Новый замкомвзвод

Вспоминаю Чучукалова, когда он только прибыл к нам в батальон. Это был шустрый честный паренек низкого роста и худощавого телосложения. По началу, он ни с кем не спорил, все исполнял, что ему поручали. Со всеми солдатами своего призыва вел себя на равных, ни к кому не лез, не приставал с напрягами, чтобы выделиться перед дедами. Был острым на язык, но никого конкретно не высмеивал. Прослужив несколько месяцев и немного освоившись, Чучукалов стал прощупывать солдат своего призыва. Наезжая на товарищей базаром, он смотрел на их реакцию и делал выводы, кто есть кто. Выяснив кто лох, кто тормоз, а кто крепкий орешек, Чучукалов стал подначивать, и смеяться над лохами и тормозами. С теми же, кого он посчитал нормальными, он стал корефаниться. В итоге Чучукалов подружился с высоким Барейшиным и крепким Толстуновым. Прослужив еще некоторое время, Чучукалов стал прощупывать наш призыв, солдат отслуживших на полгода больше него. Также он подначивал обидной шуткой и смотрел на реакцию. Выяснив кто лох и тормоз, он стал их унижать и высмеивать. Поняв его тактику, я, как только Чучукалов подначил меня, тут же врезал ему кулаком в живот. Больше меня он подначивать не пытался и сконцентрировал свое внимание на других солдатах. Через время он уже стал пытаться напрягать солдат своего и нашего призыва, действуя при этом нагло, а иногда и с применением силы, соединившись с Барейшиным и Толстуновым. Таким образом, Чучукалов набрал достаточно авторитета, чтобы его начали уважать. Когда к нам в роту пришли новые духи, Чучукалов рьяно взялся их воспитывать. Причем воспитывал он сначала словами, а потом и кулаками. Результаты его воспитаний были идеальными – духи слушались старослужащих как шелковые. Конечно, за Чучукаловым стояли Барейшин, Толстунов и старослужащие Лисицын, Цыплич, Нагорнов, Ведьмаченко и другие, но первую скрипку все же играл он.
Мне Чучукалов импонировал своим умом, чувством юмора и неисчерпаемой энергией. Чуча, как  сокращенно называли Чучукалова, к тому моменту, как его поставили на сержантскую должность, отслужил почти полтора года. Его новое назначение позабавило дедов, а сержантов привело в восторг, потому что теперь появился крайний по части проведения утреннего осмотра, проверок личного состава и застроек в роте. К тому же Чучукалову можно было теперь доверить вести строй, что сержанты-деды очень не любили делать. И я их прекрасно понимал, так как сам несколько раз командовал строем, когда в роте не было ни одного сержанта – они все были в нарядах. Непростое это дело командовать ротой, марширующей в столовую через плац. Легко можно чего-нибудь напутать и стать посмешищем на глазах у всего батальона.
Во вторник после проведения занятий в учебном корпусе наша рота вышла из здания и стала строиться, чтобы пойти в казарму. Солдаты нехотя становились в строй, болтая между собой.
— Чуча, давай строй роту, — обратился к младшему сержанту Чучукалову разжалованный Ведьмаченко.
Чучукалов вышел из строя и скомандовал: «Становись!». Рота кое-как построилась и после команды: «Шагом, марш!», — отправилась нестройными шеренгами в расположение.
— Прямо! – Рявкнул из строя Ведьмаченко. Тут же послышались три четких строевых шага и рота выровнялась.
— Ты строже с ними будь, Чуча, — посоветовал Чучукалову Ведьмаченко.
— Прямо! – Тут же послышалась уверенная команда Чучукалова и духи отчеканили три строевых шага.
— Рота! – Последовала еще одна уверенная команда Чучукалова и рота пошла строевым шагом.
Только деды, идущие в последних шеренгах, не поднимали ногу и не чеканили шаг. Эту неуставную привилегию не мог нарушить даже Ведьмаченко, будучи старшим сержантом. Теперь же он шел рядом с нами в строю в последней шеренге и также не топал, лишь старался идти в ногу со всеми. Рота подошла ко входу в казарму и деды выскочив из строя рванулись к дверям.
— На месте! – Рявкнул Чучукалов, пародируя то ли Ведьмаченко, то ли кого-то из офицеров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)