Как я снимал ЭТО.

Здесь нет убийств и трупов, а есть любовь и ласки

Коль нет вам восемнадцати, не суйте сюда глазки.

Пункт первый

Алёна потянулась, закинув руки за голову. Тонкая ткань халата заскользила от коленей к бёдрам и мой взгляд невольно устремился за этой заманчивой границей. Девушка звонко рассмеялась.

— Ты же, все равно, сейчас все увидишь.

— Сам процесс может быть привлекательнее цели, — оправдался я.

— Тебя очень удивила моя просьба? – как бы между прочим спросила девушка.

По интонации было ясно, что ожидается положительный ответ.

— Каждый заказ чем-то удивляет. Такого — у меня еще не было.

То есть — каждый пытается быть оригинальным, но только у тебя это получилось. Алёнка поняла комплимент правильно, и осталась довольна.

Я еще раз окинул комнату взглядом. Современные квартиры, словно создавались для фотографов. Низкие светлые потолки позволяли снимать с отраженным светом, без использования громоздких зонтов и отражателей. Лакированную мебельную стенку, почти непременный атрибут каждой квартиры, достаточно завесить простыней, и превратить дерзкие блики в мягкую подсветку. К пёстрому ковру можно крепить фоны, создавая глубокие складки, мелкую рябь или почти ровную поверхность при помощи обычных булавок. Как истинный павильонщик, я всё же ощущал определённый дискомфорт, оказавшись вне привычных стен и потолка. Однако, в данном случае, желание клиента — остаться в привычной обстановке, было важнее.

— Ты готов? – прервала мою задумчивость Алёнка.

— К работе и попойке я всегда готов. – давно заметил, что неуклюжие шутки, в малом количестве, создают доверительную, творческую атмосферу.

Мы вдвоём принялись за работу. Притащив из прихожей громоздкий кофр, я начал его распаковывать. Алёнка наносила последние штрихи на свой образ у зеркала.

— Только косметикой сильно не увлекайся, — заметил я. – Если, конечно, ты в ней не спишь.

— Тебе рассказать, как правильно фотографии делать?

— Не надо. Намек понял. Хотя, в данном случае твоя косметика такой же элемент фотографии, как…

— У-у-у… — Алёнка скривила лицо и выпучила глаза.

— Хоссподи, какая ж ты красавица-то! – охнул я. — Не делай так больше, а то я влюблюсь в тебя навеки.

Выставив свет и прикрутив камеру к штативу, я вышел покурить на балкон. И, занимался этим минут пятнадцать, прежде чем услышал призывный крик из комнаты.

— Я готова!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)