Кино

Мой отец работал киномеханником и в детстве я много времени проводил

в совершенно волшебном месте-в кинобудке.

До сих пор помню запах киноплёнки,журналов и отцовских папирос.

Отец и дядя Саша,его напарник,заряжали одноногие брюхатые аппараты плёнкой,

меняли угольные стержни,создающие ослепительный свет,на новые и когда приходило

время, гасили в зале лампы и под стрёкот проекторов выпускали наружу волшебство,

которое, неосязаемо пролетев над головами зрителей, становилось фильмом на белом

полотнище экрана.

Когда мама нас бросила,отцу приходилось брать меня и на вечерние сеансы,и даже на

фильмы»до шестнадцати». Хотя чего там такого»до шестнадцати» я никак не понимал.

Все пацаны мне,конечно,немного завидовали.Тем более,что я знал какое кино будет

завтра и даже послезавтра.Но я совсем не задирал нос и всегда сообщал друзьям,

когда привезут кино про индейцев или большой мультфильм.

Но самыми главными и долгожданными были,конечно,индийские фильмы.Они,я думаю,

объединяли людей не меньше,чем портвейн и решения партии и правительства.

Прекрасные красноглазые герои,исполнив грустные песни,над телами погубленных

злодеями возлюбленных,жестоко мстили за поруганную любовь и восстанавливали

справедливость. И женщины в переполненном кинозале искренне плакали,понимая,

что в их жизни не будет никогда такой любви,что дома их ждёт холодная жареная

картошка,застывшая в свином жире,и не менее холодный перегарный перепих с

пропахшим соляркою мужем.

Я,конечно,ничего этого не понимал,а поплакать мне и самому часто хотелось.

Мать никогда нам не писала,а я очень по ней скучал.

Иногда,после школы,я заходил к отцу смотреть,как он пишет афиши.Афиши почти

всегда писал отец,дядя Саша страдал болезью Паркинсона и из-за ужасной дрожи

в руках названия фильмов выходили у него несколько зловеще.

Потом мы шли домой и кое-как готовили обед.Потом я делал уроки и мне оставалось

совсем немного ждать до начала детского сеанса.Конечно,кто-нибудь за мной заходил

и мы топали по пыльной дороге в кино,планируя воскресную рыбалку или ремонт

велосипедов.

Я не очень любил смотреть фильмы в кинозале-там не было того,что было в  кинобудке-

магии. Поэтому,попращавшись с друзьями,я шел к отцу наверх,он усаживал меня на

высокий табурет у среднего запасного аппарата и я прилипал к окошку.

В перерыве между сеансами мы пили горячий чай из термоса,чай был сладкий и

немного отдавал пластмассой.Дядя Саша жил рядом,он часто приносил нам варёную

картошку и хлеб,а иногда пирожки.

Пироги были не такие вкусные,как у мамы,но всё равно ничего.

Иногда,если фильм был о разных там трудовых подвигах,я начинал клевать носом

и отец составлял складные стульчики в ряд, я ложился и беспокойно дремал.

Потом,когда кино заканчивалось,мы закрывали кинобудку и спускались в фойе.

Дядя Саша шел домой,а мы проходили по зрительному залу,глядели,чтобы

случайно не закрыть в клубе пьяного,уснувшего на сеансе.

Отец выключал свет в кинозале,а я бежал к выключателю в фойе,потому что свет в

фойе выключал всегда я.

Отец ждал меня у дверей и чтобы я не боялся идти в темноте,зажигал спичку.Вот и

всё — мы шли домой.По дороге мы почти не разговаривали,я держал отца за руку и

был почти счастлив-маленький мальчик,идущий рядом с отцом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)