли. Вальку начали кусать комары. Сначала она их не чувствовала, но, постояв в кустах минут пять, на­чала очень даже чувствовать. Интересно, долго этот придурок собирается торчать на орехе? Нет, больше она физически не в состоянии оставаться на своем наблюдательном посту. Ее эти гнусные кровососы просто загрызут! Она потихоньку выбралась из кустов и отправилась к Сережке. Его дом был через четыре дома от этого. Вряд ли этот тип на дереве может иметь ка­кое-то отношение к Сережке. Далеко. Но рассказать о нем надо. Пусть Валеркины ребята, или Гришкины, поинтересуются, кто такой и что это за цирковые упражнения в его программе. Мо­жет быть, он хочет влезть в тот гараж как-то через крышу. Открыть потом его изнутри и угнать стоящую там машину? А мо­жет быть он собирается с крыши этого гаража выстрелить в ок­но Сережкиного дома? Далеко! Хотя, почему далеко? Где-то Ва­лентина слышала, что есть такие винтовки с оптическим прице­лом, из которых можно поразить цель, находящуюся на расстоя­нии в полтора километра. Она пустилась к Сережкиному дому бегом. Влетела в калитку и, не обращая внимания на прыгающего вокруг нее Бальзама, ворвалась в дом как торпеда. Следом за ней влетели двое охранников, которые находились во дворе и не успели ее даже перехватить. Навстречу, из комнаты выбежа­ли Сережка, Алексей и Грузин.

-Ты в порядке?! — схватил ее в охапку Сережка и начал ос­матривать. — За тобой гнались? Напали?

-Нет. Уйдите все от окон! — Валентина перевела дух и быст­ро рассказала о мужике на орехе.

Грузин набрал какой-то номер по телефону и передал то, что только что рассказала Валентина, распорядившись, немедленно разобраться. Мужика взять без единого звука, выяснить быс­тренько, кто такой и что там делал, и доложить.

Через семь минут ему перезвонили, что они опоздали. На кры­ше гаража обнаружен труп мужчины. Совершенно свеженький. Ог­нестрельная рана грудной клетки. Похоже, прямое попадание в сердце. Выстрела никто не слышал. На улице ни одной живой души, с момента звонка не видели. Место и труп сейчас тща­тельно осматриваются.

-Оружие с ним или рядом, было? — спросил Грузин. — Хорошо, зайди лучше сам ко мне и все расскажешь. Посмотрите там еще раз самым тщательным образом. Что-то же он там делал, и поче­му-то его застрелили? Ищите ответ на месте. Того кто застре­лил, вы вряд ли уже найдете. Раз проморгали сразу, теперь он уже где-нибудь далеко отсюда.

-Что там еще за сюрпризы? — поинтересовался вошедший в это время в дом Валерка.

-Валентина шла сюда и увидела мужика пытающегося переб­раться с ореха на крышу соседского гаража. Не рядом, а через четыре дома отсюда, — объяснил Грузин. — Я дал команду выяснить, кто такой и чего он там лазит. Мои тут же кинулись к этому месту и обнаружили на крыше гаража свеженький труп. Ни тебе выстрелов. Ни одной живой души вокруг. И рядом с ним ни вин­товки, ни пистолета. Вообще ни-че-го! Вот холера. Ну, гад, достали! Валя, ты не обратила внимания, было у него в руках что-нибудь?

-Нет, не было. Он же держался руками за дерево. Может, к туловищу что-нибудь и было примотано, но темно. Я ничего та­кого не заметила.

-А ты сама его случайно не пришила? — засмеялся Алешка.

-Из чего? У меня только Сережкин газовый пистолет. Я, собственно, из-за него и приехала. Забыла, что Натали мне его отдала. Натянула джинсы и вдруг обнаружила в кармане писто­лет. Думаю, а вдруг он позарез нужен? Ну и повезла.

-Ты что, на машине? — удивился Сережка. — Чего же ты по ули­це тогда шлялась?

-Я подумала, что во дворе у тебя Алешкина машина стоит. А возле двора поставить, я потом ночью не развернусь. Темно. Места мало. Все заборы завалю, пока выберусь. А в нача­ле улицы хорошая площадка. Как раз для меня. Ну, я машину бросила и отправилась пешком.

-С тобой все ясно, — констатировал Сережка. — Там следом за тобой остальной наш гарем не придет, случайно?

-Вроде бы не собирались, — пожала плечами Валентина. — Кста­ти, держи свой пистолет, а то я так с ним и уйду опять.

-Хорошо, не будем терять время. Давайте быстренько обсу­дим сегодняшние события. Выработаем тактику поведения на бу­дущее и решим, что делать дальше, — предложил Грузин. — У меня еще куча дел на сегодня.

Охранники провели в дом Тёму. Он пришел, минута в минуту, как и обещал Валерке. Пока перебрасывались общими фразами, Валерка успел кому-то дозвониться.

-А ну, проверь-ка мне, где в данную минуту находятся на­ши кролики, — дал он ценное указание своему собеседнику.

-Я так и думал. А сейчас, говоришь, куда направляются? Хо­рошо. Наблюдайте, но не мешайте. Они, очевидно, знают, что де­лают.

Он переглянулся с Тёмой, и они поняли друг друга без слов. Тёму уже ввели в курс дела насчет трупа на крыше гаража, и он быстренько связал воедино Валеркин разговор и последние со­бытия. Очевидно, их арабы приступили к делу. Ну, Бог в помощь!

Полтора часа обсуждали, что и как. Пришли к единогласному мнению, что надо соглашаться. Оказалось, что Тёма завтра от­бывает в Европу. У него есть возможность если и не подстра­ховать Сережку за границей, то хотя бы понаблюдать за его передвижениями и в случае какой-нибудь опасности, попробовать вмешаться. Хотя, он мало себе пока представляет, как это можно осуществить практически. Решено было, что перед отъез­дом Сережка с ним связывается и сообщает когда, куда и так далее. А Тёма уже будет ориентироваться на месте по обстоя­тельствам.

-Да, вот твоя пластиковая коробочка из дипломата, — протя­нул Валерка Сергею изъятую у него ценность.

-И что там? — с любопытством уставились все на коробочку. Сережка открыл и извлек резиновые перчатки. Перчатки были тонкие, телесного цвета и сложены, как подарочный набор.

-Интересная штука, — отвечая на немые вопросы, написанные на всех физиономиях, объяснил Валерка. — Сам первый раз такое видел и, тем более, держал в руках. Признаюсь, даже померил. Каждый пальчик на перчатке оставляет отпечаток пальчика точ­но такой, как был у твоего двойника. То есть, надевая эти перчатки, ты везде оставляешь его пальчики. Возможно, в бан­ке что-то надо нажимать пальцем. И, это что-то, должно данный пальчик узнать. Самое смешное, что пока не пощупаешь руку, то даже не обнаружишь, что на ней надета перчатка!

Все с любопытством уставились на перчатки.

-Руками не лапайте, — рявкнул Грузин. — А то еще постираете там все. Убирай, Серега, их опять в коробку. Все. Вопросы решили? Детали утрясем завтра. По домам.

С Сережкой осталась охрана, а все остальные отправились по домам. Валера был

Купание в канализации — это к счастью (часть 10): 11 комментариев

  1. Аленочка, привет! Шикарная глава, написано чудесно, класс!))) Жду дальше)))

  2. «Заседание продолжается»… ещё один труп…
    Когда буду перечитывать второй раз, подсчитаю, сколько их было всего 🙂

    Интерес не иссякает, жду продолжения 🙂

  3. Ну вот, новое дело, как говорится…
    Ну, сыщики, ну сыщики, вернее сыщицы, это что-то невероятное! ))
    Интригующе…

  4. Алёна! Это удивительно.Как тебе удаётся постоянно поддерживать интерес к развитию событий.
    Вроде бы обычная ситуация, естественное поведение героев, но поди ж ты!

  5. Гарем у Сережки классный!
    Балдею, как ты описываешь женскую дружбу!
    И про перчатки понравилось 🙂

  6. Почти год назад читала, будучи в России. Теперь вот решила быстро пробежаться из Африки 🙂

  7. Тань, эти детективы так забываются, что их можно через месяц читать заново. Смеюсь. С теплом. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)