ЛЮБА — ЛЮБОВЬ. Часть 4.

— Засиделась я у тебя. Домой пора! — тяжело поднимаясь из-за стола, сказала Вера.

— Да куда ты торопишься? Чего тебе там в твоем общежитии делать-то? Посиди еще, — попыталась удержать сестру Лиза. — Сейчас Дима с Татьяной вернуться, чаю еще попьем.

— Не уговаривай. Я и так две чашки выпила. Дурно, что-то, уф!

— Сколько тебе осталось ходить? – умиленно глядя на огромный Верин живот, спросила Лиза.

— Да не скоро еще. Недели через две. А ты случайно нашим не проговорилась про меня?

— Мы же с Дмитрием обещали тебе, когда родишь, тогда и скажем всем. Только ты нам обязательно сообщи, когда начнется, мы приедем. Поняла!? — помогая сестре одеться, строго сказала Лиза. – Обязательно!!!

Вера ничего не ответила, а только нахмурилась и махнула рукой. Выйдя из общежития на улицу, она неожиданно ощутила какую-то покалывающую боль у себя в боку. Она остановилась, отдышалась. Боль стихла. Но, подойдя к автобусной остановке, девушка почувствовала, что покалывания возобновились, но уже внизу живота. Вере становилось все хуже и хуже. И вот когда боль стала совсем нестерпимой, она согнулась и застонала.

— Смотрите! Смотрите, девушке плохо! Что с ней!? Она беременная! Может, схватки начались!? — кричали со всех сторон обступившие ее люди. – Скорую нужно! Скорую!

— А ты что же родственников ждать не будешь? – протягивая Вере новорожденного ребенка, спросила медсестра.

— Я им не успела сообщить, — сухо ответила девушка и вышла из роддома.

С ребенком на руках Вера медленно шла по улице, напряженно о чем-то думая. И вдруг остановилась и, резко повернув назад, решительно направилась к автобусной остановке и села в рейсовый автобус. Всю дорогу она ни разу не взглянула на малыша, который, мирно посапывал у нее на коленях. Проехав несколько остановок, Вера вышла у той самой больницы, в которую ее когда-то доставили в обморочном состоянии, и где она встретила свою мать. Еще тогда слова заведующей о девушке, отказавшейся от своего дитя, запали ей в душу. Она долго думала и решила, что сделает так же, отвезет малыша в эту больницу, а дальше пусть они соображают, куда его в детский дом или еще куда.

Но чем ближе Вера подходила к больнице, чем страшнее ей становилось. И вот у самого входа она замешкалась, ее мучили сомнения в правильности своего поступка но, потоптавшись немного и все-таки не передумав, она сделала глубокий вздох и робко открыла дверь. В приемном покое никого не было.

— Это даже и к лучшему, — подумала Вера. — Никому ничего объяснять не нужно.

Она положила ребенка на стол, вынула из кармана записку и, сунув ее в одеяльце к малышу, быстро вышла на улицу.

А в это время Иван и Люба шли по коридору той самой больницы, и вид у обоих был очень удрученный.

— Я же тебе говорила Ванюша! Зря мы сюда приехали, — сокрушалась Люба. — Ничего не получиться. Никогда память у меня не восстановиться.

— Люба! Ты не должна так говорить! Ты должна верить! Сегодня ничего не вспомнила, завтра вспомнишь, — успокаивал ее Иван, хотя, честно говоря, и сам уже мало в это верил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)