Купание в канализации — это к счастью (часть 8)

Она четко знала, кого сейчас на ней увидит, и только не зна­ла, как прореагировать. Показать, что она знает того кто на фотографии, или притвориться, что не знает. Но, если Рауль или его люди следят за Сережкой, они наверняка ни один раз видели и ее. Здесь неизвестно еще, случайные ли встречи у нее получились с Раулем. Или он все это подстроил? Ну, до­пустим, первая встреча была точно случайной. Кто знал, что она поедет делать ключи? Она и сама об этом не знала. А вот сегодняшняя встреча, очень тянет на запланированную. Он мог появиться за углом и не случайно, а как «рояль в кустах».

Светка взглянула на фотографию. На ней был «Сережка», но сам, без красивой мулатки. Она повертела фотографию в руках и спокойно вернула ее Рау­лю. Он взял и удивленно уставился на Светку. Не понял, отка­зывается, или соглашается?

-Я его знаю, — объяснила Светка. — Это одноклассник и друг моей подруги. А раз ее друг, значит и мой.

-Так вы смочь мне устроить с ним рандеву?

-Хоть сейчас, — пожала плечами Светка.

-Сейчас, я не могу. У меня встреча. Можно в пять вечер?

-Сейчас позвоню и узнаю, будет ли он дома.

-Нет. У него дома нельзя. Там смотреть и слушать. Где-ни­будь на нейтральный территорий, пожалуйста.

-Где, например? В кафе, в баре, в парке, на берегу?

-Давайте, в этом же баре. Только, не звонить ему по те­лефон. Лучше сказать на улица. Или писать на бумага. Записка.

-Хорошо. Значит в пять часов вечера в этом же баре.

У Светки на языке вертелось сказать Раулю, что на фотогра­фии не Сережка, а его двойник, но она смолчала. Пусть разби­рается сам. Возможно, он прекрасно знает, что это двойник и без ее подсказки.

Рауль посмотрел на часы и подозвал официанта. Рассчитался, и они со Светкой покинули бар. Рауль выбросил в урну пакет с растаявшим льдом. Попробовал рукой еще раз свою шишку. Убе­дился, что она на месте и покачал головой.

-У меня есть еще время, мал-мал. Я могу вас подвозить.

-Не надо. Я сейчас зайду к своей подруге. Она в двух ша­гах отсюда. И мы с ней вместе зайдем к Сережке и договоримся о встрече. Я поняла, что ему надо прийти сюда так, чтобы никто его не выследил?

-Да. Это и в его и в мои интерес.

Рауль распрощался со Светкой и направился к стоянке автомо­билей. А Светка направилась к Натали на работу.

————————————————————-

Натали была занята по горло. Светке она уделила минуту. Спросила, почему та шляется, а не на работе. Потом, не дала ни­чего рассказать и отправила к Валентине.

-Не путайся у меня под ногами и не мешай, ради Бога! Иди к Вальке. Я приду ровно через час. У меня будет обеденный перерыв, и я к вам прибегу. Все. Сейчас, ни секунды времени.

Светка обиделась. Могла бы хоть спросить, что случилось, чего это она явилась к Натали на работу… Занята видите ли! Она повернулась и демонстративно направилась к двери.

-Только не злись, — прокричала ей вслед Натали. — Мне дейс­твительно очень некогда.

Валька еще была на больничном. Она собиралась его закры­вать и выходить на работу, но синяк под глазом поломал все планы. Сережка продлил больничный, чтобы она не мелькала на людях в таком виде. Теперь Валентина лежала на диване и чи­тала книгу. Муж на работе. Дочь уехала к бабушке на пару дней. Остался только крысак Васька. Он бегал по комнате ту­да-сюда, преследуя какую-то свою цель. Скорее всего, пытаясь сбросить лишний вес. Васька очень любил поесть, и это очень было заметно по его фигуре. Кабан, а не крысак. На приход Светки он отреагировал, как всегда. Подбежал, по­нюхал ее ноги и вернулся к своим пробежкам.

-Чего он у тебя носится, как ужаленный? — поинтересовалась Светка.

-Физкультурой занимается. У него все по расписанию. Плотно поел, шустро побегал и пару часов поспал. Потом опять все в том же порядке. А что ему еще делать? А ты чего это не на работе?

Светка неопределенно махнула рукой.

-Выгнали, что ли?- забеспокоилась Валентина.

-Давление подскочило. Отпустили на больничный. Выписали кучу медикаментов, дали столько же всяких рекомендаций и… я свободна!

-Лечиться ты, конечно же, не намерена!?

-Что я, сумасшедшая? Конечно, нет. Как только я покинула стены родной работы, у меня все само прошло. Я уже даже две чашки кофе выглушила и две рюмки коньяка глотнула. А, кстати, понюхай! — и Светка сунула под нос Валентине левую руку. – Ну, как?

-Отлично. И что бы это могло означать? — поинтересовалась Валентина, кивнув на Светкину руку.

-Косметику приносили на работу. Я мазнула руку духами «Клима» и теперь нюхаю уже час. Правда, прелесть?

-Я тебе подарю их на день рождения, раз так нравят­ся, — пообещала Валентина. — Хотя, они уже давно вышли из моды.

-Мне плевать, что вышли из моды. Я просто обожаю «Клима» и «Фиджи». Но они сейчас столько стоят, что просто, тихий ужас, — вздохнула Светка.

-Ладно, мы с Натали скинемся, а может, и Сережку в долю возьмем, если у нас не хватит денег, и купим тебе твои люби­мые духи, — пообещала Валька.

-Валя, позвони Сережке и попроси, чтобы он к тебе через час подъехал. Я не хочу сама звонить. Когда он приедет, я вам всем сразу кое-что расскажу.

-А что произошло? — забеспокоилась Валентина.

-Абсолютно ничего… пока. Не хочу сто раз рассказывать одно и то же. Придет Натали. Придет Сережка. Вот всем и расскажу.

-Через час и Валерка должен приехать. По крайней мере, собирался.

-А он чего?- удивилась Светка.

-Позвонил, что хочет кое-что уточнить, — подходя к телефо­ну, равнодушно сообщила Валентина.

-По-моему, он просто в тебя влюбился и ищет повод для встреч, — подмигнула Светка.

-Конечно. С моим фингалом под глазом в меня как раз и можно сейчас влюбиться. Причем, с первого взгляда!

-А что фингал? Это явление проходящее, — успокоила ее Свет­ка. — Кстати, этого алкаша сегодня не видела?

-Не видела. Чтоб он сдох, мразь! Нет, я ему все-таки по­могу это сделать.

-Раз уж объявлен всеобщий сбор, надо бы и Грузину ска­зать, — перебила ее Светка. — Только я не знаю его координат. А ты?

-Я тоже не знаю. Скажу Сережке, пусть сам его найдет. Валентина переговорила с Сережкой, и они со Светкой отправились на кухню. Пока есть время, и нет никаких дел, Светка ре­шила поучить Валентину варить борщ.

С погодой второй день делалось что-то непонятное. То солнце жарило так, что хоть из собственной шкуры вылазь. То, вдруг, откуда-то набегала огромная туча, и пускался дождь. Туча быстро истощалась и пропадала, и опять вовсю припекало солнышко. Но на горизонте появлялась новая туча, и все повторя­лось заново. За каких-то четыре часа, дождь срывался уже третий раз.

Через час, то есть в момент всеобщего сбора, опять пустился дождь. Натали была без машины и, конечно же, без зонтика. Она прибежала промокшая до нитки. Пока Валентина со Светкой ее сушили, собрались и остальные. Не приехал только Валерка. Его что-то задержало на работе, и он перезвонил, что опоздает. Но просил подождать и не разбегаться до его прихода.

Светка рассказала о своей встрече с Раулем, и поднялся гал­деж. Все бурно обсуждали, идти ли Сережке на это свидание, или нет.

-А если его там грохнут, как только он порог бара пере­ступит? — волновалась Валентина.

-Но идти-то надо, — возражал сам Сережка. — Иначе мы ничего никогда не узнаем, и это все будет длиться не известно сколь­ко. Мне уже осточертело играть в их игру. Я вообще предлагаю изловить этих двоих. Посадить за стол переговоров и выяс­нить, кому из них что надо.

-Я тоже считаю, что идти надо, — сказала свое слово Натали.

-Только, сам ты не пойдешь. Пойдем вместе, — закуривая, проговорил Грузин.

-Но этот Рауль просил устроить встречу с глазу на глаз, — напомнила Светка. — Может тебе лучше прийти в этот бар порань­ше и обосноваться там до Сережкиного появления? А мы с Се­режкой придем к пяти. Я их представлю, друг другу, и уйду. А ты будешь за ними наблюдать.

-А, по-моему, в баре должен быть человек, который ни разу не светился возле Сережки. Они же следили за ним, и мы все тоже попадали в их поле зрения, — возразила Натали. — Всех нас видели у него дома. Можем сорвать встречу. Вот если бы пос­лушать, о чем будет идти речь.

-Можем снабдить Серегу соответствующей аппаратурой, — по­жал плечами Грузин. — Сейчас речь идет о его безопасности, а не о том, как его прослушать.

-Я не думаю, чтобы в него этот Рауль собирался стрелять, или еще как-то убивать. Ему что-то надо выяснить и решить. У меня, по крайней мере, сложилось такое впечатление, — вставила реплику Светка.

-И насчет прослушать, это тоже ещё та проблема, — заявила Валентина. — Насколько я в курсе, все подслушивающие устройс­тва можно элементарно обнаружить. Так что, ничем Сережку снабжать нельзя.

-Можем поставить рядом с баром машину и слушать из нее. Как раз эта проблема — не проблема, — отмахнулся Грузин.

-Так в баре шум, музыка, разговоры. Как это ты уловишь именно их беседу? — удивилась Валентина.

-Надо занять столик у окна. Так что, придется Свете с Сергеем прийти пораньше и выбрать удобное для прослушки мес­то, — предложил Грузин.

-А кстати, твои же за Раулем следят? Куда он отправился, когда расстался со мной? — спросила Светка у Грузина.

-Он встретился в другом баре с Букоровым. Это лучший ад­вокат в городе. Что они там решали, буду знать позже. Пленку еще не слушал.

-А араб как себя ведет? — поинтересовалась Натали.

-С утра было все спокойно. Очевидно, решил ничего не пред­принимать, пока Сережка не получит его бандероль.

-А как он собирается убедиться, что змея укусила Сергея? — удивилась Натали.

-Понятия не имею, — пожал плечами Грузин. — Меня вот другое удивляет. Как эта змея должна была себя чувствовать в плотно запакованной коробке? Она ведь, по логике, должна там за сут­ки задохнуться.

-Может быть, в коробке маленькие дырочки для воздуха были проделаны? — выдвинула свою версию Светка. — А может, ей очень мало воздуха надо. И того что в коробке, вполне бы хватило?

-А меня удивляет, как у него приняли бандероль, из кото­рой доносились какие-то звуки? Не могла же змея сидеть там тихо. Она же ползала, а значит, шуршала. Не знаю, как нас­чет бандеролей, а посылки принимают на почте только в раск­рытом виде. Проверяют что ты туда кладешь, а потом при тебе забивают крышку гвоздиками, — выдала информацию Натали.

Все посмотрели на Валентину. Это же она была свидетелем от­правки бандероли. Так как там обстояло дело?

-Он протянул запакованную бандероль. Ее кинули на весы. Потом обвязали веревочкой. Шлепнули сургучную печать и от­несли в соседнюю комнату. Все. Никто ее не разворачивал. Никто не прислушивался, шуршит в ней что-нибудь, или тикает.

Людей до черта. Шум невообразимый. Даже если бы эта змея в бандероли гавкала, ее бы никто не услышал. Я одна обратила внимание на эту бандероль. И то, только пото­му, что узнала в этом арабе того, которого мне Валерка пока­зал. То есть, фоторобот, — объяснила Валентина.

-Если бы это было в другой стране, сразу бы обнаружили. У них там повышенная настороженность в таких делах. Потому что всякие террористические акты совершаются каждый день. А у нас никакой настороженности вообще нет. Высылай хоть атомную бомбу, никто и внимания не обратит. Напишешь, что это зап­часть для трактора и все в порядке, — отмахнулась Светка. — Че­му там удивляться?

В разгар спора в кухню, где находилась вся компания, причапал Васька. Он вообще-то всегда избегал гостей, но сейчас ему, очевидно, что-то понадобилось, и он прибежал решить свои проб­лемы. Все, кроме Грузина, с Васькой были знакомы и на его по­явление никак не отреагировали. А Грузин, увидев толстого крысака, чинно чапающего к тумбочке, на которой стояла его мисочка с едой и водой, потерял дар речи. Он смотрел на Ваську округлившимися глазами, и, казалось, перестал дышать.

Натали первая заметила, что происходит, и успела подхватить на руки Ваську на секунду раньше, чем Грузин опустил на то место, где находился бедный крысачек, сковородку.

-Ты что, сдурел?! Это же Васька! — рявкнула она на Грузина.

-Он что, домашний?! — с ужасом в голосе, произнес Грузин.

-Конечно домашний! Ты что, никогда домашних крыс не ви­дел? — удивилась Валентина, забирая у Натали свое сокрови­ще. — Иди сюда маленький! Мой толстенький, чуть не пострадал!

-Ну, вы, блин, даете! — покачал головой Грузин. — Я эту тварь с детства на нюх не выношу. А тут, смотрю, идет себе, как на подиуме. Ни на кого внимания не обращает и толстой жопой крутит! Во, думаю, обнаглели крысы! Если бы не Натали, при­бил бы к едреней Фене! Предупреждать же надо! И на фиг дома такую гадость держать?

-Ты зря так. Он же у нас отличный парень, — заступился за Ваську Сережка. — А какой умный гад! И пиво любит, как ты.

Васька сидел у своей хозяйки на руках и настороженно смот­рел Грузину прямо в глаза. Очевидно, почуял, что от него ис­ходит какая-то угроза.

Сережка налил в блюдечко немного пива и поставил на свобод­ную табуретку. Васька поводил усиками, пошевелил носом и быстренько перебрался с Валентининых рук на табуретку. Надо было только видеть, как он пил пиво. Отопьет немножко, закроет глаза от удовольствия, покачает головой из стороны в сторону, оближется и опять приступает к пиву. При этом так уморительно плямкает, что рассмеялся даже Грузин. Когда с пивом было покончено, Васька сел на задние лапки и удовлет­воренно погладил передними свое брюшко. Получил на закусь кусочек сыра и довольный жизнью удалился в комнату.

-Ну, надо же, тварюка! Первый раз такое вижу, — восхитился Грузин. — Но, все равно… этот его лысый хвост. Б-р-р.

-Это тебе с непривычки его внешний вид не понравился. Он очень милое создание. Очень чистоплотный. Играется, как ко­тенок. Любит смотреть телевизор. Понимает все, что ему гово­ришь. Его Танька совсем малюсеньким принесла. Мама у него белая, папа белый, а он почему-то родился серым. Наверное, на какую-нибудь свою бабушку похож, или на дедушку, — объяснила Валентина.

-Скорее всего, его белая мама крыса гульнула где-то с обычным подвальным серым крысаком. По виду он никак не похож на лабораторную крыску, — усомнился в Васькиной родословной Грузин.

Наконец-то пришел Валерка и все опять вернулись к Сережки­ной теме, оставив в покое Ваську.

-Что там твой Интерпол говорит? — сразу же задал ему воп­рос Грузин.

-Говорит, что мы имеем дело с контрабандистом, психом и убийцей. Здесь он не один. С ним еще два помощника. Но каж­дый держится отдельно. Очевидно, для того, чтобы в случае провала одного, не попались сразу же и остальные.

Твой двойник, действительно, известен в их краях под твоей фамилией. Судя по всему, они таки принимают тебя за него.

-А в Интерполе меня хоть не принимают за моего двойника? Или мне всем подряд придется доказывать, что я не верблюд? — забеспокоился Сережка.

-Нет. Эти сразу разобрались, кто есть кто. Отпечатки пальцев у вас, слава Богу, не совпадают. И должен тебя огор­чить, твой двойник месяц как погиб в автомобильной катастро­фе.

-А чего это должно меня огорчать? — удивился Сергей.

-Да потому, что тебе, судя по всему, собираются предъя­вить его счета, некоторые темные личности. И придется при­ложить кучу сил, чтобы доказать им что ты, это не он. Они же тупоголовые и вдолбить что-либо в их башку сложно, если они себе уже что-то туда вдолбили другое.

-Значит, перестрелять их всех к чертовой матери и дело с концом, — махнул рукой Грузин.

-Меня особо предупредили на этот счет. Ни в коем случае не убивать этих. Потому что на их место придут новые. Их братья, дяди, племянники и прочие родственники по мужской ли­нии. И так будет до бесконечности. Решить этот вопрос надо именно с ними и здесь. Им дадут свободно от нас выехать. Вы­нести информацию. А возьмут их уже там. На чужой территории. Хотят взять с поличным. А здесь сейчас они «по личным делам». Если не совершат убийство или, какое другое, преступление, то и повязать не за что. До убийства мы не допустим и вообще, поп­робуем их взять аккуратно сами, и для начала попытаться объя­снить, что мальчики немного ошиблись.

-А что мой двойник им сделал, что они за мной с таким ос­тервенением охотятся?

-Ни много, ни мало, легализовал добычу алмазов и их сбыт, уничтожив все мелкие банды, контрабандистов, скупщиков и так далее в какой-то там африканской стране. В подробности я не вникал. Короче, как это могут сделать наши? Всех разогнать, опасных перебить, доверчивых кинуть и все сгрести в одни руки.

-А почему они вышли на меня и главное, как?

-Ты в интернет свою статью откатал?

-Было дело, — хлопнул себя по лбу Сережка.

-Фотографию и свой адрес в интернете выложил?

-Ну.

-Так не задавай теперь идиотских вопросов.

-Неужели, действительно через интернет вышли? Они что, не слышали что мой двойник погиб?

-Может, не слышали, а может — не поверили. Ладно, а что тут у вас? Чего вы собрались среди бела дня?

Светка повторила свою историю специально для Валерки. Тот почесал в задумчивости нос и высказался за свидание.

-Этого типа ребята из Интерпола не знают. По-моему, похо­же, что он представляет каким-то образом сторону самого тво­его двойника. Просто интересно, а что может быть надо этой стороне? Надо таки идти. Только подстраховка нужна надежная. И как-то незаметно все это надо сделать. А времени у нас в обрез.

-Прослушку объекта я беру на себя, — заявил Грузин. — У вас же наверняка и аппаратуры нормальной нет. Будешь у иностран­цев клянчить.

-Ладно, бери, — очень легко согласился Валерка. Очевидно, Грузин был прав и с аппаратурой у него действительно пробле­мы. — А я пошлю в бар двоих своих ребят.

-Только не в милицейской форме, пожалуйста, — взмолилась Светка.

-Естественно. Твои в баре будут? Чтобы путаницы не по­лучилось.

-Нет. Мои будут снаружи.

-Вы их хоть покажите друг другу, — забеспокоился Сережка.

-Это мы решим. Так, девочки, чтобы кроме Светланы, нико­го из вас там и на пушечный выстрел не было! Учтите, вас ви­дели и вас знают. Мало того, что там будет опасно, вы можете все сорвать. Ясно?! — проворчал Валерка.

-Все. Времени в обрез. Разбегаемся. Серега, ты домой или на работу? — поинтересовался Грузин.

-Еще на работу. Потом надо заскочить домой. Покормить пса, переодеться и в бар.

Натали тоже надо было еще вернуться на работу. Светке зас­кочить домой, покормить детвору. Одна Валентина оставалась свободной. Энергия кипела в ней и бурлила, и сидеть дома, когда что-то где-то происходит, естественно, она не могла.

-Давай, я поеду и покормлю собаку. А ты спокойно дорабо­тай, обсуди с ребятами предстоящую встречу, и заскочишь домой только переодеться, — предложила она.

-А твой синяк? Ты же сама сказала, что не хочешь с ним выходить на улицу, — удивился Сергей.

-Очки от солнца нацеплю и порядок. Буду нормально выгля­деть.

-Особенно, когда будет дождь идти, — добавила Светка.

-Там мои ребята находятся, — напомнил Валерка, — я их сей­час предупрежу, что ты придешь. Чтобы недоразумений не бы­ло.

Валерка взялся подвезти Светку домой. Им по пути. Грузин умчался сам. Он очень спешил. Надо было организовать прослушку. Проинструктировать ребят. Своих дел оставалось еще выше крыши. Натали забирал с собой Сережка. Было решено, что он за­возит ее на работу, заскакивает в парикмахерскую, стрижется, а то зарос, как Бармалей. И едет, доделывает свои дела на рабо­те. Потом они с Грузином и Валеркой созваниваются. Встреча­ются на короткую летучку и… вперед!

После дождя везде стояли лужи. Натали разулась и пошла на­прямик вброд через двор к стоянке. Сережке разуваться было лень, и он пошел в обход. Прыгая с одного сухого места на другое, он, в конце концов, прыгнул на мокрую крышку люка. Но­ги уехали вперед, и он приземлился, а точнее приводнился, в огромную лужу. Натали только успела увидеть его мелькнувшие в воздухе ноги и услышала громкое «хлюп». Потом тираду, сос­тоящую из одних нецензурных слов. Вместо того чтобы посочувствовать Сережке, она стояла посреди двора и смеялась.

Из лужи выбрался мокрый и грязный Сережка. Ни о каком похо­де в парикмахерскую и о возвращении на работу речи уже идти не могло.

-Езжай-ка ты друг домой! — отсмеявшись, махнула на него ру­кой Натали. — Мне до работы тут пару шагов. Я туда и по лужам дочапаю. Босиком, это без проблем. На работе уже ноги помою. А ты пока покупаешься, одежду другую погладишь, уже и пять часов будет. Давай, катись!

Сережка особо не стал сопротивляться и они с Натали распро­щались. Он сел в свою машину и уехал. Следом за его машиной ушла еще одна. Людей в ней Натали не рассмотрела. По логике, это люди Грузина. Можно не беспокоиться. Натали осмотрелась по сторонам. Ее внимание привлекла еще одна машина. Дверцы в ней были открыты и лобовое стекло разбито. Повинуясь како­му-то внутреннему голосу, она направилась к этой машине. Еще не доходя к ней, Натали уже знала, что сейчас там увидит. Она ускорила шаг и перешла на бег. Подбежав, заглянула в ма­шину и тут же понеслась обратно в Валькину квартиру. Прыгая через две ступеньки, она влетела на Валькин этаж и вдавила до отказа кнопку звонка. Валька сразу же открыла дверь.

-Что случилось? — испуганно выпалила она, пропуская Ната­ли.

-Быстро, Валеркин телефон. Нет, лучше Грузина. А, — махну­ла она рукой, — давай, чей найдешь.

Валька назвала оба. Натали набрала номер Грузина. Трубку тут же сняли.

-Гриша, это я. Сережка только что выехал с Валькиного двора и поехал домой. А за ним следом поехала еще одна маши­на. Я думала, это твои люди. Потом увидела еще одну машину. В ней двое убитых парней. Похоже, что расстреляли твоих и поехали за Сережкой люди этого араба. Делай что-нибудь.

-Понял. Еду. Звони Валерке.

Грузин положил трубку. Натали набрала номер Валерки. Тот тоже ответил сразу же. Натали изложила ему то же, что и Гру­зину.

-Я разворачиваюсь и еду ему навстречу, — сообщил Валерка, не отключая мобильник. — А чего он поехал домой? Он же соби­рался на работу?

-Поскользнулся и упал в лужу.

-Опять лужа? — почему-то возмутился Валерка. — Позвони Се­режке по номеру 066 3456174. У него, во временном пользовании, мой служебный мобильник. Скажи пусть меняет курс и едет ко мне в ментовку. А я звоню своим. Все.

Натали набрала указанный Валеркой номер, и когда в трубке раздался Сережкин голос, облегченно вздохнула.

-Сережка, срочно меняй курс и едь прямиком в ментовку. Влетай в ворота. Там тебя будут ждать. У тебя на хвосте араб со своими людьми. Ребят Грузина, что тебя прикрывали, расстреляли в машине прямо в Валькином дворе. Ты без прикрытия и за тобой несутся убийцы.

-Понял. Спасибо. Я сейчас от всех оторвусь. Я на прос­пекте. Въеду во двор дома со шпилем и за гаражами через дво­ры выеду аж возле роддома.

-Попробуй. Перестройся в левый ряд, а потом резко сверни направо. Только аварию не устрой.

-Кого ты учишь?! — возмутился Сережка. — Все. Пока.

Натали набрала номер Грузина.

-Ну, что там? — выпалил он, услышав голос Натали.

-У Сережки Валеркин служебный мобильник. Номер 0663456174. Сейчас он на проспекте. Собирается уйти через двор дома со шпилем. Знаешь, там за гаражами есть незаметный проезд в со­седний двор, а оттуда, мимо старого детского садика, мимо химчистки, дворами к роддому. Если удастся обойти преследо­вателей хоть на две минуты, он уйдет. Я посоветовала ему пе­рестроиться в левый ряд. Эти тоже уйдут в левый. А перед са­мым этим домом он резко свернет вправо. Они не успеют и по инерции проскочат. Движение одностороннее. Пока вернутся, его уже и след простынет. Единственное чего я боюсь, чтоб не вле­тел при этом трюке в аварию.

-Я все понял, еду в этот район.

Только Грузин отключился, как позвонил Валерка. Натали пе­ресказала ему то- же самое. Валерка тоже помчался в сторону проспекта.

Натали положила трубку и отправилась в ванную мыть ноги. На работу все равно надо идти, хоть потоп, хоть землетрясение. У нее сегодня работы, как никогда. Хоть бы до конца рабочего дня разгрести. Она посмотрела на часы. Обеденный перерыв заканчивается через пять минут. Идти до работы — пятнадцать. В любом случае опоздает. Надо позвонить шефу, что задержится и не лететь сломя голову. Она так и сделала. Потом позвонила Валентине, и прика­зала никуда из дома не уходить. В случае надобности испол­нять роль диспетчера.

-Слушай, опять в Сережкиной судьбе сыграла роль лужа. Не шлепнись он в лужу, вы бы вместе уехали со двора, и ты бы не увидела убитых в машине. И неизвестно, чем бы это все кончилось, — вздохнула Валентина.

-Оно и так еще ничего неизвестно, — отмахнулась Натали. — Я пошла. Если, какие новости, звони и вводи в курс дела. Сяду работать рядом с телефоном. Мобильника у меня дома. Забыла. Номер мой рабочий помнишь?

-Я все всегда помню. Иди уже. Только сама смотри, в лужу не упади, — напутствовала Валентина.

Сережка вычислил машину, сидящую у него на хвосте без проб­лем. Перестроился в левый ряд и включил левый поворот. Прес­ледователи сделали то же самое. Сережка выбрал момент, когда справа от него образовалось достаточное пространство, чтобы проскочить перед носом у рядом идущей машины и тут же рванул вправо. А через десять метров свернул во двор дома со шпилем. Преследователи пролетели вперед. Все. Теперь уже можно не дергаться. Не все местные знают эти фокусы. А об иностранцах и речи быть не может. Он без помех добрался до Валеркиного отделения.

Через несколько минут прибыли и Ва­лерка с Грузином.

-Это просто удача, что Натали увидела хвост и поняла, что это не мои люди, — покачал головой Грузин. — А за моих людей эти падлюки ответят. Думай Валера, как донести информацию о Се­режке, не используя этих гадов. Я их всех закопаю здесь.

-Ты же помнишь, что ребята из Интерпола говорили. Если этих убить, сюда начнут стекаться все их папы, дяди, братья, племянники и так далее. И мы замучаемся бороться с родственничками. Это же такие падлюки…

-А хрен с ними! Пусть стекаются. Всех перестреляю, до пя­того колена. Не-на-ви-жу! — зло сплюнул Грузин.

-Ладно, не кипятись раньше времени. Пока у нас их нет. И стрелять некого. Серега, загоняй-ка ты свою машину в бокс. Пусть постоит у нас. Поедешь с Алексеем на его машине. Так будет надежней и спокойней. Едь приводи себя в порядок. По­том заедете, возьмете Светку и в бар. А мы с Гришей кое-что сразу же здесь и обсудим.

Валера позвал уже знакомого Сережке сержантика. Ввел в курс дела, а сам, подхватив Грузина под руку, скрылся в здании.

Алешка уверенно вел машину, успевая внимательно поглядывать по сторонам.

-Ты их машину запомнил? — обратился он к Сережке.

-Запомнил. Интересно, где они машины берут? Тогда, нае­хать на меня пытались совершенно на другой.

-Берут напрокат в той же гостинице, где проживают. Там им все услуги оказывают. В день прокат стоит бешеные бабки. Короче, за те деньги, что хозяин машины получит от недельного проката, он может купить себе еще одну такую же. А если эту прокатную машину клиент разобьет, он заплатит ее стоимость, плюс, штраф. Нормально?

-Наши деньги для них мусор. Так что, не жалко и разбить машину. Значит, надо исходить из того, что машину жалеть не будут. Могут пойти на таран сознательно.

-Могут.

-Так, вон за тем знаком, давай направо. Моя улица вторая от трассы, но ты сворачивай в первую. Я скажу, где остановить­ся. В мой двор можно попасть через двор соседа с этой улицы.

-Ты прав. Если они тебя потеряли, где будут искать? Дома. Там наши ребята у тебя. Начальник связывался с ними, вроде бы пока все спокойно. Но ждать тебя могут на подступах к до­му.

-Интересно, а чего они не стреляли в меня во дворе, ког­да я шел к своей машине?

-Пока ты к нам добирался, ребята уже прибыли на место происшествия. Ну, туда, где людей Грузина расстреляли. Гово­рят, что в тебя тоже стреляли. Но ты же разве шел? Ты же скакал как горный козел. Выбирал сухие островки и сигал ту­да-сюда. Это получилась стрельба по македонски.

-Это как?

-Это когда стреляющий никак не может прицелиться, потому что его мишень бесконечно меняет местоположение в пространс­тве. Если бы они стреляли с автомата, сняли бы тебя очередью. А стреляли из пистолета с глушителем. А ты, то вправо, то влево, то вообще шлепнулся в лужу и уехал по ней за угол. Не хочу тебя сглазить, но ты везунчик. Есть такая категория лю­дей. Их Бог хранит…, а может Черт. Кто его знает, — хохотнул Алешка.

Они свернули в первую улицу и остановились возле дома, со­седствующего с Сережкиным, с тыльной стороны. На улице было тихо. Во дворе соседа, тоже, никого. Сергей с Алешкой пробрались в сад и через дырку в заборе попали в Сережкин сад. Бальзам сразу же увидел Сережку и прилип носом к металли­ческой сетке, отделяющей сад от двора.

-Боже, какой огромный! А чего такой худой? — уставился на пса Алешка.

-Беспризорничал. Девчонки с мусорки приволокли на днях.

-Ну и как он?

-Нормальный. Сразу понял кто хозяин. Что охранять. Где его территория. Вот как вся эта история закончится, повожу его к кинологу, пусть подучит маленько. Уже договорился с одним парнем. Грузин познакомил.

-А меня он пропустит? — с опаской глядя на собаку, поинте­ресовался Алешка.

-Да. Уже стал соображать, что если со мной, то трогать нельзя. А первые дни приходилось закрывать в палисадник. Но если ему что-то не понравится в поведении гостя, то тогда жди неприятностей. Говорят, правда, что эти собаки не грызут, а только заваливают человека. Но я пока не проверял.

Они вошли во двор. Бальзам тут же облизал Сережке физионо­мию, обнюхал Алешку и повел к дому. Алешка шел молча. Очевидно, боялся открыть рот. Вдруг это не понравится собаке. А проверять, как пес себя поведет, ког­да ему кто-то не понравится, Алешке не хотелось. По крайней мере, на своей шкуре. Как только они подошли к двери, дверь распахнулась, и на по­роге появился один из Валеркиных амбалов.

-А чего это вы с той стороны? — удивился он. — Через забор перелезли, что ли?

-Там у меня запасной ход есть, — отмахнулся Сережка.

Они все прошли в дом. Второй парень сидел у окна и через щель в шторе внимательно изучал улицу в какой-то прибор.

-Привет, вы что-нибудь ели, или сидите голодными?

-У нас с собой сухой паек, — не отрываясь от своего заня­тия, проговорил тот, что смотрел в окно.

-К чертям ваш паек. Сейчас борщ разогрею. Девчонки вчера наварили.

Сергей ушел на кухню греть еду собаке и всем собравшимся. У него вроде бы и память не плохая, но он никак не мог вспом­нить, кого из этих двоих парней зовут Миша, а кого Саша. На­до у Алешки спросить. Они же наверняка друг друга знают.

Алешка с мобильником в руках как раз появился на кухне. Он пытался дозвониться Валерке, но тот почему-то не отвечал.

-Что у них там, черт побери? Я уже переживать начинаю. Телефон же в кармане у него. Чего не отвечает?

-Может, отключил по какой-то причине. Позвони Грузину. Да, и напомни мне, пожалуйста, кто из этих ребят Саша, а кто Миша.

-Саша с черными волосами, а Миша вообще без волос, — шеп­нул Алешка и набрал номер Грузина. Его телефон тоже молчал.

-Серега, а кто в доме через дорогу живет? — прокричал Миша.

-Бабка старая.

-Что-то мне не нравится этот дом. Там человек пять мужи­ков. Снуют туда сюда по дому. Один прилип к окну и сечет за улицей, как и я. Грузин там своих не посадил, не знаете?

-Спросил бы, но не могу дозвониться.

-А ты позвони в кабинет шефу. Может они там, совещаются и мобильники отключили на время, что бы не отвлекали, — подал идею Саша.

Алешка позвонил на кабинет. Трубку снял Валеркин замести­тель. Сказал, что Валерка с Грузином в тире. Сейчас должны быть, с минуты на минуту. Какое-то новое оружие пристрелива­ют.

-Все понятно. Они там в наушниках. Канонада стоит нево­образимая. Поэтому оба и не отвечают, — объяснил он Сережке.

-А что за новое оружие? — поинтересовался тот.

-Понятия не имею. Что-то там американцы презентовали на наш отдел. По мне, так и отечественное неплохое. Лишь бы бы­ло.

Саша с Мишей ели по очереди. Один все время оставался у ок­на и наблюдал за соседним домом и за улицей.

Послышался скрип открываемой калитки и Бальзам сопроводил в дом Валентину и Натали.

-Ты же говорила, что работы невпроворот, — удивился Се­режка Наташиному появлению.

-Пришлось все бросить и приехать. Эта мартышка рвалась сюда, как на пожар. Все равно работать не давала. Каждые пять минут звонок. Пришлось забрать работу на дом. Закинули кипу бумаг ко мне домой и явились к тебе,- испепеляюще гля­нув на Валентину, доложила Натали. — Кстати, вначале улицы припаркована машина, очень похожая на ту, что помчалась сле­дом за твоей. Но мы зашли с другого конца улицы, поэтому рассмотреть толком не смогла. Далеко. Ты с ними не столкнул­ся?

-Мы с Алешей подъехали на соседскую улицу и сюда попали через сад. Так что, не видели. Сейчас выгляну.

-Я тебя выгляну! — притормозил его Алешка. — Сейчас перезвоню шефу и, судя по всему, отсюда надо срываться. Причем, всем. Что-то мощное затевается. Возможно, твой дом сотрут с ли­ца земли, забросав гранатами. Или…, не знаю что еще. Но мой нюх чует большие неприятности. Иди быстро приводи себя в порядок. Иначе, ты либо попадешь на встречу вот такой грязный, как чума болотная, либо не попадешь вообще.

Сережка, захватив чистую одежду, отправился в ванную. В этот момент как раз позвонил Валерка.

-Что там у вас? — поинтересовался он у Алешки.

-Не можем понять, но что-то происходит в доме напротив. Через улицу. Там пять каких-то мужчин к чему-то явно гото­вятся. И на въезде на Сережкину улицу стоит та самая машина, которая его гоняла. Мы не уверены, но Наташа с Валентиной говорят, что похожа.

-Холера! А эти что там делают? — рявкнул во всю глотку Ва­лерка.

Купание в канализации — это к счастью (часть 8): 12 комментариев

  1. Привет, Аленочка! Здрово ты главу закрутила! Восторг! И оборвала на самом интересном месте)))).

  2. Алёна! Я не разобралась как написать, что оценка произведения в целом заслуживает самой высокой оценки. Во всяком случае увлекательно, весело и по-доброму. Я буквально каждый день гоняю к тебе, чтобы скорее прочитать продолжение.
    С огромным уважением Зоя

  3. Страсти накаляются. Круто, как в боевиках девяностых годов…
    Что же легче: объяснить бандитам, что Сергей — это двойник их подельника, или отправить их на тот свет?
    Посмотрим-с 🙂

  4. Ну ничего себе! Трупы — налево и направо! Вот же ввязались «девчонки» в криминальную историю!

    Жду продолжения ))

  5. Ир, спасибо! Собиралась закинуть продолжение сегодня, но вот только до компа добралась. Некогда. Зато дети смотрю опять мне тут нащелкали, даже проголосовали… с моего же компа, охламоны. С улыбкой. Алена.

  6. Всё горячей и горячей…
    Но крЕпки нервы у врачей (то есть, у Серёжки) 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)