Кукла

На дворе стояла поздняя осень. Бледное утреннее солнце, изливаясь холодной желтизной на посеребрённую изморозью жухлую листву, совсем не грело. В воздухе пахло сыростью и холодом. Серая асфальтовая дорожка, местами украшенная овальными медальонами седовато-белёсых луж, где-то далеко за полоской чёрных металлических прутьев парковой изгороди соединялась с небом, низко свисавшим дымчатой тряпицей с тонких древесных ветвей.

В этот час в парке, кроме белок и серой кошки, словно растворившихся в унылом пейзаже чуть дремлющего мира, никого не было. Да и человек, тяжёлой походкой шагавший по узенькой ленточке асфальтовой дорожки, тоже был похож на невидимку. О его присутствии возвещали лишь тяжёлые шаги. Голый мир, объятый хрупкой тишиной и пронизанный призрачной дрёмой, сотрясался под ногами человека, чья походка безмолвно кричала от боли под тяжестью тревожных дум.

Смуглое лицо мужчины выражало глубокое разочарование и тоску. Взгляд его был холодным, как лёд, тяжёлым, как камень, и пустым, как космическая темнота. Казалось, что идущий человек пуст изнутри, что шагает лишь его оболочка.

Ещё пару шагов и мужчина остановился. Замер. В тёмных глазах потерянного человека на мгновение блеснул живой огонёк, преобразив весь его лик. Он что-то заметил. Что-то крохотное. Что-то, что ярким пятном выбивалось из пелены увядающих красок.

Оглядевшись и не обнаружив никого, мужчина как мог осторожно приблизился к розовому пятнышку и склонился над ним почти совсем по-детски, благоговейно. Может быть ему что-то вспомнилось? Что-то светлое из тех дней, когда он был ребёнком и душа его, свободная от порочных обязательств, умела трепетно и благостно преклоняться перед обыкновенным, воспринимая это как чудо?

Через каких-нибудь несколько секунд на большой мозолистой ладони мужчины лежала крохотная куколка с огромными нарисованными глазами. Её ручонки были протянуты в стороны, словно она стремилась объять целый мир.

Аккуратно сжав пальцы,  как-бы накрыв ими игрушку, черноволосый мужчина зарыдал. Не поднимаясь, он держал кулак с находкой у самого сердца и о чём-то безудержно плакал. Слёзы эти были так чисты и так искренни, что даже небо над ним просветлело, а дряблая листва, сбросив с себя тонкую ледовую корочку, заиграла золотистым переливом.  Это длилось не долго, но достаточно для того, что растопить призрачность дремлющей тишины.

Весь день найденная человеком кукла пролежала в тёмном душном кармане кожаной его куртки, а вечером была аккуратно посажена на детский стульчик в углу.

Жизнь текла своим чередом. Дни сменялись ночами, а крохотная кукла с большими чёрными глазами всё сидела в углу и никак не могла понять, почему она сидит тут совсем одна? Своей кукольной душой игрушечная девочка не знала, что было с нею прежде, но её нарядная одёжка напоминала ей свежесть осеннего дня, пахнущего молодым морозом.  В её нарисованных глазах всё ещё сохранялся образ седых облаков, а пластмассовые ручки всё ещё ощущали приятную, дышащую теплом, влажность опавшей листвы. Ей бы хотелось лучше вернуться туда, чем так долго и грустно сидеть тут, в углу,  лицом к стене.

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)